Проблема свободы впервые была заявлена и разрабатывалась в философии. За всю историю своего существования философская наука дала множество трактовок категории «свобода». В настоящее время растет количество работ по теоретическому анализу и обобщению представлений о свободе; находится в стадии становления и уточняется категориальный аппарат ее анализа, ключевыми дихотомиями которого являются диалектически связанные: «свобода и необходимость», свобода «внутренняя и внешняя», «конкретная и абстрактная», «относительная и абсолютная», «свобода и ответственность» и другие. Поскольку психологическая наука не так давно (в конце ХIХ в.) отделилась от философии, то содержательная общность и генетическое единство этих двух сфер познания обусловили область пересечения философского и психологического понимания свободы. Психологическое определение свободы обретает философскую глубину, когда включает в себя характеристики свободы не только отдельных конкретных действий и деятельностей, но и жизнедеятельности, в целом – бытия человека в мире; а также, когда содержание свободы обусловлено законами диалектики и предполагает единство и борьбу индивидуального и социального смыслов свободы, своеобразие переходов количественных изменений достижения и переживания свободы в качественные – глубинные состояния, устойчивые характерологические особенности человека, ценностные ориентации, направленность личности и т. п.


Философия поставила ряд важных проблем для психологического осмысления свободы. Одна из них – проблема детерминизма. Вопрос о соотношении детерминизма и свободы рассматривался в различных аспектах, в контексте:

– определения принципов психологии (С. Л. Рубинштейн, 1940);

– изучения сущности волевого действия (Л. С. Выготский, 1931);

– исследования свободы выбора и ответственности (Э. Фромм, 1990; В. Франкл, 1990);

– анализа соотношения свободы человека и его судьбы (R. May 1981);

– влияния детерминант внутреннего и внешнего порядка (J. Easterbrook, 1978).

В последнее время вопрос о детерминизме продолжает обсуждаться в более или менее дискуссионной форме (Л. Хьелл, Д. Зиглер, Т. А. Флоренская, В. П. Зинченко). Одни исследователи полагают, что детерминизм, даже в его не жесткой трактовке, исключает свободу, другие придерживаются точки зрения о возможности свободы человека в детерминированном мире. Психологические представления о процессах самодетерминации, саморегуляции, саморазвития, активности личности, строящихся на явлениях опережающего отражения, привносят специфику в решение проблемы детерминизма, выводят исследователя за рамки биполярной шкалы «свобода – детерминизм», ограничивающей понимание сущности свободы.


Категории анализа свободы, выделенные в философии, а также содержание философских представлений о ней нуждаются в переосмыслении и переводе на язык психологического познания. При этом они не только не утратят своего значения, но и приобретут психологический смысл в ходе теоретического и эмпирического изучения отношения человека к своим возможностям и реализации их в конкретной деятельности.

В отличие от философии, в психологии в фокусе внимания находится конкретный человек, включенный в мир реальных отношений в обществе (группе), особенности переживания чувств свободы, осознания и изменения границ своих возможностей в значимой деятельности, за последствия которой он несет ответственность. Психолог, помимо теоретической, ориентирован и на проведение эмпирической работы. Однако без того, что наработано в философии за многие столетия, невозможно понять психологическое содержание свободы человека. В результате изучения философских работ нами выделены следующие философские основания понимания феномена свободы, составляющие методологическую основу рефлексивно‑деятельностного подхода к его исследованию [85; 89].

1. Единство сознания и деятельности в понимании свободы (Р. Декарт, Г. Гегель, философы‑экзистенциалисты, русские философы).


Пространственно‑временной континуум «бытие – сознание» (декартова система координат «сознания» и «деятельности») – область существования и определения феномена свободы. Без осознания не может быть свободы. Свобода достижима:

– в процессе и в результате осознания причин явлений и собственных мотивов поведения (Платон, Б. Спиноза, Г. Лейбниц);

– при осознании и понимании необходимости (Р. Декарт, Б. Спиноза, И. Кант, И. Г. Фихте, Г. Гегель);

– при осознании себя как свободной личности (Ж. П. Сартр, русские философы).

Свобода – результат реальных осознаваемых действий. Если принять во внимание, что в современной психологии в структуру сознания входят: познавательная деятельность, знание (опыт), осознание «Я», отношение к себе и окружающему миру, мотивационно‑потребностная сфера, – то возникает возможность рассмотреть каждый из этих компонентов в единой системе сознания и деятельности.

2. Рефлексия – функция сознания (самосознания), необходимая для достижения свободы (Платон, Р. Декарт, Дж. Локк, И. Кант, Г. Гегель, И. Г. Фихте, М. К. Мамардашвили).

В многоуровневой системе рефлексии происходит:

– фиксация состояний и противоречия между «Я» и «не Я», решение которого выступает существенным моментом достижения свободы;

– выявление рассогласования между хотением и намерением, намерением и целью, а также между реальной свободой в жизни и пониманием ее в идеальном значении.


В результате рефлексии человеку открывается относительный характер свободы.

3. Мышление, познание, творчество – условия достижения свободы (Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. В. Лейбниц, И. Кант, И. Г. Фихте, Г. Гегель, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, С. Кьеркегор, Ж. П. Сартр, М. Хайдеггер, К. Ясперс, А. Камю, Вл. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. А. Левицкий, М. К. Мамардашвили).

В ходе основных мыслительных процессов человек преодолевает свою единичность, абстрагируясь от частного, субъективного, приобщается ко всеобщему. Его «Я» свободно, так как преодолевает природную позицию – выходит в сферу всеобщего, признает собственную свободу и свободу других. Разум лежит в основе сознания и самосознания; кто мыслит, тот осознает себя (Г. Гегель).

Разум делает человека свободным от аффектов. Человек размышляет, сознает, подчиняет аффект разуму (Р. Декарт, Б. Спиноза, Ф. Вольтер, И. Кант, И. Г. Фихте). Он свободен от аффектов в результате активной деятельности познания, понимания внутренних причин явлений, отделения их от внешних; познания самого себя, Бога как могущественного разума (Б. Спиноза).

