Как философская наука, отличная от обыденного морального созна­ния, стихийно формирующегося в процессе социальной практике людей. Это от­носится не только к этике, но и к философии в целом и всем гуманитар­ным наукам.

Специфика этики в данном вопросе состоит в том, что указан­ные цели формулируются здесь в форме идей о должном, о добре и зле, в виде идеалов, моральных принципов и норм поведения, в учении о назна­чении человека и смысле его жизни. Сквозь столетие, от древности до наших дней, пришло не только название науки ("этика"), но и неизменной остается и ее главная цель, а также основные задачи.

Главная цель этики — определить для людей идеал, который лучше всякого совета обеспечивал бы ориентацию человека в ложных переплете­ниях общественных отношений, подводил бы их к действию в должном нап­равлении.

Предмет науки – мораль — существенно расширился. Сам термин имеет латинскую основу, и его появление приписывают Цицерону.

Приблизительным латинским аналогом слова этос (ethos) -является слово мос (mos) — нрав, характер, поведение, обычай, мода, покрой одежды, закон, предписание, свойство, внутренняя природа.


Примечательно, что латинский аналог употреблялся в большей степе­ни для обозначения человеческих качеств, индивидуальных особенностей, в отличие от греческого " ethos "- ставившего на первое место общест­венную характеристику.

Ориентируясь на греческий опыт и прямо ссылаясь на Аристотеля, Цицерон вводит термин (moralis)- относящийся к характеру, обычаям.

Позднее в IV веке н.э. возникает его производ­ное (moraliyas) или (мораль)- для обозначения особой формы общественного сознания, нравственности и ее правил.

По своему происхождению слова " этика" и " мораль" совпадают — они не являются продуктами собственного развития языка, а были соз­даны искусственно. В обыденном сознании понятие "этика" и "мораль" часто употребля­ются как синонимы.

Но, как уже было отмечено, мораль- это явление социальной практи­ки, неразрывно связанное с процессом становления, трансформации и раз­вития общественных систем, она конкретно — исторична, с одной стороны, и универсальна по своим функциям и обращенности к человеческим отношени­ям, с другой. Мораль — самая древняя форма человеческого сознания, ее зачатки можно видеть в первобытном строе.

Очень простой вариант структуры морали был намечен в древности. Ведь нравственность — это, с одной стороны, понятие, убеждения, намерения, а с другой стороны — поступки, практические действия. Соединение же слова и дела составляет суть нравственных отношений между людьми, поэтому в морали в неразрывном единстве находятся сознание, деятельность и отношение.


Иначе в структуре нравственности выделяются:

• нравственное сознание (общественное и индивидуальное);

• нравственная практика;

• нравственные отношения.

Нравственное сознание представляет собой субъективную сторону нравственности, отражающей нравственное бытие людей. Особенность этого сознания — в восприятии всех явлений с точки зрения ценности. Главная задача заключается не в объяснении явления, не в раскрытии его причин, а в его оценке. Ценностное отношение к действительности — важная характеристика нравственного сознания. Особое место в иерархии ценностей занимает идея о должном. Эта идея определяет конечную цель деятельности человека (или общества).

Нравственная практика является результатом объективации морального сознания, а базовый элемент практики — поступок. Структура нравственной практики может состоять из следующих составляющих:

• замысел (намерение или постановка цели);

• мотивация, обоснование замысла;

• выбор цели, средств;

• принятие решений;

• действия, реализующие нравственную установку и линию поведения человека.

Нравственные отношения предполагают совокупность зависимостей и связей, возникающих в процессе нравственной практики. Особенность нравственных отношений в том, что люди возлагают на себя определенные моральные обязательства, проявляющиеся в понимании своего долга, ответственности перед другими людьми и обществом в целом.


Вместе с тем для выявления сущности морали важную роль играет понимание функций, которые она выполняет.

Оценочная функция морали заключается в понимании того, что такое добро и зло, справедливость, долг, совесть. В моральном сознании сущее сопоставляется с должным, поэтому моральные оценки носят универсальный характер и распространяются на все действия человека. Более того, моральная оценка опирается на моральные убеждения индивида и авторитет общественного мнения.

Познавательная функция направлена на постижение величайшего многообразия культурного опыта, накопленного человечеством. В нем необходимо помнить, что познавательная функция морали осуществляется иначе. При этом в значительной степени гораздо большую роль играют чувства, вера, интуитивное восприятие многообразия межчеловеческих связей и отношений.

Регулятивная функция – одна из ведущих функций морали. В этой роли мораль корректирует практическую деятельность человека с точки зрения учета интересов других людей и общества. Однако регулирует поведение индивида не только мораль, но и право, религия, искусство, политическое сознание, т. е. все формы общественного сознания.


Воспитательная функция морали состоит в том, что она участвует в формировании человеческой личности. Мораль способствует установлению смысла жизни, осознанию человеком своего достоинства, долга перед другими людьми и обществом, осмыслению необходимости уважения к правам личности, достоинству других.

