Иван Александрович Ильин
(1883-1954)

Биография

По материалам Ю. Т. Лисицы, А. В. Репникова

Иван ильин философ биография

же товарищи его не предполагали, что его специальностью может стать и стала — философия» [Вишняк М., «Дань Прошлому», стр. 40. Нью-Йорк, 1954]. В 1901 году он закончил гимназию с золотой медалью, получив прекрасное классическое образование, в частности знание нескольких языков: церковнославянского, латинского и греческого, французского и немецкого. 15 июля 1901 года Ильин подал прошение ректору Московского университета о зачислении его на юридический факультет, такую возможность давал ему блестящий аттестат. В университете он получил фундаментальную подготовку по праву, которое изучал под руководством выдающегося философа-правоведа П. И. Новгородцева.

Здесь же у него сложился глубокий интерес к философии. Об этом свидетельствуют его кандидатские сочинения об идеальном государстве Платона и об учении Канта о «вещи в себе» в теории познания, а также шесть сочинений, которые он подал в период 1906-1909 годов, — «О „Наукоучении“ Фихте Старшего издания 1794 года», «Учение Шеллинга об Абсолютном», «Идея конкретного и абстрактного в теории познания Гегеля», «Идея общей воли у Жан-Жака Руссо», «Метафизические основы учения Аристотеля о Doulos Fysei», «Проблема метода в современной юриспруденции».

По окончании университета Ильин был удостоен диплома первой степени, а в сентябре 1906 года на заседании юридического факультета по предложению князя Е. Н. Трубецкого он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. [ЦГИА г. Москвы, фонд 418, опись 463, дело 36, лист 119]


В этом же году Ильин женился на Наталии Николаевне Вокач, которая была духовно близка ему (она занималась философией, искусствоведением, историей) и разделяла с ним все невзгоды его жизни.

В 1909 году Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права и после пробных лекций был утверждён в звании приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Московского университета. С 1910 года он стал членом Московского психологического общества; в «Вопросах философии и психологии» вышла первая научная работа «Понятия права и силы».

В конце года вместе с женой Ильин уезжает в научную командировку и проводит в Германии, Италии и Франции два года. Он работает в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Гёттингена, Парижа, выступает с докладами на семинарах Г. Риккерта, Г. Зиммеля, Д. Нельсона, Э. Гуссерля (в общении с которым Ильин постигал феноменологический метод); в Берлинском университете готовит диссертацию о философии Гегеля.

Работая над диссертацией, Ильин далеко выходил за рамки обычных требований к такого рода текстам. «Не хочется подходить к ней, — писал он, — как к академическому испытанию и отодвигать на второй план её научно-творческий характер. Хочется, чтобы она была Leistung [строго, основательно выполненная работа (нем.)], а не смазанная магистерская компиляция. Мечтаю издать её потом по-немецки; ибо знаю хорошо, что она так же, как и моя последняя работа о Фихте, — никому не будет нужна в России. А в Германии, может быть, кому-нибудь и сгодится. Главное стремление моё — обуздать в работе формально-методологический, всё разлагающий и распыляющий в анализе подход, который мне лёгок и свойственен, и сделать то, что труднее и важнее: дать синтетически построяющее вскрытие». [Письмо к Л. Я. Гуревич от 13 августа 1911 года — ЦГАЛИ, фонд 131, опись 1, ед. хр. 131, лист 2-4]


По возвращении в Москву Ильин продолжает работу в университете. Начинают выходить его философские работы: «Идея личности в учении Штирнера. Опыт по истории индивидуализма» (1911), «Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте Старшего. Опыт систематического анализа» (1912), «Шлейермахер и его „Речи о религии“» (1912), «О любезности. Социально-психологический опыт» (1912), «О возрождении гегелианства» (1912), «Философия Фихте как религия совести» (1914), «Основное нравственное противоречие войны» (1914), «Духовный смысл войны» (1915), «Философия как духовное делание» (1915), «Основы законоведения. Общее учение о праве и государстве» (1915). Были опубликованы также шесть больших статей о философии Гегеля, вошедшие потом в знаменитую двухтомную монографию, изданную в 1918 году и ставшую его диссертацией («Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека»), которую он блестяще защитил, получив при этом сразу две степени: магистра и доктора государственных наук.

Февральская революция 1917 года поставила перед Ильиным серьёзную проблему, рухнул государственный строй его Родины; он — учёный-юрист; каково его отношение ко всему происходящему? Ильин определяет его в пяти небольших, но важных брошюрах, опубликованных между двумя революциями семнадцатого года в издании «Народное право».


В них сформулированы его взгляды на основы правового государства, на пути преодоления революции как временного общественного беспорядка в стремлении к новому, справедливому социальному строю. «Всякий порядок жизни, — пишет он, — имеет известные недостатки, и, по общему правилу, устранение этих недостатков достигается посредством отмены неудовлетворительных правовых норм и установления других, лучших. Каждый правовой строй должен непременно открывать людям эту возможность: совершенствовать законы по закону, т. е. улучшать правовой порядок, не нарушая правового порядка. Правовой строй, который закрывает эту возможность для всех или для широких кругов народа, лишая их доступа к законодательству, готовит себе неизбежную революцию.» [«Порядок или беспорядок?», Изд-во «Народное право», серия «Задачи момента», № 3, стр. 4-5, Москва, 1917]

