1. Понятия природы и сущности человека.

2. Соотношение природного и социального в человеке.

3. Человек, индивид, личность.

 

1. Природа и сущность человека, родственные понятия. Природу можно понимать в двух смыслах: как происхождение человека; и как совокупность сущностных черт, которыми человек наделен при рождении. Первое понимание природы связано с различными концепциями антропогенеза (происхождения человека). Второй смысл данного понятия делает его тождественным понятию врожденной сущности.

Сущность человека – философское понятие, обозначающее характеристики человека, отличающие его от других форм бытия, или его естественные свойства, в той или иной мере присущие всем людям.

По Аристотелю,сущность человека – это те из его свойств, которые нельзя изменить, чтобы он не перестал быть самим собой.

К сущностным свойствам человека относятся: разумность, воля, высшие чувства, способность к коммуникации, труду и творчеству.


2. Познание человека связано с биосоциальной проблемой понимания его сущности. Заключается она в том, что сущность человека двойственна, сочетает в себе природные и социальные начала.

Природное (биологическое) начало заключается в анатомии и физиологии человека. Оно влияет на: пол, продолжительность жизни, особенности чувственного и рационального познания (психические задатки и особенности), способность к труду, речи и т.д.

Природное начало человека в философии связано с понятием тела. У древних греков тело было вместилищем души – сущностной основы сознания и разума. В рамках пантеизма все в мире обладает чувствительностью и разумностью. Душа в теле тоже «распространена» равномерно. Поэтому оно мыслилось как единый, цельный «орган мышления». В связи с этим греки большое внимание уделяли физическим упражнениям и состоянию тела («в здоровом теле, здоровый дух»). В средние века, тело есть бренная оболочка. Оно же греховное начало всех помыслов человека отвлекающих его от исполнения божьей воли. В эпоху Возрождения происходит возврат к идее гармоничного развития личности. Тело – произведение искусства. В Новое время тело есть орудие для достижения цели. В неклассической философии и психологии тело, основа биологического начала и связанных с ним инстинктов, потребностей, подсознательных и иррациональных процессов.


В совокупности, биологическое начало составляет природные силы человека – возможность и необходимое условие существования в мире. Природные силы у различных людей различны, определяются и передаются генетически. Они не безграничны. На протяжении жизни субъект переживает пики и спады своих жизненных природных сил, что отмечается на его активности и физическом состоянии.

Социальное начало заключает в способности к мышлению, общению, практической деятельности, творчеству, стремление жить в обществе. Фактически социальное начало влияет на формирование всех основных сущностных характеристик человека и собственно делает его человеком.

Социальная сущность человека была отмечена еще древнегреческими философами. В дальнейшем вплоть до Нового времени сущностные характеристики, связанные с социальным началом трактовались идеалистически, через категории души и бога.Философы эпохи Просвещения вновь обратились к социальной сущности человека. В немецкой классической философии подчеркивалось диалектическое единство исторического развития личности и общества. Действительное понимание значения социального в сущности человека связано с появлением и развитием во второй половине XIX века социологии и социальной психологии.

Социальное начало представлено в совокупности социальных сил человека – способности к приобретению навыков социальной жизни, формирования воли и структуры личности.


Таким образом, природное начало являются необходимым условием для жизни: общее физическое здоровье, способность к прямо хождению, развитая структура мозга, речевой аппарат и т.д. Благодаря социальному началу начальные биологические характеристики позволяют человеку стать отличным от других живых существ и себе подобных.

В истории науки сложились три подхода к определению соотношения природного и социального в человеке:

1) биологизаторский (натуралистический) подход. В рамках этого подхода считается, что природные субъективные качества оказывают определяющую роль на процесс жизнедеятельности человека. Например, психоаналитическая теория З. Фрейда. В основе человеческого поведения лежит подсознательное следование врожденным инстинктам: эросу (влечение к любви) и тонатосу (влечение к смерти). Английский антрополог и психолог Ф. Гальтон считал, что поведение человека причинно обусловлено наследственностью. Их этого тезиса следовали расистские взгляды исследователя. Ф. Гальтон является основателем евгеники – учения о том, что селекция применима к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств;

2) социологизаторский (социоцентристский) подход. Данный подход основан на идее превалирования социальной сущности человека. Социум определяет и корректирует поведение, волю и мировоззрение человека. К данному подходу относятся социальные утопии (Т. Мор, Т. Кампанелла и др.), марксизм;


3) биосоциальный подход. Избегает крайностей присущих первым двум подходам. Он основан на идее диалектического единства биологического и социального начал в человеке. В рамках данного подхода развиваются большинство современных философских, социологических и психологических концепций личности.

