Философия права – теоретическая основа юриспруденции (к выходу монографии Раянова Ф.М. «Философия права: дискурсивный анализ и новые выводы: монография» / Ф.М. Раянов. – М.: Юрлитинформ, 2016. — 264 с. (ISBN 978-5-4396-1344-1)

№ 2 (105) 2017г.

В статье отмечается актуальность работы Раянова Ф.М. «Философия права: дискурсивный анализ и новые выводы: монография», посвященной исследованию многих накопившихся на сегодняшний день и являющихся спорными злободневных теоретических положений философии права. Говорится о том, что данная книга является результатом многолетней работы Ф.М. Раянова над проблемами теории государства и права и проводится краткий экскурс основных работ ученого, в которых он развивает свои мысли о развитии государства и права. Подчеркивается оригинальность подхода автора к изучению процесса развития философии права от исходных начал до современных трактовок философии права и значение данного исследования для дальнейшего развития юриспруденции.


Ph.D. in Law, professor of the department of theory of state and law Institute of Law FGBOU IN «Bashkir State University», chief editor of «Rule of Law: theory and practice» PHILOSOPHY OF LAW — THEORETICAL BASES OF JURISPRUDENCE (TO THE ISSUE OF MONOGRAPHS RAYANOV F.M. «PHILOSOPHY OF RIGHT: DISCOURSE-TION ANALYSIS AND NEW FINDINGS: MONOGRAPH» / F.M. RYANOV. — M.: IOP-LITINFORM, 2017. — 264 P. (ISBN 978-5-4396-1344-1).

The article notes the relevance of the work Rayanov F.M. «Philosophy of Law: discourse analysis and new findings: the monograph», devoted to the study of many accumulated to date and is disputed topical theoretical propositions of philosophy of law. It is said that this book is the result of years of work by F.M. Rayanov on the problems of the state and law theory and provides a brief digression major works of the scientist, in which he develops his thoughts about the development of the state and law. It emphasized the originality of the author’s approach to the study of the process of development of the philosophy of law from the initial beginnings to the present interpretations of the philosophy of law and the importance of this research for the further development of jurisprudence.

Недавно московское издательство «Юрлитинформ» вы­пустило монографию доктора юридических наук, профессо­ра Ф.М. Раянова «Философия права: дискурсивный анализ и новые выводы». Как видно из названия, книга посвящена рас­смотрению накопившихся на сегодняшний день вопросов и спорных теоретических положений философии права, кото­рые уже давно требовали нового исследовательского подхода.


Обращение автора и к проблемам философии права, и название работы явно не случайные явления. Во-первых, про­фессор Ф.М. Раянов известен в нашей стране и широко за ее пределами как один из первых исследователей темы, свя­занной, как с теорией гражданского общества, так и с про­блемами формирования в Российской Федерации правового государства. Во-вторых, в последние годы понятию «право», и, вообще, вопросам, связанным с сущностью права, содержа­нием права, познанием права уделяется немало внимания со стороны, как отечественных исследователей, так и зарубежных ученых, появляются новые подходы к определению понятия права, что само по себе является одной из актуальных проблем в юриспруденции.

Мы здесь не можем не сказать и о том, что на проблему фи­лософии права Ф.М. Раянов вышел постепенно в процессе своей многолетней творческой жизнедеятельности. Так, еще в работе «Размышления о государстве», увидавшей свет в далеком 1994 году, т.е. сразу же после принятия новой Конституции постсовет­ской России, он писал: «Подробное рассмотрение и обоснование оснований формирования и функционирования каждой из от­меченных нами идеологий и механизмов социального движения не входит в задачу настоящего исследования.


им, больше все­го, должны предметно заниматься такие науки как философия, социология, политология»1. В следующей статье «Федерация не самоцель» Ф.М. Раянов уже более предметно обращается к поли­тической философии государственности. Здесь он пишет: «В по­литической философии государственности идеи федерализма, на наш взгляд, имеют лишь преходящее значение. Если идею фе­дерализма поднять до уровня первостепенно важного принципа и стремиться, любой ценой, добиваться ее реализации, то очень просто можно съехать с рельсов правового государства»2. Не­много позднее Ф.М. Раянов подготовил и выпустил специальную монографию, посвященную политической философии государ­ственности, в предисловии к которой он уже пишет: «Вопросы политической философии государственности в историческом плане особенно актуализируются в периоды больших политиче­ских потрясений, существенных государственно-правовых кри­зисов. Когда общество и его политическая власть развиваются со­гласованно, на естественной эволюционной основе, то наступает относительное успокоение общественно-политической мысли. Однако в общественном развитии наступают и исторические взрывы разумения, когда переосмысливаются определенные ценности, люди, начинают лучше понимать свое место в обще­ственном развитии и освобождаются от душивших их государ­ственно-правовых оков»3. Увидевшая свет в этом же году другая книга Ф.М. Раянова также посвящена исследованию проблем те­ории государства и права.