После октябрьской революции Ильин читает лекции на юридическом факультете Московского университета и в других высших учебных заведениях Москвы. Он активно противостоит официальной политике, отстаивает принципы академической свободы, подвергавшиеся в те годы попранию. Его позиция была чётко определена; позже он писал: «Уходят ли от постели больной матери? Да ещё с чувством виновности в её болезни? Да, уходят — разве только за врачом и лекарством. Но, уходя за лекарством и врачом, оставляют кого-нибудь у её изголовья. И вот — у этого изголовья мы и остались. Мы считали, что каждый, кто не идёт к белым и кому не грозит прямая казнь, должен оставаться на месте». [«Очерки внутренней России», «Новое время», 25 октября 1925, № 1348]


В этой трагической обстановке И. А. Ильин продолжает работать: пишет «Учение о правосознании» [Впервые опубликовано после его смерти под названием «О сущности правосознания», Мюнхен, 1956], становится председателем Московского Психологического общества (он был избран в 1921 году на место скончавшегося Л. М. Лопатина), продолжает публичные выступления. Последнее из них состоялось весной 1922 года на общем собрании Московского Юридического общества, где обсуждались основные задачи правоведения в России в свете революции 1917 года, последовавшей за ней гражданской войны и победы большевиков. Ильин считал, что правильно сформулировать задачи русского правоведения могут те, кто от начала и до конца наблюдая этот исторический процесс на месте, — те, кто видел «и старое со всеми его недугами и во всей его государственной силе, и безмерное испытание войны, и упадок инстинкта национального самосохранения, и неистовство аграрного и имущественного передела, и деспотию интернационалистов, и трёхлетнюю гражданскую войну, и психоз жадности, и безволие лени, и хозяйственную опустошённость коммунизма, и разрушение национальной школы, и террор, и голод, и людоедство, и смерть… Конечно, опыт, полученный нами, не есть просто опыт правовой и политический: он глубже — до уровня нравственного и религиозного; он шире — до объёма хозяйственного, исторического и духовного вообще». [«Основные задачи правоведения в России», — «Русская мысль». Книга VIII — II, стр. 162-188. Прага, декабрь 1992]


В апреле 1918 года И. А. Ильин был впервые арестован по подозрению в участии в организации «Добровольческая армия», но вскоре он был амнистирован и отпущен на свободу. Огромное значение в освобождении Ильина сыграло то, что в его защиту дружно выступили видные представители отечественной науки. Многие учёные даже предложили пойти в заложники на время защиты Ильиным его диссертации. 18 мая того же года Ильин защитил магистерскую диссертацию «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека». В качестве оппонентов на защите выступили Е. Н. Трубецкой и П. И. Новгородцев. Последний приехал на защиту, рискуя свободой. Накануне у него был обыск, и в любой момент мог последовать арест. Защита прошла на высоком уровне, и учёный совет единогласно проголосовал за присуждение Ильину степени доктора государственных наук и одновременно звания профессора.

Шесть раз большевики подвергали Ильина аресту, дважды его судили (30 ноября 1918 года на Президиуме Коллегии Отдела по борьбе с контрреволюцией и 28 декабря 1918 года в Московском Революционном Трибунале [Центральный архив КГБ СССР, дело № 1315, архив Р-22082, лист 7; дело № 193, архив Н-191, листы 314-320]), и оба раза он был оправдан за недостаточностью обвинения и амнистирован.


сентября 1922 года Ильин был арестован в последний раз, допрошен, немедленно судим и приговорён к смертной казни, заменённой высылкой. Обвинение гласило, что он «с момента октябрьского переворота до настоящего времени не только не примирился с существующей в России Рабоче-Крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности» [Центральный архив КГБ СССР, дело № 15778, архив Н-1554, лист 15]. Президиум ВЦИК постановил лишить Ильина гражданства и конфисковать всё его имущество.

26 сентября Ильин и его жена вместе с большой группой высылаемых за границу учёных, философов и литераторов отплыли из Петрограда в Штеттин, в Германию. Путь на родину был закрыт навсегда. Хотя высылка за границу и была лучшим выходом, поскольку спасла Ильина от неминуемой гибели, его душа навсегда осталась с Россией. В ноябре 1922 года он писал П. Б. Струве: «Я жил там, на родине, совсем не потому, что „нельзя было выехать“, а потому, что Наталия Николаевна и я считали это единственно верным, духовно необходимым, хотя и очень опасным для жизни. Мы бы сами и теперь не уехали бы; ибо Россия в своём основном массиве — там; там она болеет, там же находит и найдёт пути к исцелению. От постели больной матери… не уезжают; разве только — оторванные и выброшенные».

В Берлине начался новый этап жизни Ильина, длившийся 16 лет.


есте с другими русскими эмигрантами он включился в работу по организации Религиозно-философской академии, философского общества и журнала при ней. В январе 1923 года в Берлине на открытии Русского Научного Института Ильин произнёс речь, изданную позже отдельной брошюрой («Проблема современного правосознания»). Он стал профессором этого института, читал в нём курсы энциклопедии права, истории этических учений, введения в философию и в эстетику на русском и немецком языках. В 1923-1924 годах он был деканом юридического факультета этого института, в 1924 году избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете.