Ценностно-ориентирующая функция, исходя из нравственных представлений, нацеливает человека постоянно сравнивать реальное с идеальным, сущее с должным. Это позволяет корректировать свое поведение, определять вектор своего духовного развития.

Источник: cyberpedia.su

Этические направления в XIX веке

В этике XIX века можно выделить две традиции в трактовке этических проблем:

I. Социологизм — понимает мораль как по преимуществу социальное явление, порождаемое общественными отношениями . Примером такого подхода к нравственным явлениям может служить учение К. Маркса . Согласно немецкому философу, основой общественной жизни является общественное производство, способ которого определяет отношения собственности, на основе которых складываются все другие общественные отношения, в том числе нравственные.
А поскольку производительные силы и производственные отношения исторически изменяются, то и мораль не вечна, а исторически и классово относительна. Способом изменения нравственных отношений в социуме считалось революционное изменение отношений собственности.


II. Иррационализм , представленный, в частности, «философией жизни», исходит из того, что стихия жизни не подвластна человеку и его разуму, но именно она является первичной основой бытия. Данная философская позиция послужила предпосылкой двух самобытных, но существенно различных этических построений.

В произведении «Мир как воля и представление» немецкий философА.Шопенгауэр обозначил свою исходную позицию в главе
«О ничтожестве и горестях жизни». Мировая воля-к-жизни проявляется в человеке как ненасытные желания, а это неминуемо ведет к страданию. Люди должны быть несчастны, и они несчастны. В такой ситуации возможны две линии поведения:

· некоторые люди стремятся преодолеть свое страдание путем созерцания чужого, они яростно вгрызаются в жизнь, надеясь все-таки удовлетворить свои желания, от чего их воля-к-жизни возрастает и страдания возобновляются на новом витке;

· в других же людях рождается сострадание сначала к себе, а затем и к другим; в этом сострадании — основа нравственности.

В трактовке другого немецкого философа — Ф.Ницше — жизнь не мучает человека, а дает ему первобытную радость бытия. В людях жизненная мощь проявляется как ненасытная воля-к-власти (не только политической, но власти в широком всепоглощающем смысле).

С этой позиции Ницше подверг критике всю традиционную мораль (христианскую и буржуазную): она выступает ограничителем для воли-к-власти, является формой слабости и порождена людьми худшего сорта.


я доказательства выдвинутого тезиса Ницше исследует происхождение морали и находит, что изначально моральным называлось все то, что исходило от высших, сильных, благородных сословий, а безнравственным называлось все плебейское. Со временем христианство и цивилизация исказили естественный порядок вещей, насадили «мораль послушания», ведущую человечество к упадку. Эта «мораль слабых» должна быть отброшена и ее место занятьаристократическая мораль сверхчеловека . Трактовки последней в культуре ХХ века оказались весьма различны: от фашистской до неохристианской (например, у Н.А.Бердяева).

Некоторые учения в этике ХХ века

Этику ХХ века можно назвать интеллектуальной реакцией на социальные катастрофы, произошедшие в этом столетии. Две мировые войны и региональные конфликты, тоталитарные режимы и терроризм побуждают задуматься о самой возможности этики в мире, столь откровенно чуждом добра. Из великого множества разнообразных этических учений, созданных в ХХ веке, мы рассмотрим лишь два. Их представители не только сконструировали теоретические модели морали, но и сделали из них практические нормативные выводы.

I. Экзистенциализм («философия существования») выдвинул теоретический тезис: существование предшествует сущности . Применительно к бытию человека это означает, что существование человека не является разверткой какой-то его предзаданной сущности; напротив, человек в ходе своего существования обретает сущность, которая никогда не бывает завершенной.


Для Альбера Камю , французского писателя и философа, исходной стала тема абсурдности человеческого бытия, всесторонне рассмотренная в эссе «Миф о Сизифе». Абсурдны катастрофы этого мира, но не менее абсурдно наше повседневное, обыденное существование. При таких обстоятельствах человек закономерно должен задаться вопросом о том, не следует ли покончить с собой. Ответ Камю на этот вопрос отрицательный: самоубийство только увеличивает абсурдность происходящего. Наше положение в мире подобно положению Сизифа, катающего тяжелый камень жизни без надежды когда-либо достичь результата. Пока Сизиф проклинает богов, принудивших его к этому бессмысленному труду, и надеется, что ситуация изменится, боги смеются над ним. Надо достичь абсолютной ясности в понимании своей участи и перестать надеяться, тогда катание камня станет делом самого Сизифа, оно наполнится смыслом, благодаря его собственному усилию, он изменит отношение своего сознания к происходящему. Судьба человека, как и Сизифа, трагична, он должен этически мужественно ее принять и вопреки всему лично настаивать на том, что моральные ценности (в частности, смысл жизни) возможны.

Ж.П.Сартр полагал, что человек в принципе ведет неподлинное существование , он «заброшен в мир», чуждый его сокровенным чаяниям.


