Новым временем называется эпоха развития капитализма с XVI по конец XIX в. В течение XVI-XVII вв. в Европе создаются предпосылки ускоренного развития техники, которые привели потом к промышленному перевороту. Но потребности практики, требующей новой техники и новых технологий, приходили в противоречие со старым мировоззрением. Интересам науки о природе отвечал материализм. Этот материализм критику схоластики начинает с постановки вопроса о методе познания. Бесплодность схоластической науки материалисты объясняли ложностью ее метода, главным из которых был дедуктивный метод выведения следствий из общих положений. Основными чертами схоластического метода были:

· некритическое следование авторитету;

· догматизм;

· умозрительность;

· отсутствие эксперимента;

· преобладание дедукции.

Поэтому главной проблемой стал поиск достоверного метода познания.

Первым философом, который сознательно решил разработать новый метод науки, был Френсис Бэкон (1561-1626). Был канцлером Англии. Главный труд его — «Новый органон» («Органон» — свод логических трудов Аристотеля).


Согласно учению Ф. Бэкона чувства непогрешимы и составляют источник всякого знания. Такой взгляд называется сенсуализмом.

Как мог Бэкон настаивать на непогрешимости чувств? Мы же не раз убеждались, что чувства нас обманывают: мы видели изломанную ложку в стакане с водой, на закате — большую Луну и огромное Солнце (чего не может быть), в психологии известно немало видов иллюзии (обманов зрения). Неужели Бэкон не знал об этом? Конечно, знал. Но он мог бы задать нам вопрос: а как мы убеждаемся, что ложка на самом деле прямая, что Солнце и Луна тех же размеров, что и в полдень? Мы бы ответили, что ложку мы вытаскиваем из воды и видим, какая она на самом деле, что, измеряя угловой градус Луны и Солнца, убеждаемся, что их размеры не меняются. Но ведь это означает, что мы опять обращаемся к чувствам и считаем, что именно они дают нам окончательный ответ.

Но почему же тогда человек делает ошибки? Дело в том, что научные знания нам дает разум. А разум делает ошибки. Бэкон убежден в возможности получения достоверного знания. Для этого нужно усовершенствовать метод познания. Он предлагает метод индукции. Следующее условие реформы науки — очищение разума от заблуждений. Таких заблуждений у него четыре — четыре вида «идолов» или «призраков».

1. «Идолы рода» — препятствия обусловленные природой человека. То есть из-за несовершенства органов чувств мы далеко не видим, плохо слышим, с трудом различаем запахи и т.д. Современная наука избавляется от этих идолов с помощью приборов.


2. «Идолы пещеры» — ошибки вследствие субъективных предпочтений (симпатий, антипатий). Так Бэкон назвал их из-за Платона. Платон сравнивает нас с сидящими в пещере и наблюдающими тени на стене. Эти тени от фигурок истинных вещей. Фигурки перемещаются перед входом в пещеру. Так как тени мало похожи на сами вещи, то мы можем фантазировать об их истинных размерах, формах и т.д. Например, даже левая и правая рука дают одинаковую тень. По Платону, чтобы увидеть сами вещи, надо повернуться, а затем выйти на свет из пещеры. Но истина вначале ослепляет. Он имеет в виду познание идей, которые находятся в Гиперурании. Когда человек привыкнет к свету, тогда он не может, как остальные, видеть в пещере тени, а то, что он говорит людям об истине, им кажется нелепым.



Действительно, мы наблюдаем не сами вещи, а только то, какими они нам являются. Красного, синего, зеленого в самой природе не существует — это только наши восприятия каких-то физических свойств вещей (по Платону, это тени вещей). Истина порой шокирует нас (по Платону — ослепляет). Когда же ученый или философ сообщает истину, то им нередко не верят, считают их чудаками.

От «идолов пещеры» наука избавляется проведением многочисленных экспериментов, которые и устраняют субъективность восприятия отдельного ученого.


3. «Идолы рынка» — препятствия из-за общения с использованием слов (старые слова сохраняют и старые представления). Для избавления от этих идолов сегодня в каждой отрасли знаний создаются словари терминов.

4. «Идолы театра» — препятствия, порождаемые некритическим усвоенным ложным мнением. От этих идолов можно избавиться с помощью проведения экспериментов.

По Бэкону, непосредственная задача познания — исследование причин предметов. Человек должен открывать законы природы, которые Бог скрыл от него. Природа и Писание — дело рук Божьих. Они не противоречат друг другу, а согласуются. Познание нужно не для самого познания, а для пользы человека. Знание — сила. [Последняя фраза Бэкона стала названием современного журнала.]

Другой путь отыскания достоверного метода выбрал Рене Декарт.

Р. Декарт (1596-1650)родился в семье французского дворянина. В то время молодежь уезжала учиться в передовую страну — Нидерланды, так же поступил и Декарт. Он один из творцов аналитической геометрии, от него пошла система алгебраических обозначений. В оптике обосновал закон постоянного отношения синусов при преломлении света, развил математическую теорию радуги. Установил схему двигательных реакций — первое научное описание рефлекса. Проникновение его новаторских идей в нидерландские университеты навлекло гнев протестантов, и Декарт уехал в Стокгольм, где и умер.


Главное для Декарта — найти метод достоверного познания. Таким методом у него является дедукция (выводы от общего к частному). Строгая дедукция из ясных, четких положений обязательно даст истину. Но начальные положения должны быть лишены ошибок и сомнительных утверждений, поэтому начинать познание надо с сомнения. Сомнение — это только предварительный прием для очищения нашего знания. То есть начинать надо с самой несомненной истины. Если мы начнем сомневаться во всем, то можем сомневаться даже в том, что мир существует, что существуем мы сами. Но нельзя сомневаться в том, что мы сомневаемся. Это первая несомненная мысль. Но сомнение — это акт мысли. Значит, если сомневаюсь, то мыслю. Мыслить же может только существо существующее. Следовательно, если я мыслю — я существую. [Cogito ergo sum.]

Это была искомая опора для достоверного знания. Ясность и отчетливость мысли он объявил необходимым и достаточным признаком достоверного знания.

Декарт сформулировал правила исследования и установления достоверных истин. Их четыре:

  1. «тщательно избегать поспешности и принимать в свои суждения только то, что предоставляется моему уму так ясно и отчетливо, что ни в коем случае не возбуждает во мне сомнения»;
  2. «разделить каждое из рассматриваемых мною затруднений на столько частей, на сколько возможно и сколько требуется для лучшего их разрешения»;
  3. «мыслить по порядку, начиная с предметов, наиболее простых и легко познаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступенькам, до познания наиболее сложных…»;
  4. «составлять повсюду настолько полные перечни и такие общие обзоры, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено».

В данном случае в познании, раз оно строится по законам дедукции, главную роль играют не чувства, а разум. Поэтому Декарт считается родоначальником рационализма — учения, утверждающего первенство разума.

Источник: studopedia.su

ПРОБЛЕМ МЕТОДА ПОЗНАНИЯ В ФИЛОСОФИИ Ф. БЭКОНА.

Родоначальником нового подхода к науке является знамени­тый английский политический деятель и философ Френсис Бэкон. В своей работе «Новый Органон». Бэкон дал философское обоснование нового взгляда на цель и предназначе­ние науки, разработал основные принципы индуктивного метода исследования. Бэконовский афоризм «Знание — сила» в течение трех веков является символом науки. Осознавая необходимость реформирования науки, Бэкон предложил свой способ достижения поставленной цели.

