Диалектика это учение о человекеДиалектика (греч dialextice — вести беседу, спор) — признанная в современной философии теория развития всего сущего и основанный на ней философский метод мышления и познания (диалектический метод). Его сущность в том, что на использовании объективных законов диалектики вырабатывается субъективный метод познания окружающей действительности.
  Главная проблема диалектики — что такое развитие?
  Развитие — общее свойство и главнейший признак материи: изменение материальных и идеальных объектов, причем не простое (механическое) изменение, а изменение как саморазвитие, результатом которого является переход на более высокую ступень организации.
  Развитие — высшая форма движения. В свою очередь, движение — основа развития.
  Различают объективную диалектику, изучающую развитие реального мира (природы и общества) и субъективную диалектику закономерности диалектического мышления (диалектику понятий).
  В истории философии сложились три основных формы диалектики:


  •   а) античная, которая была наивной и стихийной, поскольку опиралась на житейский опыт и отдельные наблюдения (Гераклит, Платон, Аристотель, Зенон Элейский);
  •   б) немецкая классическая, которая была разработана Кантом, Фихте, Шеллингом и особенно глубоко Гегелем, на идеалистической основе;
  •   в) материалистическая, основы которой были заложены К.Марксом и Ф. Энгельсом.

  Основные принципы диалектики:

  •   — всеобщая взаимосвязь всех явления;
  •   — всеобщность движения и развития;
  •   — источник развития — становление и разрешение противоречий;
  •   — развитие как отрицание;
  •   — противоречивое единство общего и единичного, сущности и явления, формы и содержания, необходимости и случайности, возможности и действительности и др.

Источник: www.sites.google.com

История развития понятия[править | править код]


Первые философские учения возникли 2500 лет назад в Индии, Китае и Древней Греции. Ранние философские учения носили стихийно-материалистический и наивно-диалектический характер. Исторически первой формой диалектики явилась античная диалектика.[6] В восточной мудрости теоретическое мышление прошло тот же путь: опора на парность категорий мышления, поиск единого основания у различных, до прямой противоположности дозревших понятий и идей, образов и символов как в эзотерических, так и в известных всем философских направлениях и школах. Хотя для европейца их экзотическая форма не совсем привычна, но она — форма единства и борьбы противоположностей в содержании мыслимого. Она настраивала теоретическое мышление египтян, арабов, персов, индийцев, китайцев и других восточных мыслителей на осознание всеобщих его форм, на их содержательную классификацию, на поиск разумного основания их взаимоопределяемости. И в центре большинства из них — противоположность мудрого созерцания вечного смысла бытия суетному действию в мире преходящего. Путь достижения такой способности в смыслочувственно-телесном достижении гармонии с собой и миром преодолением противоположных моментов переживания и действия[1].

Диалектика в античности[править | править код]


Философы ранней греческой классики говорили о всеобщем и вечном движении, в то же время представляя себе космос в виде завершённого и прекрасного целого, в виде чего-то вечного и пребывающего в покое. Гераклит и другие греческие философы дали формулы вечного становления, движения как единства противоположностей. Аристотель считает изобретателем диалектики Зенона Элейского, который подверг анализу противоречия, возникающие при попытке осмыслить понятия движения и множества. На основе философии Гераклита и элеатов в дальнейшем возникла чисто отрицательная диалектика у софистов, которые в непрестанной смене противоречащих друг другу вещей, а также и понятий увидели относительность человеческого знания и доводили диалектику до крайнего скептицизма, не исключая и морали.

Сам Аристотель отличает «диалектику» от «аналитики» как науку о вероятных мнениях от науки о доказательстве. Аристотель в учении о четырёх причинах — материальной, формальной, движущей и целевой — утверждал, что все эти четыре причины существуют в каждой вещи совершенно неразличимо и тождественно с самой вещью.

Платон вслед за элеатами (Элейская школа) определяет истинное бытие как тождественное и неизменное, тем не менее в диалогах «Софист» и «Парменид» обосновывает диалектические выводы о том, что высшие роды сущего могут мыслиться только таким образом, что каждый из них есть и не есть, равен себе самому и не равен, тождествен себе и переходит в своё «иное».


этому бытие заключает в себе противоречия: оно едино и множественно, вечно и преходяще, неизменно и изменчиво, покоится и движется. Противоречие есть необходимое условие для побуждения души к размышлению. У Платона даётся диалектика пяти основных категорий: движения, покоя, различия, тождества и бытия, в результате чего бытие трактуется у Платона «в качестве активно самопротиворечащей координированной раздельности» (А. Ф. Лосев, А. Г. Спиркин).[2]

В диалоге «Софист» Платон излагает учение о родах сущего. Анализируя соотношение понятий бытия, движения и покоя, Платон говорит о несовместимости покоя с движением; поскольку же и движение, и покой существуют, то, значит, бытие совместимо и с тем, и с другим. Таким образом, имеется три рода: бытие, покой, движение.

Каждый из этих трёх родов есть иное по отношению к остальным двум родам и тождественное по отношению к самому себе. В связи с этим возникает вопрос о соотношении родов тождественного и иного с родами покоя и движения: совпадают ли они между собой или различаются?

Поскольку и покой, и движение как тождественные каждый себе причастны тождественному, и при этом они различаются между собой, то ни покой, ни движение не совпадают с тождественным. Поскольку и покой, и движение как иные по отношению к другим родам причастны иному и при этом различаются между собой, то ни покой, ни движение не совпадают с иным. Таким образом, покой и движение отличны от тождественного и иного.


Поскольку из существующего одно существует само по себе, а другое лишь по отношению к чему-то, и при этом иное существует лишь по отношению к чему-то, то иное не совпадает с бытием, которое охватывает как безусловное (то, что существует само по себе), так и относительное (то, что существует по отношению к чему-то).

Платон делает вывод о пяти несводимых друг к другу родах сущего — бытии, покое, движении, тождественном и ином.[7][8]

Диалектика в традиционной китайской философии[править | править код]

В китайской философии диалектика традиционно связывается с категориями инь и ян, восходящими к древним представлениям о взаимодействии пассивной женской силы — инь и активной мужской — ян[9]. С точки зрения китайских мыслителей, эти категории отражают взаимосвязь и взаимопревращение противоположных сторон явления друг в друга. К примеру, «Ян» — светлое, «Инь» — темное; «Ян» переходит в «Инь» — жесткое размягчается[источник не указан 2871 день]; «Инь» переходит в «Ян» — темное светлеет и т. д.

Наполняющие Вселенную и порождающие и сохраняющие жизнь первичные субстанции, или силы Ян и Инь, о которых говорится в книге «Ицзин», обуславливают сущность 5 элементов природы: металла, дерева, воды, огня, земли; 5 естественных состояний: влаги, ветра, тепла, сухости, холода; 5 осн. человеческих функций: мимики, речи, зрения, слуха, мышления, и 5 осн. аффектов: заботы, страха, гнева, радости, созерцательности.[10]


Диалектика в Средние века[править | править код]

В средние века диалектика являлась частью семи свободных искусств и понималась обычно в широком смысле как способность вести спор посредством вопросов и ответов, искусство составлять силлогизмы, используя вероятностные и правдоподобные аргументы по предложенному вопросу, а также искусство классификации понятий, разделения вещей на роды и виды.

Проблема будущего осмысливалась во многом на основе диалектики. Несовершенный «земной мир», являющийся миром Бога-Сына, связывался с совершенным «небесным миром» Бога-Отца не только с помощью мистического Бога-Духа, но и посредством диалектических ходов мысли. В средневековой философии имелись все те ключевые элементы диалектики, в том числе и так называемый закон отрицания отрицания, которые позднее Гегель и коммунистическая философия включили в свою «диалектику природы, общества и мышления». Цель средневековой диалектики — попытаться схватить мир сразу в обеих его ипостасях, сакральной и мирской, сублимированной и низменной. Средневековая культура сочетает в единство полярные противоположности: небесное и земное, спиритуальное и грубо телесное, жизнь и смерть.[11]


Господство монотеистических религий в средние века перенесло диалектику в область теологии; Аристотель и неоплатонизм использовались при этом для создания схоластически разработанных учений о личном абсолюте. У неоплатоников (Плотин, Прокл) словом «диалектика» обозначается научный метод анализа и синтеза, который исходит из Единого, чтобы к Единому вернуться. У Николая Кузанского идеи диалектики развиваются в учении о тождестве знания и незнания, о совпадении максимума и минимума, о вечном движении, о совпадении противоположностей, о любом в любом и так далее[12].

