Почему здравый смысл является первичным в концептуальном отношении? Давайте сравним то, как человек приобретает здравый смысл, с тем, как он осваивает более специализированные и более сложные виды знания — научное, техническое, религиозное и т.п.

 

Здравый смысл — это представления людей о природе, обществе, самих себе, складывающиеся под воздействием их повседневного жизненного опыта и общения. В процессе эволюции общества, культуры и человеческого мышления эти представления проходят довольно жесткий отбор. В арсенале здравого смысла закрепляется лишь такое знание, которое достаточно адекватно отражает среду человеческой жизнедеятельности и соответствует формам его практики.

 

Следует подчеркнуть, что здравому смыслу с его "житейскими понятиями" (как их называл известный психолог Л.С.Выготский) никто не обучает специально и планомерно. Он осваивается всеми нормальными людьми в естественном жизненном процессе, в повседневном общении людей, в частности детей и взрослых, в действиях с предметами нашего обычного жизненного мира. Это сходно с тем, как мы осваиваем родной язык, с которым, кстати сказать, здравый смысл связан очень тесно.


 

Важно и то, что для своего освоения здравый смысл не требует какого-либо предварительного знания. Он не является переинтерпретацией знания о вещах, уже известных нам каким-то иным образом. Мир впервые предстает в сознании человека в формах и понятиях повседневного здравого смысла. Именно поэтому мы можем говорить о его концептуальной первичности.

 

Здесь можно провести достаточно точную аналогию. Подобно тому, как мы изучаем и осваиваем второй (иностранный) язык на базе первого (родного) языка, так и научным или другим специализированным знанием мы овладеваем на основе нашего "первого" знания — неспециализированного, более или менее применимого ко всем сферам человеческого опыта здравого смысла. Но и усвоив сколь угодно большие запасы теоретического знания, мы не перестаем оставаться субъектами обычной жизни, и в большинстве ситуаций используем здравый смысл как неизбежный для нас и универсальный вид знания.

 

Некоторые философы, например Платон и Гегель, очень невысоко оценивали познавательное значение здравого смысла и считали, что наука и философия радикальным образом порывают с его "плоскими и вульгарными истинами" и строят свой, совершенно иной теоретический мир. Но такая позиция далека от реальности. Здравый смысл и естественный язык продолжают оставаться концептуальным истоком даже самых абстрактных теоретических построений и специализированных языков науки. "Вся наука является не чем иным, как усовершенствованием повседневного мышления", — утверждал А. Эйнштейн, который в своей теории относительности, казалось бы, наиболее далеко отошел от обычных представлений здравого смысла.


 

Пока мы приводили аргументы в пользу важности и неизбежности ‘здравого смысла. Но возникает вопрос: если он столь хорош, то зачем тогда вообще нужна наука с ее сложными экспериментами и теориями? Дело в том, что хотя здравый смысл необходим и неизбежен в концептуальном отношении, складывающиеся в нем представления о существовании и свойствах вещей, в определенном смысле являются ложными. Это связано с наивным реализмом — общей эпистемологической установкой, встроенной в повседневное мышление.

 

 

Наивный реализм — это убеждение в реальности всего, что нормальный человек воспринимает в нормальных условиях (при хорошем освещении, в подходящей перспективе и т.п.) и описывает общепринятым и соответствующим фактам языком.

 

Конечно, могут встречаться обманы чувств, иллюзии (например, преломление палки на границе воды и воздуха, увеличение размеров солнечного диска при закате и т.д.), но все это, с точки зрения наивного реализма, единичные явления. В целом же мир, окружающий нас, мир цветных, пахнущих и звучащих вещей — деревьев с шелестящей листвой, журчащей воды, столов и стульев — именно таков, каким мы его воспринимаем.


 

Между тем наука говорит нам, что чудный запах розы суть лишь диффузия молекул определенных веществ в воздухе, что звуки и цвета — волновые процессы, что все эти цветные макрообъекты на самом деле являются композициями огромного числа бесцветных и беззвучных микрочастиц. Еще Демокрит учил, что мир вокруг нас лишь иллюзия, "кажимость", реальны только "атомы и пустота". И современная наука полагает основой реального микрочастицы и их взаимодействия.

 

 

Научное знание. Критический, научный реализм

 

Хотя ученые и признают, что в своей деятельности опираются на здравый смысл, они подчеркивают, что единственно надежным средством достижения истинного знания о мире является научное исследование, в котором данные наблюдений и экспериментов истолковываются и объясняются с помощью специальных средств — научных теорий. Эпистемологической установкой науки также является реализм, но только не "наивный", как в здравом смысле, а "научный", или "критический" реализм.

 

Согласно научному реализму, подлинным онтологическим статусом обладают только такие объекты — предметы, процессы, свойства, взаимосвязи, которые полагаются и описываются научными теориями. Иными словами, не перцептивный опыт с его чувственными данными, не здравый смысл с его наивным реализмом, не философия с ее таинственными субстанциями, а позитивное научное знание говорит нам о том, какие именно объекты существуют в мире и каковы их подлинные свойства.