По его мнению, следует проделать два вида работ: критическую и позитивную. Критическая, разрушающая часть философской системы Бэкона направлена на выявление причин человеческих заблужде­ний и на выработку рекомендаций по их преодолению. Здесь можно выделить два основных направления: учение об идолах или при­зраках и критику схоластического метода познания [2].


Главным препятствием на пути познания природы Бэкон считал засоренность сознания людей так называемыми идолами — искаженными образами действительности, ложными представле­ниями и понятиями. Он различал четыре вида идолов, с которыми человечеству следует бороться:

1) идолы рода;

2)идолы пещеры;

3) идолы рынка;

4) идолы театра.

Идолами рода Бэкон считал ложные представления о мире, которые присущи всему человеческому роду и являются результа­том ограниченности человеческого ума и органов чувств. Эта огра­ниченность чаще всего проявляется в антропоморфизации вещей, то есть наделении природных явлений человеческими характерис­тиками, примешивание к естественной природе своей собственной человеческой природы. Чтобы уменьшить вред, наносимый познанию идолами рода, людям необходимо сопоставлять показания органов чувств с предметами окружающего мира и тем самым про­верять их правильность.

Идолами пещеры Бэкон называл искаженные представле­ния о действительности, связанные с субъективностью восприя­тия окружающего мира. У каждого человека, считает Бэкон, есть своя пещера, свой субъективный внутренний мир, что накладывает отпечаток на все его суждения о вещах и процессах действительно­сти. Неспособность человека выйти за пределы своей субъективно­сти и есть причина данного вида заблуждений.

К идолам рынка или площади Бэкон относит ложные пред­ставления людей, порожденные неправильным употреблением слов. Люди в одни и те же слова часто вкладывают различный смысл, и это ведет к пустым бесплодным спорам из-за слов, увле­чения словопрениями, что в, конечном счете, отвлекает людей от изучения явлений природы и правильного их понимания.


В категорию идолов театра Бэкон включает ложные пред­ставления о мире, некритически заимствованные людьми из раз­личных философских систем. Каждая философская система, по Бэкону, это сыгранная перед людьми драма или комедия. Сколько было создано в истории философских систем, столько было поставлено и сыграно драм и комедий, изображающих вымышленные, искусственные миры. Люди же эти постановки воспринимали «за чистую монету», ссылались на них в рассуждениях, брали их идеи в качестве руководящих правил для своей жизни [3].

Идолы рода и пещеры относятся к естественным свойствам индивида, и их преодоление возможно на пути самообразование и самовоспитания. Идолы рынка и театра приобретены умом. Они являются следствием господства над человеком прошлого опыта: авторитета церкви, мыслителей и т. д. Поэтому борьба с ними должна проходить через преобразования общественного сознания. В связи с этим важное место в философской системе Бэкона занимает критика господствующей в средние века схоластической философии, которую он считал главным препятствием на пути изучения природы. Бэкон говорил, что схоластическая философия плодотворна на словах, но бесплодна в делах и не дала миру ничего, кроме споров и препирательств. Коренной порок схоластики Бэкон усматривал в ее абстрактности, выразившейся, по его мнению, в сосредоточенности всей мыслительной деятельности на силлогизмах, на выведении из общих положений соответствующих частных следствий [4].


Все

Источник: vk.com

Лекция №12. “Проблема методов и форм познания в

современной философии и науке”

План

  1. Наука как специфическая форма существования и развития познания.

  2. Основные уровни научного познания, их методы и формы:

             а) эмпирический уровень,

             б) теоретический уровень,

             в) предпосылочный  уровень.

  3. Материалистическая диалектика как всеобщий метод познания и преобразования мира.

      

      Приступая к изучению данной темы, следует обратить внимание на то, что наука, обладая своей имманентной логикой и историей становления и развития, является достаточно сложным феноменом, как по своей природе, так и по своей сущности. По оценкам учёных из Ростова-на-Дону(Россия), в науке и философии сложилось более 150-ти определений этому понятию-науке. И это ещё не предел, так как дифференциация научного познания попрежнему продолжается. Так, по оценкам науковедов, уже сегодня возникло от 12 до 15 тысяч узко направленных научных дисциплин. Насколько эта тенденция является позитивным явлением?


       Кроме того, сегодня, в современной теории познания или эпистемологии ставится вопрос о недопустимости " сужения " уровневой структуры научного познания. Тем более что на этот аспект уже обратил в своё время И. Кант, К. Маркс, представители философской герменевтики и др. современные философы как в нашей стране, так и  за рубежом. Речь идёт о существовании предпосылочного или неявного уровня научного познания с соответствующими методами и формами познания.

       Одним словом, стремительное развитие современного научного и философского познания заставляет нас отказаться от прежних «узких» представлений и разрабатывать философско-расширительный подход в понимании структуры научного познания. Кроме того, это обязательно связано с проблемой понимания. Как говорят философы – герменевты, всякому пониманию предшествует предпонимание.

      Что это за ″ предпонимание ″? Насколько эта проблема сегодня предстаёт актуальной? (Попробуйте разобраться самостоятельно)

       Таким образом, вопросы , выносимые на рассмотрение в данной теме, представляют не только большой интерес, но и непростую задачу для их адекватного понимания и интерпретации.

       Как уже было сказано, наука в своём становлении и развитии прошла непростой период от возникновения первых частных наук до становления в XIX в. науки как особого общественного института, как особого феномена культуры.

       Если отбросить частные представления о науке, то в целом, в современной философии, сложились три основные концепции науки: а) стандартная, б) деятельностная; в) современная, как отражение единства собственно познавательного (когнитивного) и ценностного (аксиологического) аспектов, единства эмпирического, теоретического и предпосылочного уровней познания.


        а) "Стандартная" концепция науки представлена главным образом философией позитивизма. Для позитивизма, в его классическом варианте (О.Конт и Г.Спенсер) характерно не просто размежевание науки и философии, но, и в конечном счете, подчинение науке философии. О.Конт в своем знаменитом "Курсе позитивной философии " особо подчеркнул, что "всякая наука сама себе философия", и по сути дела, наука в философии не нуждается, т.е. произошла простая элиминация философии из всей сферы познавательной деятельности.

       Почему? А просто потому, что в философии классического позитивизма наука предстала лишь как эмпирическое знание, лишенное своего теоретического содержания, основным методом которой стал метод эмпирического наблюдения. Кроме того, в философии позитивизма наука предстала как особого рода "грубая" модель реального роста "научного знания", не учитывающая  системного характера научных теорий, развития их структуры и процесса функционирования. Кроме того, была проигнорирована роль и влияние социокультурных факторов на процесс формирования нового знания и его последующего развития.

       Более четче суть "стандартной концепции" науки выразил позитивист М.Малкей, для которого содержание науки детерминировано (причинно обусловлено) лишь природой самого физического мира и ничем другим. В результате, он пришел к следующим выводам:

 1) природа, будучи предметом науки, может быть описана с большей степенью точности;

2) основой для формулировки её универсальных законов служат только беспристрастные наблюдения за фактами;

3) их надежность гарантирована жесткими правилами и критериями, не допускающими присутствия, и влияния субъекта познания.

       Созерцательность этой теории – очевидна, ибо она "видела" в субъекте познания  препятствие на пути достижения достоверно истинного знания.