здесь он поднимает не менее острые философско-правовые проблемы. Так, он пишет: «Поднимая в свое время на щит лозунги бедных, люмпенов, мы произвели уравниловку по бедности. Между тем бедное государство право­вым быть не может. При наших природных и интеллектуальных возможностях нужно дать людям возможность полностью рас­крыть свои способности в производственной и культурной сфе­рах. Чем больше богатых, как в материальном, так и в интеллек­туальном смысле граждан, тем богаче будет государство, и тем больше оно будет уделять внимания социализации тех граждан, которые в этом нуждаются»4.

Философия права автор

Мы уже отмечали, что Ф.М. Раянов большое внимание уде­ляет вопросам формирования в нашей стране правового госу­дарства. Так, в работе «Трудный путь к правовому государству» он отмечает: «В последние годы довольно много пишут и говорят об общенациональной идее, об основах устойчивости российско­го государства. На наш взгляд, в этом направлении необходимо вести речь и о политической философии современной россий­ской государственности, т.е. о том, как после преодоления марк­систско-ленинского учения об отмирании государства мы долж­ны теоретически и практически оправдывать необходимость и ценность государства»5. В следующей своей научной работе, посвященной проблемам понимания права, Ф.М. Раянов ут­верждает: «Осмысливая сущность юридического права, следует не усложнять его исторической философией права вообще, а ис­ходить из современной жизненной необходимости в совершен­ном юридическом праве, способном обеспечить справедливые взаимоотношения между людьми, живучими в государственно­организованном обществе»6. Как бы развивая свои слова о фило­софско-правовых проблемах, Ф.М. Раянов в другой статье пишет:


«После серьезнейшего переосмысления марксизма-ленинизма, на идеологии которого долгое время основывалась обществен­ная жизнь в нашей стране, в Российской Федерации еще четко не обозначены общенациональные ценности, опираясь на которые можно было бы развиваться дальше»[1]. Перечисляя прежние на­учные работы Ф.М. Раянова, так или иначе затрагивающие про­блемы философии права, не можем не сослаться еще на одну его книгу, кторая вошла в научный аппарат обществоведческих наук не только своим удачным, но и не менее оригинальным на­зыванием: «Государственно-правовые болезни: исторический диагноз». Автор пишет: «Умышленно или не умышленно запу­танная история нашего государственно-правового развития про­должает оказывать сильное сдерживающее влияние на выбор Россией оптимального вектора своего развития до настоящего времени. Отсюда стратегическая проблема развития для со­временной России заключается не в плоскости выбора сильной государственности, а в плоскости освоения науки организации общественной жизни людьми на основе признания и уважения со стороны государства прав и свобод человека»[2].


Философско-правовые проблемы поднимаются и в ряде других, ставших не менее актуальными, научных работах Ф.М. Раянова. Среди них выделяется монография «Проблемы те­ории и практики правового государства», опубликованная в 2013 году. В ней он пишет: «Вопросы правового государства — это вопросы из области общественной жизни, и они относят­ся к сфере гуманитарных наук. Это вопросы о том, как можно выйти на позиции формирования удовлетворяющего все воз­растающие потребности человеческого общества. Поэтому вопросы правового государства нужно поставить не только в контексте мировой истории, но и в ряд поисков хорошей жиз­ни, справедливого общества»[3]. В таких же монографиях Ф.М. Раянова, как «Теория правового государства»[4] и «Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения»[5], вопросы философии права нашли еще боль­шее отражение.

На основе отмеченных и некоторых других своих прежних работ, Ф.М. Раянов в рецензируемой монографии решил поды­тожить основные проблемы, связанные с ролью и местом скла­дывающейся в постсоветской Российской Федерации филосо­фии права в системе обществоведческих наук современности. Исходной точкой исследования, как отмечает сам автор, явля­ется то, что как отечественная теоретическая правовая наука, так и возрождающаяся философия права, и имеющие с ними органическую взаимосвязь теории гражданского общества и правового государства «болеют» одними и теми же теорети­ко-методологическими проблемами.


к пишет автор, «… все они, по отдельности и вместе, нуждаются в основательном дис­курсивном понятийном и содержательном переосмыслении с учетом ценностей Нового времени»[6]. Ф.М. Раянов считает, что без основательного и полномасштабного измерения основ сложившейся в постсоветской Российской Федерации филосо­фии права с точки зрения ценностей Нового времени и достиг­нутым уровнем наиболее развитых стран мира в этой области, отечественная философия права так и останется на том уровне «философствования», на котором она пребывает сегодня. По­этому он приходит к выводу о том, что выбранный отечествен­ной постсоветской философией права теоретико-философский курс, с исключительной опорой только на философию права Г. Гегеля, нуждается в незамедлительном и основательном дис­курсивном осмыслении и переосмысливании.