 

3. Для понимания природы и сущности человека как целостного явления, в котором диалектически связаны природное и социальное начало необходимы категории: индивид, индивидуальность, личность.

Индивид – человек как живое существо с врожденными индивидуальными особенностями.

Индивидуальность – совокупность врожденных физиологических и психологических особенностей человека, влияющих на его развитие.

Личность – относительно устойчивая и целостная система социальных качеств, характеризующих данного индивида, приобретенных и развиваемых в процессе жизнедеятельности, взаимодействии с другими людьми и являющихся продуктом общественного развития.

Как же связаны эти понятия? В индивиде заключен весь потенциал данный человеку от рождения – его природное начало. Индивидуальность, доставшаяся от родителей, получает развитие в процессе социализации – поступательном процессе усвоения индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе.

Личность – результат развития индивида, проявления его социальных сил. Индивидуальные черты на новом уровне становятся личностными чертами и особенностями. Поэтому, не смотря на то, что личность есть продукт общественного развития, она уникальна. Уникальность личности заключается не только в сохранении и развитии индивидуальных черт, но так же в памяти и опыте. Память и опыт человека лежат в основе его уникального духовного мира.


 

Вывод: человек – сложное явление, природа и сущность которого заключается в единстве биологического и социального начала. Человек развиваясь, первоначально как индивид, в процессе социализации становится личностью со всеми присущими ей сущностными характеристиками: разумностью, волей, высшими чувствами, способностью к коммуникации, труду и творчеству.

 

Источник: megaobuchalka.ru

— понятие, выражающее естественную порожденность человека, его родство, близость со всем сущим, и прежде всего, с “жизнью вообще”, а также все многообразие собственно человеческих проявлений, отличающих человека от всех иных форм сущего и живущего. П. ч. часто отождествляли с человеческой сущностью, которую сводили к разумности, сознательности, морали, языку, символичности, предметной деятельности, воле к власти, бессознательно-либидозным основаниям, к игре, творчеству, свободе, отношению к смерти, религиозности… Взаимоисключительность этих признаков не позволяет найти однозначную “сущность” человека без потери живого многообразия, установить целостность, единство, не превратив человека в предмет, внешний себе, в некий препарированный экспонат, одномерное существо.


8220;Сущность” человека нельзя вырвать из его “существования”. Существование, собственная жизнь, жизнедеятельность, проживание-переживание – субстанция человека, его природное основание. Жизнедеятельность уходит в “жизнь вообще”, в витальные, телесные “зоо”-структуры, т. е. оказывается порождением и продолжением вселенной, природы; но она же охватывает все многообразие собственно человеческих проявлений, свершений, воплощений, всю ту сферу, где человек “просто живет”, где “ведет свою жизнь” (X. Плеснер); и, наконец, вновь выходит в “бытие-вообще”, высвечивая его, устремляется к универсуму. Жизнедеятельность, существование, экзистенция (и одновременно “экзистенция”, т. е. просвет, прорыв в бытие, откровение) как раз и есть то, что называют П. ч.

П. ч. включает следующие аспекты: происхождение человека; место человека в ряду жизни; собственно человеческое бытие.

Происхождение человека объясняется либо религиозным способом (человек сотворен Богом в особый день из праха земного по своему образу и подобию), либо научно-эволюционистским (человек естественно возникает в процессе эволюции живых организмов, в частности – антропоидов, упрощенно: “человек произошел от обезьяны”).


я того, чтобы понять правомочность естественного антропогенеза, нужно сравнить человека и животных, поняв место человека в ряду жизни. В человеке есть общее и с растениями, и с животными. Только в морфологическом отношении имеется 1560 признаков, по которым можно сравнивать людей с высшими антропоидами. При этом обнаруживается, как отмечает А. Сервера Эспиноза, что у нас 396 признаков, общих с шимпанзе, 305 – с гориллой, 272 – с орангутангом. Вместе с тем не менее 312 свойств характеризуют исключительно человека. Знаменитая гоминидная триада – “прямохождение – рука – мозг” выделяет человека среди высших антропоморфов. Именно эта триада и явилась ключевой для реконструкции происхождения человека из мира животных.

