Фрэнсис Бэкон, пожалуй, один из самых мрачных художников ХХ века. При этом его полотна неизменно хочется рассматривать. Человеческие фигуры кисти Бэкона в лучшем случае напоминают странные, «размазанные» фантомы, в худшем — хаотичные куски мяса (художник действительно не раз попадал под воздействие снимков боен и разделанного мяса). При этом однажды Бэкон умудрился сказать, что считает «мрачноватыми» полотна абстрактных экспрессионистов, безобидные на фоне его собственных работ. Неудивительно, что одним из главных поклонников художника стал Дэмиен Херст, известный своими расчлененными акулами и коровами.

Впрочем, творчество живописца вовсе не о деформации плоти или уродстве. Бэкон изображает трагичность существования, метания души, боль утраты, а порой просто экспериментирует с формой, пытаясь одновременно изобразить различные состояния и восприятия окружающего мира. Один из излюбленных жанров британца — триптих. К 105-летию Фрэнсиса Бэкона мы решили вспомнить его знаковые работы.


5 триптихов Фрэнсиса Бэкона (фото 1)

«Три этюда к фигурам у основания распятия». 1944

«Три этюда…» — первый и, пожалуй, самый известный триптих Фрэнсиса Бэкона. Художник избирает библейский сюжет и форму, традиционную для церковной живописи, будучи убежденным атеистом. Его герои — гротескные, пугающие фигуры, аморфные сероватые монстры с острыми зубками. Каждый из них выражает плач, вопль, тоску. Отказавшись от изображения людей, Бэкон максимально обобщает тему. На это рассчитан и оранжевый фон, который избавляет полотно от конкретных декораций и контекста. Сам сюжет распятия тоже условен: картина была написана в 1944 году, когда мир был потрясен ужасами войны. Получилась работа о страдании и ответственности человека за него вне времени и пространства. Триптих оказался очень оригинальной формой — в последующие годы Бэкон взял этот формат на заметку.

В 40-е: в начале 40-х молодой Бэкон, освобожденный от военной службы из-за хронической астмы, был призван в отряд гражданской обороны. В эту эпоху художник всерьез увлекается живописью. «Три этюда…», выставленные в 1945 году в галерее Лефевр, производят настоящую сенсацию. С 1946 года Бэкон участвует в крупных групповых выставках, продает свои первые картины. В 1949 году нью-йоркский МоМА приобретает для своей коллекции «Картину 1946». До 1950 года Бэкон живет в Монте-Карло, предаваясь страсти к азартным играм.


5 триптихов Фрэнсиса Бэкона (фото 2)

«Три этюда головы человека». 1953

Бэкон понимает, что триптих — отличный формат не только для абстрактных сюжетов, но и портретных работ. Впрочем, даже изображая конкретных людей (Люсьена Фрейда, Изабель Росторн, Джорджа Дайера и других), художник старается передать переживания человека вообще. Вплотную портретами Бэкон начнет заниматься с 60-х годов. «Три этюда головы человека» — предтеча будущих шедевров Бэкона-портретиста. Работа 1953 года напоминает раскадровку киноленты, скриншоты самых выразительных моментов какого-то фильма или «испорченные» смазанные снимки, которые делают в полицейском участке. Перед нами предстает один и тот же человек в разных ракурсах, позах, состояниях. Бэкон пытается отойти от статичного, фотографического представления о человеке, изобразить впечатление, возникающее при живом общении, когда люди говорят, выражают эмоции мимикой и жестами.

В 50-е: Бэкон возвращается в Лондон, несколько месяцев преподает в Королевском колледже искусств, начинает работать над знаменитой серией полотен по мотивам «Портрета папы Иннокентия Х» кисти Веласкеса. В 1954 художник представляет Великобританию на 27-й Венецианской биеннале. В 1957 году в Париже проходит первая персональная выставка Бэкона. А в 1959 живописец принимает участие в Documenta II и 5-й биеннале в Сан-Паулу.


5 триптихов Фрэнсиса Бэкона (фото 3)

«Три фигуры в комнате». 1964

На этот раз в центре внимания художника — пластика человеческого тела. Бэкон сталкивает вечные переживания человека и повседневность: его герои праздно лежат на кушетке, сидят на унитазе. Даже в столь прозаичной обстановке художнику удается передать трагичное состояние души: на это работают приглушенный, болезненно-зеленоватый фон, пустое пространство, в котором люди кажутся маленькими и беззащитными, изломы обнаженных тел, выполненных в несколько трупных, синюшных тонах.

В 60-е: Бэкон обзаводится постоянной мастерской, в которой десятилетиями будут рождаться его шедевры. Tate Gallery устраивает в 1962 году первую ретроспективу художника, а в 1963 в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке открылась его первая американская выставка. В том же году Бэкон знакомится со своим возлюбленным и источником вдохновения Джорджем Дайером. В 1968 году художник впервые побывал в Нью-Йорке.

5 триптихов Фрэнсиса Бэкона (фото 4)

Триптих «Май-июнь 1973». 1973

Этот триптих — одна из немногих сюжетных работ Бэкона, основанных на реальных событиях.