Во всяком случае, отрицание необходимости более всестороннего подхода к пониманию науки и использование при этом метода рефлексии в обнаружении её оснований и предпосылок является главным недостатком этой концепции.

       Обыденная рефлексия (от поздне  лат. – (Обращение назад) – способ или принцип мышления, направленной на анализ собственных мыслей, переживаний, эмоций, чувств, основывающийся на самосознании.

         Философская рефлексия  — это способ мышления, направленный на анализ всеобщих оснований бытия и мышления, предметного рассмотрения самого знания, критический анализ его содержания, сущности и методов познания.

б) Деятельностная концепция науки явилась попыткой преодоления ограниченности рассмотренной выше концепции. С позиции деятельностного подхода наука предстала в виде единства знания и деятельности. Её сторонники основной акцент сделал и на поиск средств и движущих сил развития науки, т.е. её генезиса. В результате появились два подхода – интернализм и экстернализм.

       Если интерналистский подход (А.В.Койре) ставит на первое место внутренние, имманентно присущие науке факторы, то экстернализм (Б.М.Гессен, Дж. Бернал и др.) исходит из признания ведущей роли внешних науке факторов (например, социально – экономических).

       Если недостатком первого подхода является абсолютизация различий интеллектуальных и социокультурных аспектов в развитии науки, то недостатком второго – абсолютизация чисто экономических причин, при этом игнорируется наука как определенный вид духовного производства.

       Сегодня очевидно, что наука не может рассматриваться односторонне: либо как явление, полностью замкнутое в себе или, наоборот, полностью подчиненное и детерминированное сугубо внешними факторами.

       в) Современная концепция науки как отражение единства собственно познавательного(когнитивного) и ценностного (аксиологического) аспектов, единства эмпирического, теоретического и предпосылочного уровней научного познания.

       В данном случае речь идет о двуедино-логической и социальной природе науки, опосредованной и детерминируемой социокультурными факторами.

       К.Маркс был первым, кто обратил внимание на социальную природу науки в целом (её зависимости от целостного сознания личности и общественного сознания в целом). Анализируя труды современных ему экономистов и философов, он пришел к  осознанию обусловленности не только экономического, то и любого знания (прямо или опосредованно) философско-мировозреченскими, социокультурными предпосылками и необходимости их формулирования в явном виде

"Капитал" К.Маркса является тому подтверждением, ибо предложенный в нем  методологический подход с необходимостью "выводит" на более глубинные уровни анализа и понимания источников и движущих сил развития не только науки, но и философской природы, сущности и структуры самого понятийного аппарата и философско-мировозренческих предпосылок, укоренных в культуре той или иной эпохи.

       Чем же обусловлено  понимание как в науке, так и в философии? Какова его природа? Какие противоречия оно призвано разрешить?

       1.Априори мы должны признать, что проблема понимания связана с разрешением противоречий между определенными философскими и научными эпохами, ибо всякое понимание,  по природе своей, конкретно – исторично и иным быть не может. Сама история познания есть не что иное  как становящееся понимание Бытия. Бытие, никак не понимаемое, не есть реальное бытие. Это – абстрактное бытие.

       Итак, наше понимание всегда есть понимание специфическое для определенной эпохи и определенных настроений и главное, для определенного мировоззрения, и еще важнее ─ для строго определенного мироотношения.

       2) все виды понимания того или иного философа или ученого, имевшие место в истории познания, одинаково необходимы, и суть не что иное как диалектическая необходимость самой истории познания.

       Если, скажем, взять то или иное понимание проблем Платоном, то ее интерпретация связана с той или иной эпохой (например, Средневековья, Эпохой Возрождения или современной). Это не значит, что оно "относительно" или "субъективно".

       Это значит только то, что оно является необходимой истиной для данной, конкретно-исторической эпохи. Оно необходимо и объективно в той мере,   в какой необходимо и объективно все то, что происходит в истории, в какой мере и объективна сама история познания. Различные виды понимания, например, в философии Платона, как они не плохи с той или другой точки зрения социокультурной эпохи ─ очень хороши и объективны с другой точки зрения. А это и есть их оправдание, ибо истина в истории познания дана только как становящаяся истина.

      Весь "секрет" объективности понимания кроется в умении показать его диалектическую необходимость.

      Но в основе любого понимания лежит определенное мировоззрение, которое обуславливает то, что исследователю необходимо брать из философского или научного наследия в качестве первостепенного и центрального, в конечном счете, предопределяя все его оценки.

       Навязывание, например, новоевропейской терминологии по отношению, например, к античной философии, почти всегда грозит её полным непониманием.

       Исследователю необходимо выработать "свое" понимание, в котором всегда будут присутствовать свои собственные субъективные оценки исследуемого материала.

       Как пишет А.Ф.Лосев, "дело не в том, чтобы быть объективным, а в том, чтобы твоя субъективность как исследователя, наиболее адекватно отражала изучаемый материал." [См. Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. ─ М. — С.711].

       Современный этап развития науки обусловлен процессом социализации субъекта научно-познавательной деятельности. В науке социализация связана  не только с усвоением объектом общепризнанных стандартизированных норм и правил социального опыта общества, но и с реализацией им своих сущностных качеств в процессе познавательной деятельности.

       История развития философии показывает, что идеи рассматриваемой концепции находили отражение в античной философии (у Платона и Аристотеля) Но четное разграничение познавательного и ценностного восходит к И.Канту, к его противопоставлению теоретического разума, направленного на познание сущего,  практическому, обращенному к человеческой морали особому миру должного (ценностей, норм и пр.). В этом мире, как полагал И.Кант, господствует нравственный закон, свобода и справедливость, стремление человека к добру.

       Принципиальная новизна состояла в том, что практическому разуму, т.е. моральному сознанию, была отведена особая, ведущая роль в человеческой деятельности; одновременно по-новому определены место и роль теоретического разума, выяснены и обоснованы его пределы и возможности.

Подробнее об этом смотри т.е работы И.Канта: "Критика чистого разума", "Критика практического разума".

      Проблема соотношения познавательного и ценностного аспектов в научном знании нашла отражение в неокантианстве (В.Виндельбанд, Г.Риккерт), постпозитивизма (Т. Кун, И. Лакатос, К. Поппер), философии жизни (А. Бергсон, О. Шпенглер, Ф. Ницше), феноменалогии (Э. Гуссерль), герменевтики (Х.-Г. Гадамер, П. Рикер), прагматизме (Ч. Пирс, У. Джемс, Дж. Дьюи), марксизме (К. Маркс, Ф. Энгельс).

       Сама же диалектика когнитивного и аксиологического в науке весьма разнообразна и развертывается как взаимополагание и взаимоотрицание этих противоположностей. Она принимает различные конкретные формы, в зависимости от выделяемых уровней научного познания и выполняемых функций их структурных элементов. Все это требует поиска универсальных, логико-методологических средств и приемов, адекватно отражавших бы указанную диалектику.

       Во всяком случае, наука носит теоретически концептуальный характер; как социально-организующая форма человеческого опыта, она направлена на получение сущностно-необходимого и всестороннего знания.

       Научное же знание представляет собой активно-деятельное отражение объективного мира, детерминированное в своем развитии не только особенностями объекта, но и исторически сложившимися философско-мировоззренческими предпосылками и ценностями, связанными с деятельностью субъекта познания в рамках культуры определенной эпохи.