 

Важным моментом в реализме науки является его критический характер. Наука уделяет большое внимание критическому анализу механизмов и методов познания, способам подтверждения и обоснования знания. Непосредственности обычного чувственного восприятия и здравого смысла научный реализм противопоставляет тезис о том, что адекватность знания достигается в результате сложного, опосредованного и критически контролируемого процесса познания. Поэтому мы в целом должны доверять результатам науки и считать, как уже отмечалось выше, что именно научные теории дают наиболее достоверное и согласованное знание о том, что реально существует в мире и каковы законы жизни этой реальности.

 

С этим можно согласиться с той оговоркой, что и научное знание открыто для эпистемологической критики. Научные теории являются продуктом человеческой изобретательности и, как таковые, они подвержены ошибкам подобно любым другим результатам деятельности человека. Теории в этом смысле — лишь предположения о реальности, которые могут меняться и на самом деле довольно существенно изменяются в ходе исторического развития науки. Например, три столетия назад наука утверждала, что теплота — это особая невидимая жидкость, "теплород", который может перетекать от нагретого тела к холодному. Теперь наука утверждает, что теплота — это энергия движения атомов тела.


 

Помимо этого в философии науки обнаружился существенный факт: для любой определенной области действительности всегда можно построить несколько теорий, объясняющих все наблюдаемые явления, но отличающихся по своим онтологическим допущениям, т.е. по тем объектам, которые они полагают как реально существующие. Какую из этих теорий следует предпочесть, и какая из них может считаться описанием реальности как таковой?

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основные уровни человеческого знания предстают в довольно сложном переплетении, и ни один из них не может рассматриваться как фундаментальный — самодостаточный, независимый от других и безошибочный.

 

 

Проблема истины

 

Когда мы говорим о знании, то подразумеваем, что в нем выражено истинное положение дел. Но что такое истина? Этот вопрос всегда был и остается одним из важнейших вопросов философии.

 

В общефилософском смысле проблема истины шире вопроса об истинности знания. Так, мы можем говорить об "истинном образе жизни" и "истинной красоте". В более узком эпистемологическом смысле под истинностью понимается точное и достоверное отображение реальности в знании. Именно так истину понимал еще Аристотель, сформулировавший классическую концепцию истины, являющуюся основной и до сих пор. Согласно ей, истина есть соответствие представлений или утверждений реальному положению дел. Поскольку главной здесь является идея соответствия (корреспонденции), то эту концепцию истины называют еще "корреспондентная теория истины".


 

Так, например, утверждения, что молекула воды состоит из одного атома кислорода и двух атомов водорода, или что К. Маркс родился 5 мая 1818 г., являются истинными или ложными в зависимости от того, действительно ли соотношение атомов в воде или определенных событий в прошлом таково, как говорится в данных утверждениях.

 

Казалось бы, классическая теория истины настолько ясна, что не может порождать каких-то серьезных проблем. И длительное время к ней относились как к чему-то очевидному и само собой разумеющемуся. Однако постепенно стали выявляться слабые стороны этой теории.

 

Во-первых, вызывала дискуссии неопределенность понятия "соответствие". Как можно сравнивать знание, которое является чем-то идеальным, с материальными вещами? Для этого был бы нужен некий божественный, абсолютный наблюдатель, который видел бы вещи такими, какими они есть на самом деле. Человеку такого не дано. На самом деле мы сравниваем знание с фактами, но факты также выражаются в утверждениях. Таким образом, мы устанавливаем лишь соответствие одних утверждений другим. Во-вторых, как быть с утверждениями типа "энергия сохраняется", "все имеет причину"? С какого рода конкретными объектами или фактами можно соотносить подобные утверждения, относящиеся ко всему на свете? Наконец, можно указать на плюрализм истины.


пример, человека изучает множество наук. Для биологии и медицины человек суть живой организм, для антрополога и социолога — субъект культуры и общества, для экономиста — производитель и потребитель товаров, для специалиста по этике — автономный моральный субъект. Этот перечень можно продолжить. Каждая из этих наук дает свое знание о человеке, и их трудно свести в единую картину. Какую же из этих истин следует предпочесть?

 

Эти и другие трудности корреспондентной теории истины привели к тому, что многие стали считать, что истина — это только регулятивная идея, идеал, к которому нужно стремиться, но достичь и удостовериться в котором невозможно. В этой ситуации появились также иные, чем классическая, концепции истины: когерентная и прагматистская.

 

В когерентной теории основным критерием истинности какого-либо знания является его согласованность (когеренция) с более общей, охватывающей системой знания. Обычно стороннники этой концепции, среди которых наиболее известным был Гегель, придерживаются философского монизма — представления о том, что мир суть единое целое, в нем все, даже самые мельчайшие и незначительные явления связаны между собой. Поэтому знание об отдельной вещи или явлении должно соответствовать и согласовываться с системой знания о мире в целом. Как таковая, истина одна, и частные истины должны быть элементами этой единой и всеохватывающей — абсолютной истины.


