Когда мы думаем о хорошем человеке, на ум приходят такие слова как добрый, терпеливый, любящий, понимающий. Но хорошего человека лучше всего распознать по его делам.

Хорошие люди не держат зла на людей, которые их обидели, а просто уходят, позволяя карме сделать свое дело.

Такие люди стараются помогать остальным и сохраняют чистоту души. Вот, несколько качеств по-настоящему хорошего человека. А может быть это вы?


Хорошие качества человека

1. Они никогда долго не злятся.

horoshii-9.jpg«>

По-настоящему добрые люди не могут долго сердиться на тех, кого любят. Иногда они вообще не злятся. 

Однако, когда вы переходите черту, они просто могут перестать с вами разговаривать. Если незнакомый человек задел их, они разворачиваются и уходят, даже не пытаясь с ним спорить. У хорошего человека есть более важные дела, кроме как спорить.

2. Они пытаются поднять вам настроение, когда вам грустно.


horoshii-2.jpg«>

Иногда хватает одного объятия, чтобы вы почувствовали себя лучше даже в самый неудачный день.

Читайте также: 17 признаков того, что вы — сверхчувствительный человек

3. Они счастливы, когда вы счастливы.

horoshii-1.jpg 4.Они могут грустить, но вы редко увидите печаль на их лице.


По-настоящему хорошие и добрые люди всегда кажутся радостными, потому что они не хотят распространять негативную энергию, когда они грустят или разочарованы. 

Улыбка сияет на их лице, даже когда внутри они совершенно разбиты, и вы можете даже не заметить, что им плохо, если не так хорошо их знаете.

5. Хотя у них ранимая душа, у них также отважное сердце.

horoshii-11.jpg 6.Они никогда не жалуются на свои проблемы.

horoshii-7.jpg 7. Они помогают другим.


horoshii-12.jpg 8. Это душевные люди.

horoshii-8.jpg 9. Все, что им нужно для успокоения, это ваше объятие.

Хотя такие люди привыкли держать многие свои эмоции при себе из-за своей чувствительности, они могут иногда начать плакать без причины. Вам достаточно их обнять, чтобы успокоить, и улыбка вновь вернется на их лицо.

10. Как им удается так хорошо прятать свои эмоции и проблемы?

horoshii-5.jpg


Какого человека называют хорошим

11. Слова, которые они используют, в основном положительные.

horoshii-4.jpg 12. Они знают, что такое сопереживание и сострадание.

horoshii-3.jpg 13. Вы не услышите от них слов ненависти.


horoshii-6.jpg 14. Их эго незаметно.

horoshii-14.jpg 15. Они всегда смеются над вашими шутками.

horoshii-15.jpg 16. Их темная сторона – серая.


horoshii-13.jpg 17. Они излучают позитив.

Их улыбка заразительна, и они делятся своей позитивной энергией, радуясь, когда люди вокруг них счастливы. Всем нравится находиться рядом с хорошими людьми, но не все могут войти в узкий круг их друзей. Хотя они свободны от предрассудков, они довольно избирательны в выборе друзей и партнеров.

Источник: www.infoniac.ru

Различение Душевного и Духовного человека (в себе самом прежде всего) чрезвычайно важно на пути тотальной трансформации личности, то есть осуществления конечных, высших смыслов и целей. Это путь возвращения из отдельной формы жизни к Самой жизни. Источник — Эзотерика. Живое Знание


Опишу характерные черты Душевного и Духовного человека, подчеркнув, что в чистом виде эти типы практически не встречаются, а реально существует смешанный тип с различной степенью преобладания Душевного либо Духовного начала. Важно также то, что Духовное начало, пребывая в недрах Душевного, либо развивается, культивируется и начинает преобладать над Душевным (при благоприятных внешних и внутренних обстоятельствах), либо, затухая и заглушаясь бытовой и практической жизнедеятельностью, превращается в значимое, но незаполненное место во внутреннем мире человека, дающее ощущение неполноценной, несостоявшейся жизни и явной нехватки чего-то главного.

Душевный человек в своих жизненных устремлениях всегда ориентирован на обратную связь. Он как бы закольцован, потому что сам является и началом своей деятельности, и – после обретения результата деятельности – её концом и смыслом. Однако Душевный человек не всегда осознаёт эту закольцовку. Так, заботясь о детях или близких людях, вкладывая в них средства, силы и душу, он часто не обращает внимания на свои стереотипы, ограниченные ценностные ориентиры и примесь корыстных намерений.