а посвящена смерти Джорджа Дайера, любовника художника. В октябре 1971 года в Гран-Пале в Париже открылась большая ретроспектива, представившая более 100 полотен Бэкона. Дайера нашли мертвым в номере отеля накануне вернисажа. Его смерть стала большой трагедией для Бэкона и не раз возникала в последующих работах художника. Для того чтобы покончить с собой, Дайер выбрал очень «бэконовское» место — уборную. На первой «створке» триптиха умирающий мужчина сидит на фаянцевом стульчаке, подобно первой из «Трех фигур в комнате», на втором полотне в свете тусклой лампочки Дайер отбрасывает жутковатую инфернальную тень, а на правой части работы — нависает над раковиной, на месте которой два «кадра» назад располагался унитаз (очередная фирменная условность художника). Абсурдность подобных декораций лишь подчеркивает трагический финал жизни человека.

В 70-е: Бэкон теряет Джорджа Дайера, но в 1974 году встречает Джона Эдвардса, нового спутника жизни и впоследствии своего наследника. В 1975 художник знакомится с Энди Уорхолом. Работы Бэкона выставляются в Мадриде, Барселоне, Мехико.

5 триптихов Фрэнсиса Бэкона (фото 5)

«Этюд к автопортрету». 1985—1986


Героями триптихов Фрэнсиса Бэкона становились абстрактные эмоции, обобщенные человеческие лица, его близкие друзья. Наконец, в триптихе 1985—1986 годов художник изображает самого себя. Он и раньше создавал автопортреты, однако эта работа, одна из поздних, служит своеобразной кульминацией творческого пути Бэкона. Если сравнить триптих 1944 года с «Этюдом к автопортрету», становится видно, как изменился «почерк» художника: на смену жестким, несколько рваным мазкам оранжевого фона первой работы приходит монохромное, гладкое исполнение второй. Как и монстры с «Трех этюдов…», художник устроился на стуле, безуспешно пытаясь занять удобное положение. Тело все же не самый удачный сосуд для мятежной души.

В 80—90-е: В 1988 году работы Бэкона выставляют в Третьяковской галерее. В 1990 художник посещает выставку обожаемого Веласкеса в мадридском Музее Прадо. Фрэнсис Бэкон ушел из жизни в 1992 году.

Источник: www.buro247.ru

Сын конюха

Фрэнсис бэкон фото
Ф. Бэкон. Кричащая голова. 1952. Йельский центр Британского искусства, Нью-Хейвен

Как водится, все началось еще в детстве. Френсис Бэкон родился в Дублине, в семье бывшего военного. Глава семейства Эдвард Бэкон владел большой конюшней и был настоящим деспотом. Он держал в страхе всю семью, требуя от детей беспрекословного послушания. Частенько эта строгость доходила до настоящей жестокости. Младшее поколение Бэконов регулярно пороли. А больного астмой Френсиса отец заставлял охотиться на лис, несмотря на то, что каждый раз столкновение с животными вызывало новые приступы болезни.

Но настоящая трагедия разразилась, когда отцу стало известно о гомосексуальности Френсиса. Мечтавший сделать из сына «настоящего мужчину», Эдвард Бэкон совершенно рассвирепел, обнаружив его переодетым в женскую одежду. Френсиса Бэкона с позором выгнали из дома, детство кончилось.

Освободившись от домашней тирании, молодой человек отправился в Лондон. Там он с головой погрузился в богемную жизнь: дорогие рестораны, многочисленные любовники, азартные игры и алкоголь. Словно наперекор отцу, он пустился во все тяжкие. И профессию выбрал себе совершенно не респектабельную – Френсис решил стать художником!

Фрэнсис бэкон фото
Ф. Бэкон. Живопись 1946. Нью-Йоркский музей современного искусства (МоМА), Нью-Йорк

Папа Римский


Живописи Френсис Бэкон, впрочем, никогда не учился. Ко всему, что он умел, он пришел самостоятельно. Единственными его учителями были великие художники прошлого. Бэкон бесконечно перелистывал альбомы с иллюстрациями, разглядывая картины Веласкеса, Пуссена, Рембрандта, Энгра и Микеланджело. Его собственные работы 1940-1950-х годов стали вариациями на тему любимых художников.

Самые известные среди них – это парафразы картины Диего Веласкеса «Портрет Папы Иннокентия X». Бэкон считал этот портрет одним из величайших произведений искусства и рисовал его бесчисленное количество раз. Как признавался художник, больше всего его занимали роскошные красные оттенки папского одеяния и фона.  Хотя не исключено, что причина была не только в «роскошных красных». Рисуя Папу Римского, Бэкон изживал мучительные воспоминания о собственном отце.