Благодаря мышлению человек в своем сознании выступает causa sui – причиной своих желаний и действий (Р. Декарт, И. Кант, И. Г. Фихте, Ж. П. Сартр, М. К. Мамардашвили). Мыслящее «Я» не зависит ни от какой материальной вещи, оно зависит только от себя (Р. Декарт). Разум человека способствует самостоятельному определению своих действий независимо от принуждения со стороны чувственных мотивов (И.


нт). В мышлении человек мыслит свое «Я» как абсолютно самодеятельное. В ходе воображения он самопроизвольно создает образ, признает его за свой продукт, присваивает себе причинность, которая выступает достаточным условием самоопределения – освобождения от чувственно‑воспринимаемой действительности (И. Г. Фихте). Человек выступает автором содержания проекта будущих действий, в том числе изменения своей жизни (Ж. П. Сартр).

Свобода – это открытость человека (мышления, представления) неопределенности (М. Хайдеггер, М. К. Мамардашвили), тяга ее опредметить, сделать истиной, преодоление стереотипов мышления (Р. Декарт, Ф. Ницше). Благодаря мышлению, как непрерывному процессу, субъекту присуще бесконечное раздвигание сферы потенциального опредмечивания и права решать о нем. Реальная свобода – внутренняя творческая энергия человека: через свободу он может творить новую жизнь (Н. Бердяев). Свобода непосредственнее всего выражается в творчестве; находясь в творчестве – сфере высшей детерминации, вместо внешнего давления среды человек имеет внутреннее внушение голоса творческого или морального долга, поднимающего его на духовный уровень (С. Левицкий). Всякое творчество отрицает господина и раба (А. Камю). В мышлении реализуется способность сомневаться и отказываться от стереотипов (Р. Декарт). Ведущей особенностью свободного человека является свободный ум – сила, необузданное любопытство, тонкая подвижность, независимость суждения, оценок от устоявшихся норм, преодоление штампов мышления (Ф. Ницше).


В ходе мыслительных процессов осуществляется осознание возможностей, построение проекта деятельности, приближение к истине (И. Кант, А. Шопенгауэр, С. Кьеркегор, Ж. П. Сартр, К. Ясперс, Вл. Соловьев). Разум дает человеку объективные законы свободы и указывает, что должно происходить (И. Кант). Познание увеличивает спектр осознаваемых мотивов, позволяет адекватно отражать связь между мотивами и причинами их возникновения (А. Шопенгауэр). У человека должно быть ясное сознание своих возможностей (С. Кьеркегор, Ж. П. Сартр). Построение «проекта» осуществляется в процессе познания – определения цели, возможностей, границ знания (К. Ясперс). Благодаря интеллекту человек освобождается в процессе цельного познания мира – внутреннего соединения с истинно‑сущим, абсолютом (Вл. Соловьев).

4. Достижение свободы осуществляется через преодоление границ возможностей в деятельности, в процессе трансцендирования (И. Г. Фихте, Г. Гегель, философы‑экзистенциалисты, русские философы).

Представление о границе возможностей как мотивирующей человека на ее преодоление (И. Г. Фихте, Г. Гегель). Дифференциация видов границ возможностей (Н. О. Лосский). Понимание возможностей как потенциальных и виртуальных (Ж. П. Сартр – о сущности «проектирования», К. Ясперс – о выходе человека в историческую перспективу, М. К. Мамардашвили – о стреле познания). Анализ и различие представлений «Я могу» в качестве актуального и потенциального желания (Г. Гегель, А. Шопенгауэр, П. Е. Астафьев).


Идея о выходе за границы своего «Я» (деятельности, ситуации) как механизме достижения свободы обнаруживается в работах И. Г. Фихте, в которых утверждается и развивается положение о том, что содержание свободы – процесс рефлексии на противоречие «Я» и «не Я» и его разрешение (имеется в виду противоречие между «Я» – чувствующим свою ограниченность в действиях, и «Я» – мыслящим, представляющим, безграничным). Преодоление этого противоречия невозможно без изменения «Я». Ф. Ницше обосновывает положение о «самоопределении»–способности человека самому порождать ценности, отказываться от стереотипов мысли, преодолевать границы возможностей. По Г. Гегелю, в процессе достижения свободы человек выходит за рамки своего единичного «Я» во всеобщее через особенное, что является необходимым этапом объективации – превращения «вещи‑в‑себе» в «вещь‑для‑других».

Выход за границы ситуации и своего «Я», без чего не может быть свободы, с точки зрения философов‑экзистенциалистов, происходит в процессе экзистирования – преодоления ограничений возможностей, построения «проекта», «неантизации» (Ж. П. Сартр), т. е. отрицания в себе бытия = прошлого и настоящего в себе, «рекогносцировки» – предварительно производимого разузнавания, забегания вперед себя в будущее (М. Хайдеггер), «изменения смысловой установки» (А. Камю). Н. Бердяев связывал понятие свободы с процессом «трансцендирования» – постоянного преодоления границ, «прорывания» человека в свое глубинное (духовное) «Я»: личность «размыкается», выходит за свои границы в акте духовного, творческого экстаза, любви, экзистенциального общения.


5. Человек борется за свободу, сопротивляется внешней детерминации (И. Г. Фихте, Г. Гегель, Ф. Ницше, К. Маркс, Ф. Энгельс, философы‑экзистенциалисты, русские философы).

«Борьба и разрешение противоречий, с одной стороны, характеризуют ту или иную систему как нечто целое, качественно определенное, а с другой – составляют внутренний импульс ее изменения, развития, превращения в новое качество» [175, 162].

Свобода достигается человеком через преодоление противоречий, осуществление выбора (Р. Декарт, философы‑экзистенциалисты). Неспособность осуществить выбор возникает по ряду причин. Одна из них – когда два равных мотива уравновешены (как в ситуации с буридановым ослом) и затрудняют выбор. Другая причина – мотивы выбора навязываются человеку извне. В ситуации повторяющегося действия есть выход через осуществление выбора. А. Камю видит выход из сизифова способа существования человечества через выбор и восстание. К. Ясперс рассматривает выбор, возникающий в пограничных ситуациях, как условие, при котором состояния вины, страдания и борьбы «отбрасывают» человека назад – к самому себе, к экзистенции.

