АТОМИЗМ, термин, принятый для обозначения совокупности натурфило­софских учений о дискретной структуре материи, времени или простран­ства. Традиционно применим к учению о телесных атомах (греч. ἄτομος, «неделимый») Демокрита и Эпикура; однако в широком смысле атомисти­ческой именуется всякая теория дискретного бытия. В таком случае до­пустимо говорить об атомизме применительно к тем философам, которые не употребляли термин «атом» и даже не были сторонниками материали­стических взглядов.

История античного атомизма кроме учений Демокрита и Эпикура обни­мает учения о неделимых частях пространственной величины (первичные треугольники Платона, неделимые линии Ксенократа), времени, движе­ния (Диодор Крон). По замечанию Аристотеля, «в силу одних и тех же при­чин и величина, и время, и движение слагаются из неделимых частей и де­лятся на них или, наоборот, не слагаются и не делятся» (Phys. VI, 231b). Альтернативой принципу дискретности был принцип непрерывности (кон­тинуума), сторонники которого (Аристотель, стоики) были главными его критиками.


Демокрит. Родоначальниками натурфилософского атомизма были Левкипп и Демокрит, которые ввели в философский лексикон само по­нятие «атом». Поскольку Левкиппа некоторые источники называют учи­телем Демокрита, он оказывается наиболее ранним автором, сторон­ником атомистических взглядов. Говорить о существовании атомизма до Левкиппа и Демокрита нет оснований, хотя стоик Посидоний, как пе­редает Страбон, полагал, что у истоков атомистической традиции стоял финикиец Мох Сидонский, живший во времена Троянской войны (Strab. XVI 2, 24). В 19 – нач. 20 в. обсуждалось мнение, высказанное П.Таннери (Tannery P. L’Histoire de la Science Hellene. P., 1887; Owen G. E. L. Zeno and the Mathematicians, – PAS 58, 1957–8, p. 199–222), о том, что аргументация Зенона Элейского против движения была направлена против неких пифаго­рейцев, придерживавшихся атомистической интерпретации пространства (однако основание усмотреть сближение пифагореизма и атомизма могла дать возникшая позднее, в 4 в. до н. э., интерпретация Экфантом монады как неделимого тела).

Формирование античного атомизма было связано с обсуждавшейся в Элейской школе проблемой единого и многого, движения, деления, беско­нечности (ср. Аристотель. «О возникновении и уничтожении», кн. I, гл. 8). Атом – мельчайшее тело, неделимое вследствие своей малости и плотно­сти, он–предел деления всякого тела.


омов бесконечное множество, они отличаются друг от друга величиной, фигурой и положением в простран­стве; в соединении с другими атомы также характеризуется «порядком». Эти свойства атомов задают все разнообразие телесных чувственно-во­принимаемых качеств, которые субъективны, существуют «по установле­нию», объективно же, «по природе», есть лишь атомы и пустота. Признание Демокритом наряду с атомами также пустоты, позволило ему избежать про­блемы выведения многого из единого (множество постулируется); понятие пустоты обосновывало возможность движения атомов (движение – неотъ­емлемое свойство атомов). Возникновение вещей в окружающем космосе атомисты трактовали как соединение атомов, а уничтожение – как их разъ­единение.

Уже в Античности в рамках атомизма – противопоставляемого теори­ям единой и непрерывной материи – рассматривали учения о «гомеомери­ях» Анаксагора и Архелая (Alex. De mixt. 213, 18–214, 5), «амерах» Диодора Крона (Alex. De sensu 172, 29) и треугольниках Платона (Arist. De Caelo III 1).

Платон и Академия. Т. н. «математический атомизм» Платона изла­гается в диалоге «Тимей». Согласно Платону, материя («хора») имеет атоми­стическую структуру: четыре элемента, т. е. мельчайших тела, обладающих собственными качествами, состоят из «треугольников», минимально огра­ниченных квантов пространства, обладающих исключительно количествен­ными характеристиками.