неподлинном мире подлинность существования человек обретает лишь, совершая выбор . Однако все традиционные опоры морального выбора (семья, религия, общество) утратили свое значение, индивид оказался «брошенным в свободу». Именно «граничные ситуации» (ситуации на грани жизни и смерти) наиболее ясно выявляют наше подлинное «я». Выбор в них совершается абсолютно индивидуально, на свой страх и риск, без гарантий морального одобрения. Абсолютно свободный человек несет всю ответственность за свои поступки и их последствия. Такая глобальная ответственность делает человеческое существование полным Заботы, Тревоги, Отчаяния. Совершая поступки, избранные в качестве нравственных, человек не может надеяться на успех, и все-таки должен их совершать, чтобы обрести подлинность существования.

Источник: mirznanii.com

Рабочие термины и ключевые понятия

фото 703

Этика – это философия, объединяющая воедино мораль, этос и нравственность. Ее цель – открыть для человека тайну морального бытия через воспитание в нем культуры общения. Люди ограничены знаниями о табуированной морали, которая не всегда вызывает желание ей следовать. Нигилистическое отношение к морали приводит к поведенческой нереализованности личности. В результате псевдоценности вытесняют мораль.

Этика обязана тем, что стала самостоятельной дисциплиной, Аристотелю. Он в 4 веке до нашей эры вывел этот термин, заключив его в область знаний между наукой о душе и наукой, изучающей искусство управлять обществом и государством – психологией и политикой.

Чтобы вести разговор об этой дисциплине, необходимо понимать значение следующих понятий:


  • этика – учение, рассказывающее о тех добродетелях, которые могут привести человека к счастью и благам;
  • мораль – наставление или вывод, сделанные с поучительной целью;
  • нравственность – путь освоения людьми мира, основанный на духовно-практических знаниях.

Из названных определений становится понятным, что нельзя объединять эти термины или принимать их за синонимы. Они не были таковыми с момента, когда зародились философия и этика, связь между которыми существует и по сей день.

Понимание категорий добродетели и долга менялось по мере развития человечества. В эпоху Средних веков добродетели были связаны с соблюдением божьих законов и познанием Божественного. Если во времена античности человек должен был быть наделен мудростью, благоразумием, щедростью и справедливостью, то в Средние века список качеств сокращается до способности к надежде, вере и любви.

Во время Возрождения, распространение получает принцип гуманизма. Позже Иммануил Кант в своих этических произведениях делает основополагающей категорию долга, заявляя, что человек должен поступать так, чтобы воля смогла лечь в основу законодательства для всех остальных людей.

В XX веке появилась прикладная этика, ставшая новым этапом этического знания. Она призывает людей к освоению ценностно-культурных мировых богатств, гуманистических принципов, возможностей совершенствовать духовную и практическую стороны бытия.

Этика как отрасль философского знания


Будучи отраслью философского знания, этика подразделяется на два раздела:

  1. практическая;
  2. теоретическая.

Первая является кодексом правил и норм, которыми человек должен руководствоваться, чтобы правильно жить в обществе. Вторая изучает философско-религиозные вопросы, объединяет научную информацию. Благодаря рассуждениям и выводам, которые основываются на принципе логичности, этика стала научной дисциплиной. Но, несмотря на это, этику также можно отнести к философии на основании проблем, которые она рассматривает.

Помимо этики, к философским дисциплинам относятся:

  • гносеология;
  • онтология;
  • эстетика.

Перечисленные отрасли охватывают различные темы в зависимости от историко-культурных и иных особенностей изучаемого вопроса. Вопросы, подпадающие под компетенцию этики, относятся к онтологии теории познания. С помощью онтологических и гносеологических догм, этика показывает, что нравственные ценности существуют в реальности и что каждый человек может изучить их и вписать в свою картину мира.

Относясь к философии, этика большей частью является теоретической дисциплиной, которая объединяет мораль с нравственными отношениями и высшими устремлениями каждого из людей. Она представляет собой нормативную и практическую части философского знания. Производя не только информацию и знания, которые можно изучить, но и духовные ценности, проявляемые в реальной жизни, она становится основой деятельности человека и задает ей вектор, указывает на добродетели, к которым следует стремиться в течение жизни.

Особенность этики в том, что объект ее изучения – не то происходящее, что в реальности окружает нас, а то должное, что происходит в соответствии с нравственными и духовными ценностями. Поэтому, ее можно отнести к философским дисциплинам, изучающим не только ценности человеческой жизни, но и то, как поступки и действия людей соответствуют моральным нормам.

Этика как предмет профессиологического анализа

Межличностные отношения и взаимоотношения человека с окружающим миром – главный предмет анализа этики. Через это она придает морали осмысленность, занимается исследованием ее сущности, природы, механизмов возникновения и развития, структуры и функций. Этика рассказывает о том, как мораль проявляется во время различной деятельности. Мораль выступает в качестве формы индивидуального и общественного сознания.