Различные уровни эгоцентризма – от вульгарной корысти, до желания обрести покой в душе, находиться в гармонии с миром, заниматься самосовершенствованием и тому подобное, в огромной степени имеют Душевную компоненту.


Личность Духовного человека разомкнута, раскрыта для вхождения и заполнения её Большим, чем всё, что присутствует в её наличном бытии. Такая устремлённость за пределы личностного существования – благородна и истинна по своей природе, если обращена к святому, высшему и милосердному началу, пребывающему как в запредельной к видимому и невидимому миру бытийности (трансцендентности), так и в глубине сердца, сердцевине живущих (сравни: евангельское горчичное зерно, санскритский термин «хридайям» – место пребывания Атмана в сердцевине человека). Со-вестником этого глубинного контакта живущего с дающим жизнь началом является Совесть как различительное свойство души, отличающее дозволенное от недозволенного, и развитое настолько, насколько ум принимает возрастающие ограничения, выдвигаемые совестливым началом.

Поэтому вся жизненная вовлечённость, которая для Душевного человека имеет безусловную ценность, такая как работа, семья, друзья, обеспеченность, комфорт, личная обустроенность, для Духовного человека безусловной ценностью не является.

Для Духовного человека безусловную значимость имеет лишь сохранение сакральной связи с Сущим и Истинно Живым и соответствие своей деятельности этому. Вначале для поддержания этого требуются значительные усилия, противодействующие отвлекающим факторам мира и социокультурной агрессивности. Здесь уместно вспомнить образ духовного воителя, воина, сражающегося за Небесную Отчизну, Божью правду – с правдой и силой мира сего.


Духовный человек. Воин духа

 

По мере духовного возрастания и взросления в сердце возникает постоянное трансцендирующее дыхание Духа истины, а весь окружающий мир воспринимается живущим и дышащим тем же, только не внимающим этому таинству.

В результате духовного становления существенно изменяется внутренняя ось «Мы» — «Они». Для Душевного человека в зависимости от уровня культуры «Мы» изменяется от узкого круга – семья, друзья, родственники, сослуживцы, до страны и нации. Для Духовного человека границы «Мы» размываются: вначале к «Мы» причисляются духовно близкие люди, остальные – это «Они». А затем «Мы» (Я) включает всё человечество и вообще всё существование.

Радость же сопровождает Духовного человека, поскольку он посвящает свою деятельность неэгоцентричной жизненности, действуя бескорыстно, поступая по совести, помогая ближнему, честно исполняя свои обязанности. Высшим же благом является благо богообщения в алтаре своего сердца.

Реализация описанных здесь положений занимает годы и годы жизни под новыми ценностными ориентирами.


немалой степени возрастанию в Духовном человеке способствует верность первой встрече с Ним в пространстве своего внутреннего мира. Сказав духовному призыву внутри себя «да», важно ежедневно помнить об этом, оберегать в череде повседневных забот. Тогда процесс возрастания приобретает саморазвивающийся характер, а человек, живущий так, и не могущий жить по-другому, является дваждырождённым (рождённым свыше). Для такого человека жизненный центр внимания, усилий и забот перешёл в духовное измерение.

Такую жизнь можно уподобить росту и развитию цветка. Бережное внимательное памятование соответствует солнечному свету, а отличение дозволенного от недозволенного и следование этому – выпалыванию сорняков. Жизнелюбие и оптимизм (любовь и надежда) – есть удобрение и влага для ростка. Расцветёт же он в своё время.

 

Расцвет жизни духовного человека

 

Рейтинг: 3.89 (Проcмотров: 15787)

Читайте раздел Путь самопознания на портале эзотерики naturalworld.guru.

Источник: NaturalWorld.guru

Ни одно животное не нуждается в духовной пище, потому что ни одно животное не создано по образу Божию. Стоит ему насытить свой земной голод, как оно уже оказывается всем довольно и ничего другого не хочет. Это известно всем. По этой животной черте, часто встречающейся и у некоторых падших людей, обычно судят о духовной ступени, на которой стоит данный человек.