первичных треугольников путем их вращения и комбинирования образуются элементарные объемные тела. В Античности эта геометризованная теория материи была раскритикована перипатетика­ми (ср.: Arist. De Caelo III 1, 299a3–300a19; Alex. Quaest. II 13).
В рамках истории атомистических идей рассматривают сохранившийся в аристотелевском корпусе трактат «О неделимых линиях» (Περὶ ἀτόμων γραμμῶν), представляющий учение о неделимых линиях как пределе деле­ния и его критику. Автором критикуемого учения был, вероятно, Ксенократ, третий схоларх Академии и соученик Аристотеля.

Сам Аристотель в 1-й книге «Физики» – в ходе критики учения Анаксагора о смеси вещей, состоящей из бесконечно делимых компонен­тов, бесконечных «как по величине, так и малости», – выдвинул аргумент о существовании неделимых частей тел: поскольку животное не может быть сколь угодно великим либо малым, то не могут и его части быть сколь угод­но велики или малы; частями животного являются мясо, кровь и другие по­добочастные, которые, таким образом, не могут быть бесконечно делимы (Phys. I, 187b14–21).

Гераклид Понтийский выдвигает свою версию атомизма, отлич­ную и от демокритовского, и от академического вариантов его разработки. Началами всех вещей он называет ἄναρμοι ὄγκοι, «несвязанные частицы» (fr. 119 a-b Wehrli), подчеркивая тем самым особый способ взаимосвя­зи своих первоэлементов, отличный от механического сцепления атомов Демокрита посредством «присосок и крючков».


-видимому, Гераклид по­нимал ἄναρμοι ὄγκοι как самодостаточные и в этом смысле неделимые пер­воначала, носители своеобразных качеств, способные подвергаться внеш­ним воздействиям (παθητῶν – fr. 120). При этом Гераклид все же допускал делимость своих «частиц» на θραύσματα, «кусочки», – мельчайшие недели­мые бескачественные частицы (fr. 121), определенным образом структури­ровавшие эти ὄγκοι. Разработанная Гераклидом атомистическая концепция оказала влияние на физические изыскания Стратона Лампсакского и рим­ского врача 1 в. до н. э. Асклепиада из Вифинии.

Диодор Крон, принадлежавший к т. н. Диалектической школе (см. Мегарская школа), выдвинул ряд аргументов в пользу существования не имеющих частей тел («амер», ἀμερὴ σώματα), продолжая начатый Зеноном Элейским логический анализ проблемы бесконечной делимости и движе­ния. Амеры – мельчайшие тела, не имеющие частей не просто потому, что их физически невозможно рассечь, но потому, что у них нет и не может быть никаких частей; в отличие от атомов Демокрита, для амер не вводилось раз­личия по форме, чтобы не было оснований говорить хотя бы о мысленной их делимости. Все же амеры имеют некую величину, достаточную для того, чтобы в сумме образовать чувственно воспринимаемое тело. Кроме неде­лимых тел, Диодор допускал также существование минимальных недели­мых частей пространства и времени: любой промежуток времени может быть разделен на более короткие периоды, каждый из которых больше нуля, но разделить его уже нельзя.


каждый отрезок пространства может быть разделен вплоть до минимального неделимого отрезка.
Секст Эмпирик (Adv. math. X 48 слл.) излагает аргументацию Диодора о существовании дискретных величин. На этом было основано отрицание Диодором движения как процесса в настоящем времени: тела не движутся ни в том месте, где они есть, ни в том, где их нет. Поскольку данная альтер­натива, по Диодору, охватывает все возможные случаи, то отсюда он делает вывод, что движения нет.

Преемник Теофраста по руководству Ликеем Стратон из Лампсака, по всей видимости, попытался соединить некоторые положения атомизма с аристотелевским учением: он считал, что время состоит из неделимых мо­ментов, между тем как тело и место делимы до бесконечности; соответствен­но, он утверждал, что движущийся предмет проходит в неделимое время де­лимый промежуток пространства «целиком и сразу» (Sext. Adv. math. X 90).