В немецкой классической философии[править | править код]

Немецкий классический идеализм рассматривал действительность не только как предмет познания, но и как предмет деятельности. Так, в теории познания Кант развивает диалектические идеи в учении об «антиномиях». Однако диалектика разума, по Канту, — иллюзия, и она устраняется, как только мысль возвращается в свои пределы, ограниченные познанием одних явлений. Позже в теории познания (в «Наукоучении») Фихте развил «антитетический» метод выведения категорий, содержащий важные диалектические идеи. Шеллинг вслед за Кантом развивает диалектическое понимание процессов природы.


Существенную роль понятие диалектики играет в философии Гегеля. Для него диалектика — это такой переход одного определения в другое, в котором обнаруживается, что эти определения односторонни и ограниченны, то есть содержат отрицание самих себя. Поэтому диалектика, согласно Гегелю, — «движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собой единственный принцип, который вносит в содержание науки имманентную связь и необходимость…».

Глубинной основой гегелевской диалектики является средневековая концепция истории — развитие применительно к человеческому обществу христианской доктрины Бога и человека, так что диалектикa Гегеля — это распространение не только на общество, но и на природу ключевых идей христианского понимания связи Бога и человека. Основные идеи гегелевской диалектики сводятся к следующему: «…Все конечное, вместо того, чтобы быть прочным и окончательным, наоборот, изменчиво и преходяще», поскольку, «будучи в себе самом другим, выходит за пределы того, что оно есть непосредственно, и переходит в свою противоположность». [11]

Диалектика в марксизме[править | править код]

Понятие диалектики в своих произведениях использовали Карл Маркс и Фридрих Энгельс, которые перевели её в материалистическую плоскость. Маркс материалистически понимает диалектическое развитие истории, как оно описано у Гегеля. С его точки зрения все это — наука история, которую он пытается построить по научному методу.


Сознание понимается Марксом как свойство материи отражать саму себя, а не как отдельная, самостоятельная сущность. Материя находится в постоянном движении и развивается самостоятельно. Диалектика же выступает в качестве отражения законов развития этой материи. Поэтому отличие своей диалектики от гегелевской Маркс выразил в утверждении, что философия Гегеля перевернута с ног на голову. Следует отличать диалектику Гегеля от её интерпретации в диалектике марксизма. Маркс следующим образом описывает разницу между его диалектикой и диалектикой Гегеля:[13]

Мой диалектический метод по своей основе не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней.

Последователями Маркса, главным образом, советскими, была создана особая философская школа — диалектический материализм. Существо этого философского подхода заключалось в том, что философия в старом смысле упразднялась, уступая место научному методу. Таким образом, задача марксиста-философа заключалась в материалистической систематизации гегелевской диалектики.


…из всей прежней философии самостоятельное значение сохраняет… учение о мышлении и его законах — формальная логика и диалектика. Все остальное входит в положительную науку о природе и истории.

В диалектическом материализме в 1960—1980-е гг. некоторые из ведущих идей Гегеля именовались «принципами», другие — «законами». Эта систематизация включала следующие положения:

  • принцип всеобщей взаимосвязи, утверждающий, что все связано со всем, и только ограниченность человеческого знания не позволяет видеть все существующие связи;
  • принцип развития, провозглашающий направленное, закономерное изменение материальных и идеальных объектов в качестве универсального их свойства; поступательное движение от низших форм материи к высшим, движение по спирали: через противоречия, отрицание отрицания, повторение предыдущих этапов, но на более высокой ступени развития.
  • закон единства и борьбы противоположностей, касающийся перехода вещей в процессе своего развития в свою противоположность (определения понятия противоположности, или диалектического противоречия, так и не было дано);
  • закон перехода количественных изменений в качественные, говорящий о накоплении развивающимися объектами постепенных количественных изменений и последующем скачкообразном переходе последних в качественные изменения;
  • закон отрицания отрицания.[11]

Диалектика в советской и российской философии[править | править код]

В советское время единственной допустимой формой диалектики считалась материалистическая диалектика, и к попыткам неортодоксального её развития относились с подозрением[источник не указан 2719 дней]. После распада СССР материалистическая диалектика в значительной степени потеряла своё распространение, хотя ряд авторов продолжает оценивать её позитивно. Среди авторов, предложивших оригинальные диалектические концепции, были Г. С. Батищев, А. Ф. Лосев, З. М. Оруджев, Э. В. Ильенков, В. А. Вазюлин и другие.

Диалектика сегодня[править | править код]

В XX веке исследованием диалектики как в историческом плане (диалектика в античности и в немецкой классической философии), так и в теоретическом занимался Николай Гартман[14].

Некоторые современные философы, такие как Люсьен Сев и Жан-Мари Бром вновь обращаются к диалектике, рассматривая исключительно по отношению к человеческому действию, деятельности. Они отрицают диалектику природы и существование научных законов, существующих вне человеческого действия. Однако, после Второй мировой войны, ряд философов (Ричард Левонтин, Стивен Гулд, Александр Зиновьев, Патрик Торт) широко используют диалектику в своих работах, рассматривая её и как предмет изучения. В XXI веке имеются работы Бертелла Олмана, Паскаля Шарбонна и Эвариста Санчес-Паленсиа, в которых диалектика вводится в науку, наряду с диалектическим материализмом Маркса и Энгельса.

Таким образом, диалектика позволяет делать внятными и доступными противоречия в науке (антагонистические тенденции), так сказать, необычные и парадоксальные ситуации, которые встречаются в наблюдениях и научных экспериментах.

Строго говоря, содержание диалектики меняется с прогрессом науки, ибо, в некотором смысле, это содержание есть сама наука, основанная на принципах абстракций. Вот изложение диалектических принципов, первоначально сформулированных Энгельсом (1878), в интерпретации Ж. М. Брома: (Принципы диалектики, 2003): 1. Движение и изменение. 2. Взаимодействие (или взаимозависимость) 3. Противоречие как сила созидания 4. Переход от количества к качеству (цепи и разрывы). 5. Отрицание отрицания : тезис, антитезис и синтез (принцип развития по спирали). Заметим, что Жорж Политцер (1936) совмещает принципы 3 и 5. Это не вызывает неудобства, так как содержание принципов ещё не было определено… Изменение наших научных знаний ведет к постоянному пересмотру содержания этих принципов.[15]

Материалистическая диалектика нашла ряд подтверждений в биологии (Ричард Левонтин, Стивен Гулд). Живые организмы своим физико-химически детерминированным развитием (см. Пригожин) и определенным содержанием информации, подчинены бесконечным изменениям в своем метаболизме и эволюции. В этом смысле, концепция диалектики природы, предложенная Энгельсом, может быть использована.

Согласно Эваристу Санчес-Паленсиа, диалектика позволяет разрешать противоречия в науке, необычные и парадоксальные, во всех видах знаний, включая прикладную математику, однако в первую очередь социологию и психологию. Фактически, по его мнению, диалектика не является логикой со своими точными законами, а более общим каркасом, в который вписываются эволюционные явления.