       Наука как форма существования и развития познания не могла бы состояться без использования определенных методов познания. В этом плане история становления и развития философских методов — это одновременно и история становления и развития научных методов.

       Здесь можно выделить три основных этапа:

Первый  этап-это этап интегрированности элементов философского и научного знания в философии античности и  философии  эпохи Средневековья.

Второй этап — появление специально-научных методов — экспериментальных и математических (философия эпохи Возрождения) и стремление в философии Нового времени ориентироваться на эти методы (Ф.Бэкон, Р.Декарт).

3-й этап-осознание того, что методы философии не тождественны методам частных наук. Так, Гегель считал, что философский метод строго отличается от научного своим предметным содержанием. Если методы частных наук имеют дело с конечными величинами, с их помощью исследуются частные моменты всеобщего мира, то философский метод, в частности, диалектика, обеспечивает познание всеобщего как такового, претворяет его "в действительность и дух".

       Другими словами, их отличие друг от друга обусловлено различием предметного содержания философии и науки и роли в системе научного познания.

        Познание, как и любой другой вид деятельности, предполагает применение определенной совокупности приемов и правил, ведущих к достижению цели.

         В свое время К.Маркс заметил, что не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным.

         Каким же образом в истории философии, определялся метод познания?

        Р.Декарт  "Под методом я разумею точные и простые правила (их всего четыре — А.А.),строгое соблюдение которых всегда препятствует принятию ложного за истинное…, но постепенно и непрерывно увеличивая знания, способствует тому, что ум достигает истинного познания".

       Гегель "Метод поставлен как орудие, как стоящее на субъективной стороне средство, через которое оно соотносится с объектом".

      К. Маркс "Мой диалектический метод", не только отличен от гегелевского, но является его противоположностью. Для Гегеля процесс мышления…есть демиург (творец — А.А.) действительного. "У меня же наоборот, идеальное есть не что иное  как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразование в ней".

       Из приведенных точек зрения, несмотря на их различие, следует, что метод познания возникает как искусственная, не существующая в природе система правил и операций, обусловленная свойствами объекта и субъекта познания. 

Он, метод, не есть нечто внешнее по отношению к субъекту или нечто, стоящее между "субъектом и объектом познания»; он как бы включен" в содержание субъекта познания», выступает как его свойства, возникает и развивается вместе с его активной деятельностью по познанию и преобразованию мира.

       В содержательном плане обнаруживается связь метода с объектом познания; он, метод, "не есть отличное от своего предмета и содержания…" (Гегель), но в то же время как бы не содержащейся в объекте познания; методом становятся выработанные субъектом приемы и правила для получения нового знания, но его деятельность при этом с необходимостью детерминирована и свойствами объекта познания.

       Итак, метод познания есть осознанный и сознательно осуществляемый способ познания и преобразования мира, адекватный (наиболее точно соответствующий) природе исследуемого объекта.

       Основными функциями метода познания являются построение, проверка и приращение (получение нового) знания. Но их реализация обусловлена структурой самого метода.

       В современной философской литературе существуют различные точки зрения, на сей счет. Одна из них состоит в том, что в структуру метода включается: способ познания, способ мышления и способ изложения знания [См. Рагозин В.М. Логика научного миропонимания К.Маркса и Ф. Энгельса Гл. X.). Ростов – на – Дону, 1992].

       Согласно другой точки зрения "…цель и задача, описание объективной ситуации, процедура" — составляет его структуру [См. А.Н.Когергин. Методы и формы научного познания. М., 1985-С.5].

       Но в самом общем виде в структуре каждого метода познания выделяются основные принципы, законы и категории.

       В структуре философского метода добавляются такие элементы как основной вопрос философии и высшие достижения науки.

      Какую же роль выполняет метод познания в получении знания?

      В зарубежной философии имеет место обесценивание роли научного метода в познавательном процессе. Так, С.Т.Туллин (США) считает, что приверженность ученого "общему методу" мешает своевременному реагированию на различные возникающие проблемы».

       П.Фейерабенд (США) выдвинул "анархистскую методологию, отрицающую вообще эвристическую роль метода". Он пишет, что"всякие открытия в науке связаны именно с отклонением от метода, происходят вопреки ему".

       Приведенные точки зрения, на мой взгляд, не учитывают множества методов, дифференцированных по функциям, предметному содержанию и познавательным возможностям. Тем не менее, метод познавания служит основой и условием всей познавательной деятельности, позволяет перейти от того, что уже известно к новому знанию. Именно поэтому метод и называют душой познания.

       Современная наука постоянно выдвигает новые проблемы. И от того, насколько быстро тот или иной ученый или специалист сформирует свою методическую и методологическую культуру, зависит прогресс научного знания и его собственный успех.

2 вопрос: Основные уровни научного познания, их методы и формы

       Трудности, с которыми приходится сталкиваться при изложении методов и форм научного познания, заключаются в том, что пока в литературе еще не выработано единой и четкой классификации. Вместе с тем, имеет место классификация методов и форм по различным основаниям: по степени общности (философские, общенаучные и специальные); по уровням научного познания (эмпирический, теоретический, предпосылочный) и т.д.

       а)Методы и формы эмпирического уровня научного познания.

       В основе эмпирического уровня познания лежит предметно-практическая деятельность, обеспечивающая накопление и первичную обработку исходного, эмпирического, материала.

       Методы и формы этого уровня делятся на две группы:

       1) методы и формы вычленения и исследования эмпирического объекта;

2)методы и формы обработки и систематизации полученного знания;

1.1. Наблюдение состоит в целенаправленном, организованном, систематическом восприятии предметов и явлений внешнего мира. Основное предназначение- решение определенной эмпирической задачи и проверка ее гипотезой.

1.2.Измерение — деятельность, основанная на создании и использовании измерительной техники, определенных физических процессов и материальных орудий в качестве средств измерения. При измерении имеет место опосредованность восприятия изучаемого объекта.

1.3.Эксперимент характеризуется вмешательством исследователя в положение изучаемых объектов, активным воздействием на предмет исследования с помощью различных приборов и инструментов. Он позволяет изучить явление в "чистом" виде, многократно воспроизводить ход процесса в экстремальных условиях с целью получения искомого результата.

1.4.Факт является формой знания. В нем фиксируются конкретные, непосредственные проявления действительности. Он дискретен, локализован во времени и пространстве, отражает диалектику абсолютной и относительной истин.

2. Методы и формы обработки и систематизации полученного знания

       К ним относятся : анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия и др.; формы знания – эмпирический закон, эмпирическая (описательная) гипотеза.

       Под анализом понимают метод мысленного расчленения (разложения) целого или вообще сложного явления на его составные, более простые элементы.

       Синтез – это метод, с помощью которого осуществляется соединение, воспроизведение связей отдельных элементов сложного явления в единое целое. Оба этих метода тесно связаны между собой и немыслимы один без другого.

       Переход от анализа фактов к теоретическому анализу осуществляется с помощью индукции и дедукции.

Индукция есть метод перехода от знания отдельных фактов к знанию общего, к эмпирическому обобщению и установлению эмпирического закона. Слабость индукции в том, что перечислить все абсолютно факты практически невозможно. Поэтому, с помощью индукции перечисления мы получаем не достоверное, а только вероятностное знание.

       Под дедукцией понимают не только метод перехода от общих суждений к частным, но и всякое получение выводов при помощи законов и правил логики. Дедуктивный метод, в отличии от индукции, дает достоверное знание. В процессе научного познания оба метода тесно связаны между собой.