6. Представление о свободе как феномене личности (И. Кант, Г. Гегель, философы‑экзистенциалисты, русские философы).


Без личности нет свободы, без свободы нет личности и ее развития. Личность есть то, что возвышает человека над самим собой (И. Кант). Личность достигает свободы в ходе осознания себя свободной, рефлексии на границы своих возможностей и деятельности по достижению своих целей. Осознание себя свободным влияет на дальнейшую деятельность (И. Г. Фихте, Г. Гегель, П. Е. Астафьев). Личность имеет собственное право, обладает моральной волей, в поступках осуществляет переходы от индивидуального к всеобщему, знает и определяет себя – самоопределяется (Г. Гегель). Личность – causa sui своих желаний, действий, оценок, собственной судьбы, т. е. самоопределяющаяся, самодеятельная, самодетерминирующаяся. Человек как самостоятельное существо способен сам начинать и определять причинный ряд событий (И. Кант, И. Г. Фихте); он – субъект, обладающий «мощью деятеля» (Н. О. Лосский). Активность – необходимое качество для достижения свободы (Ж.‑Ж. Руссо – о естественном интересе, Ж. П. Сартр – о свободе хотеть, И. Г. Фихте – об активности познания). Постановка вопроса о смысле свободы, различии свободы «от…» и «для…», понимание ее как одной из ценностей наивысшего порядка, смысла жизни человека (И. Г. Фихте, Г. Гегель, Ф. Ницше, Ж. П. Сартр, Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский и другие).

Свобода предполагает ответственность, долг человека перед самим собой и другими. Представление о свободе как феномене личности развивается на основе понимания ее в качестве категории нравственного, духовного порядка, свободы, сопряженной с ответственностью, правом (Ж.‑Ж.


ссо, И. Кант, И. Г. Фихте, Г. Гегель, философы‑экзистенциалисты, К. Д. Кавелин, Н. А. Бердяев, Вл. Соловьев, И. А. Ильин и другие); признания философами‑экзистенциалистами приоритета индивидуального смысла свободы во внутреннем мире человека, отличного от внешнего, социального его бытия. Для внутренней свободы надо созреть – быть готовым к свободе (русские философы). Внешней свободы «от…» недостаточно, чтобы быть внутренне свободным «для… творчества, развития и т. д.». Каждый человек самостоятельно открывает для себя смысл свободы; это не только душевная, но и духовная работа. Бремя свободы, бегство от свободы – результат неготовности к ней. Отсутствие ответственности приводит к анархии, произволу.

7. Процесс освобождения связан с чувствами, переживаниями (И. Г. Фихте, Г. Гегель, Ф. Ницше, философы‑экзистенциалисты, русские философы).

Переживание, отношение человека к себе и к миру – одно из условий существования свободы. Эмоции выступают поставщиками первой, еще не осознанной информации о столкновении человека с препятствием. В дальнейшем эта информация осознается, поступает в ведение разума, мышления. Ситуация из неопределенной становится ясной с более или менее четко обозначенными альтернативами поведения. Эмоциональная сторона свободы обеспечивает интенсификацию процессов осознания и изменения границ возможностей. По мнению И. Г. Фихте, чувство ограничения, возникающее в процессе рефлексии на границы, чувство страдания и ощущение себя бездейственным способствуют выходу «Я» за пределы затруднительной ситуации. В экзистенциальной философии – страх, тревога, отчаяние предшествуют достижению свободы. «Именно в тревоге, – пишет Ж. П. Сартр, – человек осознает свою свободу… тревога есть способ бытия свободы в качестве сознания бытия. Именно в тревоге свобода в своем бытии подвергается вопрошанию о себе самой» [255, 66]. В философии Ф. Ницше характеристикой свободного ума является радость познания, положительный эмоциональный фон. Русские философы писали о глубинных состояниях человека – вере, откровении, сопровождающих процесс экзистирования.

8. Человек подвержен иллюзорному восприятию свободы. Иллюзии необходимо преодолевать (Б. Спиноза, А. Шопенгауэр, Антоний, С. Левицкий).

Причиной ошибочного восприятия себя свободным является убеждение человека, что он сознает свои действия, но при этом не знает их истинных причин (Б. Спиноза). Человек смешивает желание с хотением, не учитывая роли фантазии, рисующей в сознании лишь один образ, исключающий все остальные и, соответственно, выбор между ними (А. Шопенгауэр). Иллюзия свободы возникает из‑за ошибки установления соответствия между свободой как фактом сознания и фактом действительной жизни человека – смешивания состояний в прошлом и настоящем времени без учета разницы в реальных возможностях (Антоний), а также в результате обмана самосознания – человек исходит лишь из ощущений свободы без охвата перспективы своей жизни в целом (С. А. Левицкий).

Философские основания являются значимыми для рефлексивно‑деятельностного подхода к пониманию феномена свободы.

Рефлексивно‑деятельностный подход, разрабатываемый нами, предполагает изучение феномена свободы человека в единстве процессов рефлексии и деятельности, что позволяет анализировать широкий спектр проявлений свободы без потери существенных ее особенностей. Благодаря философским идеям о свободе психологическое ее понимание обретает философскую глубину, методологические основы.

В данной главе рассматриваются философские представления о свободе, подготовившие почву для возникновения рефлексивно‑деятельностного подхода: понимание свободы в философии Р. Декарта, Т. Гоббса, Б. Спинозы, Ж.‑Ж. Руссо; в немецкой философии – И. Канта, И. Г. Фихте, Ф. Шеллинга, Г. Гегеля, Ф. Ницше, А. Шопенгауэра; экзистенциальной философии – Ж. П. Сартра, А. Камю, К. Ясперса, М. Хайдеггера, С. Кьеркегора; в русской философии – Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, Антония, Вл. Соловьева, П. Е. Астафьева, Н. А. Бердяева, Н. О. Лосского, С. Л. Франка, Л. Шестова, И. А. Ильина, С. А. Левицкого; в философии советского периода – М. К. Мамардашвили, Ф. Т. Михайлова, В. С. Библера.