Наука ставит в центр человека, который является обособленной единицей бытия, уникальной личностью, которая может совершенствовать себя и регулировать, реализовывать свои желания и цели. Во внешнем поле находится социальная реальность, содержащая нормы, правила, юридические законы и другие требования по отношению к каждой личности. Эти правила и предписания оказывают влияние на то, как человек себя ведет, какой деятельностью занимается, чем наполняет свою духовную жизнь.

Этика изучает, как человек реализует свободу своей воли через различные виды деятельности, в том числе через профессию. Науку интересует то, на какие безусловные моральные ценности опирается человек, а не его практические или утилитарные мотивы. Помимо изучения морали и ее интерпретаций, этика стимулирует ее продвижение, изменение.

Особенную актуальность приобретает этика в наши дни, когда мир находится в непростой политической ситуации, а Россия переживает исторически сложный период. Ученые-философы сигнализируют, что видят наибольшую проблему не в политическом или экономическом крахе, которые могут произойти, а в том, что реальность может разрушительно влиять на личность.

Все больше предпосылок появляется, чтобы современники делали выбор в пользу материального, а не духовного. Представления о том, что такое милосердие, доброта, великодушие, справедливость и даже патриотизм стираются или претерпевают значительные изменения. Рост агрессии в обществе ведет к росту преступности среди детей и подростков. Молодежь часто обнаруживает духовную, волевую и эмоциональную незрелость.

Этика говорит о необходимости возврата к исторической преемственности поколений, которая позволяла воспитывать детей, приводя им в пример великих людей, которые уже умерли. Это позволило бы людям с молодого возраста знать, на какие столпы опираться при решении проблем и сложных жизненных ситуаций. Тогда в дальнейшем, приобретая власть и способность влиять на важные экономические, политические и духовные процессы, люди будут использовать мораль при решении конфликтов любого характера.

Объект и предмет этики как практической философии

Этика – учение, изучающая с практический точки зрения нравственность и мораль, включая их возникновение, особенности и закономерности, в соответствии с которыми они развиваются. Объектом изучения выступают нравственность и мораль, а предметом – их сущностные характеристики и специфика.

Такая дисциплина выполняет роль методологии для прочих наук, которые заняты изучением конкретных нравственных и моральных проблем.

Будучи практической философией, этика нашла свое применение в первую очередь в профессиональной среде. Она объясняет, почему специалист должен действовать тем или иным образом, руководствуясь внутренними принципами. Во многих университетах при обучении на различные специальности студенты изучают такой предмет, как «профессиональная этика». Ее объектами становятся:

  • отношения внутри рабочих коллективов;
  • отношение работников к своему труду, коллегам и клиентам;
  • нравственные устои;
  • профессиональное воспитание будущих профессионалов.

Нормы профессиональной этики начали свое становление еще в раннем рабовладельческом обществе – в период, когда появились профессии, которым обучали массово: лекари, наставники, политические деятели, писари, работники религиозных учреждений. Часть профессий имеет более раннее происхождение и своды правил, характерные именно для них: например, «Клятва Гиппократа», которую дают медики.

фото 704

Современная этика учитывает дифференциацию, возникающую при развитии норм профессиональной морали, а также объединение этих норм в специальностях, схожих функционально. Наука учитывает наличие общей модели хозяйствования, единой для всех стран, методы современных коммуникаций, необходимость в кооперации для производства высокотехнологичных товаров и качественных услуг, а также техногенную опасность, нависшую над людьми и миром.

Нравственные требования в современных реалиях существуют для каждой профессии.

Структура и актуальные этические проблемы

Как философская дисциплина, этика имеет собственную структуру. В нее включены:

  • история дисциплины;
  • теоретико-методологические данные о самых абстрактных этических проблемах;
  • описание исторических типов морали, или ее генеалогия;
  • социология морали, которая рассказывает о практической роли нравственных понятий в общественной жизни и жизни личности;
  • психология нравственности и морали;
  • праксиология – прикладная разновидность данной дисциплины;
  • педагогическая этика – наука о морально-нравственном воспитании.

Самостоятельный статус этики в философии и его обоснование – это большая теоретическая проблема, которая стоит перед философами и учеными и поныне. Нередко ее относят к философским теориям или гуманитарным наукам. То, что этика является философской дисциплиной, очевидно из того, что первая представляет собой цель, необходимую для философского мышления. Она учит, как сформулировать и достигать цели в жизни, в чем ценность жизни.

Поскольку этика является практической философией, изучение ее крайне важно. Каждый человек к зрелому возрасту располагает системой ценностей и взглядов на мир, но, когда речь заходит о вынесении оценки в области профессиональной или политической жизни, необходимо умение точно разбираться в ситуации и не быть субъективным. Специалисты в области прикладной этики крайне нужны в таких областях, как:

  • проведение этико-прикладных исследований;
  • организация деловых отношений;
  • арт-бизнес;
  • эстетика;
  • обучение культуре управления;
  • биоэтика;
  • этикет.

Главная цель, которую имеет под собой изучение данной дисциплины – вызвать в человеке желание освоить ценностное, теоретическое и культурное многообразие этой науки. Она должна стать сердцевиной как общественной, так и личностной жизнеорганизации.