Идеал древних плотоугодников – «станем есть и пить, ибо завтра умрем» (1 Кор. 15: 32) – оценивался как крайне низкий не только христианами, но и более возвышенными язычниками. И для нынешних материалистически настроенных людей, отрицающих Божественное происхождение человека и веру в Бога вообще, тоже обидно услышать в свой адрес обвинение в том, что они живут одним желудком. Они тоже претендуют на то, чтобы иметь высшие идеалы.

Нераздельно сросся с человеком образ Божий, вложенный в него Творцом. Отсюда и стремление каждого из нас подняться над грубо материалистичным и служить чему-то возвышенному. Каждый испытывает потребность иметь «свою веру», пусть она даже и неправильная. Каждый хочет совершенствоваться, подняться над собой и стремиться к лучшему. «Человек бесконечно превосходит человека», – глубокомысленно сказал Паскаль, имея в виду эту особенность человеческой духовной природы.

Как душа, человек высоко поднимается над животными благодаря своим отличительным душевным качествам, сводящимся к трем основным проявлениям: уму, чувству и воле. Созданный Триединым Богом, человек несет следы Божией Троичности в своей душе, конкретнее – в ее проявлениях: уме, чувстве и воле. «В этих трех силах, – пишет святитель Амвросий Медиоланский, – наш внутренний человек, по силе своей духовной природы, удивительно отражает образ Божий».

Бог един по существу, но в то же время Троичен по Лицам. И человеческая душа одна по своей сущности, но отражает в себе Божественную Троичность. Как в Боге мы различаем Отца, Сына и Святого Духа, не сливая Три Пребожественных Лица и не разделяя их на три божества, так и в человеческой душе мы различаем ум, чувство и волю, не смешивая их между собой, но и не разделяя единую человеческую душу на три души. Это поразительное явление служит неким глубоким, неоспоримым и неискоренимым психологическим доказательством как существования Триединого Бога, так и нашего духовного родства с Ним (см.: Деян. 17: 28–29).

Верующие православные христиане, крещеные во имя Святой Троицы (см.: Мф. 28: 19), начинают и должны начинать каждую свою молитву, каждое дело и каждый решительный шаг в жизни словами: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Во имя Святой Троицы мы живем, и дай нам Боже во имя Ее и умереть! Оказавшийся верным Богу на этом свете имеет радость пребывания в вечном блаженном общении с вечно живым Богом и на том свете.

Элементарные животные переживания, сводящиеся к уровню инстинктов и обычных физических и физиологических ощущений, не могут сравниться с душевными проявлениями человека, а именно с его творческим, изобретательным и проницательным умом, с его самыми сложными, разнообразными, утонченными и возвышенными чувствами и, наконец, с его волевыми проявлениями, порождающими, вкупе с умом и чувствами, на уровне душевности различные науки, технику, искусства, музыку, поэзию, философию и пр.

Как бы ни были тонки душевные качества человека, они не могут считаться чем-то высшим в нем

Однако, как бы ни были тонки душевные качества человека, они не могут считаться чем-то высшим в нем. Намного выше них стоят проявления человеческого духа. Что же такое дух?

Согласно святителю Феофану Затворнику, это «та сила, которую вдунул Бог в лицо человека, завершая его сотворение». Отличительными чертами духа являются страх Божий, совесть и жажда Бога. «Ничто сотворенное не может удовлетворить наш дух. Вышедший от Бога, он и ищет Бога… Как бы много сотворенных вещей и благ ни имел кто-нибудь, он чувствует, что чего-то ему всё не хватает. Все… ищут и ищут. Ищут и находят – но что найдут, то отбрасывают и снова ищут, чтобы отбросить и то, что нашли. И так без конца… Не показывает ли это осязательно, что в нас имеется некая сила, которая от земного… влечет нас вверх, к небесному?»

Эта сила – дух. Данный каждому, он возобновляется в Святом Крещении, по словам блаженного Феофилакта, который пишет: «Если мы сохраним этот светильник ярким и неугасимым (“Духа не угашайте!” – 1 Фес. 5: 19), то войдем в чертог Жениха. Тогда и наша душа, и тело будут непорочными, поскольку Дух сияет в нас».   