Критика и оценки диалектики[править | править код]

Николай Гартман[править | править код]

По мнению Н. Гартмана,

…в диалектике есть что-то тёмное, непрояснённое, загадочное. Тех, кто были в ней сильны, во все времена было совсем немного, это были единицы. В древности — три или четыре головы, способных к умозрению. В Новое время во всяком случае не больше — по крайней мере таких, которые создали что-нибудь заметное… Определённо существует нечто вроде диалектического дара, который можно развить, но которому нельзя научиться. Примечательно, что и сами диалектически одарённые головы не раскрывают тайну диалектики. Они владеют и пользуются методом, но передать то, как они это делают, они не могут. Наверняка они сами этого не знают. Это — как творчество художника. Сам творящий не ведает закона, по которому творит; но он творит по нему… Гениальные и конгениальные следуют этому закону слепо и безошибочно, как лунатики.[16]:652

В области философских систем Гегель явил нам поучительный феномен высокого штиля. Многократно оспоренная диалектика — внутренняя форма его мышления — выходит к нам из его творений и захватывает пронизывающей предмет силой. При этом знание о её сущности всегда было и осталось ограниченным. Он воспринимал её как высший модус «опыта», но эти скупые указания не открывают нам тайны этого опыта. Мы должны искать её в его предметных исследованиях, то есть в целостности его жизненной работы.[17]:636—637

Гартман считает, что исследование какого-либо метода в принципе вторично по отношению к применению этого метода. Сначала кто-то прокладывает путь познания, «отдаваясь» предмету и совсем необязательно зная, как он это делает, а потом на проложенном участке пути кто-то другой «наводит порядок».[17]:636—637

Карл Поппер[править | править код]

Диалектика Гегеля объясняет развитие мышления через триаду тезисантитезиссинтез. К. Поппер[18] объясняет эту схему, сравнивая её с научным «методом проб и ошибок», который отбраковывает неподтверждающиеся экспериментом теории. Поппер признаёт, что весьма разумно начинать «развитие определённой области человеческого мышления с какой-то одной идеи — тезиса, открытого для критики, которая „создаст“ свой антитезис». Завершаемая синтезом разумных зёрен схема «добавляет некоторые ценные моменты к интерпретации мышления в терминах проб и ошибок».

Критику Поппер начинает с того, что синтез субъективен — определяется не только материалом тезиса и антитезиса, но и умами, его (этот синтез) отстаивающими[19]. Но, правильно замечая, то, что противоречия — двигатель интеллектуального прогресса и что они неизбежны, диалектики делают крайне неверный вывод, что избавляться от противоречий даже нежелательно. Это опасно, говорит Поппер, поскольку так называемая плодотворность противоречий есть просто результат нашего решения не мириться с ними[20]. Кроме того, он показывает, как из противоречия следует что угодно[en]. Примирение с противоречием обязательно приводит нас к отказу от критики, от поиска непротиворечивых теорий, синтеза, к концу рациональности и науки. Поэтому диалектическая логика, более чем годная для философского описания истории, не должна занимать фундаментальное место формального логического вывода в жизни. И уж тем более нелепо утверждать, что физическая реальность развивается диалектически, как это делает Маркс.

К. Поппер отмечает, что в диалектике неправильно употребляются логические термины, а понятия «отрицание» и «противоречие» имеют определенное логическое значение, отличное от диалектического. Такая терминология, по мнению Поппера, лишь вводит в заблуждение. Менее обманчивыми были бы термины «конфликт», «противоположная тенденция» или «противоположный интерес». А неуязвимость диалектики для критики Поппер называет чрезвычайно опасным «железобетонным» догматизмом.

См. также[править | править код]

  • Диалектическая логика
  • Диалектический материализм
  • Диалектическое противоречие
  • Софистика
  • Казуистика
  • Схоластика
  • Гносеология
  • Противоречие (философия)
  • Триада (философия)
  • Триада (Гегель)
  • Триалектика

Литература[править | править код]

  • Абрамов М. А. Догмы и поиск (сто лет дискуссий о диалектике в английской философии). — М., 1994. — 210 с.
  • Адорно Т. В. Негативная диалектика. Пер. с нем. — М.: Научный мир, 2003. — 372 с.
  • Алексеев П. В., Панин А. В. Теория познания и диалектика. — М., 1991. — 383 с.
  • Берти Э. Древнегреческая диалектика как выражение свободы мысли слова // Историко-философский ежегодник 1990. — М., 1991. — С. 321—344.
  • Богомолов А. С. Диалектический логос. Становление античной диалектики. — М., 1982. — 263 с.
  • Бурова И. Н. Парадоксы теории множеств и диалектика. — М., 1976. — 176 с.
  • Вазюлин В. А. Логика «Капитала» К. Маркса. — М., 1968—2002². — 295 с.
  • Воинов В. В. Модели диалектики в античной и восточной философии // Проблемы философии. Вып. 54. Киев, 1981.
  • Дёмин Р. Н. Сократ о диалектике и учение о разделении по родам в древнем Китае // Универсум платоновской мысли: неоплатонизм и христианство. Апологии Сократа. — СПб., 2001.
  • Джохадзе Д. В. Диалектика Аристотеля. — М., 1971.
  • Джохадзе Д. В., Джохадзе Н. И. История диалектики: Эпоха античности. — М., 2005. — 326 с.
  • Диалектика // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Диалектика / Михайлов, Ф. Т. // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.
  • Диалектика и её критики. — М., 1986.
  • Диалектическое противоречие. — М., 1979. — 343 с.
  • Дынник М. А. Диалектика Гераклита Эфесского. — М., 1929.
  • Зелькина О. С. Системно-структурный анализ основных категорий диалектики. — Саратов, 1970.
  • Зиновьев А. А. О логической природе восхождения от абстрактного к конкретному // Философская энциклопедия. — 1960. — Т. 1.
  • Зиновьев А. А. Восхождение от абстрактного к конкретному (на материале Капитала К. Маркса). — М., 2002. — 312 с. — ISBN 5-201-02089-5.
  • Ильенков Э. В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории. М.: Политиздат, 1974. — 271 с. — 2-е изд., доп. М.: Политиздат, 1984. — 320 с.
  • История античной диалектики. — М., 1972. — 335 с.
  • История диалектики XIV—XVIII вв. / АН СССР. Ин-т философии. — М., 1974. — 356 с..
  • История марксистской диалектики от возникновения марксизма до ленинского этапа. — М., 1972.
  • Кедров Б. М. О методе изложения диалектики: Три великих замысла. — М.: Наука, 1983. — 478 с.
  • Критика немарксистских концепций диалектики XX века. Диалектика и проблема иррационального / Под ред. Ю. Н. Давыдова. — М., 1988. − 478 с. — ISBN 5-211-00186-9.
  • Лосев А. Ф. Хаос и структура. М.: Мысль, 1997.
  • Луканин Р. К. Диалектика аристотелевской «Топики» // Философские науки. — 1971. — № 6.
  • Моисеев Н. Н. Алгоритмы развития. — М.: Наука, 1987. — С. 17-37, 44.
  • Нарский И. С. К вопросу о соотношении формальной логики и диалектики // Вестник Московского университета. — 1960. — № 3.
  • Омельяновский М. Э. Диалектика в современной физике. — М.: Наука, 1973. — 324 с.
  • Оруджев З. М. Диалектика как система. — М., 1973. — 352 с.
  • Петров Ю. А. Логическая функция категорий диалектики. — М., 1972.
  • Садовский Г. И. Диалектика мысли. Логика понятий как теория отражения сущности развития. — Минск, 1982. — 310 с.
  • Семашко Л. М. Диалектика Платона и её интерпретация Гегелем // Философские науки. — 1971. — № 4.
  • Фурман А. Материалистическая диалектика. — М., 1969.
  • Чан Шэнь. Диалектика Гегеля и китайская традиция диалектического мышления. // Судьбы гегельянства: философия, религия и политика прощаются с модерном. — М., 2000. — С.335-347.
  • Шаш С. Д. Проблема исследования раннегреческой диалектики / Сб. Философские исследования. — Минск, 1970.
  • Широканов Д. И. Взаимосвязь категорий диалектики. — Минск, 1969.
  • Claude Bruaire. La Dialectique / » Que sais-je ? « — PUF, 1993.
  • Jean-Marie Brohm. Les principes de la dialectique / Éditions de La Passion. — 2003. — 254 p.
  • Jean-François Chantaraud. L’état social de la France : Leviers de la cohésion sociale et de la performance durable / Documentation française. — 2013.
  • Georges Gurvitch. Dialectique et sociologie. — Flammarion, 1962.
  • Henri Lefebvre. Le Matérialisme dialectique. — PUF, 1939.
  • René Mouriaux. La dialectique d’Héraclite à Marx. — Syllepse, 2010.
  • Bertell Ollman. La dialectique mise en œuvre : Le processus d’abstraction dans la méthode de Marx. — Syllepse, 2005.
  • Lucien Sève. Sciences et dialectiques de la nature. — La Dispute, 1998.
  • Évariste Sanchez-Palencia. Promenade dialectique dans les sciences. — Ed. Hermann, 2012.
  • Howard Ll. Williams. Hegel, Heraclitus, and Marx’s Dialectic. — Harvester Wheatsheaf, 1989. — 256 p. — ISBN 0-7450-0527-6.