Эпикур. Продолжением традиции демокритовского атомизма было учение Эпикура, который в целом следовал понятию атома, введенному Демокритом, – маленькое плотное тело, имеющее свою форму, величину и поворот в пространстве, – однако приписал атомам тяжесть и способность отклоняться от первоначального прямолинейного движения. Введение в аб­солютно детерминированную картину мира элемента свободы – главное отличие двух атомистических учений. Обсуждается вопрос, принадлежит ли Демокриту или Эпикуру интерпретация физического атомизма в смыс­ле математического (теория дискретного пространства-времени); возмож­но, что обозначенная Аристотелем проблема была разработана Диодором Кроном и через него повлияла на Эпикура. Лукреций и его поэма «О приро­де вещей» важны как изложение атомистического учения Эпикура.


Атомизм Эпикура в отличие от раннего демокритовского варианта уже проводит различие между физической нерассекаемостью атома и его поня­тийной неделимостью, не оставляя без решения проблему, связанную с тем, как атомы могут иметь части (если у атомов имеются различия в их форме, они могут касаться друг друга сторонами, составлять величину). Эпикур полагал, что нерассекаемые атомы должны иметь мыслимые части.

Учение о движении атомов у Эпикура также имело отличия от демок­ритовского. Демокрит говорит о центростремительном движении атомов в данном космосе, вероятно созданном космическим вихрем. Эпикур наде­ляет атомы внутренним собственным движением вниз, под действием тя­жести, сквозь бесконечный космос. Направление книзу, возможно, отвечает на аристотелевскую критику Демокрита, который, по его мнению, не пока­зал, каково движение атомов, а только говорил, что оно вечное и что они не­прерывно сталкиваются между собой. По Эпикуру, атомы внезапно откло­няются от прямолинейного направления движения. Это объясняло, почему атомы сталкиваются, а не движутся параллельно. Последователи Эпикура поставили под сомнение и демокритовский тезис о том, что качества суще­ствуют лишь по установлению, на самом же деле у атомов их нет, – эпику­реец Полистрат защищал тезис о реальности качеств.


Асклепиад из Вифинии может быть отнесен к одним из последних представителей античного атомизма в натурфилософии, поскольку он раз­делял дискретную теорию материи и был сторонником знания, основанно­го на чувственном опыте. Асклепиад воспринял атомистическую теорию Гераклида Понтийского о «несопряженных телах» (ἄναρμοι ὄγκοι), соеди­нив ее с гипотезой о мельчайших «порах» (πόροι). Наличием в телах пор Асклепиад объяснял всякого рода взаимодействия, в частности, веществ в растворах, а также функционирование живого организма; эти идеи восхо­дят к учению о порах Стратона из Лампсака. Учение Асклепиада имеет чер­ты, родственные атомизму Демокрита–Эпикура: в одном случае первоос­новами объявляются атомы и пустота, в другом – «тела»-ὄγκοι и поры. Как и Гераклид, Асклепиад признает за первичными телами способность испы­тывать воздействие, не считая их ἀπαθείς. Существенное отличие состояло и в том, что у Асклепиада «элементы» могли расчленяться на фрагменты и обладали качеством (Sext. Pyrrh. III, 33: θραυστὰ καὶ ποιά). Несмотря на но­вейшую терминологию, атомистическая основа учения Асклепиада была очевидна его современникам, так, Гален считал вифинского врача последо­вательным эпикурейцем и атомистом, «который опирается в своих мыслях на порочные принципы», ибо на самом деле «всем руководит и все устраи­вает разум, а не случайное соединение телесных атомов» (De usu part., t. 3, 469, 11–13 Kühn).