Общность физиологических проявлений (примерно одинаковы пища, группы крови, продолжительность жизни, эмбриональный период…), как и сходство психической организации (чувственно-эмоциональной сферы, памяти, подражания, любопытства…) не делает нас одинаковыми с животными. “Человек есть всегда нечто большее или нечто меньшее, чем животное, но никогда – животное” (Сервера Эспиноза А. Кто есть человек? Философская антропология // Это человек. Антология. М.: Высш. шк., 1995, с. 82).

Действительно, в биологическом отношении люди – “меньше, чем животное”. Человек – существо “недостаточное”, “биологически неоснащенное”, характеризующееся “неспециализированностью органов”, отсутствием “инстинктивных фильтров”, защищающих от опасностей, от напора внешней среды.


вотное всегда живет в той или иной среде – “вырезке из природы” – как у себя дома, оснащенное изначальным “знанием-инстинктом”: это – враг, это – пища, это – опасность, это – не имеет значения для твоей жизни, и соответственно действует. У человека же нет изначальной видовой “мерки поведения”, нет своей среды, он всюду бездомен. А. Портам называл человека “нормализованным недоноском обезьяны”. Именно биологическая неоснащенность “выталкивает” человека за сферу жизни, в Мир. Человек – “болезнь жизни” (Ф. Ницше), “дезертир жизни”, ее “аскет”, единственное существо, способное сказать жизни “нет” (М. Шелер).

Сравнение с животными показывает, что “на зоологической шкале человек стоит рядом с животными, точнее – с высшими приматами, но это “рядом” означает не однородность или одинаковость, а скорее близкую связь между единствами, различными по сути. Место, занимаемое человеком, не следующее, а особое место” (Сервера Эспиноза А. Это человек, с. 86 – 87).

Человек – “больше, чем животное”, ибо он определен “принципом духа”, противоположным жизни, дух и жизнь пересеклись между собой в человеке.


х “идеирует жизнь”, а жизнь “животворит дух” (М. Шелер). В итоге и появляется особое место – мир культуры – ценностная, предметно-символическая реальность, которая сотворена человеком и, в свою очередь, сама творит его. Культура становится мерой человеческого в человеке. Культура, с одной стороны, ограничивает человека, замыкает его на себя, делает “существом символическим” (Э Кассирер). Человек уже не может непосредственно относиться к миру, он опосредован культурой (прежде всего – языком, схемами мышления и действия, системой норм-ценностей). Человек опредмечивает мир, все осмысляет, определяет и создает в соответствии с самим собой, своими потребностями. Человек превращается в субъекта – носителя активности, “подгибает мир под себя” (О. М. Фрейденберг). Природа, мир превращаются в объект, который существует независимо от человека, но становится средством удовлетворения его потребностей. “Мир” оказывается соразмерным человеку. Он в качестве культурно-исторического, этнического, социально определенного места ставит пределы человеку, затрудняет выход в иную культурную среду, в природу, в “бытие-вообще”.

С другой же стороны, благодаря “культурному фактору” в человеке (А. Гелен), индивид способен подниматься на уровень достижений рода человеческого, присваивать себе свою родовую сущность (Гегель, Фейербах, Маркс и др.). Более того, человек – принципиально мирооткрытое существо.


занимает “эксцентричную позицию” (X. Плеснер), т. е. переносит свой центр вне себя и тем самым постоянно раздвигает свои пределы, развертывает свой Мир до Универсума, Абсолюта, через свое индивидуальное самобытие “высвечивает” “бытие-вообще” (М. Хайдеггер), выходит в непостижимое (С. Л. Франк), в сферу трансцендентного. Оказывается, что человек – единственное существо, способное встать “над собой” и “над миром” (М. Шелер), т. е. занять позицию Бога, стать “ключом к универсуму” (П. Тейяр де Шарден).

П. ч. в качестве собственно человеческого бытия выявляется из человеческого существования, из жизнедеятельности. Элементарным феноменом жизни человека оказывается дологическое (или металогическое), дотеоретическое предчувствие жизни, проявление своей экзистенции, которое трудно выразить вербальным способом, но условно можно зафиксировать формулой “Я существую” (“Я есть”, “я живу”, “я живое”).

Феномен “я существую” – “иррефлексивная точка отсчета” жизни человека, в котором еще не расчленены “я” и “существование”, все стянуто в единство самобытия, в свернутую потенциальность возможных разворачиваний жизни индивида.