Фрэнсис бэкон фото
Ф. Бэкон. Эскиз портрета Папы Иннокентия X. 1954. Частная коллекция

Фрэнсис бэкон фото
Ф. Бэкон. Эскиз портрета Папы Иннокентия X. 1989. Частная коллекция

На первый взгляд, кажется, что Бэкон действительно подражает Веласкесу: очертания фигуры, ракурс, сюжет повторяют оригинальный портрет Иннокентия X. Но в действительности на картинах Бэкона почти ничего не осталось от Веласкеса. У Бэкона Папа окрасился в тревожные фиолетовые и грязновато-красные оттенки, а лицо заменила искаженная криком гримаса. У Веласкеса парадный портрет Папы – это прежде всего рассказ о его высоком статусе. Под пышным одеянием совершенно потерялось тело Иннокентия. Да и разве оно важно, если речь идет о самом духовном лице в мире – самом Папе Римском?

Бэкон перевернул все с ног на голову. Ему совершенно не важны ни статус, ни характер Папы. Все это ушло на второй план перед главной эмоцией картины – криком. Папа Бэкона весь превратился в этот крик: исчезли глаза, а лицо заполнил огромный разинутый рот. Кажется, что заточенная плоть наконец вырвалась наружу, и животное начало подчинило себе все остальное. Здесь Папа – больше не глава Римской католической церкви и не хитрец с портрета Веласкеса. У Бэкона Папа – это просто животное, животное из плоти и крови.


Еще одна любопытная деталь: Бэкон рисовал своего Папу по открыткам и репродукциям. Самой картины Веласкеса художник так и не увидел. Даже когда Бэкон приехал в Рим, где хранился портрет кисти Веласкеса, он отказался идти в галерею, потому что испугался встретиться лицом к лицу с оригиналом.

Источник: zimamagazine.com

В семье английского философа XVI века Фрэнсиса Бэкона (1561-1626) одного из рождавшихся мальчиков обязательно называли Фрэнсисом. И вот через 300 лет в Англии родился художник Фрэнсис Бэкон (1909-1992), проповедовавший философию уродства в искусстве. Хотя по-польски URODA – это красота!

1944 Три этюда к фигурам у подножия распятия. Триптих. Х, паст, м. 94×222 см Гал Тейт Бритен (700x294, 88Kb)
Фрэнсис Бэкон (1909-1992). Три этюда к фигурам у подножия распятия. Триптих. 1944 г.
Холст, пастель, масло. 94х222 см. Галерея Тейт Бритен, Лондон.


Фрэнсис Бэкон (1909-1992) — английский художник-экспрессионист, мастер фигуративной живописи. Фрэнсис Бэкон создавал тревожные и пугающие образы, основанные на трансформациях человеческого лица и тела. Его любимые темы — крик, страдание, потеря, смерть. Характерная форма — триптих. Законченные картины Бэкон часто называл «этюдами» или «набросками». Несколько картин Бэкона фигурируют в списке самых дорогих: в 2013 году его работа «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» была продана за 142,4 миллиона долларов.

ФОТО Фрэнсис Бэкон (фото Джон Дикин. 1952) 2 (495x700, 104Kb)
Фрэнсис Бэкон. Фото Джона Дикина, 1952 г.

Фрэнсис Бэкон родился 28 октября 1909 г. в Дублине, в Ирландии.
Первым папой, которого Фрэнсис Бэкон заставил кричать, был его собственный. Эдвард Бэкон происходил из старинного и знатного рода, он был потомком того самого Фрэнсиса Бэкона, лорд-канцлера Англии, философа, основоположника эмпиризма. В 1909-м, когда родился Фрэнсис-младший, Эдвард Бэкон жил в Дублине, где разводил и объезжал скаковых лошадей. Он с детства приучал сына к верховой езде. Фрэнсис же изо всех сил старался держаться подальше от конюшен — астматик, рядом с лошадьми и собаками он попросту задыхался. С началом Первой мировой Бэконы переехали в Лондон — капитан Эдвард Бэкон получил должность в военном министерстве. В 1918-м они вернулись в Ирландию, но из-за гражданской войны были вынуждены постоянно переезжать с места на место, и начальное образование Фрэнсиса ограничилось двумя классами муниципальной школы.
Фрэнсис кашлял, на лице отца все отчетливей проступало разочарование: слабый женственный мальчик не подавал больших надежд. Не был он близок и с матерью — воспитанием пятерых детей Бэконов (у Фрэнсиса было две сестры и двое братьев) по большей части занималась няня Джесси Лайтфут. Гримаса раздражения уступила место брезгливой ярости после того, как капитан Бэкон застал сына перед зеркалом в мамином белье.
Когда Фрэнсису исполнилось 17, отец отослал его в Лондон. Юноша жил в столице на 3 фунта в неделю, которые высылала ему мать. Читал Ницше. Перебивался мелкими кражами и случайными заработками: пробовал силы в качестве домашней прислуги, работал в магазине (разумеется, женской) одежды. Саркастичный, острый на язык юноша, он нигде не задерживался надолго. Вскоре Фрэнсису Бэкону пришлось осознать и принять два факта. Первый: он стремительно опускается на живописное лондонское дно. И второй: живописное лондонское дно ему по душе.
1925 Кадр из Броненосца Потемкина 2 (700x350, 107Kb)
Кадр (1) из кинофильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», 1925 г. и
один из этюдов Папы по Веласкесу Фрэнсиса Бэкона, 1950-е гг.
1925 A baby in a carriage falling down the Odessa Steps. Кадр из Брон Потемкин Эйзенштейна (700x553, 90Kb)
Кадр (2) из кинофильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». 1925 г.
1929 Акварель. 1929 г. Бум, акв, гуашь, тушь и кар. 21х14 см. ЧС (461x700, 106Kb)
«Акварель». 1929 г. Бумага, акварель, гуашь, тушь и карандаш. 21 х 14 см.
Частное собрание.
1929 Гуашь. (501x700, 109Kb)
«Гуашь». 1929 г. Бумага, гуашь, темпера, акварель. 35,5 х 25 см.
Частное собрание.