       В процессе обобщения эмпирических явлений важную роль играет гипотеза, как форма предположения. Гипотеза дает вероятностное знание и она, как правило, носит описательный характер, т.е. содержит предположение о том, как ведет себя объект, но не объясняет, почему: с её помощью обобщаются результаты непосредственного наблюдения и выдвигаются предложения о характере эмпирических зависимостей.

       Эмпирический закон отражает количественные и иные зависимости, полученные при сопоставлении фактов, в ходе наблюдений и эксперимента (например, закон Бойля-Мариотта).

       В целом, на эмпирическом уровне познания идет накопление фактов и выявление эмпирических зависимостей.

       Но задача научного познания – познание сущности и построение идеального объекта на теоретическом уровне. Поэтому в познании осуществляется переход на иной, высший теоретический уровень.

       б) Методы и формы теоретического уровня познания.

    1) методы и формы построения и исследования теоретического объекта.

  2) методы и формы построения и обоснования теоретического знания.

«Методы и формы построения и исследования теоретического объекта.

1.1. Абстрагирование как метод есть отвлечение от свойств или отношений, несущественных для данного исследования. "Оставшиеся" свойства или признаки выступают в качестве предмета знания.

1.2. Метод идеализации есть мысленное конструирование таких объектов, в которых то или иное свойство, состояние представлены в предельном виде, что дает возможность сформулировать научный закон.

1.3. Формализация есть метод изучения самых разнообразных объектов путем отображения их содержания и структуры в знаковой форме с помощью искусственных языков.

1.4. К основным формам знания относятся понятия, идеи, принципы, идеальные модели, аксиомы, постулаты и др.

       Под моделью понимается реально существующая или мысленно представляемая система, замещающая другую систему – оригинал.

       Понятие – такая форма знания, в которой отражаются наиболее общие и существенные признаки или свойства предметов действительного мира, (об остальных формах смотрите в "Философском словаре" или в "Философской энциклопедии", в учебнике "Введение в философию", ч.2 (под ред. И.Т. Фролова).

   

2.Методы и формы построения и обоснования теоретического знания

       К методам построения и обоснования теоретического знания относятся следующие: методы восхождения от абстрактного а конкретному, единства исторического и логического, гипотетико-дедуктивный метод и др.

       К формам относятся гипотеза, теория и т.д.

       Гипотетико – дедуктивный метод позволяет объяснить причины исследуемых явлений в виде гипотез, проверяемость которых достигается путем логических правил и процедур дедуктивного метода, которые, в конечном счете, проверяются экспериментально.

       Об остальных методах подробнее смотрите в работах Маркса и Энгельса: т.46,ч.1,с.37; т.13,с.489-499; т.19,с.121.

       Гипотеза есть всякое предположение, догадка или предсказание, основывающаяся:

а) либо на предшествующем знании; б) либо на новых фактах, но чаще всего на том и другом одновременно

       Основными условиями применимости гипотезы являются:

1) её непротиворечивость ранее установленным фактам и научным положениям;

2) абсолютная проверяемость гипотезы;

3) её применимость к возможно более широкому кругу явлений;

4) её простота (т.е. способность из единого основания  последовательно объяснить широкий круг событий).

       Теория существует в форме системы логически связных положений, отражающих существенные и закономерные связи в той или иной предметной области в виде законов, принципов и категорий.

       Таким образом, теоретический уровень научного познания создает само здание науки, в нем отражаются объективные законы и формулируется теория,  о необходимых и существенных, закономерных связях в объективном мире.

      

       в) Методы и формы предпосылочного (неявного) знания.

      

       Познавательные возможности эмпирического и теоретического уровней необходимо дополнить социокультурными, философско-мировоззренческими основаниями и предпосылками, содержащимися не только в самом обществе и культуре, но и в знании в целом. Именно они определяют стратегию научного поиска и оценку его результатов, отражаясь на уровне неявного знания. Уже в античной философии диалоги Платона отразили эту проблему, а в философии И.Канта в обоснованной форме она была зафиксирована в виде априорных (доопытных) форм знания.

       Результатом этого уровня познания является формирование так называемого неявного знания, которое предстает как некоторая, до поры до времени невербализованная (не сформулированная в понятиях и суждениях) и дорефлексивная (скрытая) форма сознания и самосознания субъекта. Будучи опосредованным выражением совокупного социального опыта, оно не обладает вместе с тем достоинствами непосредственного отражения мира.

      Основными, методами этого уровня являются рефлексия и умозрение.

       Я уже давал краткую характеристику в этой лекции, что такое рефлексия как метод выявления и осознания неявных предпосылок и основания знания. Это выявление осуществляется через сравнение, экспликацию и анализ. Если суть первого и третьего приемов известны, то экспликация служит для четкого определения смысла того или иного высказывания, предполагая при этом две процедуры: а) вербализацию, т.е. явное формулирование в понятийной форме логических или иных символов; б) собственно экспликацию, т.е. объяснение, толкование понятий с целью уточнения их предметного содержания. И хотя это не просто сделать, тем не менее ученый или практик, принадлежащий к другой культуре, может выявить новый смысл, объективно существовавший, но который был недоступен людям иной культуре. М.М.Бахтин заметил: "Мы ставим чужой культуре новые вопросы, каких она сама себе не ставила, а чужая культура отвечает нам, открывая перед нами свои новые смысловые глубины" [См.журнал" Новый мир",1970г,№11-С.240].

       Что касается умозрения как метода предпосылочного уровня познания, то он способствует созданию теорий, принципов, понятий, не являющихся результатом непосредственного логического вывода (уже в античной философии формой проявления метода умозрения выступила натурфилософия); опирается умозрение, как правило, на интуицию и творческое воображение.

       Использование этих методов позволяет ученому или практику выявить глубинные пласты неявного знания, обусловленные философско-мировоззренческими, социокультурными предпосылками и выразить его в вербализованной, т.е. логико-понятийной форме.

      К формам неявного знания относятся мифология, религия, идеологические, общенаучные и философские принципы, здравый смысл, стиль мышления, научная картина мира.

      Что касается первых двух форм, то об этом уже было сказано в первой лекции, поэтому выясним суть остальных.

       Идеологические принципы есть особая система социальной ориентации человека в обществе и мире в целом; как правило, они формируются в недрах идеологии и отражают социальную природу науки.

Общенаучные методологические принципы определяют выбор средств, предпосылок при построении новой теории, в качестве оптимальных. К ним относятся принципы соответствия, дополнительности, неопределенности, простоты и др. Во всяком случае, в них фиксируются закономерности развития научного знания как объективно-исторического процесса, его преемственность и неполнота результатов.

       Философские принципы оказывают влияние на познание прямо и непосредственно, когда ученый применяет их в явной форме, либо опосредованно, через научную картину и стиль мышления.

      Стиль мышления представляет собой исторически изменчивую форму неявного знания, имеющую нормативный характер и содержащую систему методологических и мировоззренческих принципов.

      Здравый смысл — есть то множество общедоступных принципов правил, которые выдержали испытание временем в социальной практике людей, способствую развитию науки и культуры общества. Как правило, он предстает как неформальный критерий рациональности всякого знания, его оценки.

       Научная картина мира понимается как компонент оснований научного поиска, как картина познаваемой реальности, которая позволяет выявить и интерпретировать предмет науки, её факты и схемы, способы решения проблем. Она существует в текстах и подтекстах.