Разнообразны его лекции о русских писателях, о русской культуре, об основах правосознания, о возрождении России, о религии и церкви, о советском режиме и др., с которыми он в 1926-1938 годах около 200 раз выступал в Германии, Латвии, Швейцарии, Бельгии, Чехии, Югославии и Австрии, продемонстрировав способности замечательного оратора. Но центральное место в жизни Ильина занимали тесно связанные между собой политика и философское творчество. Он входил в редакцию парижской газеты «Возрождение», редактируемой П. Б. Струве, активно публиковался в «Русском инвалиде», «Новом времени», «Новом пути», «России и славянстве», «России» и других эмигрантских изданиях. В 1927-1930 годах Ильин был редактором-издателем журнала «Русский колокол. Журнал волевой идеи», целью которого было объявлено «служение самобытной и великой России» (вышло 9 номеров).


участвовал в работе Российского Зарубежного съезда весной 1926 года, поддерживал тесную связь с Русским Обще-Воинским Союзом (РОВС), принимал участие в Сент-Жюльенском съезде, организованном в 1930 году Русской Секцией Международной Лиги борьбы с III Интернационалом. Несмотря на то, что Ильин был одним из идеологов Белого движения и активно включился в политическую жизнь, в своей политической философии он основывался на принципах вне— и надпартийности, в частности никогда не был членом ни одной политической партии или организации.

С 1925 года за рубежом начинают выходить его крупные философские работы: «Религиозный смысл философии. Три речи» (1925), «О сопротивлении злу силою» (1925) (вызвавшая широкий отклик к шумную полемику как на Западе, так и в России), «Путь духовного обновления» (1935), «Основы художества. О совершенном в искусстве» (1937). Он заканчивает книгу «О тьме и просветлении. Книга художественной критики. Бунин — Ремизов — Шмелёв», но не нашёл для неё издателя (она вышла только в 1959 году). Выходят в свет его знаменитые брошюры: «Родина и мы» (1926), «Яд большевизма» (1931), «О России. Три речи» (1934), «Творческая идея нашего будущего» (1937), «Основы христианской культуры» (1937), «Основы борьбы за национальную Россию» (1938), «Кризис безбожия» (1951) и др.

Ильин очень рано сумел распознать подлинное лицо нацизма. В 1934 году (через полгода после прихода Гитлера к власти) за отказ вести преподавание в соответствии с партийной программой национал-социалистов Ильин был уволен из Русского Научного Института.


рез два года последовал запрет на его преподавательскую деятельность. В 1938 году гестапо наложило арест на все его печатные труды и запретило ему публичные выступления. Лишившись источника существования, под угрозой ареста и заключения в концлагерь Иван Александрович решил покинуть Германию и переехать в Швейцарию. И хотя на его выезд был наложен запрет, несколько счастливых случайностей (в чём он усматривал промысел Божий) помогли ему получить визы для себя и своей жены, и в июле 1938 года Ильины уехали в Цюрих. В Швейцарии они обосновались в пригороде Цюриха Цолликоне, где с помощью друзей и знакомых, в частности, С. В. Рахманинова, Ильин в третий раз попытался наладить свою жизнь.

В Швейцарии Ильину была запрещена политическая деятельность, поэтому 215 выпусков бюллетеней заочных чтений, только для единомышленников, которые в течение шести лет он писал для РОВСа, — пришлось не подписывать. После его смерти эти политические статьи были изданы в Париже Русским Обще-Воинским Союзом в двухтомнике «Наши задачи» (1956). В конце жизни Ивану Александровичу удалось закончить и издать произведение, над которым он работал более 33 лет, — «Аксиомы религиозного опыта» (1953), два тома исследований по религиозной антологии с обширными литературными добавлениями.

Выходят в свет его многочисленные работы на немецком языке. Среди них следует отметить триптих философско-художественной прозы — сочинения, связанные единым внутренним содержанием и замыслом:
1.  «Ich schaue ins Leben. Ein Buch der Besinnung» (Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий),
2.  «Das verschollene Herz. Ein Buch stiller Betrachtungen» (Замирающее сердце. Книга тихих созерцаний) (1943),
3.  «Blick in die Ferne. Ein Buch der Einsichten und der Hoffnungen» (Взгляд вдаль. Книга размышлений и упований) (1945).

«Эти три книги, — писал его ученик Р. М. Зиле, — представляют собой совершенно своеобразное литературное творчество: это как бы сборники не то философических эскизов, не то художественных медитаций, не то просветительно-углублённых наблюдений на самые разнообразные темы, но проникнутые одним единым творческим писательским актом — «ВО ВСЁМ ВИДЕТЬ И ПОКАЗАТЬ БОЖИЙ ЛУЧ». [Ильин И. А., «Наши задачи», том II, стр. 655. Париж, 1956]

Русским вариантам этих книг Ильин дал иные названия:
1.  «Огни жизни. Книга утешений»,
2.  «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», и
3.  «О грядущей русской культуре».

Вторую книгу он полностью закончил, работал над третьей, но издателей при жизни не нашёл — «Поющее сердце» издала его жена только в 1958 году. Заканчивал Ильин и книгу «О монархии», готовил к изданию «Путь к очевидности», приводил в порядок другие работы, но после частых и продолжительных болезней 21 декабря 1954 года он умер, не успев закончить задуманного. Наталия Николаевна, пережившая его на восемь лет, и позже исследователь его творчества Н. П. Полторацкий сделали очень много для издания новых и переиздания старых трудов замечательного русского философа.