Источники

  • Gli atomisti: frammenti e testimonianze. Trad. e note di V. E. Alfi eri. Bari, 1936 (repr.: N. Y.; L., 1987);
  • Griechische Atomisten: Texte und Kommentare zum materialis­tischen Denken der Antike. Aus dem Griechisch und Latein übers. und hrsg. von F. Jurss et al. Lpz., 1973, 19883.

Литература

  • Bailey C. The Greek Atomists and Epicurus. Oxf., 1928;
  • Melsen A. van. From atomos to Atom. Pittsburgh, 1952;
  • Mau J. Zum Problem des Infi nitesimalen bei den antiken Atomisten. B., 19572;
  • Furley D. Two Studies in the Greek Atomists. Princ., 1967;
  • Pohle W. The Mathematical Foundations of Plato’s Atomic Physics, – Isis 62, 1, 1971, p. 36–46;
  • Romano F. (ed.). Democrito e l’atomismo antico. Catania, 1980;
  • Müller R. Naturphilosophie und Ethik im antiken Atomismus, – Idem. Menschenbild und Humanismus der Antike. Lpz., 1980, S. 135–158;
  • Denyer N. The Atomism of Diodorus Cronus, – Prudentia 13, 1981, p. 33–45;
  • Konstan D. Atomism and its Heritage: Minimal Parts, – AncPhil 2, 1982, p. 60–75;
  • Sorabji R. Time, Creation and the Continuum: Theories in Antiquity and the Early Middle Ages. L.; N. Y., 1983;
  • Stückelberger A. Vestigia Democritea. Die Rezeption der Lehre von den Atomen in der antiken Naturwissenschaft und Medizin. Basel, 1984;

  • Nikolaou S.-M. Die Atomlehre Demokrits und Platons «Timaios»: eine vergleichende Untersuchung. Stuttg., 1998;
  • Warren J. Ancient Atomists on the Plurality of Worlds, – CQ 54. 2, 2004, p. 354–365;
  • Hasper P.S. Aristotle’s Diagnosis of Atomism. 2006;
  • Зубов В.П. Развитие атомистических представлений до на­чала XIX века. М., 1965;
  • Рожанский И.Д. Развитие естествознания в эпоху античности. М., 1979, с. 265–395.

См. также лит. к ст. Демокрит, Эпикур, Лукреций.

М. А. СОЛОПОВА

 

Источник: iphlib.ru

 

явлений и подозрения относительно смерти, будто Она имеет к нам какое-то отношение, — писал он, — то мы не имели бы надобности в изучении природы» (Главные мысли, XI). Однако все страхи не имеют силы в глазах истинного философа. «Смерть — самое страшное из зол, — поучал Эпикур Менекея, — не имеет к нам никакого отношения, так как, когда мы существуем, смерть еще не присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем».

Маркс о различии Эпикура и Демокрита

Взгляд на философию как на практическое учение, обеспечивающее человеку счастье, освобождающее от обуревающих его страхов, привел его к глубокому преобразованию учения Демокрита, из которого он исходит, которому следует, но которому он противоположен во всем, что касается отношения идей к действительности.


отивоположность эта была раскрыта Марксом в его юношеской диссертации «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура». В ней есть глава «Затруднения, возникающие при отождествлении натурфилософии Демокрита с натурфилософией Эпикура». По поводу различия между обоими философами Маркс пишет: «Два философа выступают с одной и той же наукой, развивают ее одним и тем же способом, однако — как это непоследовательно! — они диаметрально противоположны друг другу во всем, что относится к вопросу об истине, достоверности, применении этой науки, что касается вообще отношения между мыслями и действительностью. Я говорю, что они диаметрально противоположны друг другу» [2, с. 31]. И Маркс в доказательство своей характеристики противопоставляет учение Демокрита о познании догматизму Эпикура, стремление Демокрита к положительному знанию, его неудовлетворенность философией, его многосторонность и любознательность, постоянно питавшую в нем страсть к путешествиям, — самоуспокоению Эпикура в философии, учение Демокрита о господстве необходимости — учению Эпикура о действительности случая и о недопустимости множественности в объяснении явлений. «Наконец, — заключает Маркс, — Эпикур сознается, что его способ объяснения имеет целью невозмутимость самосознания, а не познание природы само по себе» [2, с. 37].