Традиционно в этом природном основании выделяют три элемента самобытия человека: телесность, душевность, духовность.

Тело – прежде всего “плоть” – плотная, очевидная основа нашего существования. В качестве “плоти”, “вещественности” люди едины с миром, с его плотью и веществом. Тело человека – выделенная, оформленная плоть, не только выходящая во внешний мир, но и оказывающаяся носителем собственного внутреннего мира и своего Я. “Тело” – “тло”, т. е. дно, конечность, “тленность”, но одновременно “тело” – “цело”, т. е. укорененность человеческой целостности, самоидентичности.

Тело человека не анонимное, а “тело собственное”, выделенное среди “других тел”. Тело оказывается не просто витальной, а витально-смысловой основой самобытия и постижения мира – “телом понимающим”. Тело не только внешнее выражение самобытия человека, а еще и “внутренний ландшафт”, в котором “Я существую”. В этом случае на первый план выходит самобытие в форме “душевной жизни”, “внутренний психический мир” или “душа” человека. Это особая внутренняя реальность, недоступная внешнему наблюдению, потаенный внутренний мир, принципиально не выразимый до конца внешним способом. Хотя здесь-то и коренятся цели, мотивы, планы, проекты, устремления, без которых нет действий, поведения, поступков. Душевный мир принципиально уникален, неповторим и непередаваем другому, а потому “одинок”, непубличен. Этот мир как бы не существует, у него нет какого-то особого места в теле, это “страна несуществующая”. Она может быть страной воображения, грез, фантазий, иллюзий. Но “не существует” эта реальность для других, для индивида же это истинное средоточие бытия, подлинное “бытие-всебе”.

Душевный мир не отгорожен от внешнего мира. В-печатления, пере-живания, вос-приятия указывают на связь с внешним миром, на то, что душа внимает внешнему миру; сознание принципиально интенциально, т. е. направлено на иное, это всегда “сознание о” чем-то ином. Душа многогранна. В психическую сферу включено и бессознательное, и сознание, и чувственно-эмоциональное, и рациональное; и образы и воля, рефлексируемое и рефлексия, сознание иного и самосознание. Различные проявления душевного мира могут приходить в противоречие, конфронтировать, порождая душевное нездоровье, беспокойство, но и заставляя человека меняться, искать себя и делать себя.

Душа относительно автономна, но не отделена от тела. Если тело и яляется “оболочкой” души, то оно же оказывается и ее “обликом”, воплощает душу, выражает ее и само оформляется. Появляется собственное неповторимо-уникальное лицо человека, он становится личностью. Личность называют центром духа в индивиде (М. Шелер и др.), “воплощенным ликом” (П. Флоренский и др.). Это уже проявление духовного самобытия, духовная ипостась человеческой природы.

Если тело внешне представимо, а душа – внутренний мир, то “дух” предполагает связь своего и иного, “встречу”, “откровение”, весть об ином (в конечном счете – о трансцендентальном, всеобщем, об универсуме, абсолюте, “бытиивообще”). Будучи воспринята индивидом, “весть” находит отклик, становится “со-вйстью” и, наконец, “совестью” – собственно человеческим, индивидуальным состоянием. На базе духовности появляется представление о единстве всего сущего, а также о единстве человеческого мира. Со-бытие с иным и с другими людьми оформляется в “совместный мир” (X. Плеснер).

Понятие “П. ч.” включает также и половую определенность. “Человек” во многих языках совпадает с “мужчиной”. Этот факт нередко приводится в качестве довода в оправдание такой формы сексизма (угнетение одного пола другим), как фаллократия, т. е. “власть мужского начала”. Фаллократия предполагает господство мужской системы ценностей и построение культуры и социума на базе этих ценностей.

К мужским ценностям традиционно относят: разумность в форме рациональности; дуалистическое мышление; превалирование активного, волевого начала; стремление к иерархии власти; “нарциссизм” (состояние, “в которых он, любя и защищая себя, надеется себя сохранить”).

Женскими ценностями оказываются: превалирование чувственно-эмоциональной сферы души, бессознательно-импульсивного; ощущение своей целостности с миром и с другими людьми; сакральное ощущение своей телесности. Женские ценности выступают как “теневые” качества мужчины.