 

Хотя у такого понимания истины не так много сторонников, в нем есть рациональный смысл. В самом деле, мы склонны принимать за достоверное и правдоподобное такое новое знание, которое логически не противоречит уже имеющейся у нас системой взглядов и хорошо согласуется с ней. Поэтому можно говорить о том, что когерентная теория истины отражает реальные механизмы рациональной приемлемости знания. Но одной только самосогласованности знания явно недостаточно для признания его истинным. Представим себе, что у нас имеется некая логически согласованная система. Если заменить в ней все суждения на противоположные, то опять можно получить логически связанную и целостную систему знания [1]. Или же вспомним весьма согласованный и непротиворечивый мир, созданный историями о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Каждый новый рассказ, написанный Конан Дойлом, добавлял в этот мир еще больше достоверности. Однако не можем же мы в оценке истинности этого мира уподобляться тем простодушным читателям, которые посылали письма на Бейкер-стрит, полагая, что там живет реальный Шерлок Холмс.

 

1 Можно привести здесь такую аналогию. Ф. Ницше, как известно, призывал к "переоценке всех ценностей". Можно сказать, что в своей известной работе "Генеалогия морали" он применил эту процедуру переоценки к христианской морали: все ее основные ценности и нормы он заменил на прямо противоположные. В результате Ницше получил самосогласованную моральную систему, у которой затем нашлось немало почитателей.


 

 

С позиций прагматизма истинным признается такое знание, которое имеет благие последствия для человеческой жизни и которое может успешно применяться на практике. Один из основателей прагматизма, американский психолог и философ У. Джеймс (1842 — 1910), например, полагал, что вопрос об истинности суждения "Бог существует" не зависит от реальности существования Бога, а его истина обусловлена тем, что убежденность в его существовании имеет благотворные последствия для человеческого общежития. В менее метафизических сферах истинность нашего знания удостоверяется его прямой практической применимостью. Если на основе определенного знания строятся самолеты, которые летают, или мосты, которые не падают вниз, значит, это знание истинно. В этом понимании практика есть критерий истины.

 

Несомненно, мы широко используем этот критерий. Проверенное в своих последствиях и приложениях, практически полезное знание вызывает куда больше доверия, чем бесполезные, не находящие подтверждения на практике спекуляции. Но, как и в предшествующей концепции, одного этого оказывается мало. Прагматистской трактовке истины также недостает интуитивно ощущаемого требования к истине как адекватному соответствию реальности.


вестно, например, что в мореплавании весьма удобными и практически эффективными являются навигационные расчеты на основе геоцентрической ("лтолемеевской") модели. Но нельзя же на этом основании считать, что она более истина, чем гелиоцентрическая ("коперниканская") система. Б. Рассел указывал, что сведение истинности к проверке последствиями может привести к парадоксальным результатам. Представим себе на минуту, например, что нацисты выиграли войну. Так что же, нужно считать, что их человеконенавистнические учения в такой ситуации выдержали проверку и являются прагматически "истинными"?

 

Как и другие проблемы познания, вопрос об истинности знания остается далеким от решения. Однако эпистемология, как и философия в целом, не призвана давать окончательные и однозначные ответы. Ее задача — критически прояснять эти проблемы, соотносить различные позиции и аргументы за и против них.

 

В заключении стоит сказать несколько слов об "измах". На этих страницах встречались такие понятия, как "эмпиризм", "рационализм", "скептицизм", "фундаментализм", "реализм", "критицизм" применительно к разным позициям и подходам в эпистемологии. Означает ли это, что нужно непременно выбрать один из этих "измов" и последовательно держаться за него, считая другие подходы ошибочными?

 

Подобная ситуация была бы оправдана, если бы методы и нормы познания определялись неким "всеведущим", "божественным" разумом. Однако все эти эпистемологические позиции и установки являются продуктом поисков и размышлений обычных людей, которым свойственно придерживаться односторонних взглядов и концепций. Не существует эталонной эпистемологии. К разным эпистемологиям целесообразнее относиться как к своего рода "инструментам" мышления, которые могут дополнять друг друга при анализе сложных проблем познания.

 

 

Для дополнительного чтения

 

Голдстейн М., Голдстейн И. Как мы познаем. М., 1984.

Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980.

Рассел Б. Человеческое познание. Его сфера и границы. Киев, 1997.

 

 

Глава 3. Философия науки

 

Философия науки изучает строение научного знания, закономерности его развития, методы научного исследования. Как особая область философских исследований, философия науки сформировалась в XIX в. в работах английского философа и историка науки У. Уэвелла, его соотечественника Дж. С. Милля, родоначальника позитивизма О. Конта и ряда других философов и ученых. Конечно, и до этого философы немало рассуждали о науке, но делалось это в рамках общих представлений о природе человеческого мышления, одним из высших проявлений которого объявлялось научное познание. В XIX в. наука из полулюбительской деятельности одиночек и членов небольших научных академий стала превращаться в сферу профессиональных занятий многих людей; при университетах, а затем и на промышленных предприятиях начали возникать научные лаборатории и исследовательские центры. В этом социальном контексте появились работы, специально посвященные логике науки, ее истории, роли научного знания в обществе. В начале XX в. в связи с революционными открытиями в физике (теория относительности, квантовая механика), биологии (генетические теории) и других науках интерес к философским проблемам науки еще более возрос. Нужно отметить, что в этот период философию науки плодотворно развивали и в России — В.И. Вернадский, Л.С. Берг, В.И. Ивановский, Т.И. Райнов и другие.