Похоронен Иван Александрович в Цолликоне под Цюрихом. На плите, стоящей на могиле Ильина и его жены (она умерла 30 марта 1963 года), высечена эпитафия:

  Alles empfunden
So viel gelitten
In Liebe geschauet
Manches verschuldet
Und wenig verstanden
Danke Dir, ewige Gute!
Всё почувствовано
Так много выстрадано
Узрено в любви
Немало взято на душу
Постигнуто немногое
Спасибо Тебе, вечная Доброта!

(Перевод с нем. А. В. Михайлова)

Жизнь философа была тернистой, но светлой. «Его философский путь был труден. Его жизненный путь, вероятно, ещё труднее. И мне кажется, что верной своей спутнице Наталии Николаевне Ильиной на горький вопрос: „долго ли ещё маяться?“, он мог ответить как неистовый Аввакум: „до самой смерти, матушка!“» [Редлих Р., «Памяти И. А. Ильина», «Посев», № 3, стр. 454. Мюнхен, 1955]. Ильин переносил удары судьбы стойко и подвижнически, сохраняя любовь к России и веру в её возрождение.

3 октября 2005 года, согласно завещанию покойных, останки Ивана Александровича Ильина, его супруги Натальи Николаевны, а также генерала Антона Ивановича Деникина и его супруги Ксении Васильевны были с почестями перезахоронены на кладбище Донского монастыря в Москве.

* * *

Источник: projectRussia.orthodoxy.ru

 

Религиозный философ, правовед, публицист. В философии Гегеля видел

систематическое раскрытие религиозного опыта пантеизма ("Философия Гегеля как

учение о конкретности Бога и человека", 1918). Автор нескольких сотен статей и

более 30 книг, в том числе "О сопротивлении злу силою" (1925), "Путь духовного обновления" (1935), "Основы борьбы за национальную Россию" (1938), "Аксиомы

религиозного опыта" (т. 1-2, 1953), "Наши задачи" (т. 1-2, 1956).

Иван Александрович Ильин родился в Москве 28 марта (по ст. ст.) 1883 года в

дворянской семье присяжного поверенного округа Московской судебной палаты,

губернского секретаря Александра Ивановича Ильина и Екатерины Юль-евны Ильиной

(урожденной Швейкерт фон Штадион). Он был третьим сыном в семье. Старшие братья

— Алексей и Александр — станут юристами

Отец Ильина — коренной москвич; дед, полковник, служил начальником Кремлевского

дворца. По матери Иван Ильин — немецкой крови, его дед — Юлиус Швейкерт — был

коллежским советником.

Начальное образование Ильин получил в гимназии, где проучился пять лет Окончил

ее 31 мая 1901 года с золотой медалью Затем поступил на юридический факультет

Московского университета, где преподавали выдающиеся профессора П Новгородцев и

князь Е Трубецкой Ильин вошел в научную школу Новгородцева, чьи лекции по

истории философии оставили глубокий след в его сознании "В нем всегда жило

чувство живой тайны бытия и мистического благоговения перед нею", — писал он о

своем учителе Платон, Руссо, Кант, Гегель — таковы были идейные центры школы

Новгородцева

Сдав экзамены 25 мая 1906 года, Ильин был удостоен диплома первой степени   22

сентября на заседании юридического факультета по предложению князя Трубецкого

его оставили при университете для подготовки к профессорскому званию

В этом же году Иван Ильин женился на Наталии Николаевне Вокач Эта удивительная

женщина, занимавшаяся философией, искусством, позже историей, была духовно

близка Ильину Евгения Герцык, родственница Вокач, вспоминает " В 1906 году наша

двоюродная сестра вышла замуж за студента Ильина Недавний революционер-эсдек (он

был на памятном съезде в Финляндии в 1905 году), теперь неокантианец, но

сохранивший тот же максимализм, он сразу порвал с родней жены, как раньше со

своей, насквозь буржуазной, но почему-то исключением были мы с сестрой, и он

потянулся к нам со всей присущей ему пылкостью Двоюродная сестра не была нам

близка но — ум ная и молчаливая — она всю жизнь делила симпатии мужа, немного

ироническая к его горячности Он же благоговел перед ее мудрым спокойствием

Молодая чета жила на гроши, зарабатываемые переводом ни он, ни она не хотели

жертвовать временем, которое целиком отдавали философии Оковали себя железной

аскезой — все строго расчислено, вплоть до того, сколько двугривенных можно в

месяц потратить на извозчика, концерты, театр под запре том, а Ильин страстно

любил музыку и художественный театр Квартира, две маленькие комнаты, блистала

чистотой — заслуга Наталии, жены"

В 1909 году Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права и

после двух пробных лекций был утвержден в звании приват-доцента по кафедре

энциклопедии права и истории философии права своего родного университета С осени

он преподает на Высших женских юридических курсах "Историю философии права" и

ведет семинар по "Общей методологии юри дических наук" В 1910 году начинает

читать свой первый курс в Московском университете, тогда же становится членом

Московского психологического общества, в "Вопросах философии и психологии"

печатает первую научную работу "Понятия права и силы" Зимой вместе с женой

уезжает на два года за границу в научную командировку (Германия, Италия,

Франция), работает в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Берлина и