Мы не можем не согласиться с таким утверждением авто­ра. Действительно, как отечественная теоретическая правовая наука, так и возрождающаяся в нашей стране в постсоветское время философия права, пока еще базируются на гегелевской философии права. Да, это и не удивительно: ведь постсовет­скую философию права, в основном, пишут те же ученые, которые являются большими специалистами и в части отече­ственной теории государства и права.


к считает Ф.М. Раянов, основанная на философии права Г. Гегеля постсоветская от­ечественная философия права, как и вся теоретическая право­вая наука в целом, просто не имеют оптимального будущего. Здесь же Ф.М. Раянов подчеркивает, что только дискурсивный подход к исследованию философских основ отечественной фи­лософии права, также как и отечественной теоретической пра­вовой науки в целом, может вывести на более оптимальный путь разрешения и других, являющихся на сегодня не только актуальными, но и спорными проблемами отечественного го­сударственно-правового развития.

Нам представляется, что для отечественной теоретиче­ской правовой науки имеет большое значение и следующее фундаментальное предложение Ф.М. Раянова: «Постсоветской философии права вряд ли может быть найдено подобающее ей место в системе обществоведческих наук нашей страны, если мы не выйдем на естественноисторический путь разви­тия юридической науки и в России. Сегодняшние попытки вмонтирования постсоветской философии права в систему общественных наук постсоветской Российской Федерации, без серьезных фундаментальных изысканий в этой области, не приведут к позитивным результатам. Тем более, если учесть, что постсоветская обществоведческая наука в целом и тео­ретическая правовая наука, в том числе, все еще находятся в условиях переходного этапа от остатков советского социали­стического к новому, но пока еще неизвестному, постсовет­скому общественно-политическому строю. Такой переход не может осуществляться без учета, как исторического прошло­го России, так и ценностей Нового и Новейшего времени.


этих условиях и современное развитие «Философии права» в Российской Федерации вряд ли может осуществиться без учета принципов, как историзма, так и современности»[7]. Все это обосновывается тем, что осмысливая теоретические ос­новы постсоветской отечественной философии права, мож­но найти почти те же изъяны, которые, по мнению Ф.М. Раянова, встречались в прошлом при исследовании им теории гражданского общества и правового государства. Во-первых, это исключительная привязанность к гегелевской философии права, а, во-вторых, непосредственно связанное с этим игнори­рование мирового опыта современного государственно-право­вого строительства. В-третьих, как подчеркивает Ф.М. Раянов, сколько бы ни стараться выпячивать свои успехи, без сравнива­ния уровня реального состояния качества жизни в нашей стра­не с уровнем обеспеченности и благосостояния людей в других странах мира, вряд ли можно выйти и на правильную оценку деятельности соответствующих государственно-правовых ин­ститутов. В-четвертых, все это происходит тогда, когда пост­советская Конституция Российской Федерации уже заложила основы подлинного современного государственно-правового развития нашей страны, полностью соответствующего фунда­ментальным мировым стандартам в области обществоведения. Нам остается лишь строго развиваться в том же направлении.

Дальнейшее исследование философии права, по мнению Ф.М. Раянова, невозможно без учета основ философии Нового времени, потому что вместе с появлением философских уче­ний Нового времени и началось научно-правовое осмысление именно современного общественного развития. К сожалению, отечественная теоретическая правовая наука нашей страны все еще не уделяет подобающего внимания развитию ценности Нового времени.


 


[1] Раянов Ф.М. Правовая организация общественной жизни: теория и практика // Государство и право. — 2004. — № 12.

[2] Раянов Ф.М. Государственно-правовые «болезни»: исторический диагноз. — Уфа, 2005. — С. 11.

[3] Раянов Ф.М. Проблемы теории и практики правового государства. — Уфа: Изд-во «Гилем», 2013. — С. 216.

[4] Раянов Ф.М. Теория правового государства. — М.: Юрлитинформ, 2014. — С. 9-59.

[5] Раянов Ф.М. Гражданское общество и правовое государство: пробле­мы понимания и соотношения. — М.: Юрлитинформ, 2015. — С. 7-87.

[6] Раянов Ф.М. Философия права: дискурсивный анализ и новые вы­воды. — М.: Юрлитинформ, 2017. — С. 4.

[7] Там же. — С. 249.