Таким образом, рассмотренные выше методы и формы неявного знания позволяют определить скрытые предпосылки, основания знания, без чего его развитие невозможно. Но решить её можно лишь тогда когда ученый начинает мыслить категориями всеобщности. А это возможно при одном условии, когда ученый, овладевший диалектикой как теорией и методом, сознательно применяет её на практике.

        

3  вопрос. Материалистическая диалектика как всеобщий метод познания и преобразования мира

      Мы с вами уже говорили о том, что материалистическая диалектика как теория и метод была разработана немецкими философами XIX в. К.Марксом и Ф.Энгельсом. Они четко показали, что необходимость в создании новой формы диалектики — материалистической: было обусловлена потребностями развития науки, философии, экономической теории и социально-исторической практики. Предшествующими ей формами были: античная стихийная диалектика и идеалистическая диалектика Гегеля.

       Материалистическая диалектика предстала как учение о всеобщих законах развития природы, общества  и мышления. В ней материализм и диалектика слились воедино, что позволило освободиться от тщетных поисков сверхестественных сил в объекте познания, от субъективного произвола в подборе и объяснении фактов, от односторонности в научном познании.

       Надо признать, что объективная потребность и необходимость знания сущности диалектики и её применения ученым и производственником в своей работе обусловлена диалектической природой самого познаваемого мира, человеческого мышления и сущности познавательного процесса. Об этом подробно мной изложено во второй лекции по "Философии бытия".

       Материалистическая диалектика представляет собой единство теории и метода. Как теория, она представляет собой систему принципов, законов и категорий. Основными принципами диалектики являются принципы всеобщей связи, развития, единства мира, противоречия, отражения, практики и д.р. основные законы материалистической диалектики – закон взаимного перехода количественных изменений в качественные, раскрывающий механизм развития материального мира, закон единства и борьбы противоположностей, раскрывающий источник развития, коим является противоречие; закон отрицания отрицания, раскрывающий направление и преемственность развития, категории диалектики – единичное, особенное, общее и всеобщее; необходимость и случайность; причина и следствие; сущность и явление; форма и содержание; возможность и действительность.

       Диалектика как метод представляет собой идеальную модель  непрерывно и объективно развивающейся природы, общества и мышления.

       В конечном счете, материалистическая диалектика есть такое понимание мира и такой способ мышления, при котором различные явления рассматриваются в их взаимосвязи, взаимозависимости, взаимодействии противоположных сил и тенденций, в их противоречивом изменении и развитии по объективным законам. По существу своему, материалистическая диалектика носит всегда критичный характер и направлена не просто на познание мира, но, в первую очередь, на его преобразование.

       Развитие науки и философии в начале XV в. подтверждает тот факт, что недостаточно знать всеобщие законы диалектики, которым подчиняется история развития природы, общества и мышления. Одно дело – стихийная диалектичность мышления, а другое – её сознательное применение как единства теории и метода. Она дает возможность студенту правильно пользоваться понятиями, узнавать строгую и имманентную взаимосвязь явлений действительности, их противоречивость и изменчивость.

       Без овладения диалектикой как всеобщим философским методом невозможно выявить тот огромный пласт общечеловеческой культуры, который лежит в основании любой науки и научного знания в целом.

       Более того, плодотворная творческая деятельность ученых и практиков – инженеров вне использования диалектики просто невозможна и немыслима.

       Таким образом, современный этап в развитии гносеологии находится на принципиально новом витке осмысления природы современного знания – этапе гуманизации, введения "человеческого фактора" в познавательный процесс, понимания современного знания как единства объективного и субъективного, собственно познавательного (когнитивного) и ценностного (аксиологического), явного и неявного аспектов. Это будет означать и способствовать не только переосмыслению прежнего понимания сущности, природы и структуры научного знания, но и освоению, с помощью философии, его новых уровней, методов и форм, во благо науки и человека.

Источник: studizba.com

Введение

Семнадцатый век открывает страницу в истории развития философской мысли, которая получила название «философия Нового времени». Такое название дано не случайно. В Европе началась полоса смены феодального общественного строя буржуазным. В 1609 г. совершилась первая буржуазная революция в Европе.

Развитие нового, буржуазного, общества привело к ослаблению духовной диктатуры Церкви. Однако религиозное мировоззрение все еще сохраняло значительную идейную власть над людьми: первые буржуазные революции совершались под знаменами реформированной религии – протестантизма. Начатый эпохой Возрождения процесс по разрушению средневековой, феодальной системы ценностей в XVII в. был продолжен. В связи с этим довольно сложно проводить границу между философией периода Ренессанса и Нового времени. Если первая была лишь своеобразной оппозицией, реакцией на длительный период схоластики, то философия Нового времени, начиная с XVII в. – это уже программное выражение нового мировоззрения, в котором главной ценностью является человек, его личностные качества и достоинства.

Новое мировоззрение с особой остротой поставило проблему выбора исторического пути развития европейской цивилизации: духовный или научно-технический прогресс? Западная Европа выбирает второй путь. Но пока еще не ясны последствия технических нововведений, воодушевляют развитие торговли, мореплавания, науки, техники, искусств. Хотя следует отметить, что наивный оптимизм эпохи Возрождения уже был поколеблен. Новое мировоззрение пронизано и другим, не менее острым вопросом: как отдельному, конкретному человеку найти свое место в исторический период перемен, когда рушатся старые общественные отношения и складываются новые? Если максима общественного сознания в XV–XVI вв. гласила, что «человек свободен и равен Богу», то в XVII в. она выглядит более земной: «человек лишь маленькое звено в величественном механизме природы, поэтому он должен жить по законам последней».

Отсюда и новое понимание задач науки и философии – не «наука для науки», а наука для увеличения власти человека над Природой. Новые цели задачи науки приводят к значительному накоплению фактических данных, становлению экспериментально-математического естествознания. Согласно античному и средневековому мышлению математика имеет дело с нереальными объектами, а физика – с реальными. Можно ли применять строго количественные методы математики в физике? Эта проблема стала одной из центральных в физике XVII века. В философии она предстала как проблема связи опытного и абстрактного способов исследования природы.

Потребность науки в систематизации огромного количества фактов, создании целостной картины мира, установлении причинно-следственных связей между явлениями природы активизировали поиски новых методов познания. В силу этого в философии на первый план выдвигаются проблемы теории познания (гносеологии), в частности: что значит знать? что пролагает дорогу к истине – ощущения или разум, интуиция или логика? аналитическим или синтетическим должно быть познание? и т. д.

Итак, семнадцатый век по существу включил в себя два революционных потока: социальную революцию в обществе, связанную с переходом от феодализма к капитализму и научную революцию, проявившую себя в особом пристрастии к эксперименту и классификациям, рациональном познании и объяснении мира, формировании экспериментально-математического естествознания. Это побудило мыслителей по-иному смотреть на мир. Если в средние века философия развивалась в союзе с богословием, а в эпоху Возрождения – с искусством и гуманитарным знанием, то в XVII в. философия выбрала себе в качестве союзника естественные и точные науки. Этот союз служил благодатной почвой для смелых новаторских идей философов XVII в.

1. Фрэнсис Бэкон — основоположник эмпирического направления в философии

Начало новой европейской философии связано с колоритной фигурой Фрэнсиса Бэкона (1561–1626 гг.), мысли которого отмечены великой культурой Ренессанса и устремлены в будущее. В определенном смысле Бэкона можно назвать последним мыслителем эпохи Возрождения и первооткрывателем философии Нового времени.