 

В 1920 — 1930-е годы австрийские и немецкие философы и ученые, члены "Венского кружка" объявили логику и философию науки главной областью философии и в своем почитании научного мышления квалифицировали всю остальную философию как спекулятивную метафизику. Эту позицию — позитивистский сциентизм (от лат. scientia — наука) — философы науки, начиная с 1950-х гг. стали активно критиковать. Тогда же началась разработка концепций современной "постпозитивистской" философии науки, для которых характерно внимание к историческому развитию научного знания, его многообразным связям с философской, религиозной и социально-гуманитарной мыслью.

 

"Аристотелевская" и "галилеевская" науки

 

Философия науки изучает природу современного научного знания. Современной называется новоевропейская наука, возникшая в результате научной революции XVI — XVII вв. и связанная с именами таких великих ученых и философов, как Галилей и Кеплер, Бэкон и Декарт, Гюйгенс и Ньютон. Кратко рассмотрим основные черты этой науки и ее отличие от предшествующего научного знания.

 

Древнейшие цивилизации Египта, Месопотамии, Индии выработали и накопили большие запасы астрономического, математического, биологического, медицинского знания. Люди следили за небесными явлениями, лечили болезни, вели простейшие расчеты, занимались приручением и селекцией животных задолго до того, как возникли первые научные дисциплины. Но это знание имело рецептурный характер — оно было тесно связано с конкретными практическими задачами: ведением календарей, измерением земли, предсказаниями разливов рек и т.п. Как правило, такое знание сакрализировалось, его хранили и передавали из поколения в поколение вместе с религиозно-мифологическими представлениями жрецы.

 

В европейской культуре собственно научное знание появилось около двух с половиной тысячелетий назад. Первые античные мыслители, создававшие учения о природе — Фалес, Пифагор, Анаксимандр и другие, многое почерпнули из мудрости Древнего Египта и Востока. Однако те учения, которые они разрабатывали, отличались принципиальной новизной. Во-первых, от разрозненных наблюдений и рецептов они перешли к построению логически связанных и согласованных систем знания — теорий. Во-вторых, эти теории не были узкопрактическими. Основным мотивом первых ученых было далекое от практических нужд стремление понять исходные начала и принципы мироздания. Само древнегреческое слово "теория" означает "созерцание". Согласно Аристотелю, "теория" — это такое знание, которое ищут ради него самого, а не для каких-то утилитарных целей. В-третьих, теоретическое знание в Древней Греции разрабатывали и хранили не жрецы, а светские люди, поэтому они не придавали ему сакральных черт и обучали всех желающих и способных к науке людей.

 

Благодаря всему этому за короткий по историческим меркам период древние греки создали замечательные математические теории, построили космологические системы, заложили основы целого ряда наук — физики, биологии, социологии, психологии и др. Уже в Платоновской Академии и особенно в школе Аристотеля это знание приобрело вид научных Дисциплин, в рамках которых велись систематические исследования и обучалась научная смена.

 

Аристотеля без особых натяжек можно считать и первым философом науки. Он создал формальную логику — инструмент ("органон") рационального научного рассуждения; проанализировал и классифицировал различные виды знания: разграничил философию (метафизику), математику, науки о природе и теоретическое знание о человеке, отличил от всего этого практическое знание — мастерство и техническое знание, практический здравый смысл.

 

У Аристотеля можно найти представление о том, как нужно правильно строить научное исследование и излагать его результаты. Работа ученого, по его мнению, должна содержать четыре основные этапа:

 

• изложение истории изучаемого вопроса, сопровождаемое критикой предложенных предшественниками точек зрения и решений;

• на основе этого — четкая постановка проблемы, которую нужно решить;

• выдвижение собственного решения — гипотезы;

• обоснование этого решения с помощью логических аргументов и обращения к данным наблюдений, демонстрация преимуществ предложенной точки зрения перед предшествующими.

 

 

Все это может показаться достаточно банальным, однако большинство научных диссертаций до сих пор пишутся по этой схеме.

 

 

Аристотель, наконец, дал ясное учение о том, как должно выглядеть полное и четкое научное объяснение явления или события. Согласно его философии, каждое явление обусловлено четырьмя причинами: формальной (связанной с сущностью явления, его структурой или понятием), материальной (обусловленной субстратом, веществом, в котором воплощается эта форма или структура), движущей (конкретной побудительной причиной), целевой (связанной с тем, "ради чего", "зачем" происходит явление). Если удается установить и объяснить все эти причины, то задача науки оказывается полностью выполненной, явление считается познанным и объясненным.