Источник: ru.wikipedia.org

Диалектика (греч. — искусство спорить, вести рассуждение) — учение о наиболее общих закономерностях становления, развития, внутренний источник которых видится в единстве и борьбе противоположностей. Стоики определяли диалектику как "науку правильно беседоватьотносительно суждений в вопросах и ответах" и как "науку об истинном, ложном и нейтральном", о вечном становлении и о взаимном превращении элементов и т.п.

Сам термин "диалектика" впервые употреблен Сократом для обозначения плодотворного и взаимозаинтересованного достижения истины путем столкновения противоборствующих мнений через вопросы и ответы.

В истории диалектики выделяются следующие основные этапы:

  • стихийная, наивная диалектика древних мыслителей;
  • диалектика философов эпохи Возрождения;
  • идеалистическая диалектика немецкой классической философии;
  • диалектика русских революционных демократов 19 века;
  • марксистско-ленинская материалистическая диалектика.

Диалектическое мышление имеет древнейшее происхождение. Античная диалектика, основанная на живом чувственном восприятии материального мира, уже начиная с первых представлений греческой философии, формулировала понимание действительности как изменчивой, становящейся, совмещающей в себе противоположности. Философы ранней греческой классики говорили о всеобщем и вечном движении, в то же время, представляя себе космос в виде завершённого и прекрасного целого, в виде чего-то вечного и пребывающего в покое. Это была универсальная диалектика движения и покоя. Далее, они понимали всеобщую изменчивость вещей как результат превращения какого-нибудь одного основного элемента (земля, вода, воздух, огонь и эфир) во всякий другой. Это была универсальная диалектика тождества и различия. Гераклит и др. греческие натурфилософы дали формулы вечного становления, движения как единства противоположностей.

Аристотель считал первым диалектиком Зенона Элейского. Именно элеаты впервые резко противопоставили единство и множественность, или мысленный и чувственный мир. На основе философии Гераклита и элеатов в дальнейшем возникла чисто отрицательная диалектика у софистов, которые в непрестанной смене противоречащих друг другу вещей, а также и понятий увидели относительность человеческого знания и доводили диалектику до крайнего скептицизма, не исключая и морали.

К диалектике обращались многие известные философы, однако самой развитой формой диалектика явилась у Д.Гегеля, несмотря на то, что у истоков этого метода, предлагая порой не менее интересные и неортодоксальные ее разновидности, стоит все же Кант с его антиномикой чистого разума.

Сами противоречия Гегель понимал как столкновение противоположных определений и разрешение их путем объединения. Главной темой его диалектики стала идея единства взаимоисключающих и одновременно взаимно предполагающих друг друга противоположностей, или тема противоречия. Оно полагается Гегелем как внутренний импульс развития духа, который шаг за шагом переходит от простого к сложному, от непосредственного к опосредствованному, от абстрактного к конкретному и все более полному и истинному результату. Такое прогрессирующее движение вперед придает процессу мышления характер постепенно восходящего ряда развития.

Домарксистская диалектика выступала, таким образом, как общее становление материи, природы, общества, духа (греческая натурфилософия); как становление этих областей в виде логических категорий (платонизм, Гегель); как учение о правильных вопросах и ответах и о спорах (Сократ, стоики); как критика становления и замена его дискретной и непознаваемой множественностью (Зенон Элейский); как учение о закономерно возникающих вероятных понятиях, суждениях и умозаключениях (Аристотель); как систематическое разрушение всех иллюзий человеческого разума, незакономерно стремящегося к абсолютной цельности и потому распадающегося на противоречия (Кант); как субъективистическая (Фихте), объективистическая (Шеллинг) и абсолютная (Гегель) философия духа, выраженная в становлении категорий.

В марксистской материалистической диалектике В.И.Ленин уделял особое внимание закону единства и борьбы противоположностей. Диалектическая концепция развития, в противоположность метафизической, понимает его не как увеличение и повторение, а как единство противоположностей, раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними. Диалектика видит в противоречии источник самодвижения материального мира. Маркс относился к философии, как к науке и перешел от абстрактного к конкретному. Бытие определяет сознание, сознание понимается как свойство материи отражать саму себя, а не как самостоятельная сущность. Материя находится в постоянном движении и развивается. Материя вечна и бесконечна и периодически принимает разные формы. Важнейшим фактором развития является практика. Развитие происходит по законам диалектики — единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество, отрицание отрицания.

На основе этого Энгельс вывел три закона диалектики:

  1. Закон перехода количественных изменений в качественные. Качество — это внутренняя определенность предмета, явление, которое характеризует предмет или явление в целом. Количество есть определенность, "безразличная для бытия" — внешняя определенность вещи. Качество и количество не могут существовать вне зависимости друг от друга, так как любая вещь или явление определяется и качественной характеристикой и количественными показателями. Примером перехода являются превращения лёд — вода — пар.
  2. Закон единства и борьбы противоположностей. Считается, что основой всякого развития является борьба противоположных сторон. Разрешение любых противоречий представляет собой скачок, качественное изменение данного объекта, превращает его в качественно иной объект, отрицающий старый. В биологической эволюции это приводит к появлению новых форм жизни.
  3. Закон отрицания отрицания. Отрицание означает уничтожение старого качества новым, переход из одного качественного состояния в другое. Процесс развития носит поступательный характер. Поступательность и повторимость придает цикличности спиралевидную форму и каждая ступень процесса развития богаче по своему содержанию, поскольку она включает в себя все лучшее, что было накоплено на предшествующей ступени.

В китайской философии диалектика традиционно связывается с категориями Инь и Ян. С точки зрения китайских мыслителей, эти категории отражают взаимосвязь и взаимопревращение противоположных сторон явления друг в друга. К примеру, "Инь" — темное, мягкое, упругое, "Ян" — светлое, жесткое, твердое; "Инь" переходит в "Ян"-темное светлеет; "Ян" переходит в "Инь" — жесткое размягчается и т.д.

Сознательное применение диалектики даёт возможность правильно пользоваться понятиями, учитывать взаимосвязь явлений, их противоречивость, изменчивость, возможность перехода противоположностей друг в друга. Только диалектико-материалистический подход к анализу явлений природы, общест

Источник: samopoznanie.ru

Диалектика Гегеля кратко: тезис, антитезис, синтез

Самое элементарное объяснение диалектики Гегеля заключается в триаде «тезис – антитезис — синтез». Гегель считал, что мышление и бытие тождественны, а потому всё в мире развивается по единым законам. И в самой общей форме этот закон развития выглядит как триада «тезис-антитезис-синтез». Это триада означает, что любое явление в мире обязательно порождает свое противоречие. Если есть черное, то есть и белое. Если есть мужчина, то есть и женщина. Одно без другого не бывает. Эти два противоречия естественно вступают в отношения взаимодействия. Рано или поздно это взаимодействие порождает синтез – т.е. некое новое явление, которое вбрало в себя черты и тезиса, и антитезиса. Синтез сам становится новым тезисом и порождает новое противоречие и все начинается вновь и так до бесконечности… Пока Абсолютный Дух не познает сам себя через человека. Грубо говоря, взаимодействие мужчины и женщины как противоположностей порождает ребенка, который вбирает в себя черты и отца и матери. Таким образом, ребенок – это синтез. Таким же образом развивается и вся природа и общество. Ведь что есть эволюция? Развитие живых организмов через естественный отбор, наследственность и изменчивость. Эволюция природы постоянно происходит благодаря наличию противоречий между хищниками и травоядными, которые выступают как тезис и антитезис и т.д.