Женщина отождествлялась прежде всего с телом, с плотским началом, а мужчина – с духом, с духовностью. Наиболее яркого выражения апологетика фаллократии достигает у О. Вейнингера, который заявлял: “У женщины нет души, она – не микрокосм, она не создана по подобию Божию. Она – внеморальное существо. Она – вещь мужчины и вещь ребенка. Женщина – не личность. Если же женщина утверждает себя личностно, проявляет высокий интеллект и духовность, то все эти качества объясняются тем, что она лишь по-видимости женщина, а превалирует в ней “мужское начало”».

В настоящее время, когда субъектобъектное разделение исчерпало себя, завело человечество в тупик, гораздо больше ценятся чувство сопричастности, сопереживания, адресованности другому, единение с природой, – т. е. “женские” ценности. Появляется другая крайность – стремление свести человека к изначальности “праженщины” или попытка “стереть пол”, рассматривая его как явление культурно-7историческое, а не природно-биологическое (постмодернизм). Символами становятся “кастрат” (Р. Барт), гомосексуалист (М. Жано), гермафродит, бисексуал. Вряд ли преодоление сексизма следует отождествлять с бесполостью. Человеческий род – единство разнообразного, он не может существовать и воспроизводиться без соединения “мужского” и “женского”.

“Тело – душа – дух” в их единстве составляют абстрактную П. ч., общее для всех людей во все времена. Фактически же человеческая природа трансформируется и модифицируется в культурно-историческом и социальном бытии людей, зависит от условий жизни, от ориентации, ценностно-смысловых установок, от способов со-бытия с другими людьми и от самоидентификации индивидов.

Л. А. Мясникова

Источник: www.philosophydic.ru

В попытке осмыслить человека в его целостности философия пользуется двумя понятиями – «человеческая природа» и «сущность человека».

Человеческая природа – это совокупность общих для всех людей анатомо-физиологических и психических свойств (таких как прямохождение, членораздельная речь, интеллект и другое), выражающих особенность человека как живого существа. Говоря о природе человека, чаще имеют в виду его биологические свойства. Но в отличие от животных, у человека эти биологические свойства формируются обществом. Так, например, человек не рвет на куски сырое мясо животного, а соблюдает принятые в обществе способы приготовления пищи. Общество может повлиять на изменение биологической природы человека: хилому помочь стать сильным, слепому – зрячим и т.д. Внешний мир и социальная среда – основные факторы формирования человека как биологического вида. Однако человек не является простым отражением природных процессов и социального окружения. Если бы это было так, то все люди мало, чем отличались бы друг от друга. Но каждый человек индивидуален. Его своеобразие проявляется в психологии, в мышлении, в присущем ему внутреннем мире. Общество, конечно, оказывает большое воздействие на формирование человеческой личности, но и человек во всем богатстве присущих ему качеств оказывает воздействие на общество, в котором живет. Поэтому при определении человека важно обращать внимание как на его биологическую природу, так и на его сущность.

Сущность человека – это определяющая черта человека, выражающая его главенствующее качество. Раскрыть сущность человека как неповторимого живого существа очень сложно. У человека есть разум, совесть, долг, дар общения. По мнению ученых, только человек обладает сознанием, логикой, интеллектом. Чему отдать предпочтение при описании сущности человека? Какое качество можно считать специфически человеческим? Есть ли вообще в человеке какое-то устойчивое внутреннее ядро? Философы отвечают на эти вопросы по-разному. Среди всего многообразия научных и философских взглядов на эту проблему можно выделить ряд основных подходов к осмыслению сущности человека.

Натуралистический подход отождествляет понятия «природа человека» и «сущность человека». Своеобразие или сущность человека выражается в его особой телесности, в его высокой организованности как биологической особи.

Рационалистический подход говорит, что за рамки животного царства человека выводит его разум, т.е. способность мыслить, размышлять о мире и самом себе.

Социоцентрический подход говорит о социальной сущности человека. По мнению французского просветителя П.Гольбаха, человек таков, каким его делает общество. К.Маркс утверждал, что человек – продукт и субъект общественно-трудовой деятельности. Сущность человека есть продукт всех общественных отношений.

Религиозно-философский подход утверждает, что человек – это единственное живое существо, наделенное божественной сущностью – Духом. Именно в Духе как совокупности самых высоких качеств человека (любви, добра, совести, милосердия, сострадания и других) выражено его Богоподобие.

Философско-космический подход говорит о космической сущности человека. Человек признается составной частью Космоса, его развитие и развитие всего человечества неразрывно связаны с эволюцией всего Космоса. В процессе длительного исторического развития человек становится одним из мощных факторов эволюции природы и всего Космоса.