Цель философии Эпикура, таким образом, — не чис-

Источник: centant.spbu.ru

Выдающимися представителями эпикуреизма являются Эпикур (341–270 до н. э.) и Лукреций Кар (ок. 99–55 до н. э.). Это философское направление относится к рубежу старой и новой эры. Эпикурейцев интересовали вопросы устроения, комфорта личности в сложном историческом контексте того времени.

Эпикур развивал идеи атомизма. По Эпикуру, во Вселенной существуют только тела, находящиеся в пространстве. Они непосредственно воспринимаются чувствами, а наличие пустого пространства между телами следует из того, что иначе было бы невозможно движение. Эпикур выдвинул идею, резко отличающуюся от трактовки атомов Демокритом. Это идея об «отклонении» атомов, когда атомы движутся в «связном потоке». По Демокриту, мир образуется вследствие взаимного «удара» и «отскакивания» атомов. Но уже просто тяжесть атомов противоречит концепции Эпикура и не позволяет объяснить самостоятельность каждого атома: в этом случае, по Лукрецию, атомы падали бы, наподобие капель дождя, в пустую бездну. Если следовать Демокриту, безраздельное господство необходимости в мире атомов, будучи последовательно распространенным на атомы души, сделает невозможным допущение свободы воли человека. Эпикур решает вопрос так: он наделяет атомы способностью самопроизвольного отклонения, которую он рассматривает по аналогии с внутренним волевым актом человека. Получается, что атомам присуща «свобода воли», которая и определяет «непременное отклонение». Поэтому атомы способны описывать разные кривые, начинают касаться и задевать друг друга, сплетаться и расплетаться, в результате чего возникает мир. Эта идея дала возможность Эпикуру избежать идеи фатализма. Цицерон прав, утверждая, что Эпикур иначе и не мог бы избежать Рока, как только при помощи теории атомной самопроизвольности. Плутарх отмечает, что самопроизвольность атомного отклонения и есть то, что является случаем. Из этого Эпикур делает такой вывод: «В необходимости нет никакой необходимости!» Таким образом, Эпикур впервые в истории философской мысли выдвинул идею об объективности случайности.

По Эпикуру, жизнь и смерть одинаково не страшны для мудреца: «Пока мы существуем, нет смерти; когда смерть есть, нас более нет». Жизнь и есть наибольшее наслаждение. Такая, как она есть, с началом и с концом.

Характеризуя духовный мир человека, Эпикур признавал наличие у него души. Он характеризовал ее так: ничего нет ни тоньше, ни достовернее этой сущности (души), и состоит она из самых мелких и самых гладких элементов. Душа мыслилась Эпикуром как принцип целостности отдельных элементов духовного мира личности: чувств, ощущений, мысли и воли, как принцип вечного и безущербного существования.

Знание, по Эпикуру, начинается с чувственного опыта, но наука о знании имеет своим началом прежде всего анализ слов и установление точной терминологии, т. е. чувственный опыт, приобретенный человеком, должен быть осмыслен и обработан в виде тех или иных терминологически зафиксированных смысловых структур. Само по себе чувственное ощущение, не поднятое на уровень мысли, не есть еще подлинное знание. Без этого перед нами будут непрерывным потоком мелькать лишь чувственные впечатления, а это — просто сплошная текучесть.

Основным принципом этики эпикурейцев является удовольствие — принцип гедонизма. При этом проповедуемые эпикурейцами удовольствия отличаются чрезвычайно благородным, спокойным, уравновешенным и часто созерцательным характером [58].