 

Например, нам нужно объяснить, почему хамелеон меняет цвет кожи, когда переползает с освещенного зеленого листа на темно-бурую ветку. Формальной причиной здесь является суть хамелеона как живого существа, способного менять цвет кожи в зависимости от освещения и цвета фона. Материальная причина — особая субстанция, вещество в его коже, которое изменяет ее цвет. Действующей причиной будет факт переползания из светлого места в темное. Целевая причина изменения цвета кожи — стремление хамелеона сделаться незаметным для потенциальных врагов.

 

Величие античной учености и ныне вызывает восхищение. Однако нужно видеть и ограниченность "аристотелевской" науки. Прежде всего она описывала мир как замкнутый и относительно небольшой по размерам Космос, в центре которого находится Земля. Математика считалась наукой об идеальных формах, применительно к природе область ее применений ограничивалась расчетами движения небесных тел в "надлунном мире", поскольку он понимался как мир идеальных движений и сфер. В "подлунном мире", в познании земных явлений, по Аристотелю, возможны только нематематические, качественные теории. Очень важно также то, что античным ученым была чужда идея точного контролируемого эксперимента: их учения опирались на опыт, на эмпирию, но это было обычное наблюдение вещей и событий в их естественной среде с помощью обычных человеческих органов чувств. Вероятно, Аристотель сильно удивился бы, если бы попал в современную научную лабораторию со сложным экспериментальным оборудованием и узнал, что в таком отгороженном от света и мира помещении люди изучают "природу".

 

Аристотелевское понимание науки и многие его конкретные теории пользовались непререкаемым авторитетом многие столетия. Только с эпохи Возрождения появились попытки разработать новую картину мира и новый "органон" научного познания. Начало этому было положено польским ученым Николаем Коперником (1473 — 1543), предложившим гелиоцентрическую картину мира. В идейном плане велико было влияние Ф. Бэкона, пропагандировавшего "новый органон" и новый образ эмпирической, индуктивной науки. Но решающий удар по аристотелизму нанес Галилей: он не только всесторонне обосновал учение Коперника, но и создал новое понимание природы науки, разработал и применил метод точного экспериментального исследования, которого не знали ни античные, ни средневековые ученые.

 

 

Галилео Галилей (1564 — 1642) — знаменитый итальянский ученый, родился в Пизе в знатной, но обедневшей семье. Учился в университете своего родного города, сначала изучал медицину, но потом посвятил себя физике и математике. В 1592 г. Галилей был приглашен на должность профессора математики в университет Падуи, где он преподавал до 1610 г. Именно в это время Галилей произвел свои знаменитые телескопические наблюдения пятен на Солнце, поверхности Луны и спутников Юпитера. Эти наблюдения не укладывались в аристотелевскую картину мира, которую в то время поддерживала церковь. Затем Галилей стал придворным математиком у князя Тоскании. Здесь он однажды прочитал перед монахами лекцию, смысл которой состоял в демонстрации того, как можно согласовать предложенную Коперником картину Вселенной со Священным писанием. После этого он много дебатировал на эти темы с церковными служителями. В 1623 г. симпатизировавший взглядам Галилея кардинал Барберини был избран Римским Папой. Это позволило Галилею достаточно свободно заниматься сравнением коперниканского и птолемеевского учений, результатом чего стали "Диалоги о двух главнейших системах мира" (1632). Хотя в предисловии к этой знаменитой книге ученый отмечал, что соперничающие системы являются не более чем математическими гипотезами, его аргументация в пользу теории Коперника произвела очень сильное впечатление на ученый мир. Причем книга была написана не на ученой латыни, а на живом итальянском языке, что значительно расширило круг ее читателей. Церковь в лице инквизиции заставила Галилея отречься от своих взглядов. Но, и отправленный под надзор во Флоренцию, ученый продолжал работать, он подверг критике основные постулаты аристотелевской физики, выбив еще одну основу из-под геоцентрической картины мира.

 

В отличие от Аристотеля Галилей был убежден, что подлинным языком, на котором могут быть выражены законы природы, является язык математики. Он заявлял: "Философия написана в величайшей книге, которая всегда открыта перед нашими глазами (я разумею Вселенную), но ее нельзя понять, не научившись сначала понимать ее язык и не изучив буквы, которыми она написана. А написана она на математическом языке, и ее буквы это — треугольники, дуги и другие геометрические фигуры, без каковых невозможно понять по-человечески ее слова; без них тщетное кружение в темном лабиринте".

 

Но как можно выразить бесконечно разнообразный и изменчивый мир природных явлений абстрактным и неизменным математическим языком? Чтобы это стало возможным, доказывал Галилей, нужно ограничить предмет естествознания только объективными, "первичными" качествами вещей, такими, как форма тел, их величина, масса, положение в пространстве и характеристики их движения. "Вторичные качества" — цвет, вкус, запах, звук — не являются объективными свойствами вещей. Они — результат воздействия реальных тел и процессов на органы чувств, и в том виде, в каком они переживаются, существуют только в сознании воспринимающего их субъекта.