Источник: studopedia.ru

О философских высказываниях

Философией занимается в жизни практически каждый человек, ставя перед собой вопросы и отвечая на них в меру своего образования, жизненного опыта, практических навыков и прочего. Если опыта и знаний не хватает, то человек обращается к мудрости людей, добившихся определённых достижений.

Такими людьми бывают учёные, писатели, выдающиеся общественные деятели, обладающие определёнными знаниями и опытом. Они оставляют после себя наследие в виде работ, записанных мыслей, произведений, из которых люди извлекли наиболее ценные философские высказывания, которые нередко становятся их девизами и руководству к жизни.

Человек, стремящийся к определённым достижениям, обязательно любознателен, старается развиваться, совершенствоваться, прекрасно понимая, что опыт и знания дорогого стоят, они делают человека мудрым.

Жизнь – это цель и действие

О смысле жизни и как прожить её, задумывался каждый человек. Писатель Дж. Лондон, известный своими произведениями, исполненными силой духа, говорил, что предназначение человека состоит в жизни, а не существовании. Понятие «жизнь» включает в себя не просто проживание, обеспечение насущных потребностей, но и нечто другое, без чего человек не будет счастлив, доволен судьбой, удовлетворён прожитой жизнью, не найдёт в ней смысла.

Чтобы жить, нужна цель – ради чего это делается. Хорошо известно, что жизнь без цели – это бесполезная трата времени. По словам В. Белинского, без поставленной цели нет действия, без интересов не может быть цели, а без действия нет самой жизни.

Философские высказывания о жизни древнегреческого мыслителя Аристотеля содержат такое правило, что благо человека, к которому он стремится, зависит от соблюдения двух условий: верно поставленной конечной цели любой деятельности и нахождения правильного средства, которое приведёт его к этой цели.

О смысле жизни

По словам Фрейда, вопрос о смысле жизни ставился людьми бесчисленное количество раз, но ни разу не было дано удовлетворительного ответа. Отчасти это потому, что каждый человек индивидуален. Смысл жизни он определяет для себя сам. Поэтому многие мыслители видят его по-разному. Интересно, что для большинства людей, смысл – это добиться определённых целей, которые каждый в жизни ставит себе сам. Как писал немецкий философ В. Гумбольт, половину успеха в достижении цели составляет упорное стремление к ней.

Читая философские высказывания о смысле жизни, понимаешь, что каждое из них нередко является результатом не только размышлений, но и жизненного опыта. Немецкий поэт и философ Ф. Шиллер писал, что человек растёт до тех пор, пока растут его цели. Как только он смирится с обыденностью, удовлетворится достигнутыми результатами, рост его как личности прекращается. Простые мечтания ведут в никуда. Оноре де Бальзак отметил, что для достижения своей цели нужно прежде всего идти.

Вот и великий русский писатель М. Горький видит смысл в жизни прежде всего в красоте и силе устремлённости к целям, он отмечает, что каждый момент жизни должен иметь свою цель. Идти нужно, не останавливаясь и не отвлекаясь на препятствия и мелочи. По этому поводу Ф. М. Достоевский писал, что если, идя к цели, останавливаешься для того, чтобы швырять камни во всех собак, лающих на тебя, то никогда до неё не дойдёшь.

Высказывания о свободе

Самыми интересными и противоречивыми являются философские высказывания о свободе, ведь именно это важное и сложное понятие волновало мыслителей и философов на протяжении многих веков. Свобода была и остаётся загадкой, так как понятие несёт самое неожиданное содержание, которое изменяется во времени и зависит от различных факторов. У Гегеля есть такие слова об идее свободы, что она неопределённа, многогранна, подвержена великим недоразумениям, чего нельзя сказать о других философский понятиях.

Различны по этому поводу и философские высказывания. Юстиниан, византийский император, дал определение свободе с точки зрения политического деятеля и властителя как естественной способности человека делать всё, что ему захочется, если это не запрещает сила и право. Древнегреческий философ Демокрит свободным считал человека, который никого не боится и ни на что не надеется. Немного иное мнение у Б. Шоу. Он представлял свободу как ответственность, которую все боятся.

Философское понятие справедливости

В философии принято различать два понятия справедливости. Первое — это справедливость права, или, по-другому, процессуальная справедливость. В этом случае она достигается путём правильного функционирования механизма закона. Именно здесь справедливость – это логическая, можно сказать, механическая оценка, согласно зафиксированным положениям закона. Но всегда ли она справедлива? Во втором понятии справедливости идёт апелляция к более высоким ценностям, не отражённым в законе и носящим название морального суда.

Именно это понятие вносит некоторую сумятицу в логику справедливости закона, которая не всегда согласуется с моралью. Об этом говорят известные философские высказывания мудрых мыслителей. Ещё Платон говорил, что во многих государствах считается, что справедливость – это то, что необходимо правящей власти, которая представляется людьми и не всегда согласуется с высшими ценностями. Или же справедливость воспринимается как решение большинства, которое, по словам И. Шиллера, не может быть его мерилом.

Не всегда закон соответствует и божественным понятиям о справедливости. По этому поводу Т. Джефферсон сказал, что когда он думает о том, что Господь – это справедливость, то его охватывает страх за свою страну.

Религия в жизни человека и философия

Философия религии, её значение в жизни человека относится к ряду важнейших философских дисциплин, нередко её выделяют в отдельную часть, как религиозную философию. Она направлена на познание религии. Её появление связывают с религиозно-мифологической культурой, так как человек исследовал не только внешнюю жизнь, но и внутреннюю – духовную.

Философские высказывания большинства мыслителей это подтверждают. Как говорил Ф. Бекон, при поверхностном изучении философии человек склоняется к отрицанию Бога, при глубоком её изучении ум человека обращается к религии.

Николай Бердяев утверждал, что когда наука переходит в философию, то последняя переходит в религию. На многие вопросы жизни наука не может дать ответ, но религия на все вопросы отвечает однозначно.