Стремление к удовольствию является исходным принципом выбора или избежания. Согласно Эпикуру, если у человека отнять чувства, то не останется ничего. В отличие от тех, кто проповедовал принцип «наслаждения минуты», а «там, что будет, то и будет!», Эпикур хочет постоянного, ровного и незакатного блаженства. Наслаждение у мудреца «плещется в его душе как спокойное море в твердых берегах» надежности. Предел наслаждения и блаженства — это избавиться от страданий! По мысли Эпикура, нельзя жить приятно, не живя разумно, нравственно и справедливо, и, наоборот, нельзя жить разумно, нравственно и справедливо, не живя приятно![59]

Эпикур проповедовал благочестие, богопочитание: «мудрец должен преклонять колена перед богами». Он писал: «Бог — существо бессмертное и блаженное, как общее представление о боге было начертано (в уме человека), и не приписывает ему ничего чуждого его бессмертию или несогласного с его блаженством; но представляет себе о боге все, что может сохранять его блаженство, соединенное с бессмертием. Да, боги существуют: познание их факт очевидный. Но они не таковы, какими их представляет себе толпа, потому что толпа не сохраняет о них постоянно своего представления»[60].

Лукреций Кар, римский поэт, философ и просветитель, один из выдающихся эпикурейцев, как и Эпикур, не отрицает существования богов, состоящих из тончайших атомов и пребывающих в междумировых пространствах в блаженном покое. В своей поэме «О природе вещей» Лукреций изящно, в поэтической форме изображает легкую и тонкую, всегда подвижную картину воздействия, которое на наше сознание оказывают атомы путем истечения особых «эйдолов», в результате чего возникают ощущения и все состояния сознания. Весьма любопытно, что атомы у Лукреция — не совсем то, что у Эпикура: они — не предел делимости, а своего рода творческие начала, из которых создается конкретная вещь со всей ее структурой, т. е. атомы — это материал для природы, предполагающей какой-то вне их находящийся творческий принцип. Никаких намеков на самодеятельность материи в поэме нет. Лукреций усматривает этот творческий принцип то в прародительнице-Венере, то в искуснице-Земле, то в созидательном естестве — природе. А.Ф. Лосев пишет: «Если мы говорим о натурфилософской мифологии у Лукреция и называем ее своеобразной религией, то пусть читатель не путается здесь в трех соснах: натурфилософская мифология Лукреция… не имеет ровно ничего общего с традиционной мифологией, которую опровергает Лукреций»[61].

По словам Лосева, самостоятельность Лукреция как философа глубоко раскрывается в эпизоде истории человеческой культуры, составляющей основное содержание пятой книги поэмы. Восприняв из эпикурейской традиции отрицательную оценку тех усовершенствований материальной обстановки жизни, которые, не увеличивая в конечном счете суммы получаемых людьми наслаждений, служат новым предметом стяжательства, Лукреций завершает пятую книгу не эпикурейской моралью самоограничения, а хвалой человеческому разуму, овладевающему вершинами знаний и искусства.

В заключение следует сказать, что Демокрита, Эпикура, Лукреция и др. у нас привыкли толковать только как материалистов и атеистов. Вслед за блестящим знатоком античной философии и моим близким другом А.Ф. Лосевым я придерживаюсь точки зрения, согласно которой античная философия вообще не знала материализма в европейском смысле слова. Достаточно указать уже на то, что и Эпикур, и Лукреций самым недвусмысленным образом признают существование богов[62].