Геттингена, в Париже и снова в Берлине

В 1911 году выходит в свет его труд "Идея личности в учении Штирнера Опыт по

истории индивидуализма", сдаются в набор "Понятия права и силы" (на немецком

языке, с дополнительными комментариями для Берлинского издательства) и сочинение

о Фихте Он начинает работать над ставшею впоследствии знаменитой статьей "О

любезности", которую дважды перерабатывает из-за длиннот, оставляя за бортом

огромное количество ценного материала После этого он направляет свой, как он

указывает в подзаголовке, "Социально-психологический опыт" Петру Струве в

"Русскую мысль" Но прежде чем напечатать, он прочел эту статью в Германии

друзьям, которые оценили его "Любезность" по достоинству и которых, вспоминает

Ильин, он "взял в душу", а они называли его шутя "самозваной нянькой и

воспитательницей"

Летом того же года он часто общается с философом Гуссерлем, постигая его

феноменологический, или дискриптивный, метод, сущность которого, по выражению

Ильина, состоит в следующем анализу того или другого предмета должно

предшествовать интуитивное погружение в переживание анализируемого предмета

Вынашивает он и новое эссе — "О пошлости" "Иногда, — пишет он, — предвкушая,

ляскаю зубами от писательского аппетита Вообще обдумываю и задумываю так много,

что в минуты утомления или упадка кажусь себе дуралеем" Подчас перенапряжение в

работе граничит со срывом "Я теперь ничего не пишу, в молчании есть своя

прелесть, свой отдых, своя спокойная глубина   "

За границей Ильины не только учатся, но и путешествуют, и отдыхают — побывали в

Италии (Флоренция), посетили в Германии город Кассель, где "много Рембрандта",

едут потом через Кельн, Майну, Страсбург (соборы1) в Швейцарию, проводят неделю

в горах и затем "оседают" на три недели в Бретани у океана "Я радуюсь, — пишет

Ильин, — сильно океану Не знаю, может быть, и правда "все — из воды" Я увидел

море впервые в Венеции, на Лидо, и после двухчасового общения с ним трудно было

уходить Тогда-то мы и решили поехать непременно на океан, он должен знать какую-

то древнюю, первую мудрость, и известные сомнения должны быть стерты им Есть

пределы, на которых "нельзя" и "неизбежно" должны утрачивать свою непереносность  

"

Ильин возвращается в Москву в 1913 году, живет в доме в Крестовоздви-женском

переулке, отныне постоянном его местожительстве

22 февраля 1914 года Ильин выступает с докладом "Учение Гегеля о сущ ности

спекулятивного мышления", тезисы которого обсуждались позже, 3 марта Именно с

этой работы начинается серия из шести его работ о Гегеле, составивших

диссертацию "Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека",

изданную в 1918 году в двух томах 1-й — "Учение о Боге", 2-й — "Учение о

человеке"

Книга о Гегеле прославила Ильина как философа Автор продемонстрировал в ней

великолепное знание и глубокое понимание сложнейшего текста Эрудиция его

безупречна, а самостоятельный ход мысли оригинален и увлека телен   Ильин — не

гегельянец (никогда им не был), ему видны упущения великого немца Это панлогизм,

стремление разложить все по полочкам по нятийного (пусть диалектического)

мышления, отсюда "абсурдность" метода, согласно которому истина постигается

системой категорий ("Философ вообще не обязан выдумывать и преподавать какую-то "систему" Это чисто немецкий предрассудок, от которого давно пора освободиться", — скажет он впоследствии). Неприемлем и гегелевский пантеизм, отождествление мира и Бога

Война России с Германией 1914 года вызвала патриотический подъем, и Ильин не

только проникся им но сыграл немаловажную роль в его упрочении Из писем его к Л

Я Гуревич мы узнаем, что "в России духовный подъем все нарастает и все сильнее

захватывает интеллигенцию", что "необходим ряд статей — экономических,

исторических, стратегических, политических и метафорических о войне" Он

недоволен деятельностью П Б Струве как главного редактора журнала "Русская

мысль", выражавшего, по мнению Ильина, идеологию торговцев-промышленников, что

не играло на руку России

В этот период появляются две работы Ильина — "Основное нравственное противоречие

войны" и "Духовный смысл войны", это лучшие страницы русской нравственной

философии, без них невозможно правильное понимание важной и во многом трудной

его книги "О сопротивлении злу силою", в них заложены идеи будущих его работ,

касающиеся предметов, за "которые стоит жить, бороться и умереть", — лейтмотив,

пронзающий все последующие тво рения Ильина, здесь впервые и пророчески

говорится о добровольчестве — потом эта тема перейдет в "Белую идею", и не в

плане только военно-историческом, но в более широком смысле тысячелетнего

государственного строительства России, наконец, это — смелые строки о труднейшей

и деликатнейшей проблеме войны

В эти годы у Ильина завязывается преданная дружба с композитором Николаем

Метнером Музыку его он очень любил, писал о нем позже в специальном

исследовании, ему посвятил, кстати, "Духовный смысл войны", а позже — статью

"Что такое художественность7" Со старшим братом Николая Эмилием Метнером Ильины

даже породнились — стали крестными его сына После февральской революции 1917

года Ильин из кабинетного ученого превращается в активного политика, идеочога

правого дела Летом он публикует в издательствах "Народная свобода" и "Народное

право" пять небольших брошюр "Всякий порядок жизни, — пишет он, — имеет

известные недостатки, и, по общему правилу, устранение этих недостатков

достигается посредством отмены неудовлетворительных правовых норм и установления

других, лучших Каждый правовой строй должен непременно открывать людям эту

возможность совершенствовать законы по закону, то есть улучшать правовой

порядок, не нарушая правового порядка Правовой строй, который закрывает эту

возможность для всех или для широких кругов народа, лишая их доступа к

законодательству, готовит себе неизбежную революцию"