Рассматриваемый лишь как плоть, человек не больше животного, особенно после катастрофы грехопадения. Рассматриваемый как носящий бессмертную душу, то есть как разумная тварь, наделенная чувством, умом и волей, впавший в беззакония человек, отдалившийся от Бога и противящийся всему Божественному, не сильно отличается от бесов. Ведь и они выделяются своими высокими дарованиями, которые, однако, они всецело и безвозвратно подчинили злу, повернувшись спиной к Богу. Только в здоровых проявлениях духа человек-грешник, искупленный Спасителем, обновленный благодатью, освященный Святым Духом и непрестанно жаждущий Бога, становится подобным ангелам (см.: Пс. 8: 6).

При злоупотреблении душевностью человек может пасть ниже животных и уподобиться бесам

Сегодня много говорят и пишут о душевности человека. И наша Православная Церковь смотрит на душевность как на высокое проявление человека, но не останавливается на этом, поскольку знает, что при злоупотреблении ею человек может пасть ниже животных и уподобиться бесам. Святое Православие всё достоинство человека видит не в его душевности, а в духовности, которая есть не что иное, как облагодатствование всецелого человека, плодами которого являются окончательный разрыв с грехом и вечное соединение со Святым Духом Божиим (см.: 1 Кор. 6: 17).

В современной культуре слово «духовность» часто используется неправильно, описывая проявления душевности, хотя и высшие. В этом смысле говорят о «духовной культуре», о «духовном прогрессе»… Однако христианские учители и мудрецы понимали, что душевность без подлинной духовности недостаточна для человека, созданного по образу Божию. Его душевные дарования, какими бы высокими они ни были первоначально, могут выродиться, как они и вырождаются, будучи оторваны от Бога и Его святой воли.

Наука и техника, например, могут быть поставлены на служение злу вместо добра. Открытие тайн атома и заложенной в нем энергии – это эпохальное достижение науки нашего столетия, которое могло бы облегчить материальную жизнь человечества, – не используется ли сегодня, именно ввиду отсутствия духовности, для подготовки к его полному уничтожению? Также и искусства могут получить самые богопротивные направления и начать развращать вместо того, чтобы возвышать. Музыка, поэзия, изобразительное искусство и т.д. могут деградировать и, порожденные душой, погубить душу.

Чтобы не получилось всего этого, человек должен любой ценой стремиться к единственно достойному для него идеалу – из плотского и душевного стать духовным. Это не означает, что, когда достигнет духовности, он перестанет быть телесным и душевным человеком. Нет! И у духовных людей тоже есть душа и тело. И у них есть телесные и душевные потребности, однако они уже не являются господствующими, а подчинены властвующему над ними духу.

Душевные проявления духовных людей управляются благодатным духом человека. Истинный христианин должен владеть своей плотью, обуздывать ее животные похоти, низменные влечения и ненасытные инстинкты, держа их в полном подчинении своей облагодатствованной в Крещении духовной природы. Он должен и все свои душевные дарования – ум, чувства, волю, самосознание, восприятие, воображение, память и т.д. – задействовать в творческом устремлении к достижению заповеданного богоподобия.

Для этой цели, если он хочет перейти от душевности к духовности, человек должен преуспевать в вере и страхе Божием, взращивать в своем сердце благоговение, любовь к Богу и людям и часто очищать на исповеди свою совесть, стремясь ко всё более глубокому богопознанию, достигаемому путем смирения ума (то есть плотского мудрования – см.: Рим. 8: 6) перед богооткровенными истинами.

К этому человек должен добавить усердное изучение слова Божия и исполнение заповедей Божиих, горячее и честное собеседование с Богом в молитве и прилежные занятия святоотеческими творениями – этими наилучшими руководствами к духовной жизни. Он должен жаждать Бога и всё больше умножать в себе благодать путем принятия Святых Таинств, преподаваемых Святой Православной Церковью. Так через осуществление постоянного молитвенного богообщения он будет расширять и углублять свою духовную жизнь, будет становиться всё более духовным и ангелоподобным. Таким образом он начнет свою вечную жизнь еще тут, на земле, по сказанному: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17: 3).

Такой духовный человек может без опаски заниматься и необходимыми для здешней жизни земными делами: и наукой, и техникой, и искусствами, и различными занятиями, как, например, музыкой и поэзией, внимательно следя за тем, чтобы не возгордиться всем этим. Если он возгордится, то из духовного может стать душевным.