ФАРХУТДИНОВ Инсур Забирович
доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН (сектор международно-правовых исследований), главный редактор Евразийского юридического журнала
ГАЛИЕВ Фарит Хатипович
доктор юридических наук, профессор кафедры теории государства и права Института права ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет», главный редактор журнала «Правовое государство: теория и практика»

Источник: eurasialaw.ru

Предмет и основные критерии

фото 896

В соответствии с разными типами правопонимания, предметом философии является право и закон, их соотношение и различение. Его концепция всегда состоит из концепции понимания философии права и государства — они могут дополнять друг друга или вступать в противоречие. Поэтому предметной областью является понятие права в рамках правового государства. Она подразумевает единство правовой основы и явлений, происходящих в рамках правового государства.

Сущность права в юриспруденции — гарантия формального равенства. Она определяет формы проявления равенства и реализацию мер, направленных на его поддержание.

Функции

Функции правовой философии определяют смысл права, основание его существования, значимость в роли жизни человека. Среди мировоззренческих функций можно выделить:

  1. Гуманистическую. Основная идея гуманизма — реализация прав и свобод каждой личности. Наряду с предоставлением возможностей для реализации потребностей человека, необходима законодательная основа, определяющая рамки поведения людей. Заданные границы позволяют взаимодействовать индивидам с разными взглядами, не нарушая личных границ. Роль гуманистической функции — регулировать нормы взаимодействия.
  2. Социально-аксиологическую. Эта функция призвана оценивать нормы права с точки зрения их соответствия актуальным потребностям общества. Она критикует ценности, на которых формируется социальная основа взаимодействия, и правовые действия.
  3. Культурно-воспитательную. Она формирует у человека ориентацию на разумно-этические идеалы, гражданскую позицию.
  4. Отражательно-информационную. Эта функция оценивает соответствие уровня развития законодательства государства и его роль в формировании мировоззрения.

Роль функций развивается и может изменяться параллельно развитию общества.

Метод в философии права

Смысл метода — предоставить готовую последовательность действий для конкретной ситуации в рамках законодательства. Решить проблему, используя один метод, невозможно. Единство права и философии позволяет применять совокупность различных подходов, и с их помощью найти подходящий алгоритм.

Последовательность раскрытия преступления выглядит следующим образом:

  1. Определение задачи, которая требует решения. На этом этапе происходит сбор информации, восстановление последовательности действий преступников.
  2. Выделение главной проблемы. В правовой деятельности проблема — информация, недоступная следствию, но необходимая для раскрытия преступления.
  3. Предложение гипотез. Под гипотезой понимают предположение, которое может оказаться верным. Предположение должно соответствовать ряду критериев, разработанных философией науки. Выдвижению гипотезы предшествует сложный мыслительный процесс.
  4. Проверка гипотез. Для проверки гипотезы необходим эксперимент: воспроизведение условий гипотезы в рамках смоделированных условий. В результате эксперимента гипотеза может быть доказана или опровергнута.

Объективная реальность зачастую требует применения противоречивых методов для достижения поставленного результата и провоцирует развитие конфликта морали.

Становление правового позитивизма в России

фото 897

Русский правовой позитивизм сформировался в 80-х годах 19 века. Его авторы — известные юристы: Н. Сергиевский, Д. Азаревич, С. Пахман, Н. Коркунов. Его становление в России обусловлено развитием политики капитализма и укреплением позиций буржуазии. Представителям высшего сословия требовалась стабильная система регулирования деловых и межличностных отношений. Позитивистский подход для русского юридического сообщества значил неукоснительное следование позитивной философии, и основанному на ней научному позитивизму. Для него характерны: крайний релятивизм, агностицизм, феноменализм.

История развития понятия

В онтологии правосудия, человек рассматривается как правовое существо. От рождения граждане наделяются равными правами — их соблюдение гарантируется законодательным органом, но они не являются неизменными. Постепенное развитие социума расширяет понятия личностных свобод: от рабовладельческого строя до демократии. Для формирования правовой культуры люди и государство должны придерживаться правовой формы. Пренебрежение к правовой форме правления порождает произвол власти или отдельного индивида.

Оценка значения терминологии

Гносеологический подход исследует теоретическую сторону законодательства. Он рассматривает объективную природу права, основу закона, его сущности. Он отходит от объекта познания ради создания абстрактной теоретической модели. Этот процесс направлен на переход от личного мнения о власти закона до истинного знания.

Гносеология рассматривает право, как естественное проявление высшей власти, регулирующееся государственным законодательством. Цель познания — изучение объективной природы правового закона.