Актуальные этические проблемы

Несмотря на то, что мы привыкли считать современное общество достаточно развитым, оно не только имеет многие этические проблемы, которые отмечали философы, стоящие у истоков этой дисциплины, но и породило новые. Последние имеют взаимосвязь с информационным, техническим и экономическим развитием общества и происходящими в нем политическими процессами.

Одна из основных проблем, стоящих особенно остро – это неравномерность распределения ресурсов на планете. В то время как демографический взрыв характерен для одних стран, мировые ресурсы находятся во власти других государств. Меняются ценности людей, растет склонность заменять духовную сферу вещизмом. Само понимание смысла жизни человека изменяется.

фото 705

Современные этические проблемы таковы:

  • терроризм, являющийся следствием глобализации;
  • создание общей основы для развития разных культур – идеи ненасилия и демократизации общества;
  • виртуализация процессов коммуникации;
  • проблема информационной безопасности.

Эти проблемы подводят человека к одному: готовности сделать правильный моральный выбор для гармоничного сосуществования с обществом и собой.

Этика – наука, изучение которой важно в наше время. Зародившаяся много столетий назад, она способна пролить свет на проблемы мира и человеческой души, научить следовать моральному закону и соблюдать нравственные принципы.

Источник: mystroimmir.ru

S.N. Borisov, A.V. Artuch

The article deals with the problem of the modern terrorism as cultural-anthropologic phenomenon.The analysis of preceding forms of the violence allowed us to determine an ar-chetypic role of immolation. Batay's definition of the immolation allowed us to give new meaning to the modern terrorism as "loss" in the atmosphere of civilized capitalizm and to give existential meaning to the loss of immanence of being.

Key words: violence, terrorism, immolation, archetype, myth, system.

Borisov Sergey Nikolayevich, candidate of philosophy science, docent [email protected], Russia, Belgorod, Belgorod State Institute of Arts and Culture.

Alexander Vitalievich Artuch, postgraduate student,[email protected], Russia, Belgorod, Belgorod State National Research University.

УДК 17.025

ЭТИКА КАК ФИЛОСОФСКАЯ ДИСЦИПЛИНА: ИСТОКИ И ПУТИ РАЗВИТИЯ

М.Л. Г ельфонд

Посвящена определению места и роли этики в системе философского знания. Предметом исследования являются основные особенности и задачи этики как одной из фундаментальных философских дисциплин. Автор анализирует историю, современное состояние и перспективы развития моральной философии и нравственной культуры в целом.

Ключевые слова: философия, этика, мораль, наука, религия, культура, цивилизация, идеология, общество, рациональность.

Философия как система представляет собой исторически обусловленный результат внутренней дисциплинарной дифференциации и, отчасти, специализации философских знаний, с одной стороны, и процесса постепенного «отпочкования» от исходно единого в телеологическом и методологическом отношении философского дискурса парадигмы классической науки. На этом пути философия окончательно утрачивает монополию на универсальную рациональную картину мира, но сохраняет присущую ей изначально интенцию к всеобъемлющей интеграции знаний и нормативно-ценностных принципов в форме антропоцентрической мировоззренческой целостности. Говоря иными словами, современная философия, будучи вынужденной признать объективную ограниченность собственного объяснительного потенциала, предпочитает позиционировать себя в качестве уникальной модели понимающего мышления, которое осуществляет навигацию разумных существ в пространстве смыслов.

Этика, т. е. нравственная или моральная философия, по праву занимает одну из ключевых позиций в системе философского знания, в значительной мере определяя наше отношение к философии в целом как к стратегии собственно человеческого существования. Не случайно, на вопрос: «Что делает философия?», Вл. Соловьев в своей знаменитой лекции, прочитанной им 20 ноября 1880 года в Санкт-Петербургском университете, дает удивительный по своей лаконичной торжественности ответ: философия «… делает человека вполне человеком», а потому каждый из нас, должен понимать, что «… занимаясь философией, он занимается делом хорошим, делом великим и для всего мира полезным» [3, с. 125].

Хрестоматийным способом доказательства этой предельно широко понимаемой общегуманистической значимости философского знания, призванного, по выражению Вл. Соловьева, преображать универсум в «форму свободной человечности» [3, с. 125], служит апелляция к его этической составляющей. А именно, к тому исторически фиксируемому культурному событию, когда философский разум избирает в качестве приоритетного предмета своего интереса вопрос о том, что движет человеком при совершении тех или иных поступков и чем регламентируется сфера его независимого от объективной физической необходимости поведения. Из этой аналитической почвы вырастает этика как самостоятельная философская дисциплина, рождение которой история философии прочно связывает со знаковой сократической максимой: «… всего более нужно ценить не жизнь, как таковую, но жизнь хорошую…», ибо «…хорошее, прекрасное, справедливое — все это одно и то же…» [2, с. 126]. Так, с рационально обоснованного разграничения между жизнью как таковой, т.е. жизнью в ее естественном и социальном выражении, определяемой внешними по отношению к индивиду факторами, и жизнью хорошей или достойной, т.е. жизнью, качество которой обусловлено сознательными усилиями самого человека, начинаются мораль и этика.