В 1927 г. Эдвард Бэкон предпринял отчаянную попытку вернуть сына к «нормальной» жизни. Он настоял, чтобы Фрэнсис поехал на полгода в Берлин вместе с Сесилом Харкот-Смитом — родственником по материнской линии. Сесил обладал внешностью и повадками образцового самца. Кроме того, он тоже был коннозаводчиком и отставным офицером — Эдвард не сомневался, что такая компания повлияет на его непутевого сына самым положительным образом.
«Дядя» оказался не самых честных правил: Сесил Харкот Смит вступил в связь с юным Бэконом практически сразу по прибытию в Берлин. Хуже того, в Берлине Фрэнсис посещал ночные клубы, смотрел фильмы Фрица Ланга и Сергея Эйзенштейна, общался с богемной публикой — конечно, вскоре он ощутил творческий зуд. Из Берлина Бэкон уехал в Париж, где побывал на выставке Пикассо, которая окончательно снесла ему голову. Последние надежды капитана Эдварда Бэкона рухнули: Фрэнсис решил стать художником.
В 1929 году Фрэнсис Бэкон вернулся в Лондон. Вместе со своей верной няней Лайтфут и состоятельным любовником Эриком Холлом он основал небольшую компанию, специализировавшуюся на дизайне интерьеров. Большого успеха эта затея не имела, хотя некоторые работы Бэкона-дизайнера были упомянуты в журнале «The Studio» как примеры «1930 года в британском декоративном искусстве». В это же время он впервые попробовал писать маслом. В 1933 г. он впервые продал свою картину — «Распятие». Окрыленный этим успехом, Бэкон решился на персональную выставку, но тотчас получил щелчок по носу: нулевые продажи, негативная рецензия в «Таймс». В 1936 г. кураторы Международной Сюрреалистической выставки отвергли его работы, поскольку сочли их «недостаточно сюрреалистическими». Разочарованный художник уничтожил практически все, что успел нарисовать к тому моменту, и некоторое время не притрагивался к холсту.

1930 PAINTED SCREEN, Триптих. 183 × 61 cm ЧС (700x695, 116Kb)
Живописный экран (Painted Screen). Триптих. 1930 г. Фанера, масло. 3х183х61 см. Частное собрание.
1929-1930 Живопись. 91.5 x 60.6cm. (471x700, 100Kb)
Живопись. 1929-1930 гг. Холст, масло. 91,5×60,6 см. Частное собрание.
1930 Портрет. Ьумага, накл на карт, паст. 40х32 см. ЧС (563x700, 101Kb)
Портрет. 1930 г. Бумага, наклеенная на картон, пастель. 40х32 см. Частное собрание.
1933 Распятие (498x700, 88Kb)
Распятие. 1933 г. Холст, масло. 62×48,5 см. Частное собрание.
1933 После Пикассо Танец (519x700, 120Kb)
После Пикассо, «Танец». 1933 г. Бумага, мел, пастель, перо, тушь, уголь, карандаш. 64х48 см.
Частное собрание.
1933 Распятие. Х м 44×34 см ЧС 2 (498x700, 101Kb)
Распятие. 1933 г. Холст, масло. 44х34 см. Частное собрание.
1933 Композиция (Фигура). 1933 г. Бум, накл на карт, паст, тушь, перо. 53,5х40 см. Abelló Collection, Мадрид. (527x700, 104Kb)
Композиция (Фигура). 1933 г. Бумага, наклеенная на картон, пастель, тушь, перо. 53,5х40 см.
Abelló Collection, Мадрид.
1933 Композиция (Фигура). Бум, паст, тушь, перо. 52,5х40 см. Collection Triton Foundation, Роттердам. . (527x700, 132Kb)
Композиция (Фигура). 1933 г. Бумага, пастель, тушь, перо. 52,5х40 см.
Collection Triton Foundation, Роттердам.
1933 Композиция. 1933 г. Бум, яичная темп, тушь, кар, перо. 52,2x39,7см. Собрание семьи Генри Мура. (536x700, 158Kb)
Композиция. 1933 г. Бумага, яичная темпера (?), тушь, карандаш, перо. 52,2×39,7 см.
Собрание семьи Генри Мура.
1934 Угол студии. Бум, тушь, перо. 52,7x39,8 см. ЧС. (532x700, 138Kb)
Угол студии. 1934 г. Бумага, тушь, перо. 52,7×39,8 см. Частное собрание.
1934 Интерьер комнаты. Холст, масло. 112х86,5 см. ЧС. (498x700, 121Kb)
Интерьер комнаты. 1934 г. Холст, масло. 112х86,5 см. Частное собрание.
1935 Фигуры в саду. Х, м, яичная темп, воск. 112х86,5 см. Галерея Тейт Бритен, Лондон. (700x561, 87Kb)
Фигуры в саду. 1935 г. Холст, масло, яичная темпера, воск. 112х86,5 см.
Галерея Тейт Бритен, Лондон.
1936 Интерьер студии. Бум, паст, кар. 23,5х35 см. ЧС. (700x463, 139Kb)
Интерьер студии. 1936 г. Бумага, пастель, карандаш. 23,5х35 см. Частное собрание.
1936 Абстракция. (536x700, 179Kb)
Абстрактная композиция. 1936 г.
1936 Абстрактная композиция из человеческих форм. (548x700, 181Kb)
Абстрактная композиция из человеческих форм. 1936 г.