Следующая глава >

Источник: fil.wikireading.ru

3.1. Биография и творчество Эпикура

Эпикур (341-270 до н.э.) – философ-материалист, последователь Демокрита. Эпикур, сын афинянина Неокла, переселившегося на остров Самое в качестве афинского клеруха, родился в 341 г. и рано начал изучать философию. Как и его отец, он был школьным учителем и изучать философию стал после того, как в его руки попали сочинения Демокрита. Учителем Эпикура в философии был последователь Демокрита Навзифан, о котором Эпикур впоследствии дурно отзывался, а также академик Памфил. Однако по мере возмужания Эпикур утверждает свою независимость от какого бы то ни было учителя и полную философскую самостоятельность. В 18 лет он впервые явился в Афины, но, по-видимому, не слушал там тогдашних афинских знаменитостей — ни Аристотеля, ни академика (и в то время главу Академии) Ксенократа. Достигнув 32-летнего возраста, Эпикур выступил в роли учителя философии в городах Колофоне, Митилене и Лампсаке, а с 307 — 306 гг. — в Афинах. В Афинах он основал школу в саду, где на воротах стояла надпись: «Гость, тебе будет здесь хорошо; здесь удовольствие — высшее благо». Отсюда возникло впоследствии само название школы «Сад Эпикура» и прозвище эпикурейцев — философы «из садов» (oi apo twn kjpwn).

Эпикур разделяет свою философию на три части: канонику — учение о познании, физику, этику. Последняя выступает у Эпикур; главной частью, но первые две части являются обоснованием этики.

Эпикур излагал свое учение в многочисленных сочинениях (около трехсот), в беседах и письмах. Сочинения его лишены литературных достоинств, литературной обработки, образных средств выразительности, которыми блистал и восхищал Цицерона Демокрит. Главными сочинениями Эпикура были 37 книг «О природе». Из его огромного наследия до нас дошли: «Письмо к Геродоту», в котором излагается физическое учение, «Письмо к Пифоклу», которое, может быть, представляет выдержку из физических трудов — астрономических и метеорологических, и письмо в Менекею, излагающее этические взгляды философа. В конце XIX в. среди рукописей, найденных в Ватикане, были обнаружены «Главные мысли ()». Кроме того, сохранились многочисленные фрагменты из других сочинений и писем. Эти фрагменты собраны в издании работ Эпикура, которое было выполнено Узенером [2].

3.2. Учение Эпикура об атомах

В конце 4 — начале 3 в. до н. э. происходит усиление и обновление материализма, однако не в форме атомистического материализма Демокрита, а в форме нового учения — эпикуреизма. Создателем и учителем, главой школы стал Эпикур — один из величайших мыслителей Древней Греции и один из важнейших ее материалистов.

В атомистическом материализме Демокрита были чрезвычайно сильны теоретические интересы, стремление к основанному на атомизме теоретическому познанию космоса, жизни, человека. В стремлении к такому познанию протекала подвижная, беспокойная, гонимая, как отмечал Маркс, ненасытной теоретической любознательностью, жизнь Демокрита.

Эпикур характерен для эпохи, когда философия начинает интересоваться не столько миром, сколько судьбой в нем человека, не столько загадками космоса, сколько попыткой указать, каким образом в противоречиях и бурях жизни человек может обрести столь нужное ему и столь желанное им успокоение, безмятежность, невозмутимость и бесстрашие. Знать не ради самого знания, а ровно настолько, насколько это необходимо для сохранения светлой безмятежности духа, — вот цель и задача философии, согласно Эпикуру. Материализм должен был подвергнуться в этой философии глубокому преобразованию. Он должен был утратить характер философии чисто теоретической, созерцательной, только постигающей действительность, и стать учением, просвещающим человека, освобождающим его от гнетущих его страхов и мятежных волнений и чувств.

Именно такому преобразованию подвергся атомистический материализм у Эпикура.

Атомистический материализм Демокрита Эпикур принимает с некоторыми важными изменениями. В письме к Геродоту (38 и ел.) Эпикур принимает как исходные два недоступных чувствам физических положения:

1) ничто не происходит из несуществующего и ничто не переходит в несуществующее;

2) вселенная всегда была такой, какова она в настоящее время, и всегда будет такой.

Чтобы объяснить движение, Левкипп и Демокрит приняли, наряду с телесным бытием, небытие, или пустоту. Учение это принял также и Эпикур: он также утверждает, что вселенная состоит из тел и пространства, т. е. пустоты. Существование тел удостоверяется ощущениями, существование пустоты — тем, что без пустоты невозможным было бы движение.