Об истине в жизни человека

Философия жизни невозможна без истины, которая уходит корнями во времена античности. Цель любого познания – истина, но философия помимо этого исследует её как предмет. Что такое истина? Все известные философы размышляли о таком понятии, как «истина». Платон считал, что в том случае, когда человек говорит о вещах то, что соответствует действительности, это есть истина, в противном случае он лжёт. Из принципа, что утверждается мыслью, то есть в действительности, вырабатывалась концепция философии. И. Кант внёс в неё понятие «адекватность» – согласие мышления с самим собой. Другими словами, адекватное описание объективной реальности человеком можно считать истиной.

Философы о любви

Любовь была возведена философами, писателями, поэтами до всемогущей силы, движущей и преобразовывающей мир. Философия любви ведёт мыслителей к раздумьям, позволяющим осмыслить природу чувства, оценить её роль в жизни каждого человека. Любовь олицетворяла путь к счастью. Философские высказывания о любви отражают всю глубину чувств, полных страстей. Это отразилось в словах Г. Гейне, который дал ей определение как самой победоносной и возвышенной страсти, которая, благодаря всепокоряющей силе, заключена в «…безграничном великодушии и сверхчувственном бескорыстии».

О. Бальзак говорил, что любовь живёт лишь настоящим. Это единственная страсть, которая не желает признавать прошлого и будущего. Причём счастьем считалось испытать это чувство лично, об этом говорят многочисленные философские высказывания о любви. А. Камю писал, что не быть любимым – это неудача, а не испытать любви самому – беда.

Великие о счастье людей

Наряду с любовью, которая некоторыми людьми ассоциируется наивысшей точкой счастья, известные философы не оставили без внимания само понятие. Довольно значительной сложностью здесь является то, что каждый человек понимает счастье по-разному. Аристотель говорил о разнообразных восприятиях счастья, в то же время подчёркивал, что это понятие представляет собой благополучие и хорошую жизнь. О. Шпленгер ассоциировал его с родством душ и согласием. Г. Андерсен утверждал, что, только принося пользу миру, можно быть счастливым.

Философы о богатстве

Два полюса в человеческой жизни – богатство и бедность — не остались без внимания философов. Эта тема не оставляла равнодушных. Вопрос, почему одни люди могут делать деньги из ничего, а другие, работая сутками, не имеют ни гроша, актуален во все времена. Осмысливая понятие богатства, мыслители делали собственные заключения, их интересные философские высказывания наводят на мысль, что дело тут не в высшей справедливости, а в самом человеке, в его отношении к себе.

Древнегреческий философ Демокрит писал, что жадность к деньгам намного тяжелей нужды, так как от роста желаний, происходит и рост потребностей. Древнегреческий философ Б. Бион писал, что скупцы так пекутся о своём богатстве, как будто оно их собственное, но мало им пользуются, будто оно чужое.

Добро и зло

Философия жизни всегда уделяла большое внимание проблемам добра и зла, пытаясь помочь человечеству понять их сущность и помочь найти способы достижения добра и избежания зла. Существовали различные философские школы и течения, которые по-своему устанавливали соотношение между злом и добром, искали и определяли свои способы утверждения добродетели и борьбы с порождением зла – пороками. Как и к любому предмету философского исследования, к этому понятию отношение у философов различное. Об этом говорят философские высказывания великих людей.

Добро всегда сильнее зла, и его больше. От последнего бывает невыносимо больно, а добро чаще остаётся незамеченным. Как говорил персидский поэт М. Саади, что при помощи доброты и нежных слов можно вести слона на волоске. Великий Л. Н. Толстой сказал, что людей любят за их добро и не любят за зло, которое им причинили. Вопрос, как отличить добро от зла, достаточно остро стоит перед людьми. По этому поводу М. Цицерон написал, что самый тревожный факт в жизни человека — неведение добра и зла.

Философия, праматерь всех наук, помогает ответить человеку на множество вопросов, касающихся различных сфер жизни, отношений между обществом и людьми, а познание жизни движет человечество вперёд.

Источник: www.syl.ru

Один из основоположников экзистенциализма Сёрен Кьеркегор считал, что «человек – экзистенция, соединяющая в себе вечное и временное, бесконечность и конечность, необходимость и свободу». Вообще философы, близкие к экзистенциализму, неизменно рассматривали человека через призму свободы, на которую он обречен, и исследовали ее границы и смыслы. Но что они вкладывали в само понятие свободы? Возможность и право выбора, акт самосотворения, игру абсурда, вызов смерти и «ничто»? Разбираемся, что под свободой понимали Николай Бердяев, Лев Шестов, Карл Ясперс, Жан-Поль Сартр, Альбер Камю и Мартин Хайдеггер и почему «человек свободен, когда ему не нужно выбирать».

Экзистенциализм определяется в энциклопедиях и философских справочниках через призму проблем, посвященных человеку, его существованию, развитию, его отношению к самому себе, другим, культуре, религии. Провозглашается связанность философии существования с герменевтикой, онтологией, персонализмом и антропологией. Характер этого философского направления характеризуется как плюралистичный, аморфный, неопределенный. Что есть феномен экзистенциализма на самом деле? Что скрывается за этим полным драматизма языком, отстаивающим феноменологические начала свободы, возвышающим отдельную личность и ее аутентичность, утверждая противоречивость и в известном смысле трагичность ее существования? Возможно ли объять глубину экзистенциализма? Пусть этот вопрос останется открытым.

Широкая и всеобъемлющая констатация трагичности и болезненности существования человека размышлениями экзистенциалистов превращала философию не в феномен «о чем-то», а делала ее «чем-то», способным помочь человеку. Но помочь не преодолеть свои абсурдные чувства, убеждения и настроения, а искать в них свое подлинное Я и свои смыслы. Попробуем приблизиться к природе философии существования через один из центральных ее вопросов — свободу, на которую обречен человек. Основоположник экзистенциализма Серен Кьеркегор писал, что «человек – экзистенция, соединяющая в себе вечное и временное, бесконечность и конечность, необходимость и свободу».