В 1940 г. умер отец Эдвард Бэкон. Фрэнсис (его братьев к тому времени уже не было в живых), распорядился обставить похороны настолько скромно, насколько возможно. Началась Вторая мировая война. По причине слабого здоровья Бэкона не призвали в регулярную армию, но он добровольно служил в частях гражданской обороны до тех пор, пока это позволяла его астма.
В 1943 г. Бэкон вместе с Эриком Холлом поселился в Южном Кенсингтоне, в доме, где в прошлом жил и работал Джон Эверетт Милле. Крыша сохранилась лишь эпизодически, но в целом дом неплохо пережил бомбардировки — Бэкону удалось приспособить под студию старый бильярдный зал. Неизменная няня Лайтфут, ввиду отсутствия альтернативы, спала на кухонном столе. Здесь же с ее благословения Бэкон и Холл обустроили нелегальное казино. У этой няни не нужно было спрашивать. Кружка, рулетка и другие необходимые в быту вещи были у нее всегда под рукой.
Первый успех настиг Фрэнсиса Бэкона в 1945-м. В лондонской The Lefevre Gallery состоялась выставка, на которой, кроме тогда еще безвестного Бэкона, экспонировались Грэм Сазерленд и Генри Мур. Брызжущая животной агрессией, во всех смыслах кричащая, воспаленная и бескомпромиссная работа «Три этюда к фигурам у подножия распятия» (1944) сходу поделила реальность на «до» и «после». Она мало кому понравилась. Впрочем, никто не сомневался: Бэкон — явление, с которым отныне придется сосуществовать и считаться.

1944 Три этюда к фигурам у подножия распятия. Триптих. Х, паст, м. 94×222 см Гал Тейт Бритен (700x294, 88Kb)
Три этюда к фигурам у подножия распятия. Триптих. 1944 г. Холст, пастель, масло. 94 х 222 см.
Галерея Тейт Бритен, Лондон.
1944 Три урока арифметики у подножия креста. Средняя састь трптиха (540x700, 40Kb)
Три этюда к фигурам у подножия распятия. Триптих. Центральная часть. 1944 г.
Холст, пастель, масло. 97х74 см. Галерея Тейт Бритен, Лондон.
1944 Без названия (555x700, 122Kb)
Фурия. Три этюда к фигурам у подножия распятия. Триптих. Правая часть. 1944 г.
Холст, пастель, масло. 97х74 см. Галерея Тейт Бритен, Лондон.
1945 Человек в кепке (Man in a Cap). Фибролит, м. 94х73,5 см. ЧС (530x700, 172Kb)
Человек в кепке (Man in a Cap). 1945 г. Фибролит, масло. 94х73,5 см. Частное собрание.
1945 Фигура в пейзаже 144.8×128.3 см Гал Тейт, Ливерпуль (622x700, 202Kb)
Фигура в пейзаже. 1945 г. 144,8х128.3 см. Галерея Тейт Бритен, Лондон.
1945-1946 Figure Study I. Холст, масло. 123х105,5 см, Эдинбург. (600x700, 69Kb)
Фигура в студии I. 1945-1946 гг. Холст, масло. 123 х 105,5 см.
Шотландская национальная галерея современного искусства, Эдинбург.
1946 Figure Study II (Магдалена) (609x700, 191Kb)
Фигура в студии II. 1945-1946 гг. Холст, масло. 145 х 129 см.
Художественная галерея Хаддерсфилда, Англия.
1946 Картина. 198х132 cm. МСИ, Нью-Йорк (МОМА) (464x700, 148Kb)
Живопись. 1946 г. Холст, масло, пастель. 198 х 132 см.
Музей современного искусства, Нью-Йорк (МОМА)
1948 Голова I. 103х75 см. Карт, м, темп. Музей Метрополитен, Нью-Йорк. (515x700, 132Kb)
Голова I. 1948 г. Картон, масло, темпера. 103 х 75 см.
Музей Метрополитен, Нью-Йорк.
1949 Head II. Х, м. 80,5х65 см. Музей Ольстера, Белфаст. (557x700, 60Kb)
Голова II. 1949 г. Холст, масло. 80,5х65 см. Музей Ольстера, Белфаст.
1949 Head IV . Х, м. 82х66 см. ЧС (560x700, 118Kb)
Голова IV (Человек с обезьяной). 1949 г. Холст, масло. 82 х 66 см.
Частное собрание.
1949 Head VI. Х, м. 91,4х76,2 см. Кол Совета Искусств, Южный банк, Лондон. (578x700, 245Kb)
Голова VI. 1949 г. Холст, масло. 91,4 х 76,2 см.
Коллекция Совета искусств, Южный банк, Лондон.