Несмотря на различие приведенных выше подходов, многие мыслители признают в человеке неразрывное единство и биологического, и разумного, и социального, и духовного. При этом поистине уникальным свойством человека является открытость, незавершенность его как создания. В отличие от других живых существ он способен изменять мир вокруг себя, создавая новое – культуру и цивилизацию, способен изменять и творить самого себя.

Источник: studopedia.ru

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА

понятие, выражающее естественную порожденность человека, его родство, близость со всем сущим, и прежде всего, с «жизнью вообще», а также все многообразие собственно человеческих проявлений, отличающих человека от всех иных форм сущего и живущего. П. ч. часто отождествляли с человеческой сущностью, которую сводили к разумности, сознательности, морали, языку, символичности, предметной деятельности, воле к власти, бессознательно-либидозным основаниям, к игре, творчеству, свободе, отношению к смерти, религиозности… Взаимоисключительность этих признаков не позволяет найти однозначную «сущность» человека без потери живого многообразия, установить целостность, единство, не превратив человека в предмет, внешний себе, в некий препарированный экспонат, одномерное существо. «Сущность» человека нельзя вырвать из его «существования». Существование, собственная жизнь, жизнедеятельность, проживание-переживание — субстанция человека, его природное основание. Жизнедеятельность уходит в «жизнь вообще», в витальные, телесные «зоо»-структуры, т. е. оказывается порождением и продолжением вселенной, природы; но она же охватывает все многообразие собственно человеческих проявлений, свершений, воплощений, всю ту сферу, где человек «просто живет», где «ведет свою жизнь» (X. Плеснер); и, наконец, вновь выходит в «бытие-вообще», высвечивая его, устремляется к универсуму. Жизнедеятельность, существование, экзистенция (и одновременно «экзистенция», т. е. просвет, прорыв в бытие, откровение) как раз и есть то, что называют П. ч.

П. ч. включает следующие аспекты: происхождение человека; место человека в ряду жизни; собственно человеческое бытие.

Происхождение человека объясняется либо религиозным способом (человек сотворен Богом в особый день из праха земного по своему образу и подобию), либо научно-эволюционистским (человек естественно возникает в процессе эволюции живых организмов, в частности — антропоидов, упрощенно: «человек произошел от обезьяны»). Для того, чтобы понять правомочность естественного антропогенеза, нужно сравнить человека и животных, поняв место человека в ряду жизни. В человеке есть общее и с растениями, и с животными. Только в морфологическом отношении имеется 1560 признаков, по которым можно сравнивать людей с высшими антропоидами. При этом обнаруживается, как отмечает А. Сервера Эспиноза, что у нас 396 признаков, общих с шимпанзе, 305 — с гориллой, 272 — с орангутангом. Вместе с тем не менее 312 свойств характеризуют исключительно человека. Знаменитая гоминидная триада — «прямохождение — рука — мозг» выделяет человека среди высших антропоморфов. Именно эта триада и явилась ключевой для реконструкции происхождения человека из мира животных.

Общность физиологических проявлений (примерно одинаковы пища, группы крови, продолжительность жизни, эмбриональный период…), как и сходство психической организации (чувственно-эмоциональной сферы, памяти, подражания, любопытства…) не делает нас одинаковыми с животными. «Человек есть всегда нечто большее или нечто меньшее, чем животное, но никогда — животное» (Сервера Эспиноза А. Кто есть человек? Философская антропология // Это человек. Антология. М.: Высш. шк., 1995, с. 82).

Действительно, в биологическом отношении люди — «меньше, чем животное». Человек — существо «недостаточное», «биологически неоснащенное», характеризующееся «неспециализированностью органов», отсутствием «инстинктивных фильтров», защищающих от опасностей, от напора внешней среды. Животное всегда живет в той или иной среде — «вырезке из природы» — как у себя дома, оснащенное изначальным «знанием-инстинктом»: это — враг, это — пища, это — опасность, это — не имеет значения для твоей жизни, и соответственно действует. У человека же нет изначальной видовой «мерки поведения», нет своей среды, он всюду бездомен. А. Портам называл человека «нормализованным недоноском обезьяны». Именно биологическая неоснащенность «выталкивает» человека за сферу жизни, в Мир. Человек — «болезнь жизни» (Ф. Ницше), «дезертир жизни», ее «аскет», единственное существо, способное сказать жизни «нет» (М. Шелер).