С этого момента обнаружение подлинного источника моральных обязанностей становиться неотъемлемым условием самоидентификации любого разумного индивида. Причем данное утверждение в полной мере справедливо даже с учетом допущения, что самоопределение личности может проходить под знаком последовательной дискредитации любых культурных норм, включая все возможные нравственные императивы.

Парадоксальность подобной логики рассуждения состоит в том, что мы можем системно действовать вне морали (или, по крайней мере, в обход всех известных ее предписаний), но не можем последовательно мыслить безотносительно к ее базовым ценностно-нормативным концептам. Иными словами, наше мышление и поведение может быть в большей или меньшей степени аморальным, но не может быть внеморальным в строгом смысле этого определения.

Столь простой, до наивности, ход мысли невольно заставляет даже самого скептически настроенного по отношению ко всякому философствованию прагматика признать несомненную культурно-историческую значимость инициированного античным мышлением этикоантропологического переворота в европейском сознании, который привел к дисциплинарному оформлению особой области философского знания -этики в качестве практической философии. Именно так определил ее статус Аристотель, поместив этику между психологией и политикой и указав, тем самым, на специфически двойственный характер ее предмета, занимающего пограничную нишу на стыке сфер индивидуального и общественного бытия человека.

В этой общеизвестной дефиниции этики как практической философии заключено немало смысловых кодов, исчерпывающая дешифровка которых вряд ли возможна. Однако не подлежит сомнению: одним из ключевых и, одновременно, наиболее очевидных смыслов данного определения служит прямое указание на то, что этика не только с необходимостью включает в себя практическую, т.е. сугубо нормативную, часть, но и является своего рода практически воплотимым «продуктом» философского знания как такового, предстающим в форме императивно-ценностной стратегии подлинно человеческого существования. Таким образом, именно через этику, призванную формулировать, систематизировать и обосновывать каноны совершенного поведения людей, как в личной, так и в общественной жизни, осуществляется выход универсальных абстракций философской рациональности в конкретную коммуникативно-деятельностную практику.

Вместе с тем, не стоит сводить функции философской этики лишь к некоторой технической процедуре формализации и кодификации определенной категории правил поведения. С этой задачей человечество вполне успешно справилось бы посредством политико-правовых институтов и житейского благоразумия. Философская этика — удел профессиональных провокаторов ценностного сознания и неутомимых критиков традиционных устоев жизни человеческих сообществ. Не случайно, мыслитель-этик всегда подчеркнуто строг к современности, находя в ней вопиющие признаки упадка нравственной культуры, но нередко искренне восхищен чистотой нравов и высокими помыслами предков. То, что несет в себе реальность, -предмет беспристрастного анализа или разновидность некоей социальнопсихологической патологии, требующей постановки максимально точного диагноза с целью назначения оправданного и эффективного лечения пораженного опасным недугом организма. Подобное образное сравнение, как, впрочем, и любые другие аналогии, достаточно условно и в чем-то, бесспорно, искусственно. Между тем именно в этом ракурсе отчетливее всего можно увидеть главную причину традиционных обвинений в адрес философии в целом и философской этики, в частности. Их лейтмотивом служит

обличение очевидного расхождения результатов философской рефлексии и способов их конкретно-жизненного воплощения. Иначе говоря, в очередной раз констатировать отсутствие позитивного смысла человеческой жизни, лишающее ее какой-либо ценности, философу неизмеримо легче, чем совершить единственно возможный практический шаг во исполнение этой максимы, а выстроить впечатляющее воображение здание грандиозноотвлеченной метафизической системы проще, чем ответить на кажущийся локальным вопрос о том, как человеку следует жить в условиях повседневной действительности.

Однако, если рафинированная созерцательность и внутренне обусловленная непротиворечивость философских и, отчасти, теологических спекуляций представляется современному человеку бесполезным, но не лишенным некоторого изящества мысли и археологической ценности анахронизмом, то позиция философа-этика, претендующего на роль объективного арбитра при решении нормативно-ценностных конфликтов, сторонами которых все мы неизбежно являемся, вызывает порой самое искреннее желание разоблачить в его лице беспомощность и лицемерие любых человеческих притязаний на обладание правом рассуждать о должном. Заведомая нелегитимность таких полномочий обнаруживает себя в отсутствии у большинства мыслителей, избравших предметом своих аналитических усилий мораль, устойчивого стремления к последовательному преобразованию собственной жизни в соответствии с теми положениями и принципами, которые постулируются ими на страницах их трактатов. Вот уж воистину парадокс: квалифицированно рассуждать о морали — отнюдь не значит быть морально состоятельным индивидом и, тем более, воплощенным примером нравственного совершенства.