Год спустя Фрэнсис продал свою картину «Живопись 1946» — в некотором роде «досрочную» антологию своих классических кошмаров. И (прихватив любовника и няню) отправился в Монте-Карло — проматывать гонорар в 200 фунтов. Здесь с Бэконом произошел эпизод, сыгравший не последнюю роль в становлении его творческой манеры. По большей части в Монте-Карло Фрэнсис Бэкон пил и играл в рулетку. Но время от времени он все же ощущал потребность что-нибудь написать и брал в руки кисть. Однажды, проигравшись в пух и прах, Бэкон обнаружил, что у него нет ни холста, ни денег, чтобы его купить. Он взял какую-то неоконченную картину, перевернул ее и стал писать с обратной стороны холста. Незагрунтованный холст быстро и необратимо впитывал краску — работать приходилось стремительно и точно. Это бодрило. Это дисциплинировало. Это делало мазки авторскими и узнаваемыми. С тех пор Бэкон всегда работал так, независимо от того, выпадал ему чет или нечет.

1950 Painting (461x700, 133Kb)
Живопись. 1950 г. Холст, масло. 198х132 см. Художественная галерея Лидса, Англия.
1950 Фрагмент Распятия (546x700, 169Kb)
Фрагмент распятия. 1950 г. Холст, масло, хлопок. 140 х 108,5 см.
Музей Ван Аббе (Van Abbemuseum). Эйндховен, Нидерланды.
1950 По Веласкесу (474x700, 117Kb)
Этюд по Веласкесу. 1950 г. Холст, масло. 198 х 137 г.
Коллекция Стивена и Александра Коэна.
1951 Люсьен Фрейд (476x700, 76Kb)
Портрет художника Люсьена Фрейда (1922-2011). 1951 г. Холст, масло, песок. 198х137 см.
Художественная галерея Уитворта, Манчестерский университет.
1951 Pope I (Study after Pope Innocent X by Diego Velázquez) (485x700, 45Kb)
Папа I (Этюд к картине Диего Веласкеса «Папа Иннокентий Х»). 1951 г. Холст, масло. 198х137 см.
Художественная галерея Абердина, Шотландия.
1951 Папа II. Х м 198х137 см. Кунстхалле, Мангейм 2 (481x700, 124Kb)
Папа II. 1951 г. Холст, масло, песок. 198х137 см. Кунстхалле, Мангейм, Германия.
1952 Study for a Portrait (585x700, 129Kb)
Этюд для портрета. 1952 г. Холст, масло. 66 х 56 см.
Галерея Тейт Бритен, Лондон.
1952 Согнувшийся Обнаженный Х м 196.8×136.5 см ЧС (481x700, 156Kb)
Согнувшийся обнаженный. 1952 г. Холст, масло, хлопок. 196,8 х 136,5 см.
Частное собрание.
1952 Marching Figures, (483x700, 109Kb)
Марширующие фигуры. 1952 г. Холст, масло. 198,1 х 137,2 см.
Частное собрание.
1952 Слон преодолевает брод реки. Х м 198×137 см ЧС (489x700, 75Kb)
Слон, преодолевающий реку в брод. 1952 г. Холст, масло. 198 х 137 см.
Частное собрание.
1952 Собака ЧС (475x700, 90Kb)
Собака. 1952 г. Холст, масло. 199х138 см. Частное собрание.
1952 Собака. 198,1х137,2 см. Галерея Тейт Бриттен, Лондон. (490x700, 86Kb)
Собака. Этюд. 1952 г. 198,1х137,2 см. Галерея Тейт Бриттен, Лондон.
1953 Мужчина с собакой. Х м 152.4×116.8 см Худ гал Олбрайт-Нокс, Буффало (518x700, 121Kb)
Человек с собакой. 1953 г. Холст, масло. 152,4 х 116,8 см.
Художественная галерея Олбрайт-Нокс, Буффало.
1953 Две фигуры 152.7×117 см (528x700, 113Kb)
Две фигуры. 1953 г. Холст, масло. 152,5х116,5 см. Частное собрание.
1953 Эскиз обнаженного. Х м 61×51 см Центр визуальных иск-в Сейнсбери, Норвич (570x700, 171Kb)
Эскиз обнаженного. 1952-1953 г. Холст, масло. 61 х 51 см.
Центр визуального искусства Сэйнсбери. Норвич, Англия.