Человек должен стремиться прославлять своими делами Бога, а не себя. Возьмем, к примеру, благочестивого плотника, искренне верующего человека. Плотничеством он зарабатывает себе на жизнь. В своем ремесле он, скажем, не просто большой мастер, но даже художник. Если умение мастерить из дерева всякие художественные изделия предрасполагает его к тому, чтобы постоянно благодарить Бога за то, что Он дал ему этот дар, то он сохранит духовность при своей высокой душевности. Но в случае если он возгордится своими произведениями и начнет налево и направо хвастать ими, то отпадет от близости с Богом и опустится на более низкую ступень душевности.

Какие великие по своим дарованиям люди из-за гордыни не могут достигнуть духовности, а остаются душевными!

Это может случиться со всеми видами душевных занятий, с любым человеком, что мы постоянно и наблюдаем в жизни. Какие великие по своим дарованиям люди по причине гордыни не могут достигнуть духовности, а остаются душевными! При своей большой душевной одаренности такие люди рабствуют самым низменным страстям! Вот, вы встречаете великого художника, но пьяницу; редкостного врача, но сребролюбца; виртуозного скрипача, но развратника; выдающегося ученого, но гневливого; талантливого писателя, но завистника.

Яркий пример высокой душевности без духовности являет собой Ницше, этот утонченно-душевный, но абсолютно недуховный человек. Благодаря своей демонично-талантливой душевности он написал удивительно оригинальные книги, которыми и погубил множество душ. В его лице наиболее ярко проявилась истинность Христовых слов: «Что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лк. 16: 15).

Образцами подражания для нас должны быть святые – эти самые духовные представители человеческого рода. Они иногда и при малых дарованиях достигали самого высокого богопознания и, с Божией помощью, из самых обычных людей становились образцами целомудрия и смирения, героями терпения и олицетворением человеческого совершенства.

В действительности не каждый может стать из ряда вон выходящим святым. Однако духовным человеком в той или иной степени должен стать каждый, потому что в этом заключается его предназначение. Элементарная духовность проявляется в ежедневном покаянии в своих грехах, в памятовании о Господе и Страшном суде, в частых, горячих молитвах к Создателю, в усердных занятиях словом Божиим, в смирении себя, в безропотном терпении всех огорчений и несчастий, попущенных Богом, в любви к Богу и ближним, в воздержании от плохих слов и особенно от осуждения окружающих, в удержании глаз от гибельных соблазнов, в борьбе со своими низменными наклонностями, а также в искоренении в себе злобы, гнева, ненависти, гордости, сребролюбия и всех прочих душевных страстей.

Христианство – это подвиг. Духовная жизнь – это постоянная война со страстями внутри нас и с бесовскими нападениями (см.: Еф. 6: 11–12). Христианин должен стремиться стать если не генералом в армии Христа, то хотя бы простым, но верным Ему воином, который трусливо не бросает перед врагом данное ему от Спасителя оружие, а бережет его и употребляет в ежедневных схватках с темными силами зла…

Так каждый христианин может подняться до элементарной духовности, которая открывает доступ в Царство Небесное. Не достигнет этого – он напрасно жил на этом свете и, по выражению псалмопевца, уподобился животным, которые погибают (см.: Пс. 48: 21).

Достоинство человека, как мы видим, не в его душевности, а в духовности. Святитель Феофан мудро рассуждает: «Пусть хотя бы душевность будет естественной, неестественно для человека быть плотским. Ошибка здесь в совершенном преобладании того, что должно быть в подчинении».

«Глупец, боящийся Бога, выше образованного и изящного, который, однако, не стремится к самой высокой цели – угодить Богу…»

Человек должен стремиться прежде всего и выше всего к Богу. Поэтому, помимо тела и души, в нем должен владычествовать дух. «Дух – это высшая сторона человеческой жизни. Он сила, которая влечет его от видимого к невидимому, от временного к вечному, от творения к Творцу; дух характеризует человека и отличает его от всех иных живых земных тварей». Поэтому «когда у кого-нибудь господствует духовное начало… то он – на правильном пути… потому что духовность – это норма человеческой жизни, и, следовательно, будучи духовным, он является настоящим человеком, тогда как душевный, так же как и плотской человек, – не настоящие люди… Если душевные проявления кого-либо невысоки (в научных познаниях, искусствах и прочих сферах) и если его физическая деятельность сильно ограничена, то он всё же является настоящим, полноценным человеком (если он духовен. – А.С.). А душевный (эрудит, человек искусства, мастер), по большей части еще плотской, человек не является настоящим человеком, как бы прекрасен он ни был по наружности… Отсюда глупец, боящийся Бога, выше образованного и изящного, который, однако, не стремится к самой высокой цели – угодить Богу…».