Триаду Гегеля легко продемонстрировать и на примере истории. Киевская Русь – тезис. Монголы – антитезис. Борьба Руси и монголов порождает синтез – Золотую Орду – государство, в рамках которого сливаются две культуры: русская и монгольская. Золотая Орда становится тезисом и порождает новый антитезис – стремление Руси освободится от ее ига. В итоге Русь освобождается от монголов, но становится государством с чертами восточного деспотизма (Иван Грозный и т.п.) – это синтез.

Любая революция легко поддается описанию в рамках гегелевской триады. Английская, французская – все они развивались как борьба антагонистических социально-экономических слоев, а в итоге оканчивались неким синтезом старых феодально-монархических и новых республиканско-капиталистических порядков.

Итак, основные составляющие гегелевской диалектической триады:

  • тезис
  • антитезис
  • синтез

Законы диалектики Гегеля

Из всего вышесказанного вытекает первый и важнейший закон диалектики Гегеля: закон единства и борьбы противоположностей. Именно существование противоположностей заставляет мир естественным образом развиваться. Противоречия между противоположностями постепенно накапливаются и выливаются в масштабные изменения.

Отсюда следует второй закон диалектики Гегеля: переход количественных изменений в качественные. Например: когда противоречия между разными классами в Англии, Франции, России накапливались до предела – начиналась революция (количественные изменения переходили в качественные).

Но, как уже было сказано выше, в ходе революций возникал некий синтез старого и нового. Отсюда следует третий закон диалектики: закон отрицания отрицания. Проще говоря этот закон говорит нам о том, что ничего не вечно и каждая новая стадия развития так или иначе отрицает предыдущую.

Итак, законов диалектики Гегеля всего три:

  • Закон единства и борьбы противоположносей
  • Закон перехода количественных изменений в качественные
  • Закон отрицания отрицания

Книги Гегеля о диалектике

Гегелевская триада и три закона диалектики позволяют получить первое примерное представление о диалектической логике как науке о развитии. В своих книгах «Наука логики», «Малая логика»Гегель гораздо более подробно описал механизмы действия диалектического развития.

Есть чистое бытие и чистое ничто. Переход одного из низ в другое называется становлением. Но в ходе становления есть механизмы развития нового и препятствия новому. Это называется «моменты становления».

Переход ничто в бытие называется возникновением. Переход бытия в ничто в становлении есть прехождение.

Постепенно происходит «снятие становление» и возникает некое новое бытие. Это новое бытие, имеющее новые определенные качество называют «налично сущее»или «нечто». Налично сущее, выражая единство наличного бытия и определенности, отвечает сразу на два вопроса: «Что?» и «Какое?».

Например, становление в истории обозначает открытую борьбу классов, наций и т.п. По окончанию этой борьбы возникает наличное бытие, к примеру, капиталистическое общество.

Источник: zen.yandex.ru

ДИАЛЕКТИКА — Ф.Т.Михайлов Диалектика это учение о человекена могиле громадный православный крест — памятник специалисту в материалистической диалектике))
Соч.: За порогом сознания: Критический очерк фрейдизма. М., 1961 (в соавт.); Загадка человеческого «я». М., 1964; Общественное сознание, самосознание индивида. М., 1990; Избранное: О друзьях; о логике; о душе; о культуре; об образовании; о медицине; о сновидениях. М., 2001; Самоопределение культуры. М., 2003.

ДИАЛЕКТИКА (греч. διαλεκτική – искусство вести беседу, спор) – логическая форма и всеобщий способ рефлексивного теоретического мышления, имеющего своим предметом противоречия его мыслимого содержания.

Смотри статью полностью в Словарях и энциклопедиях на Академике

ДИАЛЕКТИКА — И. H. МОЧАЛОВА Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Мочалова Ирина Николаевна, к.ф.н., доцент (Санкт-Петербург)

ДИАЛЕКТИКА (ἡ διαλεκτικὴ sc. τέχνη, от глаг. διαλέγομαι -разговаривать, беседовать, рассуждать), искусство вести беседу, спор; в различных контекстах термин диалектика использовался как синоним 1) риторики, 2) логики, 3) философии.

Софисты. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Утверждение диалектики как искусства ведения беседы связано с деятельностью софистов (сер. 5 в. до н. э.), впервые сделавших само «слово», λόγος, предметом осмысления. Софисты не только публично демонстрировали свое умение говорить, убеждать и спорить, но как учителя-профессионалы должны были знать, как обучить этому других. В ходе решения практических задач словесное искусство (ἡ περὶ τοὺς λόγους τέχνη, или τέχνη τῶν λόγων) начинает специализироваться и дифференцироваться: постепенно оформляются риторика как искусство говорить (красноречие), эристика как искусство спорить, диалектика как искусство беседовать (аргументировать). Однако поначалу между ними не было четких границ, и диалектикой могли называть общую софистическую технику аргументации (и владеющих ею — диалектиками), получившую название «искусство противоречия» (ἀντιλογικὴ τέχνη), или искусство «отыскивать доводы и за и против чего бы то ни было» (Plat. Phaedr. 261d-e, ср.: Soph. 225a). Основой данного искусства, разработанного Протагором (D. L. IX 52-53) в соч. «Эристика» (Τέχνη ἐριστικῶν) и «Антилогии», стал разработанный Зеноном Элейским и широко использованный софистами метод опровержения через выявление противоречий, следующих из принятого тезиса. Отождествление диалектики с софистическим «искусством противоречия» демонстрирует один из ранних контекстов употребления термина: Аристотель в диалоге «Софист» назвал «изобретателем диалектики» Зенона (Arist. fr. 65 Ross; D. L. VIII 57; IX 25; ср.: Plat. Phaedr. 261e).

Сократ. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Сократ придает новое содержание диалектике, понимая ее не только как особую разговорную практику, но и как особый метод постижения истины и условие нравственного совершенства (ибо знание добродетели и бытие добродетельным тождественны). Такое понимание цели диалектики определило как характер, так и технику ведения его бесед в отличие от софистической агонистики. По Сократу, беседа должна быть дружеской, располагающей собеседника к откровенности (Plat. Men. 75d), а не похожей на схватку с противником (ср.: Theaet. 165d-e). Для Сократа важно, чтобы собеседник высказывал собственное мнение и не выдумывал возможные ответы. Как и у софистов, обычным приемом диалога у Сократа было опровержение через приведение к противоречию (ἔλεγξις), достигаемое искусно поставленными вопросами. Поэтому Сократова диалектика понимается прежде всего как искусство задавать вопросы и давать ответы (Plat. Crat. 390c; Apol. 33b; Theaet. 150c; ср.: Arist. Top. 155b5-10; Soph. El. 172al5-20; Anonym. Proleg. 2, 11), которое являлось своего рода «испытанием» собеседника и его утверждений, становясь стимулом для дальнейшей беседы. По мнению Сократа, «надо усердно заняться этим: таким путем люди становятся в высшей степени нравственными, способными к власти и искусными в диалектике» (Xen. Mem. IV 5, 12). Т. обр., задачу диалектики Сократ видел в том, чтобы помочь собеседнику раскрыть содержание значимых для каждого человека понятий (справедливость, мужество, благочестие и т. д.), открыть за многозначностью слов постоянный смысл, усматривая общее в различающемся, сходное в несходном. В этом смысле диалектика близка майевтике — повивальному искусству, способствующему рождению знания: «Как задача повитухи состоит в том, чтобы вывести на свет находящееся во чреве дитя, так задача мудреца — в том, чтобы вывести на свет все скрытое в глубине души и помочь ей во время этих родовых мук» (Anonym. Prol. 2, 11; ср.: Theaet. 150а—151с; Symp. 206с). Такое понимание диалектики дало Аристотелю основание для критики Сократа, который ограничивался лишь тем, что «ставил вопросы, но не давал ответов» (Arist. Soph. El. 183b7-8).