Сразу же после октябрьского переворота Ильин публикует в "Русских ведомостях"

статью "Ушедшим победителям" В ней он обращается к павшим в борьбе

белогвардейцам "Вы победили, друзья и братья И завещали нам довести вашу победу

до конца Верьте нам мы исполним завещанное   "

За связь с белогвардейским движением Ильина несколько раз подвергали аресту, в

его доме производились обыски Тем не менее это не помешало ем 18 мая 1918 года

защитить магистерскую диссертацию "Философия Гегеля как учение о конкретности

Бога и человека"

Жизнь продолжалась, Ильин работал в университете, в Московском коммерческом

институте, музыкально-педагогическом, Ритмическом, Философс-ко-исследовательском

институтах Помимо преподавательской деятельности он занимался переводами,

выступал с докладами в Психологическом обществе, председателем которого он был

избран после смерти профессора Л М Лопатина

4 сентября 1922 года Иван Александрович был арестован большевиками в шестой раз,

допрошен и немедленно судим За антисоветскую деятельность его, вместе с другими

учеными, философами и литераторами, выслали в Германию

В начале октября 1922 года Ильин приехал в Берлин Начался новый период жизни

Философ немедленно связался с генералом А фон Лампе — представителем барона

Врангеля Через него он установил связь с главнокомандующим, к которому относился

с большим пиететом Вместе с другими русскими эмигрантами он включился в работу

по организации Религиозно-философской академии, философского общества при ней,

религиозно-философского журнала В феврале 1923 года в Берлине начал работать

Русский научный институт, на открытии которого философ произнес речь, изданную

позже отдельной брошюрой Ильин был профессором этого института, прочел ряд

курсов — энциклопедия права, история этических учений, введение в философию,

введение в эстетику, учение о правосознании и др — на двух языках — русском и

немецком В 1923-1924 годах он был деканом юридического факультета этого

института, в 1924 году — избран членом-корреспондентом Славянского института при

Лондонском университете

С 1925 года появляются большие работы Ильина "Религиозный смысл философии", "О

сопротивлении злу силою", "Путь духовного обновления", "Основы художества О

совершенном в искусстве" и не менее значимые по содержанию брошюры "Яд

большевизма", "О России Три речи", "Кризис безбожия", "Основы христианской

культуры", "Пророческое призвание Пушкина", "Творческая идея нашего будущего Об

основах духовного характера", "Основы борьбы за национальную Россию" и др

Особое внимание и в среде русской эмиграции, и в тогдашней России привлекла

книга Ильина "О сопротивлении злу силою" Нетрудно догадаться, что книга

направлена против философии толстовства, оказавшей разлагающее воздействие на

интеллигенцию России Ильин не скрывал своего намерения "перевернуть навсегда

толстовскую" страницу русской нигилистической морали и восстановить "древнее

православное учение о мече во всей его силе и славе" "Призывая любить врагов,

Христос имел в виду личных врагов самого человека" Христос никогда не призывал

любить врагов Божьих, попирающих божественное Это относится и к заповеди о

прощении обид, и к словам "не противься злому" (Мтф , V, 39)

Читатели разделились на два враждебных лагеря сторонников Ильина и противников

его идей 3. Гиппиус назвала книгу "военно-полевым богословием" Н Бердяев сказал,

что "чека" во имя Божие более отвратительно, чем "чека" во имя диавола",

примерно в том же духе высказывались Ф Степун, В Зеньковский и др Поддержали

Ильина Русская зарубежная Церковь, в частности митрополит Антоний, архиепископ

Анастасий и другие иерархи, философы и публицисты, среди них П  Струве, Н

Лосский, А Билимович,

В 1926-1938 годы Ильин около 200 раз выступал с лекциями в Германии, Латвии,

Швейцарии, Бельгии, Чехии, Югославии и Австрии, читая на рус-ском, немецком и

французском языках Это было скромным, но достаточно стабильным источником

существования. Он рассказывал о русских писателях, о русской культуре, об

основах правосознания, о возрождении России, о религии и церкви, о советском

режиме и др. Главное же в жизни Ивана Ильина — политика и философское творчество. Он

публикуется в газете "Возрождение", в "Дне русского ребенка", "Русском

инвалиде", "Православной Руси", "России", "Новом времени", "Новом пути" и во

многих других эмигрантских изданиях. После ухода из редакции "Возрождения", в

знак протеста против вытеснения Струве как главного редактора, Ильин издает

журнал "Русский колокол" (с 1927 по 1930 год вышло 9 его номеров) с характерным

подзаголовком "Журнал волевой идеи" — исключительный по лаконичности и

содержательности материала

За Ильиным прочно закрепилось звание вне- и надпартийного идеолога белого

движения. Он был тесно связан с Русским общевоинским союзом (РОВС), участвовал в

работе Сент-Жюльенского съезда 1930 года, организованного Русской секцией

международной лиги для борьбы с III Интернационалом (известной под названием

Лиги Обера).