Духовные люди достигают цели своей земной жизни и спасаются, а душевные погибают! Душевный человек, если он борется против Бога и духовности, оказывается в плену темных сил. Они затуманивают посредством гордыни его разум, и он уже не может ощутить превосходство духовности над душевностью, а иногда даже глумится над духовными проявлениями скромных богопочитателей. Он борется и против Бога, и против закона Божия и таким образом сам обрушивает лестницу, по которой мог бы подняться до сфер высокой духовности.

Душевный человек, по словам святого апостола Павла, не воспринимает того, что от Духа Божия: для него это безумство; и не может этого понять, потому что это исследуется духовно (см.: 1 Кор. 2: 14). Так возгордившийся душевный человек падает со своей мнимой высоты вниз, а смиряющийся духовный человек, будь он даже самым убогим в душевных проявлениях, оказывается далеко вознесенным над душевными людьми.

Бог часто обличал и обличает возгордившихся душевных людей через смиренных духовных людей, как написано: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, – для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1 Кор. 1: 27–29).

Самое страшное последствие отсутствия духовности – это утрата вечного спасения

Самое страшное последствие отсутствия духовности – это утрата вечного спасения. Духовный получает привилегию быть обиталищем Святого Духа, Который, по святому Симеону Новому Богослову, является «душой нашей души»1. Этой привилегии лишены душевные люди. Если кто-нибудь не имеет в себе Духа Святого, он, по словам святого апостола Павла, не Христов (см.: Рим. 8: 9). Такой человек может подчинить и свою душевность самому низкому в человеке – плоти – и начать своими дарованиями воспевать и превозносить одно только плотское в человеке. Тогда вместо духовно умудренного ведения (познания), к которому призваны все мы, водворяется так называемое «плотское мудрование», о котором святой апостол Павел пишет: «Живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские (то есть плотское мудрование. – А.С.) суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир… Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут… Живущие по плоти Богу угодить не могут… Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас» (Рим. 8: 5–11).

В этом радостном воскресении для вечно блаженной жизни, то есть в вечном спасении, примут участие только те, чьи души еще в земной жизни ожили для веры и благочестия и кто стал духовным. Они будут иметь истинную радостную небесную Жизнь после жизни на земле. Это чудо совершает в человеке Сам Святой Дух Своею благодатью, по словам святого Симеона Нового Богослова, который пишет: «Именно это было конечной целью воплощенного домостроительства, то есть именно для этого воплотился Сын Божий, Бог Слово, и стал Человеком, чтобы души верующих в Него приняли благодать Святого Духа как душу… (нашей души. – А.С.) и чтобы проявились таким образом как возрожденные, пересозданные и обновленные Святым Крещением и стали тем, чем был первый человек до грехопадения, освящаясь благодатью Святого Духа в уме, совести и всех своих чувствах, так чтобы затем вовсе не было растленной падением жизни, которая увлекала бы желание души к плотским и мирским похотям»2.

Человек – истинный венец творения Божия, только если он духовен, то есть если в душе его живет Святой Божий Дух. Если нет там Духа Божия, то такой человек при всей своей высокой душевности мертв духом, потому что – воспользуемся здесь прекрасным выражением епископа Феофана – «как у души нет жизни без тела, так и без Духа Божия нет духовной жизни в душе».

Эта мысль подтверждается последним антифоном воскресного богослужения 4-го гласа: «Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается, светлеется Троическим единством священнотайне». Так оживотворенный человек воскресает для вечного блаженства. А недуховные люди, не воскрешенные здесь для благодатной жизни во Христе, воскреснут в осуждение (см.: Ин. 5: 29). С кем будем мы?

Источник: pravoslavie.ru


Categories: Человек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.