Платон. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Намеченное Сократом понимание диалектики как искусства философского мышления получило дальнейшую разработку в творчестве Платона. Он вводит само понятие «диалектика» (διαλεκτική), используя его в качестве технического термина наряду с «диалектическим искусством» (Phaedr. 276e), «диалектической способностью», «диалектическим методом» (Resp. 533с). В текстах Платона понятие «диалектика» употребляется в двух основных значениях: 1) как особое искусство беседы (связанное преимущественно с деятельностью софистов и Сократа) и 2) как искусство правильного мышления.

1) Платон противопоставляет эристике как софистическому спору диалектическую беседу, основанную на истинных знаниях. По мнению Платона, лишь «ненавистник слова» (Phaed. 89d) не ценит слово как инструмент для добывания истины и использует его ради собственной выгоды.

Поэтому любое словесное искусство, гоняющееся за мнениями (эристика, риторика), «смешно и неискусно» (Phaedr. 26le).
2) Особое значение понятие диалектики приобретает в контексте онтологических построений Платона, выступая уже не как искусство беседы, а как искусство правильного мышления, состоящее в умении оперировать понятиями с целью определения сущности любой вещи (Resp. 534b). В ряде диалогов Платон исследует процедуру возведения (συναγωγή) чувственно воспринимаемого множества к единому понятию, или идее; итогом этих исследований можно считать 7-ю кн. «Государства», в которой метод возведения Платон называет «диалектическим путем» и «диалектическим методом».

Этот метод «минуя ощущения, посредством одного лишь разума, устремляется к сущности любого предмета» (Resp. 532а). Убежденность Платона в особом онтологическом статусе идей определила место и значение диалектики. В качестве истинного метода диалектика «высвобождает зарытое в какую-то грязь око души и направляет его ввысь», «оказывается на самой вершине умопостигаемого». Выступая как средство постижения истинного бытия, диалектика «венчает все знания» (ἔχειν τέλος τὰ τῶν μαθημάτων, Ibid. 534е; ср.: диалектика как «царское искусство» — Euthyd. 292cd; Polit. 259b), остальные же искусства (μαθήματα: арифметика, геометрия, астрономия, гармоника) играют вспомогательную роль «помощников и попутчиков».

Дальнейшая разработка диалектики определяется эволюцией взглядов Платона на идеи как истинное бытие и понятий как их умопостигаемых подобий. В диалоге «Софист» Платон определяет диалектику как искусство «рассуждать и мыслить» и дополняет метод возведения методом деления (διαίρεσις, диэреза), следующим образом формулируя задачу диалектики: «различать все по родам (τὸ κατὰ γένη διαιρεῖσθαι, не принимать один и тот же вид за иной и иной за тот же самый» (Soph. 253d). И хотя метод диэрезы был уже давно освоен Платоном, только в поздних «Софисте», «Пармениде», «Политике» и «Филебе» он определяет его внутреннюю структуру и правила: операция деления должна производиться с как учетом природы вещей, так и внутренней структуры делимого понятия (Phaedr. 265dl—3); наиболее эффективной формой диэрезы Платон считал дихотомию, однако допускал, что деление может быть и трехчленным, и многочленным (Polit. 287bc, Soph. 265e). T. обр., «диалектическое искусство» выступает как единство двух методов — обобщения («охватывая все общим взглядом, возводить к единой идее разрозненные повсюду явления») и разделения («разделять на виды почленно, сообразно с их природой, стараясь не раздробить ни одной части», Phaedr. 265de), — вместе позволяющих раскрыть «взаимное переплетение эй-досов», «смешение одного с другим» (Soph. 259e), т. е. раскрыть процесс объединения многообразия в единство понятия.

Платон дважды дает развернутое определение диалектического метода: в «Софисте» (Soph. 253d: «различать все по родам, не принимать один и тот же вид за иной и иной за тот же самый») и «Филебе» (Phil. 15e-16e: «мы должны вести исследование, полагая одну идею для всего» и «смотреть, нет ли еще двух, а может быть, трех идей или какого-то иного их числа, и затем с каждым из этих единств поступать таким же точно образом до тех пор, пока первоначальное единство не предстанет как количественно определенное») — и демонстрирует его исследовательскую силу: раскрывает взаимное переплетение «главнейших родов» в «Софисте», смешение единого и многого в «Пармениде». И хотя зрелый Платон утверждает сверхразумный характер знания об истинном бытии, открывающегося уму непосредственно (Ер. VII, 342b-343b), диалектика сохраняет статус высшей формы рассудочного знания (ίπιστήμη). Платон уверен, что так понимаемая диалектика может быть доступна только философу (Soph. 253e), ибо выступает как общая методология, позволяющая «наблюдать, изучать и обучать друг друга» истинному знанию (Phileb. 16е, ср.: Legg. 965bc).

Древняя Академия. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Высокая оценка Платона и востребованность диалектического искусства сделали диалектику одним из основных предметов обучения в Академии. Учениками Платона была разработана система обучения, включавшая изучение диалогов-образцов, составление собственных речей, содержащих доказательства как тезиса, так и антитезиса, и диалогов, воспроизводящих в редуцированной форме характер бесед, состоящих из аргументов за и против. Кроме того, ученики принимали участие в т. н. сократических играх, когда под руководством учителей они должны были отстаивать предложенный тезис, раскрывать слабость аргументации противника, приводя его к противоречию. Целью этих упражнений была победа, а не поиск истины, что делало академическую диалектику во многом схожей с софистической практикой и вызывало недовольство Платона (Resp. 535d).

Систематические занятия диалектикой в Академии приводили к созданию специальной технической и учебной литературы, ср.: «Разбор руководств» (Τεχνῶν ἔλεγχος) Спевсиппа; «Изучение диалектики» (Τῆς περὶ τὸ διαλέγεσθαι πραγματείας), «Книги рассуждений» (Λογιστικῶν βιβλία), «Разрешение спорных рассуждений» (Λύσις τῶν περὶ τοὺς λόγους) и др. Ксенократа; «О руководстве» (Τεχνικόν), «Определения» (Ὅροι). Определяющим для Академии становится отказ от платоновского понимания диалектики как метода достижения истинного знания.

Сходное понимание диалектики обнаруживается и в сократических философских школах. Проблемы диалектики прежде всего вызывают интерес в Мегарской школе, учеников которой за увлечение спорами называли эристиками, и в близкой к ней школе диалектиков (Диодор Крон, Филон Диалектик). Задачу диалектики в обеих школах видят в разработке софизмов и логических парадоксов («диалектических задач»), использование которых позволяет опровергать собеседника, демонстрируя собственное превосходство в искусстве спора.

Аристотель. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Новый подход к диалектике, отчасти восстанавливающий ее связь с риторикой и софистикой, наиболее полно выражен Аристотелем в «Топике» (вероятно, первоначально название — «Диалектика»), ставшей теоретической кодификацией практики диалектических споров. Согласно Аристотелю, диалектическое искусство «полезно для троякого рода вещей: для упражнения, для общения, для философского познания» (Тор. 101а26-28). Как упражнение ума диалектика представляет собой тренировку способности аргументировать за или против любого выставленного для обсуждения тезиса. Такую диалектику Аристотель называет агонистикой, отличая ее от эристики, допускающей непроизвольные ошибки в споре, и софистики, ошибающейся с умыслом и ради выгоды. Как искусство общения диалектика исследует общепринятые, правдоподобные мнения (ἔνδοξα), позволяя грамотно высказываться на любую тему в любой аудитории, оставаясь в области общепринятого, не впадая в «невероятное» и противное здравому смыслу.

Для философского познания ценность диалектики, согласно Аристотелю, трояка. Диалектика очищает знание от ошибочных утверждений. Такое исследование Аристотель называет испытанием, «пейрастикой» (πειραστική от πειρᾶσθαι — испытывать, мериться силами), понимая ее как часть диалектики (Soph. El. 169b25). Диалектика исследует начала всякого знания посредством рассмотрения возникающих в их отношении противоречий и трудностей (апорий). Апоретический метод, раскрывая противоречия, способствует выработке собственного мнения и подготавливает к непосредственному постижению начал. Наконец, диалектика есть особый метод исследования и получения нового знания. Аристотель разрабатывает «диалектические силлогизмы», посвящая их анализу большую часть «Топики» (гл. 2-7). Поскольку основу этих непротиворечивых умозаключений составляют мнения, принятые на веру, с их помощью могут быть получены лишь вероятные, хотя и непротиворечивые выводы.