Виднейший представитель русского экзистенциализма Николай Бердяев говорит о его синонимичности с философией свободы. Определяя его именно через свободу, ограничивает ли философ экзистенциализм или, напротив, открывает перед нами его подлинную глубину? Итак, Бердяев писал, что «свобода является исходной и определяющей реальностью человеческого существования». Свобода по своей природе двойственна, что демонстрируется через акт грехопадения как проявления свободы и выбора. Коротко говоря, следствием свободы может быть не только что-то вдохновляющее и априорно положительное, как, например, творчество, ведь, по мнению философа, она находит свое воплощение именно в нем, но и что-то разрушающее и непоправимое. В этом и заключается трагедия мира и «роковая участь человека». Что кроется за утверждениями о том, что свобода первична, что через нее определяется существование ?Причиной бытия является свобода, она же становится целью, превращающей человека в творящее существо, принимающее участие в мире ценностей. Но подлинная свобода не соприкасается с выбором и свободой воли: «человек свободен, когда ему не нужно выбирать», потому что свобода — это создание. Свобода воли предполагает, что человек выбирает навязанное, что порабощает и угнетает, а выбор означает избрание в рамках императивов, норм и законов. Поэтому свобода — это творчество, тайно нового и гениальность, ведь «гениальны могут быть забота о ближних, любовь, мучения над вопросом о смысле жизни». Из чего следует, что она не обозначает легкости и наслаждения, а связывается с тяготой, трудностью и порой страданием, через которое человек приближается к делу Бога в мире. Необходимо сделать ремарку, что Бердяев отрицал причисление к экзистенциальным философам, что скорее значило отрицание принадлежности к атеистическому направлению экзистенциализма, так как основа его философии — экзистенция человека в априорном присутствии Бога.

В философии Льва Шестова свобода мыслится через противопоставление рациональности и знанию. Фундаментальной проблемой становится «власть идей», то есть неправильное выражение в знании отношения человека к миру и к самому себе. Философ писал, что «знание — непроницаемая оболочка, под которой живет, задыхается и умирает человек». Вечные истины, философские парадигмы далеки от стремлений к подлинности, творчеству и свободе человека. Здесь иррациональное противостоит рациональному как свобода объективации. Шестовым описываются ситуации внутреннего страха и отчаяния, присущие человеку, и их положительной стороной становится свобода. Жизнь дуальна и диалектична, ее проявления чудесного и подлинного неразрывно связаны с их противоположными феноменами; здесь рождается свобода, уничтожающаяся объективацией и рациональным, стремящимся охватить и объяснить истину знанием.

Другой представитель теистического экзистенциализма — Карл Ясперс. Здесь перед нами снова является человек как акт самотворения, как возможность собственного бытия, как незаконченность, как перманентная реализация и конструирование самого себя. В этом раскрывается глубина и смысл свободы. Согласно Ясперсу, она не может быть доказана или не доказана, выступая как субъективная категория, которая проявляется в актуальном выборе человека, когда тот имеет мужество признать ответственность за самотворение, за свою судьбу. При этом не отрицается язык обстоятельств, а именно определенные эмпирические факты, формирующие поведение и выбор человека, но это лишь часть определенной ситуации, которая нацелена на пробуждение свободы в человеке. Существование законов, в том числе и моральных императивов как следствие свободы признается философом. Признавая свою свободу, человек признает свою конечность и пределы, стремясь их побороть. Это получает название пограничной ситуации. Примером может стать осознание смерти, причем не смерти как феномена неопределенного и общего, но как личной осознанной и принятой конечности. Это осознание порождает движение, цель которого преодолеть этот предел и границу. Познание пограничной ситуации и подлинное использование свободы помогает человеку постигать трансцендентное, не имея доказательств в подтверждение этому, то есть трансцендентное выступает здесь как субъективный и феноменологический феномен. В экзистенции человека главное свобода, которая неподвластна объективации.

В атеистическом течении экзистенциализма свобода также рассматривается детерминирующей и первичной. Жан-Поль Сартр провозглашает свободу универсальным онтологическим свойством человека, она снова определяет бытие. Здесь свобода — коренная сущность сознания. Сартр настаивает на том, что «человек не мог бы быть то свободным, то рабом: он всегда и полностью свободен или он не существует». Философом отвергаются степени свободы и утверждается ее абсолютность и безусловность как для духа, так и для сознания. Сартр отрицает, что самая тяжкая и пограничная ситуация может уничтожить свободу. Человек не может себя чувствовать в одних ситуация менее или более свободным, чем в других.  Сартр выводит субъективную формулу человека:

«Человек есть то, что он сам из себя делает».

Человек как самотворящая сущность, которая сама себя называет, создает и определяет через свободу. Человек как свобода. Из ее безусловности следует и абсолютность ответственности. Весь мир на плечах человека. В одной из своих работ философ гписал:

«Никогда мы не были более свободными, чем во время немецкой оккупации Франции».

Но если мы в заменим в этой фразе только одно слово, она приобретает свой глубокий смысл: «Никогда мы не были более ответственными, чем во время немецкой оккупации Франции». Согласно Сартру, известное утверждение о том, что свобода есть познанная необходимость, трансформирует в свободу как преодоленную необходимость. Человек — это свобода, которая является его трагедией и ответственностью.

Если обратиться с к абсурдному миру Альбера Камю, можно увидеть, что этот мир принадлежит человеку, который однажды, будучи поглощенным своими привычными рутинными практиками, задается вопросом: «Зачем это все?» Эта скука и отчаяние уводят человека в сторону от его монотонной жизни. Здесь свобода приобретает отчасти иной смысл, так как человек познает ее принадлежность ему и ее конечность. Абсурд даёт начало не только свободе, но и бунту человека, который впоследствии также не имеет никакого будущего. Абсурд Камю — это не вечная свобода, присущая религии, а свобода поступков, поэтому великой ценностью становится свобода быть.

По мнению немецкого философа Мартина Хайдеггера, сущность каждого человеческого Я мыслится и заключается в свободе. Но найти подлинное Я — непросто, так как человек постоянно создает себя сам, ведь сформированной однажды и навсегда сущности не бывает. Согласно философу свобода мыслится на фоне «Ничто». «Ничто» выступает опытом смерти в жизни человека. Поэтому, признавая собственную свободу, человек также признает и то, что ее ничто не может ограничить, она противостоит смерти. Хайдеггер говорил, что свобода «не в бытии, а в небытии». В данном контексте фундаментальным значением наделяется страх, с преодолением которого связывается достижение свободы. Страх как постоянный путник человека на пути самоопределения и попыток самопонимания.