 

Вместе с тем Галилей обнаружил, что характеристики некоторых вторичных качеств соответствуют определенным, точно фиксируемым изменениям в первичных качествах. Например, высота звука, испускаемого струной, определяется ее длиной, толщиной и натяжением. Субъективное ощущение теплоты можно соотнести с изменением уровня жидкости в трубке термометра. Таким образом, ряд вторичных качеств можно свести к измеряемым геометрическим и механическим величинам.

 

С помощью такого методологического шага Галилею удалось осуществить "математизацию природы". Объяснению явлений, исходящему из "сущностей", "качеств" вещей (характерному для аристотелевской науки), было противопоставлено убеждение в том, что все качественные различия происходят из количественных различий в форме, движении, массе частиц вещества. Именно эти количественные характеристики могут быть выражены в точных математических закономерностях. В рамках такого метода Галилею уже не требовалось прибегать к объяснению явлений через аристотелевские "целевые причины". Этому он противопоставил идею "естественного закона" — бесконечной механической причинной цепи, пронизывающей весь мир.

 

Начатое Галилеем преобразование познания продолжили Декарт, Ньютон и другие "отцы" новоевропейской науки. Благодаря их усилиям сложилась новая форма познания природы — математизированное естествознание, опирающееся на точный эксперимент. В отличие от созерцательной установки античного теоретизирования, соотносимого с наблюдениями явлений в их естественном течении, новоевропейская наука использует "активные", конструктивно-математические приемы построения теорий и опирается на методы точного измерения и экспериментального исследования явлений при строго контролируемых — лабораторных, "искусственных" — условиях.

 

Несмотря на большие изменения, которые произошли в науке со времен Галилея и Ньютона до наших дней, она сохранила и упрочила это свое методологическое ядро. Современная наука продолжает оставаться наукой новоевропейского, "галилеевского" типа. И именно она является основным предметом анализа философии науки.

 

Источник: studepedia.org

(англ. naive realism) -когнитивная позиция (не только в философии, но и в обыденном сознании), для которой характерны: 1) отсутствие рефлексии познавательных процессов (прежде всего сенсорно-перцептивных, но в грубых формах и мыслительных); 2) некритическое объективирование продуктов последних (образов, понятий, оценочных суждений); 3) абсолютизация собственной т. зр., возведение ее в ранг истины (гносеологический эгоцентризм). Против, позиция получила в философии название "критический реализм". С т. зр. наивного реалиста, реальность — это то, что он лично наблюдает в ней, а также то, что он думает и знает о ней. Н. р., как заметил Ж. Пиаже, есть смертельный враг здоровой психологии познания. Однако Пиаже отлично понимал, что Н. р. — это и предмет изучения психологии (особенно детской), поскольку Н. р. — одна из характерных сторон детского эгоцентризма: "мы все начинаем с Н. р." (Б. Рассел). В науке Н. р. проявляется в догматизме и некритическом гипостазировании теоретических понятий. См. также Художественные представления. (Б. М.)

Наивный — прямой и невинный, простой, простодушный, простосердечный, милый за простоту, привлекательный простотою; ребячески прямой, детски откровенный; прямомилый, чистомилый………
Толковый словарь Даля

Наивный — наивная, наивное; наивен, наивна, наивно (фр. naif). О человеке: неопытный, неискушенный, простодушный. Она наивна, как дитя. ? О поведении, поступке и т. п.: обнаруживающий……..
Толковый словарь Ушакова

Наивный Прил. — 1. Простодушный, детски непосредственный; неискушенный. 2. Выражающий, обнаруживающий простодушие, неискушенность.
Толковый словарь Ефремовой

Реализм В Политике — (от лат. realis — действительный, вещественный) — подход к социально-политическим явлениям и процессам, линия в политике и практике, основанная на признании важнейшего……..
Политический словарь

Реализм В Политологии — — направление в политической науке, в котором за основу анализа и оценки политологических процессов берутся не фундаментальные общецивилизационные ценности, а реалии,……..
Политический словарь

Реализм Политический — (лат. realis — вещественный) — политическая идеология и практика, ориентирующиеся на реальное общественно-политическое основание. Противоположностью реализма являются……..
Политический словарь

Наивный — -ая, -ое; -вен, -вна, -вно. [от франц. naïf]. Не имеющий жизненного опыта, простодушно-доверчивый; неискушённый. Н. ребёнок. Н. мечтатель. Быть не по летам наивным. // Выражающий……..
Толковый словарь Кузнецова

Реализм — -а; м. [от лат. realis — действительный]
1. Правдивое, объективное отражение действительности средствами, присущими тому или иному виду художественного творчества; направление……..
Толковый словарь Кузнецова

Наивный — Заимствование из французского, где находим naif.
Этимологический словарь Крылова

Критический Реализм — условное обозначение в советском литературоведении(сер. 30-х — кон. 80-х гг.) той ветви реалистического искусства 19-20 вв.,в которой преобладало критическое отношение к изображаемой……..
Большой энциклопедический словарь

Магический Реализм — тенденция в изо-искусстве 20 в., занимающаяпромежуточное положение между сюрреализмом и традиционалистскими стилямитипа классицизма или романтизма. Для представителей……..
Большой энциклопедический словарь