Все научные работы Бэкона можно объединить в две группы. Одна группа работ посвящена проблемам развития науки и анализа научного познания. Сюда входят трактаты, связанные с его проектом «Великого Восстановления Наук», который в силу неизвестных нам причин не был закончен. Завершенной оказалась лишь вторая часть проекта, посвященная разработке индуктивного метода, опубликованная в 1620 г. под названием «Новый Органон». В другую группу вошли такие работы, как «Моральные, экономические и политические эссе», «Новая Атлантида», «История Генриха VII», «О принципах и началах» (незаконченное исследование) и другие.

Основной задачей философии Бэкон считал конструирование нового метода познания, а целью науки – принесение пользы человечеству. «Науку следует развивать», – по мнению Бэкона, – «ни ради своего духа, ни ради неких ученых споров, ни ради того, чтобы пренебрегать остальными, ни ради корысти и славы, ни для того, чтобы достичь власти, ни для неких иных низких умыслов, но ради того, чтобы имела от нее пользу и успех сама жизнь» . Практическая направленность знаний была выражена Бэконом в известном афоризме: «Знание — сила».

Главным сочинением Бэкона по методологии научного познания был «Новый Органон». В нем дается изложение «новой логики» как главного пути к получению новых знаний и построению новой науки. В качестве основного метода Бэкон предлагает индукцию, которая опирается на опыт и эксперимент, а также определенную методику анализа и обобщения чувственных данных.

Ф. Бэкон поставил важный вопрос – о методе научного познания. В связи с этим, он выдвинул учение о так называемых «идолах» (призраки, предрассудки, ложные образы), препятствующих получению достоверного знания. Идолы олицетворяют собой противоречивость процесса познания, его сложность и запутанность. Они либо присущи разуму по природе его, либо связаны с внешними предпосылками. Эти призраки постоянно сопровождают ход познания, порождают ложные идеи и представления, мешают проникать «в глубь и даль природы». В своем учении Ф. Бэкон выделил следующие разновидности идолов (призраков).

Во-первых, это «призраки рода». Они обусловлены самой природой человека, спецификой его органов чувств и разума, ограниченностью их возможностей. Чувства либо искажают предмет, либо вовсе бессильны дать реальные сведения о нем. Они продолжают заинтересованное (небеспристрастное) отношение к предметам. Разум тоже бывает с изъянами, и, как кривое зеркало, нередко воспроизводит действительность в искаженном виде. Так, ему свойственно допускать преувеличение отдельных сторон, или же преуменьшать эти стороны. В силу названных обстоятельств данные органов чувств и суждения ума требуют обязательной экспериментальной проверки.

Во-вторых, имеют место «призраки пещеры», которые также значительно ослабляют и искажают «свет природы». Бэкон понимал под ними индивидуальные особенности человеческой психологии и физиологии, связанные с характером, своеобразием духовного мира и другими сторонами личности. Особенно активное воздействие на ход познания оказывает эмоциональная сфера. Чувства и эмоции, воли и страсти, буквально «окропляют» разум, а иногда даже «пятнают» и «портят» его.

В-третьих, Ф. Бэкон выделял «призраки площади» («рынка»). Они возникают в ходе общения людей и обусловлены, прежде всего, влиянием неправильных слов и ложных понятий на ход познания. Эти идолы «насилуют» разум, ведут к смятению и бесконечным спорам. Облаченные в словесную форму понятия могут не только запутывать познающего человека, но и вовсе уводить его в сторону от правильного пути. Вот почему необходимо прояснить истинное значение слов и понятий, скрывающиеся за ними вещи и связи окружающего мира.

В-четвертых, существуют и «идолы театра». Они представляют собой слепую и фанатичную веру в авторитеты, что нередко имеет место в самой философии. Некритическое отношение к суждениям и теориям способно оказывать тормозящее воздействие на протекание научного познания, а иногда и вовсе сковывать его. К данному роду призраков Бэкон относил также «театральные» (неподлинные) теории и учения.

Все идолы имеют индивидуальное или же социальное происхождение, они могущественны и упорны. Однако, получение истинного знания все же возможно, и основным орудием для этого является правильный метод познания. Учение о методе стало, по сути дела, основным в творчестве Бэкона.

Метод («путь») — это совокупность процедур и приемов, применяемых для получения достоверного знания. Философ выделяет конкретные пути, с помощью которых может проходить познавательная деятельность. Это:

  • «путь паука»;
  • «путь муравья»;
  • «путь пчелы».

«Путь паука» – получение знания из «чистого разума», то есть рационалистическим путем. Данный путь игнорирует либо значительно принижает роль конкретных фактов, практического опыта. Рационалисты оторваны от реальной действительности, догматичны и, по Бэкону, «ткут паутину мыслей из своего ума».

«Путь муравья» – такой способ получения знаний, когда во внимание принимается исключительно опыт, то есть догматический эмпиризм (полная противоположность оторванного от жизни рационализма). Данный метод также несовершенен. «Чистые эмпирики» концентрируют внимание на практическом опыте, сборе разрозненных фактов, доказательств. Таким образом, они получают внешнюю картину знания, видят проблемы «снаружи», «со стороны», но не могут понять внутреннюю сущность изучаемых вещей и явлений, увидеть проблему изнутри.

«Путь пчелы», по Бэкону, – идеальный способ познания. Используя его, философ-исследователь берет все достоинства «пути паука» и «пути муравья» и в то же время освобождается от их недостатков. Следуя по «пути пчелы», необходимо собрать всю совокупность фактов, обобщить их (взглянуть на проблему «снаружи») и, используя возможности разума, заглянуть «вовнутрь» проблемы, понять ее сущность. Таким образом, лучшим путем познания, по Бэкону, является эмпиризм, основанный на индукции (сбор и обобщение фактов, накопление опыта) с использованием рационалистических приемов понимания внутренней сущности вещей и явлений разумом.

Ф. Бэкон полагал, что в научном познании основным должен быть опытно-индуктивный метод, который предполагает движение знания от простых (абстрактных) определений и понятий к более сложным и развернутым (конкретным). Такой метод есть не что иное, как толкование фактов, получаемых путем опыта. Познание предполагает наблюдение фактов, их систематизацию и обобщение, проверку опытным путем (эксперимент). «От частного к общему» — так, по убеждению философа, должен происходить научный поиск. Выбор метода является важнейшим условием обретения истинного знания. Бэкон подчеркивал, что «…хромой, идущий по дороге, опережает того, кто бежит без дороги», а «чем более ловок и быстр бегущий по бездорожью, тем больше будут его блуждания». Бэконовский метод — это не что иное, как анализ эмпирических (данных исследователю в опыте) фактов с помощью разума.

В своем содержании индукция Ф. Бэкона представляет собой движение к истине посредством непрерывного обобщения и восхождения от единичного к общему, открытию законов. Она (индукция) требует осмысления самых разных фактов: и подтверждающих предположение, и отрицающих его. В ходе эксперимента, происходит накопление первичного эмпирического материала, прежде всего выявление свойств предметов (цвет, вес, плотность, температура и пр.). Анализ позволяет произвести мысленное рассечение и анатомирование предметов, выявить в них противоположные свойства и характеристики. В результате должен быть получен вывод, фиксирующий наличие общих свойств во всем многообразии исследуемых предметов. Этот вывод может стать основой для выдвижения гипотез, т.е. предположений о причинах и тенденциях развития предмета. Индукция как метод опытного познания ведет в итоге и к формулировке аксиом, т.е. положений, уже не нуждающихся в дальнейших Доказательствах. Бэкон подчеркивал, что искусство открытия истины постоянно совершенствуется по мере открытия этих истин.