Теистический и атеистический экзистенциализм объединяет осознание глубины и значения абсолютной свободы, которая дарована человеку или на которую он обречен. Свобода в теистическом течении данного направления исходит от Бога, как и человек. Она определяет существование человека, свидетельствует о трансцендентном, предполагает трудность и тягость, пограничные ситуации, а также самотворение человека. В то время как атеистическое понимание пронизано отчаянием, исходящим от богооставленности — проблемы отсутствия Бога и потребности человека в нем. Здесь отсутствие Бога говорит о том, что «все дозволено», о том, что человек — это самотворение, свобода, порождающая ответственность и трагедию, бунт и осознание конечности на фоне смерти. Мы видим, что экзистенциализм базируется на разных основаниях, но всегда приходит к одному знаменателю, к свободе. Можем ли мы сказать, что она подлинна? Претензия на истину противоречит природе экзистенциализма. Его не интересует подлинность свободы, достаточно лишь того, что она есть.


Подборка по теме

— Как Шопенгауэр, Кьеркегор и Ницше создали современную психотерапию

— Экзистенциальное сознание: что нам дает знание о конечности нашего существования?

— Я и Другой в структурализме и экзистенциализме


Источник: monocler.ru

Свобода человека — это возможность и способность действовать в направлении реализации собственных интересов. Человек, как уже отмечалось выше, может не только приспосабливаться к окружающей его действительности, но и изменять саму эту действительность, приспосабливать её «под себя». При этом свобода человеческой воли неизбежно наталкивается на природную и социальную необходимость. Существует три модели разрешения этой коллизии свободы и необходимости:

1. Человек пытается безоглядно и безусловно навязать свою волю окружающему миру, во что бы то ни стало претворить в жизнь свои цели. При этом он игнорирует действие объективных природных и социальных законов. Как правило, подобные попытки завершаются крахом. К примеру, человек пытается вырастить в зоне рискованного земледелия, в северных широтах, растения, требующие много тепла и солнечного света. Или насаждает институты либеральной демократии в стране, находящейся на стадии феодализма. Такая модель поведения получила название волюнтаризма.
2. Стремясь реализовать на практике свои идеи, человек сталкивается с суровыми реалиями жизни, которые кажутся непреодолимыми и парализуют его волю. Из этого он делает вывод, что против законов природы идти невозможно и отказывается от первоначальных замыслов. Такая позиция называется фатализмом (от лат. fatum — судьба).
3. В своей деятельности человек исходит из того, что законы природы и общества имеют объективный характер, то есть действуют независимо воли, желания и интересов человека. Поэтому оптимальным решением является познание этих законов и использование их в своих целях. Согласно закону всемирного тяготения, всякое тело, тяжелее воздуха, подброшенное вверх, обязательно упадет на землю. Но человек, не оспаривая этого закона, тем не менее, создал летальные аппараты, способные преодолевать земное притяжение и передвигаться в воздушном пространстве. Свобода в данном случае проявляется в способности человека действовать не вопреки необходимости, а в согласии с ней, в использовании закона в интересах свободы. Ф.Энгельс обобщил такое понимание свободы следующим определением: «Свобода есть познанная необходимость»36.

Свобода человека проходит испытание не только в столкновении с необходимостью, но и в соприкосновении со свободой другого человека. Тот факт, что в одном жизненном пространстве проживает множество людей, каждый из которых имеет собственные представления о том, какой должна быть жизнь, неизбежно приводит к конфликтам. Томас Гоббс, один из авторов теории общественного договора, назвал это состояние изначальной свободы «войной всех против всех». Единственно разумным выходом из ситуации столкновения свободных воль является достижение согласие, в основе которого должно лежать ограничение свободы. Для надзора за соблюдением этого ограничения были учреждены институты государства и права, которые, посредством принуждения, обеспечивают среднюю меру свободы в обществе. Необходимость, на этот раз в общественной форме, становится на пути свободы воли. По этому поводу существует довольно избитая сентенция: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».