Новый Реализм — направление в изо-искусстве Франции и Швейцарии,родственное американскому поп-арту. Наиболее характерные произведения»новых реалистов» (Армана, Сезара, Н. де Сен-Фаль,……..
Большой энциклопедический словарь

Реализм — в искусстве -1) понятие, характеризующее познавательную функциюискусства: правда жизни, воплощенная специфическими средствами искусства,мера его проникновения в реальность,……..
Большой энциклопедический словарь

Социалистический Реализм — термин, употреблявшийся в советскомлитературоведении и искусствоведении с 30-х гг. для обозначения «основногометода» литературы, искусства и критики, который «требует……..
Большой энциклопедический словарь

Фантастический Реализм — художественные тенденции, родственные магическомуреализму, включающие больше ирреальных, сверхъестественных мотивов. Близоксюрреализму, но в отличие от последнего……..
Большой энциклопедический словарь

Реализм — — вещественный, действительный — в литературе и искусстве — правдивое изображение действительности в художественных образах.
Исторический словарь

Социалистический Реализм — — творческий метод литературы и искусства, официально одобренный советским руководством в СССР и других странах социалистической ориентации, суть которого — выражение……..
Исторический словарь

Реализм — в литературе и искусстве — правдивое, объективное отражение действительности специфическими средствами, присущими тому или иному виду художеств. творчества. В ходе……..
Музыкальная энциклопедия

Социалистический реализм — творческий метод, основанный на правдивом, исторически конкретном художеств. отражении действительности в её революц. развитии. Опираясь на опыт всей предшествующей……..
Музыкальная энциклопедия

Жизненный Реализм — свидетельствует о схожести экспериментальной ситуации с повседневной жизнью. 
Социологический словарь

Американский Критический Реализм. Философия Джорджа Сантаяны — Американские философы, опубликовавшие свои статьи в программном сборнике «Очерки критического реализма. Совместное исследование проблемы познания», еще в меньшей……..
Философский словарь

Материализм Стихийный (наивный) — — англ. materialism, spontaneous; нем. Materialismus, spontaner. 1. В древнегреческой философии -материализм,  отождествляющий материю с конкретными формами ее проявления и движения. 2. Ограниченное……..
Социологический словарь

Наивный Фальсификационизм — (naive falsificationism) — см. Фальсификационизм. 
Социологический словарь

Научный Реализм — (scientific realism) — (Философия науки)  предположение (Бхаскар, 1975, 1979), согласно которому «реальный мир» существует независимо от наших чувств, а объекты  научной мысли……..
Социологический словарь

Внутренний Реализм — — версия философского реализма, выражающая общефилософскую позицию Х. Патнэма, которую он противопоставляет метафизическому реализму и релятивизму.
Философский словарь

Реализм — — англ. realism; нем. Realismus. Филос. учения и школы, признающие реальность  предмета познания — материальные вещи или идеальные поня-тия.2. В социологии -общетеоретическая……..
Социологический словарь

Реализм Наивный — — англ. realism, naive; нем. Naivrealismus. Естественное, стихийное, опирающееся на повседневный опыт  и практику убеждение  человека о том, что мир существует независимо от него,……..
Социологический словарь

Реализм Научный — — англ. realism, scientific; нем. Realismus, wis- senschaftliche. Ряд течений в русле аналитической философии, считающих научное исследование  единственно надежным средством получения……..
Социологический словарь

Реализм Социологический — — одно из двух основополагающих общетеоретич. И методологич. воззрений, противоборствующих в соц. философии и социологии, согласно к-рому об-во в целом, равно как и отдельные……..
Социологический словарь

Реализм Средневековый — — англ. realism, medieval; нем. Realismus, mittelalterliche. Направление в средневековой схоластике, признававшее объективную реальность  общих понятий (универсалий), существующую до вещей……..
Социологический словарь

Источник: slovariki.org

РЕАЛИЗМ наивный

первичное, основанное на жизненном опыте стихийное воззрение на мир, состоящее в том, что мир признается таким, каким он непосредственно представляется индивиду, т.е. таким, каким он его видит, слышит, осязает и т.д. Категориальная структура так понимаемого мира еще не подвергнута филос. анализу. Наивный Р., по характеристике Ленина, выражает стихийную, бессознательно материалистическую т. зр., убеждение в существовании внешнего мира независимо от нашего сознания (см. Соч., т. 14, с. 49, 53, 57; ср. с. 55). Материалистич. направленность определяет позитивное содержание наивного ?. Однако при объяснении природы познания т. зр. наивного Р. оказывается недостаточной и ведет к серьезным заблуждениям. Истоки наивного Р. коренятся в способности психики объективировать переживания (ощущения, восприятия, представления), т.е. рассматривать свойства ощущений и т.д. как свойства самих объектов. Исследование природы наивного Р. началось фактически с возникновением философии, а в 19 в. развитие психофизиологии органов чувств вскрыло его естеств.-науч. основания. Хотя в наст. время наивный Р. как принцип открыто никем не формулируется, отголоски его иногда встречаются и в наши дни. Таковы, напр., имевшие место в лит-ре попытки разделения «философского» и «физического» понятий материи, исходящие из наивно-реалистич. предпосылки о возможности какого-то иного, помимо философского, понятия материи. От наивного Р. как естественно возникшего мировоззрения следует отличать попытки возвести отд. части этого мировоззрения в ранг филос. концепции. К этой традиции близки субъективно-идеалистич. направления, к-рые пытаются начинать философствование с непосредственно данного как исходного и первичного, избегая при этом к.-л. теоретич. предпосылок как «метафизики» (эмпириокритицизм, имманентная философия философия). Лит.: Вундт В., О наивном и критич. Р., [пер. с нем.], М., 1910; Кальсин Ф. Ф., Осн. вопросы теории познания, Горький, 1957; Орлов В. В., Особенности чувств. познания, Пермь, 1962; Микитенко Д. ?., Вiдчуття i дiйснiсть, К., 1966. Д. Микитенко. Киев.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Источник: terme.ru