Подходы к оценке значимости права

Право — средство социального контроля, предлагающее одинаковые критерии для оценки поступков личности. Субъективное восприятие формирует разное отношение к ценности такого метода: от фетишизации юридического мировоззрения до полного отрицания его социального значения. Существует также третья позиция, выступающая против личностного оценивания и бесстрастного следования законодательству.

Право и природная сущность человека

Антропология рассматривает возможность существования права, как основы создания цивилизованного общества. Правовая культура, как основа справедливости, непрерывно развивается и преобразовывается, отношение человека к ней не может не изменяться. Природная сущность вступает в конфликт с искусственно созданной культурой и формирует новое актуальное видение структуры общества.

фото 898

Особенности правового мышления

Без применения правовой логики невозможно создание юридической терминологии. Взаимосвязь правовых средств и аргументов, как вид интеллектуальной деятельности, создает систему понятия и права. Правовое мышление, необходимо для ее развития и подержания.

Герменевтика, как необходимая часть правовой регуляции

Правовые тексты требуют интерпретации так же, как и религиозные тексты. Толкование терминов — искусство, для которого необходим профессионализм. Чем выше уровень специалиста, тем точнее переданный им смысл текстов и тем ближе они к объективной реальности.

Право абстрактно и формально. Оно формирует законодательную базу, но не может гарантировать фактическое осуществление поведенческих норм. Примером общества, в котором главенствуют неправовые законы, может считаться советский легизм, созданный на основе правоотрицающей социальности.

Источник: mystroimmir.ru

ФИЛОСОФИЯ ПРАВА – научная дисциплина, исследующая онтологические, гносеологические и аксиологические проблемы права как особого духовного явления и специфической формы общественных отношений.

Хотя термин «философия права» появился в литературе довольно поздно (в 18 в.), сами философско-правовые исследования имеют давнюю традицию. Они восходят к учению древнегреческих софистов 5–4 вв. до н.э. (Гиппий, Антифонт, Ликофрон, Алкидамант и др.) о естественном праве (праве по природе) как подлинном и справедливом праве, отличном от искусственного закона полиса (от права по человеческому установлению). Этот подход лег в основу всех последующих философско-правовых воззрений.

Философско-правовые учения древности (Сократ, Платон, Аристотель, стоики, Цицерон, римские юристы и т.д.), средневековья (Фома Аквинский, юристы-постглоссаторы Р.Луллий, Балдус и др.) и Нового времени (Г.Гроций, Дж.Локк, Г.Лейбниц, Ш.Л.Монтескьё и др.) – это по существу различные варианты и направления понимания и трактовки естественного права и его соотношения с позитивным правом. Под заметным влиянием естественно-правовых идей развивались и последующие философско-правовые концепции. Так, кантовская метафизическая трактовка соотношения должного права (требований права, диктуемого априорным категорическим императивом практического разума) и сущего права (позитивного права) является своеобразной рационально-философской интерпретацией стандартного положения любого естественно-правового учения: разумное и нравственное по своей природе (и по определению) естественное право – это то должное в сфере права, соответствие которому (и выражение требований которого) является безусловной необходимостью для фактически действующего позитивного права. У Г.Β.Φ.Гегеля (в силу тождества мышления и бытия, разумного и действительного) разумность естественного права как предмета философии права (в виде «идеи права – понятия права и его осуществления») – это уже не долженствование, как у И.Канта, а действительность – «то, что есть, ибо то, что есть, есть разум». Поэтому для Гегеля «естественное право» и «философское право» – тождественные понятия. В этой связи показательно, что работа Гегеля, которую принято кратко называть «Философией права» (1820), была опубликована им под двойным названием: «Естественное право и наука о государстве в очерках. Основы философии права».

В философско-правовых концепциях Канта и Гегеля, как и вообще во всех прошлых и современных учениях о праве, находящихся под влиянием естественно-правовых представлений, отсутствует принципиальное отграничение права от морали и нравственности. Это отчетливо проявилось и в философско-правовых положениях неокантианцев (Р.Штаммлер, Г.Радбрух, В.Науке и др.) и неогегельянцев (Э.Гирш, Ю.Биндер, К.Ларенц, Дж.Джентиле и др.). Так, Р.Штаммлер трактовал «правильное право» как «естественное право с меняющимся содержанием». Сходные представления развивал и В.Науке. Как выражение идеи справедливого «надзаконного права» расценивал Г.Радбрух естественное право, божественное право, разумное право. В качестве момента «нравственной тотальности» (т.е. как нравственное явление) трактовали право представители неогегельянской философии права.

Разработка проблем философии права с естественно-правовых позиций (с соответствующей моральной и нравственной трактовкой права) характерна и для многих русских авторов (В.С.Соловьева, П.И.Новгородцева, Б.А.Кистяковского и др.). Несколько иную позицию занимал Б.Н.Чичерин: выступая против смешения права и нравственности, он вместе с тем считал, что «содержание философии права» составляет именно естественное право, т.е. «система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства».