1953 Этюд к портрету папы Portrait of Innocent X, 1650. Galleria Doria Pamphilj, Rome. $ 53 млн. дол. (408x520, 102Kb) 1953 Этюд к портрету папы Иннокентия X. Х, м. 153cm x 118cm. Des Moines Art Center, Des Moines, Iowa (392x520, 125Kb)

1. Диего Веласкес (1599-1660). Портрет папы Иннокентия Х. 1650 г. Холст, масло. 140х119 см.
Галерея Дориа-Памфили, Рим.
2. Фрэнсис Бэкон (1909-1992). Этюд к портрету Диего Веласкеса «Портрет папы Иннокентия Х». 1953 г.
Холст, масло. 153х118 см. Центр искусств Де-Мойн. Айова, США.

ФОТО Blue Plaque, 7 Cromwell Place, Kensington, 1993 (581x489, 191Kb)
Памятная мемориальная доска Фрэнсису Бэкону и другим художникам на площади Кромвеля, 7.
Кенсингтон, Лондон. Доска установлена в 1993 г.

Андрей Зимоглядов

ИСТОЧНИКИ:
1. https://ru.wikipedia.org/Бэкон,_Фрэнсис_(художник)
2. https://www.francis-bacon.com/
3. https://www.tate.org.uk/art/artists/francis-bacon-682
4. https://artchive.ru/artists/4592~Frensis_Bekon
5. http://www.artcyclopedia.com/artists/bacon_francis.html

(Продолжение следует)

Источник: www.liveinternet.ru

«Здесь, в Монако, никто не интересуется искусством, и это, наверное, облегчение…» — писал Фрэнсис Бэкон в конце 1940-х годов. Сегодня искусство в Монако на каждом шагу, а ретроспектива Бэкона — одного из самых скандальных и дорогих художников XX века — главное событие лета.

Авторы выставки во главе с британским куратором, экспертом по Бэкону Мартином Харрисоном поставили себе амбициозную задачу: показать, как французская культура в целом и годы жизни в Монако в частности повлияли на творчество художника. Его мрачные, жестокие картины — зрелище не из приятных. Но куратор решил еще больше сгустить краски, придумав изощренную сценографию в духе театральных художников-реформаторов Адольфа Аппиа и Эдварда Гордона Крэга. Он ведет зрителя по всем закоулкам бэконовского мира — через страшные крики, душные клетки и распятия к вспышкам ярких красок, разодранным телам и уродливым лицам. Харрисон уверен, что монегасский период стал поворотным в карьере художника: «В Монако, где Бэкон постоянно жил с 1946 по 1949 год, он полностью пересмотрел свое представление об искусстве. Он нашел свою тему. Картин, написанных здесь, почти не сохранилось, но в 1949 году он окончательно сложился как художник человеческого тела, человеческого духа. И Монако, очевидно, сыграло решающую роль в этом становлении».

Доказательств у Харрисона немного, и собирать их пришлось по крупицам. Проводя экскурсию по выставке, он то и дело разводит руками, мол, поверьте мне на слово. Ведь дневники Бэкон презирал, разговоры про искусство частенько превращал в хохму, с картинами, особенно ранними, расставался без сожалений. Известно, что именно в Монако он начал писать своих властных диктаторов, своих «кричащих пап» — копии портрета папы Иннокентия X Диего Веласкеса. Делал он это исключительно по репродукциям — ни с оригиналами, ни позднее с натурой отношения у него не складывались. Даже оказавшись в Риме, он отказался смотреть на шедевр Веласкеса. И если до последнего времени первой работой в этой самой прославленной серии портретов Бэкона, которую он продолжал вплоть до 1970-х, считалась «Голова VI» (1949), то выставка предлагает неизвестного ранее «папу» — «Пейзаж с папой / Диктатор» (1946). Примечательно, что этих вязких, мрачных тиранов, лишенных всего святого, Бэкон писал при девственно чистом утреннем свете.

А вечером пускался во все тяжкие: Казино Монте-Карло стало его вторым домом. Играл он без удержу. Выигрыши тут же спускал на пьяные вечеринки с приятелями. Долги же до поры до времени оплачивали лондонские меценаты — каждый раз он просил аванс, сетуя на безвыходную ситуацию. Рулетка сопровождала его повсюду: и в мастерской на Сromwell Place в Лондоне, и в Wivenhoe под Колчестером. А сегодня искусительница хранится в Фонде Бэкона в Монако — также одном из организаторов выставки. Он был создан пару лет назад по инициативе местного бизнесмена и обладателя внушительной коллекции бэконовских произведений Маджида Бустани. Кстати, именно из-за своих проигрышей в Монако Бэкон начал писать на негрунтованной оборотной стороне холста — денег на новые холсты попросту не было. Эту привычку он сохранил на всю оставшуюся жизнь.