Своеобразным было отношение Ильина к фашизму и, в частности, к национал-

социализму, которому он посвятил несколько своих статей. В них он показывает

природу, источник и смысл фашизма как рыцарского начала и отклик человечества на

развернувшуюся бездну безбожия, бесчестия и свирепой жадности; как борьбу с

интернационализмом, коммунизмом и большевизмом

Еще в 1936 году, по воспоминаниям Р. Редлиха, Ильин "совершенно точно описал

грядущий поход Гитлера в Россию". Ошибочность доктрины Гитлера, по мнению

Ильина, была в том, что она основана на расовой теории и антицерковной борьбе;

последняя по пагубности превосходила масонскую идею отделения церкви от

государства.

После прихода к власти Гитлера в 1933 году у Ивана Александровича, который был

профессором Берлинского университета, назрел конфликт с немецким министерством

пропаганды В середине 1930-х годов он был уволен из университета. Но Ильин

продолжал писать, он работал над книгой "Путь духовного обновления". Она вышла в

1937 году в Белграде.

Средства духовного обновления — вера, любовь, свобода, совесть, семья, родина,

национализм, правосознание, государство, частная собственность. Каждому из них

посвящена глава. Веру Ильин определяет очень широко — это "главное и ведущее

тяготение человека, определяющее его жизнь, его воззрения, его стремления и

поступки" Без веры человек не может существовать Жить значит выбирать и

стремиться, для этого нужно верить в некоторые ценности, служить им; все люди во

что-то верят. Ильин предупреждает "Иногда под корою теоретического неверия живет

в тайне настоящая глубокая религиозность; и наоборот, ярко выраженная церковная

набожность скрывает за собой совершенно недуховную душу".

Источник веры и религиозности — любовь Это определяющая форма духовности.

Обращаясь к ней, Ильин проводит тонкое различие между двумя формами любви —

инстинктивной и духовной. Любовь, рожденная инстинк-

том, субъективна, необъяснима. Иногда это ослепление, всегда — идеализация.

Другой вид любви — любовь духа, в основе которого лежит восприятие совершенства,

объективного идеала. Именно такая любовь лежит в основе религиозного чувства.

Ильин был не только правоведом и моралистом. Широко образованный философ

культуры, он не мог пройти мимо такой области духовной жизни, как художественное

творчество. Известны его статьи о классической русской литературе — о Пушкине,

Гоголе, Достоевском, Толстом. В 1937 году он выпускает книгу "Основы

художества". Год спустя заканчивает работу "О тьме и просветлении. Книга

литературной критики" (вышла посмертно) Много ярких страниц посвящено искусству

в сборниках его статей.

Ильин — адепт реализма, непримиримый противник формалистических "художеств".

"…Будущее принадлежит не модернизму, этому выродившемуся мнимо-искусству,

созданному, восхваленному и распространяемому беспочвенными людьми, лишенными

духа и забывшими Бога. После великого блуждания, после тяжелых мучений и лишений

— человек опомнится, выздоровеет и обратится снова к настоящему, органическому и

глубокому искусству, и так легко понять, что и ныне уже глубокие и чуткие натуры

предчувствуют это грядущее искусство, призывают его и предвидят его торжество".

Ильин выступал в разных газетах как явный антикоммунист. Вначале немцы были

довольны его работой, но вскоре они заметили, что многое, против чего выступал

Ильин, также было против и национал-социализма в Германии Тогда они стали

придираться к его писательской деятельности, не разрешая печатать его труды, что

очень отразилось на его материальном положении.

В 1938 году гестапо наложило арест на его печатные труды и запретило ему

публичные выступления. Лишившись источника к существованию, Иван Александрович

решил покинуть Германию и переехать в Швейцарию, где он мог бы продолжать свою

работу. И хотя на его выезд был наложен запрет Главным полицейским управлением,

несколько счастливых случайностей (в чем Иван Александрович, по свидетельству

Квартирова, усматривал промысел Божий) помогли получить визу для него и его

жены, и в июле 1938 года они официально "бежали" в Швейцарию.

Там они поселились в пригороде Цюриха Цолликоне. С помощью друзей и знакомых, в

частности СВ. Рахманинова, в третий раз стал он заново налаживать свою жизнь.

Швейцарские власти, однако, запретили ему заниматься политической деятельностью.

Ильин сосредоточивается на творческой работе и выступает с лекциями в

протестантских общинах на разные темы, что дает ему небольшой заработок. "Владея

прекрасно немецким языком, — вспоминает Е. Климов, — он обладал удивительным

ораторским искусством, он привлекал всегда на свои доклады многочисленных

слушателей.

Вершиной философско-художественной прозы Ильина является трехтомная серия книг,

связанных единым внутренним содержанием и замыслом, на немецком языке: 1. "Я

всматриваюсь в жизнь Книга раздумий", 2. "Замирающее сердце. Книга тихих

созерцаний". 3. "Взгляд вдаль. Книга размышлений и упований".

В русском варианте "Замирающее сердце" стало "Поющим сердцем". Это

знаменательно, ибо "Поющее сердце" для Ильина было не просто названием,

он считал, что "человек по существу своему живой, личный дух", и найти начало

духовности нужно в самом себе; в его многозначном описании и определении дух

понимается "как сила поющего сердца Теперь будет понятно, как он сам справляется

с этой задачей, — от "замирающего", "отзвучавшего", "притихшего" сердца к

пробудившемуся, ожившему, поющему сердцу, что подтверждается намерениями (по

замечанию католического священника из Бонна Вольфганга Офферманса, исследователя

Ильина) автора: "Я, конкретно живущий здесь и теперь человек, должен

поразмыслить и усмотреть, благодаря своему жизненному опыту, сущность свою:

заново открыть в себе поющее на протяжении столетий сердце — средоточие моих

чаяний и дум, в тихом созерцании получить представление о смысле жизни и ощутить

задачи и упования свои перед Богом".