Многие новые направления философско-правовой мысли в 20 в. тоже апеллировали к естественному праву в соответствующей обновленной версии его понимания. Так, представители экзистенциалистической философии права интерпретировали экзистенциальное право (право экзистенции) как «конкретное естественное право» (В.Майхофер) или как «естественное право со становящимся содержанием» (Е.Фехнер). В онтологической философии права Р.Марчича право бытия (препозитивное право) раскрывается как естественное право, которое делает возможным позитивное право.

Естественно-правовой подход (с разными вариантами различения естественного и позитивного права), в той или иной мере присущий рассмотренным философско-правовым учениям, является лишь одним из видов юридического (антилегистского, антипозитивистского) правопонимания. Другой вид юридического правопонимания представлен в либертарно-юридической концепции права, согласно которой право (в его различении с законом) – это не естественное право, а принцип формального равенства.

Либертарное понятие права, будучи последовательно антилегистским, вместе с тем свободно и от недостатков, присущих естественному праву (смешение права с моралью, нравственностью, религией; игнорирование различий между формальным и фактическим и т.д.). Данное понятие права (как более развитая форма юридического правопонимания) теоретически преодолевает понятие естественного права (как менее развитой формы юридического правопонимания), удерживая вместе с тем его собственно правовой смысл (т.е. все то, что в естественном праве соответствует принципу формального равенства). Отсюда следует, что при определении предмета философии права необходимо исходить из понятия не естественного права, а права как формального равенства. Имея в виду данное более развитое понятие права, можно сказать: предмет философии права – это право в его различении и соотношении с законом.

Такое различение права и закона, опирающееся на более развитое правопонимание, выступает как общая теория для всех остальных (названных и иных) частных случаев подобного различения (включая различение естественного и позитивного права) и тем самым позволяет понять и выразить момент общности и единства в познавательной ориентированности, в смысловой структуре и предмете различных прошлых и современных философско-правовых учений. Именно наличие момента такого внутреннего единства оправдывает обозначение внешне разноликих учений под общим названием «философия права» и дает содержательное основание для их понимания и толкования в качестве той или иной концепции именно философии права, понимаемой не в виде случайного набора и конгломерата разнородных воззрений, а как предметно определенной и внутренне единой дисциплины (научной и учебной).

Предмет философии права охватывает (в русле определенного варианта различия и соотношения права и закона) весь мир права, все правовое в его сущностно-понятийном единстве, во всех его определениях и реальных проявлениях. Бытие права в человеческом мире подразумевает и включает в себя правовую определенность и упорядоченность мира человеческого бытия, правовое понимание и правовой подход к основным отношениям, формам, институтам и установлениям в общественной жизни людей. Этот правовой подход (правовое понимание, толкование, характеристика, оценка и т.д.) распространяется не только на закон, но и на такой основополагающий институт общественной жизни людей, как государство. Поэтому предметная область философии права включает и проблемы философского исследования государства, которое понимается и трактуется как определенное правовое образование (правовой институт). При этом в поле философско-правового изучения, помимо правовых характеристик государства, его законодательной, законозащитной, законоприменительной и иной деятельности, находится и целый ряд других философско-правовых проблем, в числе которых: право и государство, человек – общество – государство, правовые формы организации самого государства, правовое государство как реализация идеи господства права и т.д.

Различение и соотношение права и закона представляет собой ту предметную сферу и теоретическое пространство, в рамках которого вся эта проблематика правопонимания (от понятия права до правового понимания закона и государства) может быть адекватно осмыслена и содержательно развернута в виде последовательного и непротиворечивого философско-правового учения.

Приведенное определение предмета философии права охватывает все возможные варианты юридического (антилегистского) правопонимания и соответствующие концепции философии права – независимо от того, как в них самих определяется их предмет (как естественное, правильное, разумное или надпозитивное право, как идея права, как сущность права или иначе). Это обусловлено тем, что любая философская рефлексия по поводу закона (позитивного права) с необходимостью ведет к праву (к осмыслению правовой сущности закона как правового явления). Также и при определении предмета философии права в виде идеи или сущности права подразумевается соотношение этой идеи (или сущности) права с законом как формой ее эмпирического проявления. Так, с позиций понимания права как формального равенства предмет философии права можно определить как принцип формального равенства, подразумевая при этом, что содержательное раскрытие понятийно-правового смысла этого принципа и правовых форм его проявления включает в себя и такой необходимый момент, как соответствующее различение и соотношение права и закона.