Так же следует Демокриту Эпикур и в учении, что тела представляют или соединения тел, или то, из чего образуются их соединения. Соединения образуются из весьма малых неделимых, «неразрезаемых» (atomoi) плотных тел, которые различаются не только, как у Демокрита, по форме и по величине, но также и по весу. Различия между атомами по весу — важная отличительная черта атомистической физики Эпикура и предвосхищение характеристики их в новейшем атомистическом материализме.

Утверждая неделимость атомов, Эпикур, как и Демокрит, отрицал бесконечную делимость тел. Одновременно Эпикур допускает минимальные, или наименьшие, части атомов и тем самым отличает физическую неделимость атома от математической неделимости его частей.

Существенная характеристика атомов — их движение. Атомы вечно движутся через пустоту с одинаковой для всех быстротой. В этом их движении некоторые атомы находятся на большой дистанции один от другого, другие же сплетаются друг с другом и принимают дрожательное, колеблющееся движение, «если они сплетением бывают приведены в наклонное положение или если покрываются теми, которые имеют способность к сплетению» [2].

Что касается характера самого движения, то оно отличается, по Эпикуру, от движения атомов у Демокрита. Эпикур выдвинул идею, резко отличающуюся от трактовки атомов Демокритом. Это идея об «отклонении» атомов. Т.е. он утверждает, что атомам присущ еще один, третий вид движения. Они способны не только лететь по прямой и двигаться по кругу, но и произвольно, спонтанно отклоняться в своем движении от прямой линии. Самопроизвольное отклонение атомов от движения по прямой Эпикур назвал «clinomen» («клиномен»).

Признание этой способности означало переворот в философском понимании мира. Если в самой сущности первоосновы мира — атомов — заложена способность к случайным отклонениям, то существование случайности в любых природных явлениях и в человеческом мире становится совершенно естественным и понятным. (Эта проблема наиболее подробно обсуждалась в докторской диссертации К. Маркса «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура» [7]. Принадлежность Эпикуру учения о спонтанном отклонении атомов засвидетельствована около 100 г.н. э. доксографом Аэтием и, спустя столетие, Диогеном из Эноанд.

Гипотезу самоотклонения атомов Эпикур вводит для объяснения столкновений между атомами. Если бы атомы не отклонялись от своих прямых путей, то не было бы возможным ни столкновение их, ни столкновение образованных из них вещей. Для самоотклонения не существует никаких внешних причин, никакой необходимости, оно происходит в атомах совершенно спонтанно. Это тот минимум свободы, который необходимо предположить в элементах микромира — в атомах, чтобы объяснить ее возможность в макромире — в человеке.

В области физики это учение обосновывало понятие об атоме как о первопричине: в качестве таковой атом не нуждается в каком-либо другом начале [2].

Теория Эпикура в понимании причин была механистической. Движение атомов он объяснял исключительно их механистически истолкованным весом; собственно говоря, именно поэтому их движение происходит по направлению «верх — низ». Если бы все атомы падали равномерно в одном и том же направлении, то их строение не подвергалось бы изменениям. Для того, чтобы объяснить изменения, происходящие в окружающем мире, Эпикур допускал, что атомы падают, отклоняясь от вертикали; он полагал, что наличия этого отклонения достаточно, чтобы объяснить все разнообразие в системе мира и его истории.

Вместе с тем, он вводил через отклонение атомов свободу, делая для нее исключение из жестко детерминированной, механистической концепции мира. Помимо этого, единственного исключения из жестко детерминированной системы, Эпикур полагал, что объясняет мир как результат механически действующих материальных сил. Это положение было наиболее важным, поскольку из него он делал вывод о том, что природа может быть объяснена из самой себя, без участия богов [8].

Источник: studfile.net


Categories: Философия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.