В Швейцарии Ильин не переставал думать и писать о России. С 1948 года регулярно

направлял, правда, без подписи, листки бюллетеней (всего их было 215) для

единомышленников РОВСа (потом они составили двухтомник "Наши задачи"). К 1952

году закончил самое значительное свое произведение "Аксиомы религиозного опыта"

— результат 33-летнего труда, изданного в Париже в двух томах в 1953 году.

Не успел он закончить главный труд своей жизни "О монархии", над которым работал

46 лет. Н. Полторацкий издал большую часть подготовленных глав из него в виде

книги "О монархии и республике". Подготовил Ильин к изданию и "Путь к

очевидности".

На закате дней своих Иван Александрович писал: "Мне 65 лет, я подвожу итоги и

пишу книгу за книгой. Часть их я напечатал уже по-немецки, но с тем, чтобы

претворить написанное по-русски. Ныне пишу только по-русски. Пишу и откладываю —

одну книгу за другой и даю их читать моим друзьям и единомышленникам… И мое

единственное утешение вот в чем: если мои книги нужны России, то Господь

сбережет их от гибели, а если они не нужны ни Богу, ни России, то они не нужны и

мне самому. Ибо я живу только для России".

Частые болезни изнурили его. 21 декабря 1954 года Ивана Александровича Ильина не

стало. Его вдова и друзья сделали все, чтобы труды его увидели свет. Госпожа

Барейсс поставила на его могиле в Цолликоне памятник с эпитафией:

Все пережито,

Так много страданий.

Пред взором любви

Встают прегрешенья.

Постигнуто мало.

Тебе благодарность, вечное благо.

Ильин был религиозным философом и принадлежал к той философской эпохе, которую

принято называть русским религиозным ренессансом. Он шел своим собственным

путем. Являясь православным философом, он сознательно не вторгался в область

богословия, опасаясь впасть в еретический соблазн, всегда согласовывал свои

религиозные построения с иерархами Русской православной церкви.

Через все эмигрантское творчество Ильина проходит одна тема — судьба России, ее

национальное возрождение. Катастрофа 1917 года для Ильина — наиболее яркое

проявление кризиса мировой культуры. Поэтому судьба России — часть мировой

судьбы. То, что пишет Ильин о России и для России, приобретает вселенское

значение.

"Русская идея есть идея сердца. Идея созерцающего сердца… Она утверждает, что

главное в жизни есть любовь и что именно любовью строится совместная жизнь на

земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа".

Источник: www.bibliotekar.ru

     Иван Александрович Ильин фото Иван Александрович Ильин — выдающийся русский философ и публицист, о котором до недавнего времени ничего было неизвестно широкому кругу читателей, интересующихся историей своей страны. О нем очень немного знали только специалисты, которые занимались изучением этого темного периода отечественной истории.

Труды его находились под строжайшим запретом. Только в конце 80-х годов XX столетия, во время перестройки, когда гласность стала девизом общественной жизни, стали появляться первые работы, посвященные деятельности Ильина. Благодаря этим исследованиям стало возможным познакомиться с историей жизни этого удивительного человека, настоящего патриота своей страны. Иван Александрович Ильин родился в 1883 году в РњРѕСЃРєРІРµ в семье присяжного поверенного и губернского секретаря, который к тому же являлся крестником Александра II. По окончании гимназии он поступает в университет на юридический факультет, который окончил в 1906 году. Там же он начал заниматься преподавательской и научной деятельностью.

В 1910 году он едет в командировку в Германию и Францию, во время которой занимается изучением новых направлений в европейской философии. После февральской революции Ильин включается в общественно-политическую жизнь, поддерживая политическое крыло кадетской партии. Он публикует свои политические трактаты, которые ярко отражают его убеждения.

После прихода к власти большевиков, он окончательно встает на путь политической борьбы с их режимом. В 1918 году он был арестован в первый раз за участие в Добровольческой армии. Однако доказать этот факт не удалось и Ильина отпустили. Причем во время ареста в его защиту выступали ведущие ученые Р РѕСЃСЃРёРё. Ильину предстояла защита магистерской диссертации и многие предлагали себя в заложники на время, которое потребуется для проведения защиты. Но таких жертв не потребовалось, так как Ильин был отпущен за недоказанностью.

В 1922 году Ильин был арестован в последний, шестой, раз. После ареста его сразу же осудили, приговорив к смертной казни. В последний момент казнь заменили высылкой за границу с лишением гражданства. Будучи в эмиграции, Ильин по 1934 год служил профессором в Русском Научном Институте в Берлине. Параллельно был членом редакции газеты «Возрождение», которая издавалась в Париже, и издавал журнал «Русский колокол».

В 1934 году, с приходом к власти фашистов, Ильин был исключен из Русского Научного Института, ему было запрещено заниматься преподавательской деятельностью. Выдающийся философ и публицист оказался без средств к существованию. В 1938 году Ильин переезжает в Швейцарию, где живет и занимается изданием своих работ. В 1954 году Ивана Александровича Ильина не стало. Похоронен он в Цолликоне, недалеко от Цюриха.

 

 

Источник: www.ote4estvo.ru


Categories: Философ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.