Определение предметной сферы философско-правовых исследований в виде различения и соотношения права и закона адекватно отражает специфику взаимосвязей теории и практики права, исследуемых этой научной дисциплиной, ориентированность представленного в философии права практического разума на утверждение в реальной жизни начал правового закона и правовой государственности.

Философия права как самостоятельная дисциплина была сформирована благодаря творческим усилиям как философов, так и юристов. С обоснованием концепции «философии права» в качестве отдельной юридической дисциплины в кон. 18 в. выступил немецкий юрист, основатель исторической школы права Г.Гуго. При этом под «философией права» он имел в виду «философию позитивного права», т.е. философскую часть и научную основу учения о позитивном праве. «Философия права, – писал Гуго, – это частью метафизика голой возможности (цензура и апологетика позитивного права по принципам чистого разума), частью политика целесообразности того или иного правоположения (оценка технической и прагматической целесообразности по эмпирическим данным юридической антропологии)». Гуго находился под определенным влиянием философии Канта, однако в целом придерживался позитивистского правопонимания, отвергал естественно-правовые концепции и просветительские идеи разумного права.

Широкое распространение термина «философия права» связано с «Философией права» Гегеля, резко критиковавшего взгляды Гуго. Философия права, согласно Гегелю, это философская, а не юридическая дисциплина. В философии права, по Гегелю, представлена подлинная наука о праве. «Наука о праве, – утверждал он, – есть часть философии. Поэтому она должна развить из понятия идею, представляющую разум предмета, или, что то же самое, наблюдать собственное имманентное развитие самого предмета». При этом Гегель явно занижал научный потенциал юриспруденции, игнорировал ее вклад в развитие философско-правовых исследований и утверждение философии права как отдельной научной дисциплины.

Восходящие соответственно к Гуго и к Гегелю два подхода к вопросу об определении дисциплинарного характера философии права в качестве юридической или философской науки получили дальнейшее развитие в философско-правовых исследованиях 19–20 вв. Представители почти всех основных течений философской мысли (от древности до наших дней) выдвигали свою версию философского правопонимания. Как сами философские учения непосредственно, так и соответствующие философские трактовки права оказали и продолжают оказывать заметное влияние на всю юридическую науку и на развиваемые в ее рамках философско-правовые подходы и концепции. Но и юриспруденция, юридико-теоретические положения о праве, проблемах его становления, совершенствования и развития оказывают большое воздействие на философские исследования правовой тематики. Таким взаимовлиянием и взаимодействием философии и юриспруденции в той или иной мере отмечены все философские подходы к праву – независимо от их дисциплинарной принадлежности к системе юридических наук или к философии. И хотя со 2-й пол. 19 в. и в 20 в. философия права по преимуществу стала разрабатываться как юридическая дисциплина и преподаваться в основном на юридических факультетах, ее развитие всегда было и остается тесно связанным с философской мыслью.

Вопрос о научном профиле и дисциплинарной принадлежности философии права имеет несколько аспектов. Если речь идет о философии права в целом, то очевидно, что мы имеем дело с междисциплинарной наукой, объединяющей те или иные начала, как минимум, двух дисциплин – юридической науки и философии. Так что этот междисциплинарный компонент является общим для всех версий философии права независимо от того, разработаны они как отдельная юридическая или философская наука. Когда же встает вопрос о дисциплинарной принадлежности к юриспруденции или к философии тех или иных конкретных вариантов философии права, то по существу речь идет о концептуальном различии юридического и философского подходов к проблемам права.

Это концептуальное различие обусловлено уже дисциплинарными особенностями философии и юриспруденции, отличием предметов их научного интереса, изучения и изученности (научно-профессиональной компетентности), спецификой философской и юридической мысли. Философское познание, философия (по ее предмету, методу и т.д.) – сфера всеобщего, право и правоведение – сфера особенного, искомая же философией права истина о праве, как и всякая истина, – конкретна. Отсюда и концептуальное различие подходов к философии права от философии и от юриспруденции: путь от философии к философии права идет от общего через особенное к конкретному (искомой истине о праве), путь же от юриспруденции к философии права – это движение от особенного через всеобщее к конкретному. Интерес философии к праву и существование философии права как особой философской науки в системе философских наук оправданы прежде всего внутренней потребностью самой философии самоудостовериться в том, что ее всеобщность (предметная, методологическая, познавательная и т.д.) действительно всеобща, что она распространяется и на такую особую сферу, как право. Также и у юриспруденции (в ее движении к философии права) есть внутренняя потребность самоудостовериться, что ее особенность (предметная, методологическая и т.д.) – это действительная особенность всеобщего, его необходимая составная часть, т.е. нечто необходимое и разумное, а не произвольное и случайное в контексте всеобщего. В этом движении с разных сторон к философии права и философия, и юриспруденция в поисках истины о праве выходят за границы своей базовой сферы и осваивают новую предметную область. Но делают они это по-разному.