Сравнение с животными показывает, что «на зоологической шкале человек стоит рядом с животными, точнее — с высшими приматами, но это «рядом» означает не однородность или одинаковость, а скорее близкую связь между единствами, различными по сути. Место, занимаемое человеком, не следующее, а особое место» (Сервера Эспиноза А. Это человек, с. 86 — 87).

Человек — «больше, чем животное», ибо он определен «принципом духа», противоположным жизни, дух и жизнь пересеклись между собой в человеке. Дух «идеирует жизнь», а жизнь «животворит дух» (М. Шелер). В итоге и появляется особое место — мир культуры — ценностная, предметно-символическая реальность, которая сотворена человеком и, в свою очередь, сама творит его. Культура становится мерой человеческого в человеке. Культура, с одной стороны, ограничивает человека, замыкает его на себя, делает «существом символическим» (Э Кассирер). Человек уже не может непосредственно относиться к миру, он опосредован культурой (прежде всего — языком, схемами мышления и действия, системой норм-ценностей). Человек опредмечивает мир, все осмысляет, определяет и создает в соответствии с самим собой, своими потребностями. Человек превращается в субъекта — носителя активности, «подгибает мир под себя» (О. М. Фрейденберг). Природа, мир превращаются в объект, который существует независимо от человека, но становится средством удовлетворения его потребностей. «Мир» оказывается соразмерным человеку. Он в качестве культурно-исторического, этнического, социально определенного места ставит пределы человеку, затрудняет выход в иную культурную среду, в природу, в «бытие-вообще».

С другой же стороны, благодаря «культурному фактору» в человеке (А. Гелен), индивид способен подниматься на уровень достижений рода человеческого, присваивать себе свою родовую сущность (Гегель, Фейербах, Маркс и др.). Более того, человек — принципиально мирооткрытое существо. Он занимает «эксцентричную позицию» (X. Плеснер), т. е. переносит свой центр вне себя и тем самым постоянно раздвигает свои пределы, развертывает свой Мир до Универсума, Абсолюта, через свое индивидуальное самобытие «высвечивает» «бытие-вообще» (М. Хайдеггер), выходит в непостижимое (С. Л. Франк), в сферу трансцендентного. Оказывается, что человек — единственное существо, способное встать «над собой» и «над миром» (М. Шелер), т. е. занять позицию Бога, стать «ключом к универсуму» (П. Тейяр де Шарден).

П. ч. в качестве собственно человеческого бытия выявляется из человеческого существования, из жизнедеятельности. Элементарным феноменом жизни человека оказывается дологическое (или металогическое), дотеоретическое предчувствие жизни, проявление своей экзистенции, которое трудно выразить вербальным способом, но условно можно зафиксировать формулой «Я существую» («Я есть», «я живу», «я живое»).

Феномен «я существую» — «иррефлексивная точка отсчета» жизни человека, в котором еще не расчленены «я» и «существование», все стянуто в единство самобытия, в свернутую потенциальность возможных разворачиваний жизни индивида.

Традиционно в этом природном основании выделяют три элемента самобытия человека: телесность, душевность, духовность.

Тело — прежде всего «плоть» — плотная, очевидная основа нашего существования. В качестве «плоти», «вещественности» люди едины с миром, с его плотью и веществом. Тело человека — выделенная, оформленная плоть, не только выходящая во внешний мир, но и оказывающаяся носителем собственного внутреннего мира и своего Я. «Тело» — «тло», т. е. дно, конечность, «тленность», но одновременно «тело» — «цело», т. е. укорененность человеческой целостности, самоидентичности.

Тело человека не анонимное, а «тело собственное», выделенное среди «других тел». Тело оказывается не просто витальной, а витально-смысловой основой самобытия и постижения мира — «телом понимающим». Тело не только внешнее выражение самобытия человека, а еще и «внутренний ландшафт», в котором «Я существую». В этом случае на первый план выходит самобытие в форме «душевной жизни», «внутренний психический мир» или «душа» человека. Это особая внутренняя реальность, недоступная внешнему наблюдению, потаенный внутренний мир, принципиально не выразимый до конца внешним способом. Хотя здесь-то и коренятся цели, мотивы, планы, проекты, устремления, без которых нет действий, поведения, поступков. Душевный мир принципиально уникален, неповторим и непередаваем другому, а потому «одинок», непубличен. Этот мир как бы не существует, у него нет какого-то особого места в теле, это «страна несуществующая». Она может быть страной воображения, грез, фантазий, иллюзий. Но «не существует» эта реальность для других, для индивида же это истинное средоточие бытия, подлинное «бытие-всебе».