РЕАЛИЗМ наивный
первичное, основанное на жизненном опыте стихийное воззрение на мир, состоящее в том, что мир признается таким, каким он непосредственно представляется индивиду, т.е. таким, каким он его видит, слышит, осязает и т.д. Категориальная структура так понимаемого мира еще не подвергнута филос. анализу. Наивный Р., по характеристике Ленина, выражает стихийную, бессознательно материалистическую т. зр., убеждение в существовании внешнего мира независимо от нашего сознания (см. Соч., т. 14, с. 49, 53, 57; ср. с. 55). Материалистич. направленность определяет позитивное содержание наивного ?. Однако при объяснении природы познания т. зр. наивного Р. оказывается недостаточной и ведет к серьезным заблуждениям.
Истоки наивного Р. коренятся в способности психики объективировать переживания (ощущения, восприятия, представления), т.е. рассматривать свойства ощущений и т.д. как свойства самих объектов.
Исследование природы наивного Р. началось фактически с возникновением философии, а в 19 в. развитие психофизиологии органов чувств вскрыло его естеств.-науч. основания. Хотя в наст. время наивный Р. как принцип открыто никем не формулируется, отголоски его иногда встречаются и в наши дни. Таковы, напр., имевшие место в лит-ре попытки разделения «философского» и «физического» понятий материи, исходящие из наивно-реалистич. предпосылки о возможности какого-то иного, помимо философского, понятия материи.
От наивного Р. как естественно возникшего мировоззрения следует отличать попытки возвести отд. части этого мировоззрения в ранг филос. концепции. К этой традиции близки субъективно-идеалистич. направления, к-рые пытаются начинать философствование с непосредственно данного как исходного и первичного, избегая при этом к.-л. теоретич. предпосылок как «метафизики» (эмпириокритицизм, имманентная философия философия).
Лит.: Вундт В., О наивном и критич. Р., [пер. с нем.], М., 1910; Кальсин Ф. Ф., Осн. вопросы теории познания, Горький, 1957; Орлов В. В., Особенности чувств. познания, Пермь, 1962; Микитенко Д. ?., Вiдчуття i дiйснiсть, К., 1966.
Д. Микитенко. Киев.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Просмотров: 1032
Категория: Словари и энциклопедии » Философия » Философская энциклопедия

Другие новости по теме:

  • “ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ПРИРОДЫ КАК ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ЭТОЙ НАУКИ”
  • “СИСТЕМА ПРИРОДЫ, или О законах мира физического и мира духовного”
  • «СИСТЕМА ПРИРОДЫ, ИЛИ О ЗАКОНАХ МИРА ФИЗИЧЕСКОГО И МИРА ДУХОВНОГО»
  • вера в теории познания и философии науки
  • ДРЕВО ПОЗНАНИЯ
  • ЗАКОН СПЕЦИФИЧЕСКИХ ЭНЕРГИЙ (органов чувств)
  • концепция специфической энергии органов чувств
  • красота как методологический принцип познания
  • лосось познания
  • МАТЕРИАЛИЗМ НАИВНЫЙ
  • НАИВНЫЙ
  • НАИВНЫЙ РЕАЛИЗМ
  • НАИВНЫЙ РЕАЛИЗМ
  • НАИВНЫЙ ФОРМАЛИЗМ
  • Против метода. Очерк анархистской теории познания
  • РЕАЛИЗМ НАИВНЫЙ
  • СОЦИОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ
  • СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ЭНЕРГИЯ ОРГАНОВ ЧУВСТВ
  • ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ
  • теория познания
  • теория познания
  • Теория познания
  • ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ
  • условия познания
  • УСЛОВИЯ ПОЗНАНИЯ
  • ФИЛОСОФИЯ И ЗЕРКАЛО ПРИРОДЫ
  • Философия и зеркало природы
  • ФИЛОСОФИЯ ПРИРОДЫ
  • ФИЛОСОФИЯ ПРИРОДЫ
  • форма познания
  • РЕАЛИЗМ наивный

    Источник: www.psyoffice.ru


    Categories: Философия

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.