Что касается влияния французской культуры на творчество Фрэнсиса Бэкона, то тут вырисовывается достаточно четкая картина. Его путь в Париж лежал через Лондон и Берлин. Из отчего дома, который был то в Ирландии, то в Великобритании, он ушел в 17 лет. Отношения с авторитарным отцом у мальчика никогда не складывались. Бывший военный, занимавшийся разведением лошадей, не мог смириться с жеманностью сына. На праздниках Фрэнсис наряжался в платья, безвкусно увешанные жемчугами, ярко красил губы и томно потягивал мундштук. Однажды отец застал его перед зеркалом в нижнем белье матери — Фрэнсис не мог на себя налюбоваться. К слову, куратор Мартин Харрисон не исключает, что излюбленный мотив крика в творчестве Бэкона отсылает не только к «Избиению младенцев» Пуссена и «Броненосцу «Потемкин» Эйзенштейна, но и к вечной брани отца. В Лондон с Бэконом поехала няня Джесси Лайтфут. Сколько бы стран, домов и любовников ни сменил ее нерадивый воспитанник, она до последних своих дней оставалась при нем. Из Лондона с богатым приятелем он рванул в Берлин, а уже оттуда — в Париж. Свобода творчества, мысли и секса — вот чем станет для него французская столица. Никогда не учившийся живописи, не окончивший даже средней школы, Бэкон все свободное время проводил в музеях и на вернисажах. В первых — учился, на вторых — заводил знакомства. Его учителями станут Энгр, Пуссен, Сезанн, Ван Гог, Курбе, Боннар, Дега, Моне, Сутин, Роден, Джакометти и Пикассо — он жадно хватал ото всех по чуть-чуть. На выставке в Монте-Карло собраны 13 картин-двойников, которые образуют пары с произведениями Бэкона. Есть очевидные, как, например, скульптура Родена, открывающая тему манипуляций с человеческим телом, или клетки на рисунках Джакометти — в такие же будет запихивать своих героев и Бэкон. Есть неожиданные — например, «розовый» портрет Джона Эдвардса (многолетнего любовника и его главного наследника) перекликается с нежно-розовым «Портретом мадам Гийон» Мари Лорансен.

Но самая известная и подтвержденная самим Бэконом история про французское влияние связана с именем Пабло Пикассо (даром, что он был испанец). Рассказывают, что 17-летний самоучка Фрэнсис решил сделаться великим художником, когда увидел полотна знаменитого испанца на выставке в парижской галерее Поля Розенберга. Спустя каких-то 40 лет в Гран-Пале с помпой открылась ретроспектива Бэкона — он оказался вторым художником, получившим при жизни пропуск на главную выставочную площадку французской столицы. Первым был его кумир.

Триптих «Этюды человеческого тела» (1970), созданный специально для Гран-Пале, в Монако подается в исторических декорациях. Левая часть — интерпретация «Обнаженной в саду» Пикассо, центральная — Бельведерского торса, правда без мужских гениталий, с грудью, да не одной, а тремя, и зонтиком а-ля Моне, правая — «Нарцисс» Караваджо, также в женском обличье. А вот самого первого триптиха «Три этюда к фигурам у подножия распятия» (1944), с которого карьера Бэкона стремительно пошла вверх, на выставке, увы, нет. Зато есть его вторая версия 1988 года — вдвое больше оригинала и на огненно-красном фоне, из-за чего биоморфные, склизкие монстры кажутся еще более агрессивными. В поздних триптихах им на смену пришли не менее агрессивные, но все же лица. Писал их Бэкон не с натуры, а по фотографиям, и выглядят они как серия снимков, сделанных в фотоавтомате, — каждый щелчок фиксирует новое положение головы («Три этюда Генриетты Моралес», 1969, и «Три этюда для портрета Джорджа Дайера», 1964). Крупный профиль Дайера — его музы и любовника, который покончил с собой в Париже накануне открытия ретроспективы в Гран-Пале, узнается и на анонимных портретах. Знаменитый «Портрет мужчины, спускающегося по лестнице» (1972), написанный спустя год после его смерти, вынесен на афишу к выставке в Монако.

C особой гордостью Мартин Харрисон рассказывает об «Этюде быка» (1991) — последней незаконченной работе Фрэнсиса Бэкона. Он отыскал ее в Лондоне в частной коллекции и сейчас впервые показывает широкой публике. По словам куратора, художник знал, что смерть близка. Мучившая его всю жизнь астма (в том числе и от нее он спасался в Монако) обострилась, организм сдавал. Врачи запретили ему кутить и путешествовать, но он рванул в Мадрид за новым хорошеньким приятелем и новыми удовольствиями. «Он прекрасно знал, что это будет за картина. Но нам пока остается только гадать, чем является этот черно-белый бык в облаке пыли — возрождением или переходом в другой мир? — объясняет Харрисон. — Бэкон часто говорил: пыль вечна. Однажды мы все умрем и превратимся в пыль». А еще Фрэнсис Бэкон говорил, что «жизнь гораздо более жестока, чем все, что он может сделать». И он до последнего держал ее мертвой хваткой, и вовсе не за рога.

Источник: www.theartnewspaper.ru


Categories: Бэкон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.