Душевный мир не отгорожен от внешнего мира. В-печатления, пере-живания, вос-приятия указывают на связь с внешним миром, на то, что душа внимает внешнему миру; сознание принципиально интенциально, т. е. направлено на иное, это всегда «сознание о» чем-то ином. Душа многогранна. В психическую сферу включено и бессознательное, и сознание, и чувственно-эмоциональное, и рациональное; и образы и воля, рефлексируемое и рефлексия, сознание иного и самосознание. Различные проявления душевного мира могут приходить в противоречие, конфронтировать, порождая душевное нездоровье, беспокойство, но и заставляя человека меняться, искать себя и делать себя.

Душа относительно автономна, но не отделена от тела. Если тело и яляется «оболочкой» души, то оно же оказывается и ее «обликом», воплощает душу, выражает ее и само оформляется. Появляется собственное неповторимо-уникальное лицо человека, он становится личностью. Личность называют центром духа в индивиде (М. Шелер и др.), «воплощенным ликом» (П. Флоренский и др.). Это уже проявление духовного самобытия, духовная ипостась человеческой природы.

Если тело внешне представимо, а душа — внутренний мир, то «дух» предполагает связь своего и иного, «встречу», «откровение», весть об ином (в конечном счете — о трансцендентальном, всеобщем, об универсуме, абсолюте, «бытиивообще»). Будучи воспринята индивидом, «весть» находит отклик, становится «со-вйстью» и, наконец, «совестью» — собственно человеческим, индивидуальным состоянием. На базе духовности появляется представление о единстве всего сущего, а также о единстве человеческого мира. Со-бытие с иным и с другими людьми оформляется в «совместный мир» (X. Плеснер).

Понятие «П. ч.» включает также и половую определенность. «Человек» во многих языках совпадает с «мужчиной». Этот факт нередко приводится в качестве довода в оправдание такой формы сексизма (угнетение одного пола другим), как фаллократия, т. е. «власть мужского начала». Фаллократия предполагает господство мужской системы ценностей и построение культуры и социума на базе этих ценностей.

К мужским ценностям традиционно относят: разумность в форме рациональности; дуалистическое мышление; превалирование активного, волевого начала; стремление к иерархии власти; «нарциссизм» (состояние, «в которых он, любя и защищая себя, надеется себя сохранить»).

Женскими ценностями оказываются: превалирование чувственно-эмоциональной сферы души, бессознательно-импульсивного; ощущение своей целостности с миром и с другими людьми; сакральное ощущение своей телесности. Женские ценности выступают как «теневые» качества мужчины.

Женщина отождествлялась прежде всего с телом, с плотским началом, а мужчина — с духом, с духовностью. Наиболее яркого выражения апологетика фаллократии достигает у О. Вейнингера, который заявлял: «У женщины нет души, она — не микрокосм, она не создана по подобию Божию. Она — внеморальное существо. Она — вещь мужчины и вещь ребенка. Женщина — не личность. Если же женщина утверждает себя личностно, проявляет высокий интеллект и духовность, то все эти качества объясняются тем, что она лишь по-видимости женщина, а превалирует в ней «мужское начало»».

В настоящее время, когда субъектобъектное разделение исчерпало себя, завело человечество в тупик, гораздо больше ценятся чувство сопричастности, сопереживания, адресованности другому, единение с природой, — т. е. «женские» ценности. Появляется другая крайность — стремление свести человека к изначальности «праженщины» или попытка «стереть пол», рассматривая его как явление культурно-7историческое, а не природно-биологическое (постмодернизм). Символами становятся «кастрат» (Р. Барт), гомосексуалист (М. Жано), гермафродит, бисексуал. Вряд ли преодоление сексизма следует отождествлять с бесполостью. Человеческий род — единство разнообразного, он не может существовать и воспроизводиться без соединения «мужского» и «женского».

«Тело — душа — дух» в их единстве составляют абстрактную П. ч., общее для всех людей во все времена. Фактически же человеческая природа трансформируется и модифицируется в культурно-историческом и социальном бытии людей, зависит от условий жизни, от ориентации, ценностно-смысловых установок, от способов со-бытия с другими людьми и от самоидентификации индивидов.

Л. А. Мясникова

Источник: Современный философский словарь

Источник: terme.ru


Categories: Философия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.