Греки считали, что этика является практической философией, прежде всего, потому, что, в отличие от других ее разделов, овладеть этикой возможно только претворив знание добродетелей в собственную добродетельность. Однако бесхитростная органичность и логическая убедительность этого дидактически обусловленного вывода для современного человека далеко не столь очевидна. К тому же область знания, имеющая дело не с объективно устанавливаемыми фактами или отвлеченными умозаключениями, а с поступками, их мотивами и критериями оценки, не может обеспечить той степени однозначности ценностных посылок и точности императивных выводов, которая исключала бы столь настораживающие критически настроенного обывателя многообразие, индивидуализиро-ванность и идейную конкуренцию существующих этических систем.

А потому этике трудно сохранить тождественность самой себе и остаться актуальной в условиях социальных реалий сегодняшнего дня. Самодостаточная моральная философия просто не может быть востребована современной цивилизацией, остро нуждающейся в технологическом обеспечении своего функционирования. Для нее этика — всего лишь один из

инструментов социальной организации, способ выработки и согласования поведенческих стандартов в отдельных сферах человеческой деятельности, а не универсальное знание о том, как человеку следует жить, дабы оставаться человеком.

Эти обстоятельства требуют всесторонней ревизии привычного представления о месте и роли этики в системе философского знания. Начнем с того, что последнее постепенно утрачивает свое органическое внутреннее единство, становясь более узко специализированным и дисциплинарно дифференцированным. Символика классической для античности аналогии, проводимой между исчерпывающим представлением о структуре философского знания и устройством фруктового сада, где прочной оградой служит логика, плодоносящие деревья олицетворяют физику, а этика являет собой плоды, ради которых сад закладывается и взращивается, безвозвратно утрачивает свое значение и вместо нее постепенно утверждается принцип технологической целесообразности. Основная социально-историческая симптоматика этого процесса, как тонко подмечает А.А. Гусейнов, состоит в том, что «… современные общества стали массовыми и технологичными; они приобрели такой вид, когда уже не могут быть сколько-нибудь адекватно осмыслены в рамках этической теории», вследствие чего «в современном обществе … общее благо обеспечивается, помимо специальных, морально мотивированных усилий индивидов, автоматически, простой эффективностью делового поведения в рамках системно организованных, жестко отрегулированных процессов» или так называемых «социальных комплексов», к числу которых относятся политика, экономика, право, наука и др. [1, с. 369-390]. Причем «каждая из этих социальных практик, помимо всего прочего, функционирует тем успешнее, чем менее она зависит от личных моральных предпочтений, связей и привязанностей вовлеченных в них индивидов» [1, с. 384].

Так, постепенно, но неуклонно, из смыслового центра философии -знания, обладающего особым, во многом привилегированным, статусом, этика все более очевидно и необратимо превращается в разновидность социальной технологии и вытесняется на периферию ценностного сознания современного общества. Параллельно в умах его интеллектуальной, политической и, отчасти, бизнесэлиты все настойчивее формируется убежденность в том, что будущее этике может обеспечить лишь статус прикладной или профессиональной. Говоря иными словами, только став инструментом, обеспечивающим бесконфликтное и достаточно эффективное функционирование конкретных общественно-политических, профессиональных или корпоративных сообществ, этика получит последний шанс сохранить себя, пусть и ценой утраты своей культурно-исторической специфики.

Но не станет ли эта победа «пирровой»? Не приведет ли такой цивилизационный компромисс к окончательной капитуляции этики или ее незаметному для неподготовленного наблюдателя перерождению в прин-

ципиально иную дисциплинарно-методологическую единицу, никак не связанную с философским знанием вообще? Ведь там, где социальная технология или прямая идеологическая трансляция предоставляют готовые и преподносимые в качестве единственно возможных или бесспорно оптимальных решения и алгоритмы действия, философия ставит человека перед чередой сложных ценностных выборов, все полноту ответственности за исход которых, равно как и все связанные с ними психологические и социальные риски, он должен сознательно и безраздельно принять на себя.

Принимая во внимание сказанное выше, исходный вопрос о месте и роли этики в системе философского знания неизбежно наполняется новым содержанием. И в первую очередь возникает необходимость уточнить: а существует ли в действительности сама эта система как внутренне консолидированная целостность? И если да, то насколько оправдано включение в ее структуру современной этики? Быть может, подобно психологии, тоже некогда входившей в состав монолитного корпуса философских знаний, настало время и этике предметно и методологически эмансипироваться от философии и закрепить свой новый дисциплинарный статус в качестве частной науки прикладного характера, специализированной экспертноконсультативной практики или нормативного обеспечения деятельности институционально оформленных и функционирующих в большинстве наиболее значимых областей социально-политической, профессиональной и, отчасти, творческой деятельности арбитражных инстанций?

Окончательные ответы на эти вопросы может дать только время. Любые прогнозы в этой области — лишь удобный повод для выражения и уточнения мировоззренческий преференций автора. Объективной очевидностью здесь может служить только констатация того факта, что философская этика, проблематизирующая собственную предметную область и репрезентативные формы, по-прежнему остается сферой культуры, которая представляет особый, но вполне объяснимый интерес, провоцирующий как широкую общественную дискуссию о роли морали в современном мире, так и потребность в проведении специальных академических исследований по данной тематике.