Ф. Бэкон считается родоначальником английского философского материализма и экспериментальной науки Нового времени. Он подчеркивал, что основным источником достоверных знаний об окружающем мире является живой чувственный опыт, практика человека. «Нет ничего в разуме, чего не было до этого в чувствах», – так гласит основной тезис сторонников эмпиризма как течения в гносеологии. Однако данные органов чувств, при всем их значении, все же нуждаются в обязательной экспериментально); проверке и обосновании. Вот почему индукция и есть метод познания, соответствующий экспериментальному естествознанию. В своей книге «Новый Органон» Ф. Бэкон весьма детально раскрыл порядок применения этого метода в естествознании на примере такого физического явления, как тепло. Обоснование метода индукции стало значительным шагом вперед по пути преодоления традиций бесплодной средневековой схоластики и становления научного мышления. Основное значение творчества ученого состояло в формировании им методологии экспериментального научного познания. В последующем оно стало весьма быстро развиваться в связи с возникновением в Европе промышленной цивилизации.

2. Рационалистическая философия Рене Декарта

Заложенную Ф. Бэконом традицию научной методологии продолжил французский философ и ученый Рене Декарт (1596 — 1650 гг.). Благодаря ему во многом произошло органичное соединение философии и естествознания раннего Нового времени. Работы Декарта («Размышления о первой философии», «Рассуждение о методе») были посвящены раскрытию предмета философии и выявлению ее взаимоотношений с естествознанием. На первом месте, как и у Ф. Бэкона, его трудах содержалась проблема метода научного познания. Метод, по мнению Декарта, превращает познание в организованную деятельность, освобождает процесс исследования от случайностей. Благодаря методу процесс познания превращается из кустарного промысла в промышленное производство, из спорадического и случайного обнаружения истин – в систематическое и планомерное воспроизводство научных знаний. Процесс познания превращается в, своего рода, поточную линию, имеющую непрерывный характер.

Как и Бэкон, Декарт отмечал большое значение для науки правильного метода. Он подчеркивал, что идущий медленно по прямой дороге способен продвинуться значительно дальше того, кто бежит на удалении от правильного пути.

Декарт был родоначальником рационализма, который сложился у него в результате наблюдений за логическим характером математического знания. Истины математики он считал совершенно достоверными, обладающими признаками всеобщности и необходимости. В силу этого обстоятельства Декарт отвел исключительную роль в процессе познания такому методу, как дедукция, или дедуктивной форме доказательства изложения.

В «Рассуждении о методе» Декарт говорит, что научный метод управляет разумом человека, ведет его коротким путем, поэтому он должен обязательно включать в себя определенные правила. Основными правилами дедуктивного метода, которые предложил Декарт, являются следующие:

Первое: не принимать за истинное ничего такого, что еще не связано с очевидностью. В познании важно избегать поспешности, заинтересованности и предвзятости, проявлять здоровый скепсис (сомнение).

Второе: мысленно делить (анализировать) всякий исследуемый вопрос на максимально простые элементы и, отталкиваясь от них, идти к осмыслению все более сложных вопросов.

Третье: полученные в итоге идеи располагать в определенной последовательности, постепенно продвигаясь от простого знания к более сложному, развернутому.

Четвертое: накапливаемые научные сведения необходимо приводить в систему, чтобы иметь максимально полное и всестороннее знание о предметах («перечни полные» и «обзоры общие»).

Важнейшим из всех названных выше правил является требование ясности и определенности в суждениях. Процесс мышления должен вести к постепенному преодолению всякого рода сомнений, но одновременно и к новым сомнениям. В этом смысле здоровый интеллектуальный скепсис («методологическое сомнение») есть начало и завершение научного поиска, необходимое орудие познания. Сомнению следует подвергать данные и органов чувств, и математические положения. Вообще, оно является весьма важным признаком мыслящего духа. «Я мыслю, следовательно, существую», — подчеркивал Декарт. «Во всем должно сомневаться», — призывал он. Излагая принципы своего метода, французский ученый сформулировал понятие интеллектуальной интуиции. Он понимал под ней ясный и внимательный ум, естественный «свет разума», который позволяет напрямую постигать истину. Благодаря интуиции и становится возможной вся логическая цепь дедукции. Она должна быть непрерывной и сопровождаться ссылками на практический опыт и эксперимент.

Значение творчества Р. Декарта («картезианство») состояло прежде всего в антисхоластической направленности дедукции и интеллектуальной интуиции. Немецкий философ Г.Гегель подчеркивал, Что Декарт сделал предметом глубокого научного исследования саму человеческую мысль («мыслящее «я») как таковую. Принцип рационального сомнения стал краеугольным камнем всей его философии. По убеждению философа, возможности человеческого разума практически безграничны.

Ф. Бэкон и Р. Декарт обозначили наличие и соперничество двух крупнейших течений в европейской философии XVII века: эмпиризма (Бэкон, Гоббс, Локк) и рационализма (Декарт, Спиноза, Лейбниц). Эмпиризм подчеркивает, что важнейшим источником знаний является живой чувственный опыт, а достоверность этих знаний проверяется также в ходе опыта и эксперимента. Из эмпиризма вытекает сенсуализм, подчеркивающий особую роль ощущений в получении знаний, и солипсизм как крайняя степень сенсуализма. Напротив, рационализм в качестве важнейшего источника знаний полагает деятельность человеческого разума (ума). Эмпиризм и рационализм являли собой два противоположных подхода к пониманию источников и природы научного знания, закономерностей самого познавательного процесса.

Заключение

Философы Нового времени, откликаясь на запросы теории и практики, потребности естественных наук, активно разрабатывали методы научного познания. Задача состояла в том, чтобы усилить гносеологические возможности наук в изучении природы и тем самым вооружить человека знаниями по использованию ее сил. На этом пути философы достигли определенных позитивных результатов. Были выявлены не использованные ранее эвристические возможности индукции, дедукции и других методов исследования.

XVII век вошел в историю мировой культуры как век рационализма. Соперничество рационализма и эмпиризма завершилось победой первого. После Бэкона рационализм стал неуклонно брать вверх, имея глубокие корни в экономической, технической и научной деятельности эпохи. Благодаря этому факту была заложена основа категориального аппарата теории мышления, были созданы предпосылки будущей математической и диалектической логики.

Литература

  1. В.Г. Горбачев. История философии. Краткий курс лекций: учебное пособие. — Брянск: «Курсив», 2000
  2. История философии: учебное пособие для вузов. Под ред. В.М. Мапельман и Е.М. Пенькова — М.: Изд-во ПРИОР, 2001
  3. История философии в кратком изложении. Пер. с чеш. И.И.Богута. — М.: Мысль, 1991
  4. Спиркин А.Г. Философия. Учебник. — М.: Гардарики, 2002
  5. Философия (конспект лекций). Автор-составитель: Якушев А.В. — М.: Изд-во ПРИОР, 1999

Источник: masters.donntu.org


Categories: Философия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.