Те знания о человеке, которыми мы располагаем на сегодняшний день, дают основания усомниться в том, что абсолютная свобода воли, понимаемая как способность и возможность человека действовать в соответствии со своими представлениями о жизни, реально существует. Имеется масса объективных факторов, которые извне детерминируют поведение людей, делая его несвободным. Это: климат и другие природные явления; идеологическая пропаганда; влияние родителей; воздействие рекламы; общественные предрассудки и т.д. Наши поступки и мысли в значительной мере находятся под влиянием биологического потенциала, социального окружения, воспитания и образования. Данное обстоятельство порождает не только теоретические коллизии, но и практические сложности. К примеру, солдат на войне, выполняя приказ, убивает людей и уничтожает вещи. Делает это он не по собственной воле и желанию, а подчиняясь приказу свыше. Он несвободен, то есть, по сути, не принадлежит самому себе. Границы вооруженного насилия на войне довольно размыты, и это создает проблему чрезмерного, избыточного применения силы, граничащего с военным преступлением. Насколько нравственно и законно обвинять в подобных преступлениях военных, если они не свободны в своих действиях?
Еще одно обстоятельство, заставляющее усомниться в возможности свободы воли, объясняет теория и практика психоанализа. Исследования психоаналитиков доказывают, что человеческие оценки, суждения и действия в той или иной степени предопределены факторами, которые не сознаются людьми, образуя сферу так называемого «бессознательного». Поэтому, даже тогда, когда человек поступает, как он сам считает, свободно, его поведение все равно детерминировано.
Часто человеку предоставляется свобода в выборе того или иного варианта действий, но правила, которыми он руководствуется в этом свободном выборе, устанавливаются не им, а даны извне. Он не может влиять на содержание этих правил и нести за них ответственность, и поэтому выбранное им действие не является свободным.
Философская позиция, утверждающая, что человеческой свободы не существует, называется детерминизмом. Позиция индетерминизма, напротив, допускает в той или иной степени свободу человеческой воли. В истории философии накопилось множество доводов в пользу как первой, так и второй точки зрения. Наиболее острые дискуссии между последователями детерминизма и индетерминизма ведутся в сфере теологии. Все мировые религии исходят из того, что жизнь человека во всех деталях предопределена Божьим промыслом. Бог, будучи Абсолютом, обладает всезнанием, всемогуществом и всеблагостью и поэтому без его воли ничто не происходит. В противном случае он не был бы Абсолютом. В дополнение к теологическому обоснованию детерминизма существует философское, которое вытекает из утверждения: «У каждого события должна быть причина». Английский философ Дэвид Юм, больше других уделявший внимания проблеме философского обоснования причинности, утверждал, что в актах волеизъявления можно найти такую же последовательность и чередуемость, какая существует в природных событиях. И поэтому можно с достаточной точностью предсказать, каким окажется выбор человека в той или иной ситуации. В пользу детерминизма свидетельствуют факты, зафиксированные в различных отраслях научного знания: в психологии, нейрофизиологии, биохимии сделаны открытия, позволяющие утверждать, что человеческое поведение контролируемо на всех стадиях, начиная от замысла и заканчивая его практической реализацией.
Однако, несмотря на убедительность аргументов, выдвигаемых партией детерминизма, доводы оппонентов не менее впечатляющи и убедительны. Сторонники доктрины свободы воли исходят из того, что человек свободен настолько, насколько он сознает свою свободу. Поэтому человек может быть свободным, даже находясь в заточении и напротив, будет несвободным, живя в самом демократическом обществе. После создания квантовой механики индетерминисты пытаются использовать в своих интересах принцип неопределенности Гейзенберга, согласно которому даже в природе, на уровне элементарных частиц, не существует жесткой причинной заданности событий. Если такое возможно в природе, то тем более это возможно применительно к человеку.
Весомым аргументом в пользу свободы воли является наличие у человека совести. Чувства стыда и раскаяния за совершенный поступок могут быть поняты лишь исходя из того, что люди свободны, то есть, они могли и не совершать того, что совершили. О том, что свобода воли существует, свидетельствует привлечение людей к ответственности за совершенные поступки. Если свободы воли нет, то как можно наказывать человека за совершенное им преступное деяние? Ведь мы не подвергаем судебному преследованию волка, зарезавшего овцу, или оползень, похоронивший под собой горное селение, поскольку не считаем эти объекты свободными и ответственными за свои действия. Чем же тогда от них отличается человек, если полагать его несвободным?
Свободу не следует воспринимать как некий дар человеку со стороны природы или бога, предназначенный для того, чтобы обеспечить ему спокойную и комфортную жизнь. Свобода — это всегда выбор, а значит — и ответственность за результаты данного выбора. Редко когда выбор оптимального варианта действия осуществляется на основании знания всех особенностей ситуации и возможных последствий. Всегда существует вероятность риска. Не рискует только животное, ибо оно не выбирает, а следует велению закона — инстинкта самосохранение. Это самый надежный проводник в мире, где все подчинено необходимости. Ответственность, сопровождающая свободу, является причиной феномена, который получил название «бегства от свободы».37 Этот феномен объясняется противоречием между внешней свободой, которая предоставляется индивиду социальными и государственными институтами, и его неспособностью осознать эти возможности и выявить для себя перспективы, которые открываются с ними. А.И.Герцен говорил по этому поводу, что человека нельзя освободить внешне в большей мере, чем он свободен внутренне. Если человек не сознает, что такое свобода, он, естественно, начинает её бояться. Наглядным подтверждением реальности феномена «бегства от свободы» можно считать отношение среднего российского гражданина к политическим, экономическим и социальным преобразованиям, начавшимся в стране с момента распада СССР и образования России как суверенного государства. Отказ от плановой, регулируемой государством экономики и курс на создание рыночного хозяйства, натолкнулись на психологическую неготовность людей жить в обществе, где каждый является «кузнецом своего счастья и благополучия».
Тема свободы тесно сопряжена с проблемами военной службы. Во всех странах и у всех народов военная служба считается одним из самых напряженных видов деятельности, связанных со значительными лишениями и тяготами. Как правило, специфику военной службы усматривают в том, что она непосредственно связана с риском и опасностью для жизни, с тем, что военный человек в любой момент должен быть готов идти в бой. Это действительно так. Однако подлинная трагичность военной службы заключаются вовсе не в опасностях, сопровождающих её. Шахтер, каждый день спускающийся в забой, рискует жизнью и здоровьем не меньше, чем военный. Милиционер, патрулирующий опасный в криминогенном отношении район, может в любой момент подвергнуться нападению и погибнуть, а пожарный, несколько раз в течение смены выезжающий на пожар, испытывает воздействие множества таких опасных факторов, которые не всегда встречаются в бою. Опасность — это удел не только военного человека. Но только военный, в силу специфики своей профессии, ограничен в самом ценном для человека праве — свободе. Причем, это ограничение носит добровольный и сознательный характер. Главная добродетель военного человека — способность подчиняться приказу и умение эти приказы отдавать. Первое предполагает подчинение своей воли воле вышестоящего командира, а второе сопровождается навязыванием своей воли подчиненным. Если приказ не выполняется, то невозможен успех в бою или в специальной операции, которые являются главной стихией войны. Профессиональным военным никогда не станет человек, не сознающий необходимости и важности самоограничения воли, проявляющейся в безусловном подчинении приказу.

Обзор различных аспектов свободы как сущностного признака человека позволяет сделать вывод о том, что свобода присуща каждому человека в качестве возможности проецировать во внешний мир свои субъективные намерения. Однако реальное бытие свободы предполагает её осознанность человеком. Иными словами, человек свободен настолько, насколько он сознает, что такое свобода, какие возможности и какие последствия связаны с ней. Поэтому развитие человека означает не появление у него каких-то качественно новых способностей или признаков, а связано с развитием сознания свободы. Человек будет считаться полностью развитым человеком тогда, когда он, наконец, сознает, что значит — быть свободным. Но пока он находится только в начале этого пути.

Чтобы понять особенности и перспективы развития человека, необходимо разобраться с существующими в настоящее время концепциями антропогенеза.

Источник: www.filosofio.ru


Categories: Философ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.