Т. обр., диалектика для Аристотеля — это метод исследования правдоподобных мнений, причем, в отличие от Сократа и Платона, Аристотеля как диалектика интересует не столько содержание знания, сколько форма его организации. Диалектике отводится место подготовительной ступени познания, во многом противопоставленной аналитике, исследующей условия и методы достоверного, аподиктического знания. Для Аристотеля диалектик, пребывающий в области мнений, всегда уступает философу, обладающему истинным знанием первых начал и исследующему «сущее как таковое, в то время как «диалектика и софистика имеют дело с привходящими свойствами» (Met. XI, 1061Ь8-9). Такое понимание диалектики в целом сохранится в аристотелизме и найдет приверженцев среди скептиков, утверждавших вслед за Аристотелем диалектику как учение о вероятностном знании.

Стоицизм. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Важный синтез представленных в классическую эпоху традиций логики и диалектики сделали стоики, осознавая себя продолжателями диалектических изысканий Платона, Аристотеля и мегариков (ср.: S VF II 126). Наиболее полно стоическая диалектика была разработана Хрисиппом, который «в области диалектики приобрел такую известность, что, по всеобщему мнению, если бы у богов была диалектика, она была бы Хрисипповой» (D. L. VII 180; ср.: SVF II 28). Данной теме третий схо-ларх Стой посвятил многочисленные сочинения, в частности: «Руководство по диалектике» (Τέχνη διαλεκτική); «Диалектические определения»; «Об употреблении имен в диалектике»; «О диалектических апориях»; «О диалектике»; «О возражениях диалектикам», «О том, что древние использовали диалектику наряду с доказательствами» и др. (D. L. VII 189-202).

Следуя за Сократом, наиболее «серьезным диалектиком», Хрисипп разделяет традиционное понимание диалектики как искусства «правильно рассуждать и правильно беседовать», что означает «умение разбирать предложенный предмет и отвечать на вопросы» (SVF II130, цит. по изд.: Столяров, Фрагменты И. 1), и в дальнейшей разработке этого искусства стоики во многом опираются на «Топику» Аристотеля.

Как составная часть оригинальной стоической системы диалектика выступает в несколько ином смысле — как раздел учения о логосе («логики»). Логосом как звучащим словом (λόγος προφορικός) занимается риторика, составляя первую часть логики. Логос, данный в мышлении (λόγος ἐνδιάθετος), исследует диалектика, составляя главную часть логики, а нередко выступая ее синонимом. Предметом диалектики (=семантики) становятся «обозначающее» — словесные знаки (звуки, слоги, слова, предложения) — и «обозначаемое» — то, что высказывается и выражает смысл («лектон»): понятия, суждения, умозаключения. Цель диалектики состоит в том, чтобы, раскрыв связь между телесными знаком и чувственно данным предметом и бестелесным обозначающим смыслом, определить «истинное, ложное и то, что не является ни истинным, ни ложным» (SVF II 122; ср.: II 123).

В соответствии с данной целью определяются две задачи и два значения стоической диалектики. 1) Диалектика как теория познания; ее задача — определение критерия истины. Для чувственного познания таким критерием выступает «схватывающее представление» (καταληπτικὴ φαντασία), на основе которого возникает истинное суждение. Признаком истинности научного знания становится его логическая доказуемость, возможность которой определяется представлением стоиков о космосе как едином и согласованном, все суждения о котором также должны быть согласованы друг с другом. 2) Диалектика как логика, или наука о правильном мышлении; ее задача — разработка учения об умозаключении и доказательстве (силлогистика). И хотя стоическая силлогистика сформировалась под влиянием «Аналитик» Аристотеля и модальной логики Мегарской школы, она может рассматриваться как оригинальная логика высказываний, отличная от логической теории родо-видовых отношений Аристотеля.

Т. обр., стоическая диалектика представляет собой, с одной стороны, истинный метод, определяющий принципы и границы познания, критерий истинного и ложного знания, а с другой — само истинное знание, владеть которым может только мудрец, по мнению стоиков и являющийся истинным диалектиком (SVF II 124; ср.: II 130).

Средний платонизм. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

Средний платонизм не выработал единой концепции диалектики, понимая ее сущность и роль в зависимости от точки зрения на соотношение платоновской и аристотелевской философии, что позволяет говорить по крайней мере о двух сложившихся традициях. Согласно одной из них, философия Аристотеля рассматривалась как дополняющая учение Платона, а его логика с включенными в нее стоическими элементами понималась как введение в платонизм. Ее сторонники (Антиох Аскалонский, Плутарх из Херонеи, Алкиной, Апулей и др.) под диалектикой понимали логику как раздел философии, посвященный рациональному мышлению (ср. определение диалектики у Антиоха: «речь в форме логического аргумента», apud Cic. Acad. I 32) Этот раздел содержал (напр., у Антиоха) определения, этимологии, доказательства и силлогистику, включая, т. обр., элементы академической, перипатетической и стоической философии. В значении «логика» (= силлогистика) употребляет термин «диалектика» Гален, ср. соч. «Введение в диалектику» (Εἰσαγωγή διαλεκτική, лат. Institutio logica). Согласно другой традиции, философия Аристотеля, и прежде всего его учение о сущности, рассматривалась как несовместимая с исходными положениями платонизма. В рамках такого подхода сохранялось платоновское понимание диалектики как высшей философской науки.

Алкиной, автор «Учебника платоновской философии», учитывает обе линии толкования диалектики. Следуя за «Государством» Платона, он определяет диалектику как вершину теоретической философии, высшую науку о божественном, которая увенчивает и охраняет всякое знание, а в качестве диалектического метода восходит к беспредпосылочным началам (Didasc. VII, 5; ср.: Plat. Resp. 532-534). С другой стороны, Алкиной понимает под диалектикой лишь «знание речей», способность усматривать «сущность всякой вещи» и ее свойства (Didasc. Ill, 1; V, 1), фактически отождествляя диалектику с эллинистической логикой. В этой диалектике Алкиной выделяет четыре части (разделение, определение, индукция и силлогизм) и приписывает Платону всю систему перипатетической логики (Ibid. Ill, 2; V, 1-7).

Неоплатонизм. Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

В качестве базового текста для всей неоплатонической традиции можно рассматривать трактат Плотина «О диалектике» (Enn. 13). Понимая под диалектикой наиболее ценную часть философии, а не только лишь «орудие философа» (I 3, 5. 10), Плотин видит задачу диалектики как искусства и метода в том, чтобы возвести человека от низшего, чувственного мира к Уму, к Благу, к самому Сущему (ср.: Procl. Th. Plat. I, 39-40). По мнению Плотина, достижению «вершины умопостигаемого» предшествуют два этапа, на каждом из которых диалектика как метод познания раскрывает свою специфику. На первом этапе происходит восхождение от зримых, чувственных вещей к бестелесным началам. На втором диалектика выступает как истинное рациональное мышление, «наука, способная говорить о каждом согласно его понятию (логосу)», которая «располагается в умопостигаемом». Далее, достигнув истины, «диалектика приходит в безмолвие», ибо о Едином невозможно логическое мышление (Enn. I 3, 2-А).

Следуя в целом за Плотином, Прокл называет первый из названных этапов «эротикой» — «восхождением к красоте», второй — майевтикой, припоминанием вечного бытия, и третий — диалектикой, «восхождением к Благу», утверждая этим ее ценностное превосходство как истинного высшего знания (Procl. In Ale. 28, 16-29, 4). Столь высоко оценивая диалектику, Прокл неоднократно подчеркивал несводимость ее к логике, выступающей лишь в качестве «орудия философа» в области «кажущегося сущего» (Procl. Th. Plat. I, 40; ср.: Plot. Enn. 13,5).