Ни в коей мере не претендуя на исчерпывающий анализ указанных проблем, хотелось бы привлечь более пристальное внимание к двум принципиально значимым в их свете обстоятельствам. Во-первых, речь должна идти о том, что определение места этики в структуре философских знаний напрямую зависит от того, в какой системе отсчета мы будем устанавливать ее координаты. То есть, вопрос о месте этики в системе философии решается только при условии предварительной квалификации самой этой системы.

Если допустить, что мы имеем дело с системой закрытого типа, единство которой поддерживается строгой логической взаимозависимостью ее компонентов, то этика в подобной системе неизбежно приобретает форму совокупности абстрактных принципов и всеобщих императивов, преимущественно ограничительно-репрессивных по отношению к сфере индивидуально-ответственного поведения людей. Данная модель соответствует канонам классической философии, однако не является единственно возможной.

Философия может быть рассмотрена и как открытая система или система, всецело обращенная к жизни и аккумулирующая непосредственный опыт ее индивидуального проживания. Этой неклассической модели философского знания соответствует образ идущей от конкретной жизненной практики прикладной этики, представляющей собой качественно новую, по-настоящему современную стадию исторической эволюции практической философии, а не механическую совокупность частных ценностно-нормативных инструкций или кодексов, регламентирующих поведение индивидов в строго заданных рамках определенных социальных образований и видов активности (политическая этика, этика права, этика бизнеса, биомедицинская этика, педагогическая этика и т. д.) и прямо или косвенно конституирующих себя вне философской этики.

Что же касается упомянутого выше второго обстоятельства, то оно тесно связано с вопросом о соотношении теоретического и нормативного содержания самих этических систем. Любая этическая система — своего рода строительные леса для создания определенной нормативной программы, которая, как правило, отождествляется в общественном сознании с этикой как таковой. Между тем ее теоретические основания нередко остаются в тени декларируемых ею генеральных нормативно-ценностных принципов, создавая потребность в дополнительном (в том числе, во вне-моральном или метаэтическом) санкционировании нравственных требований. Однако ни один из этих способов обоснования морали не является в полной мере универсальным, порождая мучительную неудовлетворенность философского разума всеми предложенными вариантами и провоцируя его извечную потребность в непрерывной рефлексии по поводу собственной компетентности в деле установления подлинного источника нравственной нормативности. В результате оборотной стороной предложенного европейской философией рационального объяснения природы морали неизбежно оказывается критика и оправдание самого разума в его сугубо «практической» (согласно кантовской классификации) ипостаси, т.е. в качестве высшей и подлинно автономной инстанции, санкционирующей нравственный выбор субъекта как свободный акт его доброй воли во исполнение всеобщего морального закона.

Итак, этика, порожденная всепоглощающим стремлением философии к завершенности картины бытия, по своей родовой принадлежности, несомненно, относится к этой органически целостной мировоззренческой системе. Вместе с тем, именно этика, следуя внутренней логике своего развития, неуклонно раздвигает горизонты философского мышления, выводя его из состояния самодовлеющей рациональной ограниченности и прочно соединяя с жизнью.

Таким образом, этика неизбежно оказывается чем-то существенно большим, чем просто нормативно-практическая составляющая философского знания, ибо если философия учит человека правильно мыслить, то этика учит его правильно жить…

Список литературы

1. Гусейнов А.А. Великие пророки и мыслители. Нравственные учения от Моисея до наших дней. М.: Вече, 2009. 496 с.

2. Платон. Критон // Платон. Сочинения в четырех томах. Т. 1 / под общ. ред. А.Ф. Лосева и В.Ф. Асмуса: Пер. с древнегреч. СПб.: Изд-во СПб. ун-та; «Изд-во Олега Абышко», 2006. С. 117-134.

3. Соловьев В.С. Лекция «Исторические дела философии» // Вопросы философии. 1988. № 8. С. 118-125.

Гельфонд Мария Львовна, д-р филос. наук, доц., зав. кафедрой, mlgel-fondagmail.com, Россия, Тула, Тульский филиал Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова

THE ETHICS AS A BRAHCH OF PHILOSOPHY:

THE SOURCES AND TRENDS OF EVOLUTION

M.L. Gel'fond

The article is dedicated to the definition of the ethics place and the role in the system of the philosophical knowledge. The main characteristics and problems of the ethics as a fundamental branch of philosophy are the objects of the research. The author analyses the history, the modern state and trends of the moral philosophy and culture evolution as a whole.

Key words: philosophy, ethics, morals, science, religion, culture, civilization, ideology, society, rationality.

Gelfond Mariya Lvovna, doctor of philosophy, docent, manager of department, [email protected], Russia, Tula, Tula Branch of Plekhanov Russian University of Economics.

Источник: cyberleninka.ru


Categories: Этика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.