В философии права как особой философской дисциплине (наряду с такими особенными философскими дисциплинами, как философия истории, философия природы, философия религии, философия морали и т.д.) познавательный интерес и исследовательское внимание сосредоточены в основном на философской стороне дела, на демонстрации познавательных возможностей и эвристического потенциала определенной философской концепции в особой сфере права. Существенное значение при этом придается содержательной конкретизации соответствующей концепции применительно к особенностям данного объекта (права), его осмыслению, объяснению и освоению в понятийном языке данной концепции, в русле ее онтологии, гносеологии и аксиологии.

В концепциях же философии права, разработанных с позиций юриспруденции, при всех их различиях, как правило, доминируют правовые мотивы, направления и ориентиры исследования. Его философский профиль здесь не задан философией, а обусловлен потребностями самой правовой сферы в философском осмыслении. Отсюда и преимущественный интерес к таким проблемам, как смысл, место и значение права и юриспруденции в контексте философского мировоззрения, в системе философского учения о мире, человеке, формах и нормах социальной жизни, о путях и методах познания, о системе ценностей и т.д. Нередко при этом в поле философского анализа оказываются (в силу их фундаментальной значимости для теории и практики права) и более конкретные вопросы традиционной юриспруденции, такие, напр., как понятийный аппарат, методы и задачи юридических исследований, приемы юридической аргументации и природа юридического доказательства, система права и система законодательства, право как система норм, воля и интерес в праве, правосознание, правоотношение, договор, соотношение прав и обязанностей, правопорядок и правонарушение, природа вины и ответственности, проблемы преступности, смертной казни и т.д. Главное, разумеется, не в том или ином наборе тем и проблем, а в существе их осмысливания и толкования с позиций предмета философии права, его развертывания и конкретизации в общем контексте современной философской и правовой мысли.

Степень развитости философии права, ее реальное место и значение в системе наук (философских и юридических) зависят во многом от уровня правовой (и государственно-правовой) культуры общества, от общего состояния философских и юридических исследований в стране. Заметную роль при этом, помимо прочего, играют политико-идеологические факторы, а также научные традиции.

В нашей философской литературе проблематика философско-правового характера освещается по преимуществу (за редким исключением) в историко-философском плане. Традиционно большее внимание, хотя и явно недостаточное, уделяется философско-правовой проблематике в юридической науке. Дело здесь обстоит т.о., что философия права, ранее разрабатывавшаяся в рамках общей теории права и государства в качестве ее составной части, постепенно оформляется как самостоятельная юридическая дисциплина общенаучного статуса и значения (наряду с теорией права и государства, социологией права, историей правовых и политических учений, отечественной и зарубежной историей права и государства). И в таком качестве философия права выполняет ряд существенных общенаучных функций методологического, гносеологического и аксиологического характера как в плане междисциплинарных связей юриспруденции с философией и рядом других гуманитарных наук, так и в самой системе юридических наук.

Литература:

1. Алексеев С.С. Философия права. М., 1997;

2. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990;

3. Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972;

4. Керимов Д.А., Кудрявцев В.Н. Право и государство (опыт философско-правового анализа). М., 1993;

5. Кузнецов Э.В. Философия права в России. М., 1989;

6. Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997;

7. Он же. Гегелевская философия права: история и современность. М., 1974;

8. Он же. Право и закон. М., 1983;

9. Соловьев Э.Ю. И. Кант: взаимодополнительность морали и права. М., 1992;

10. Туманов В.А. Буржуазная правовая идеология. К критике учений о праве. М., 1971;

11. Четвернин В.А. Современные концепции естественного права. М., 1988;

12. Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900;

13. Он же. Избр. труды, 1998;

14. Batiffol H. Problèmes de base de philosophie du droit. P., 1979;

15. Hugo G. Beiträge zur zivilistischen Bucherkenntnis, Bd. 1. В., 1788;

16. Maihofer W. Naturrecht als Existenzrecht. Fr./M., 1963;

17. Marcic R. Rechtsphilosophie. Freiburg, 1969;

18. Naucke W. Rechtsphilosophische Grundbegriffe. Fr./M., 1982;

19. Radbruch G. Rechtsphilosophie. Hdeb., 1983;

20. Smid S. Einführung in die Philosophie des Rechts. Münch., 1991;

21. Stammler R. Die Lehre von dem richtigen Rechte. В., 1902;

22. Zippelius R. Rechtsphilosophie. Münch., 1982.

В.С.Нерсесянц

 

Источник: iphlib.ru


Categories: Философия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.