Высокая оценка диалектики Платоном и стоиками, тщательная ее разработка Аристотелем и стоиками определят место диалектики в средневековой культуре: войдя в число семи свободных искусств (тривиум или квадривиум), диалектика на века сохранит одно из значимых мест как в структуре философского знания, так и в образовательной практике.

Лит.: Sichirollo L. ΔΙΑΛΕΓΕΣΘΑΙ. Dialektik. Hldh., 1966; Kerferd G. В. The Sophistic Movement. Camb., 1981; Berti Ε. Gorgia e la dialettica antica, — Sei lezioni sulla sofisti-ca. A cura di C. Natali. R., 1992, p. 11-26; Dimostratione, argomentazione dialettica e ar-gomentazione retorica nel pensiero antico. Ed. A. M. Battegazzore. Genoa, 1993; История античной диалектики. M., 1972; Богомолов А. С. Диалектический логос. Становление античной диалектики. М., 1982; Савельев А. Л. Учение древних диалектиков о видах и частях речи, — Академия. Вып. 5. СПб., 2003, с. 73-109. Платон: Cornford F. М. Mathematics and Dialectic in the «Republic» VI-VII, — Mind 41, 1932, p. 37-52; Stenzel J. Studien zur Entwicklung der platonischen Dialektik von Sokrates zu Aristoteles. Breslau, 19312(Darmst, 1961); Stenzel J. Plato’s Method of Dialectic. Tr. and ed. D. J. Allan. Oxf., 1940; Mûri W. Das Wort Dialektik bei Platon, — MusHelv 1, 1944, S. 152-168; Robinson R. Plato’s Earlier Dialectic. Oxf., 1953; Goldschmidt V. Les Dialogues de Platon. Structure et Méthode Dialectique. P., 19632; Marten R. Der Logos der Dialektik. Eine Theorie zu Piatons «Sophistes». В., 1965; Mueller G. E. Plato. The Founder of Philosophy as Dialectic. N. Y., 1965; Piatos dialektische Ethik und andere Studien zur platonischen Philosophie. Hrsg. H. G. Gadamer. Hamb., 1968; Gadamer К G. Piatos ungeschriebene Dialektik, — Idee und Zahl. Hrsg. H. G. Gadamer. Hdlb., 1969, S. 9-30; Gündert H. Dialog und Dialektik: Zur Struktur des platonischen Dialogs. Amst, 1971; Krämer H. J. Das Verhältnis von Prinzipienlehre und Dialektik bei Piaton Zur Definition des Dialektikers, «Politeia» 534b-c, — Das Verständnis der ungeschriebenen Lehre Piatons. Hrsg. J. Wippern. Darmst, 1972, S. 394-448; Schmitt A. Die Bedeutung der Sophistischen Logik für die Mittlere Dialektik Piatons (diss.). Würzb., 1973; Gomez-Lobo A. Plato’s Description of Dialectic in the «Sophist» 253dl-e2, — Phronesis 22, 1977, p. 29-47; Irwin T. Coercion and Objectivity in Plato’s Dialectic, — RIPh 40, 1986, p. 49-74; Stemmer P. Piatons Dialektik. Die frühen und mittleren Dialoge. В.; N. Y., 1992; Gill С. Afterward: Dialectic and the Dialogue Form in Late Plato, — Form and Argument in Late Plato. Ed. С. Gill, M. McCabe. Oxf., 1996, p. 283-311; Зеленогорский Ф. Идеи и диалектика по Платону, — ВиР, 1890, 7, с. 285-312; 8, с. 327-339. Аристотель: Pater W. A. de. Les Topiques d’Aristote et la dialectique platonicienne. La méthodologie de la définition. Fribourg, 1965; Aristotle on Dialectic: The «Topics». Proceeding of the third Symposium Aristotelicum. Ed. G. E. L. Owen. Oxf., 1968; Evans E. D. G. Aristotle’s Concept of Dialectic. Camb., 1977; Hamlyn D. Aristotle on Dialectic, -Philosophy 65, 1990, p. 465-476; Reeve C. D. Dialectic and Philosophy in Aristotle, — Method in Ancient Philosophy. Ed. by J. Gentzler. Oxf, 1998; Baltzly D. Aristotle and Platonic Dialectic in «Metaphysics» Г 4, -Apeiron 32, 1999, p. 171-202; Falcon A. Aristotle, Speusippus, and the Method of Division, — CQ 50, 2000, p. 402-414; Луканин Р. К. «Органон» Аристотеля. M., 1984. Эллинизм: Egli U. Zur Stoischen Dialektik. Basel, 1967; Frede M. Die stoische Logik. Gott., 1974; Die Fragmente zur Dialektik der Stoiker, neue Sammlung der Texte mit deutscher Übers, und Komm. v. K. Hülser. Stuttg. vols. 1-4, 1987-1988; Mansfeld J. Doxography and Dialectic: the Sitz im Leben of the Placita, — ANRWII, 36,4, 1990, p. 3056-3229; BrunschwigJ. On a Book-title by Chrysippus: «On the Fact that the Ancients Admitted Dialectic along with Demonstrations», — Aristotle and the Later Tradition. Edd. H. Blumenthal, H. Robinson. Oxf, 1991.

КАЧЕСТВО и КОЛИЧЕСТВО. Из «Новейшего философского словаря», Минск, 1999 г., А.А.Грицанов Диалектика это учение о человеке» class=»alignleft» />Править

КАЧЕСТВО и КОЛИЧЕСТВО — философские категории, впервые проанализированные в таком статусе Аристотелем в «Категориях» и «Топике».

Качеству (предикаменту, отвечающему на вопрос «какое?») Аристотель приписывал четыре возможных контекста:

наличие либо отсутствие врожденных, исходных способностей и характеристик;
наличие как преходящих, так и стабильных свойств; свойства и состояния, присущие вещи и явлению в процессе их существования;
внешний облик вещи либо явления.

Количеству (вопрос «сколько?») — Аристотель приписывал ипостаси «множества» и «величины» в русле главной, с его точки зрения, мыслительной функции данной категории: выяснения «равенства» либо «неравенства».

В картезианской традиции данные понятия были исключены из реестра главных философских категорий.
Кант, применяя эти понятия в процедуре организации и классификации категорий чистого рассудка (по «количеству» суждения чистого рассудка делились на единичные, частные и общие; по «качеству» — на бесконечные, утвердительные и отрицательные), неявно обозначил наличие некоей взаимосвязи и взаимозависимости между ними.

Гегель, трактовавший качество как определенность тождественную с бытием, а количество — как внешнюю, безразличную для бытия определенность, понимал их как некие этапы определения и самоопределения бытия.
КАЧЕСТВО выступало у Гегеля ступенью трансформации бытия через наличное бытие к «для-себя-бытию», а количество — как ступень перехода от чистого количества через определенное количество к степени. Эксплицируя содержание категории «качество», Гегель вводит понятие «определенности» как эмпирической презентации качества, «свойства» как проявления качества в конкретной системе взаимодействий или отношений (и в этом смысле единое качество может проявляться в бесконечном ряду свойств, связанных с той или иной системой отсчета, однако, будучи внутренне обусловленными качеством, свойства открывают возможность его познания) и «границы» как феномена дифференцированности качества от других качеств.

Аналогично содержание категории «КОЛИЧЕСТВО» уточняются посредством введения понятий «величины» (пространственной протяженности и временной длительности системы) и «числа» как непустого множества.

Синтезом качества и количества у Гегеля выступала МЕРА.

Гегельянизируя марксистскую парадигму миропонимания, Энгельс трансформировал учение Гегеля о противоположенности качества и количества и их синтезе в мере и придал данной схеме прочтение и статус закона «перехода количественных изменений в качественные и обратно».

Появление и прогресс совокупности математизированных эмпирических наук, основанных на процедуре измерения количественных параметров вещей и явлений, на соотнесении и сопоставлении этих параметров с качественными характеристиками элементов бытия, сохраняет и актуализирует философскую значимость категорий «качество» и «количество».

Источник: science.wikia.org


Categories: Человек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.