ГОББС (Hobbes) То­мас (5.4.1588, Уэст­порт, граф­ст­во Уилт­шир – 4.12.1679, Хар­ду­ик-Холл, граф­ст­во Дер­би­шир), англ. фи­ло­соф, тео­ре­тик об­ще­ст­ва и го­су­дар­ст­ва. Ро­дил­ся в се­мье сель­ско­го свя­щен­ни­ка. В 1603–1608 учил­ся в Окс­форд­ском ун-те, по окон­ча­нии ко­то­ро­го был вос­пи­та­те­лем, за­тем сек­ре­та­рём в ари­сто­кра­тическом се­мейст­ве У. Ка­вен­ди­ша (впо­след­ст­вии гра­фа Де­вон­шир­ско­го), с ко­то­рым был свя­зан до кон­ца жиз­ни. В 1621–26 со­труд­ни­чал с Ф. Бэ­ко­ном. Со­вер­шил неск. пу­те­ше­ст­вий во Фран­цию и Ита­лию, где по­зна­ко­мил­ся с Г. Га­ли­ле­ем (его «Диа­лог о двух сис­те­мах ми­ра, Пто­ле­мее­вой и Ко­пер­ни­ко­вой» ока­зал боль­шое влия­ние на Г.). В на­ча­ле Англ. ре­во­лю­ции (1640) в со­ста­ве роя­ли­ст­ской эмиг­ра­ции при­был в Па­риж, где про­жил 11 лет и где вы­шло его соч. «О гра­ж­да­ни­не» («De cive», 1642; 3-я ч. на­пи­сан­ных на лат. яз. «Ос­нов фи­ло­со­фии»), на­пи­сал «Воз­ра­же­ния» на «Ме­та­фи­зи­че­ские раз­мыш­ле­ния» Р. Де­кар­та.


1651 не­ожи­дан­но для роя­ли­стов пе­ре­ехал в Лон­дон, где в том же го­ду с одоб­ре­ния О. Кром­ве­ля опуб­ли­ко­вал свой об­шир­ный труд «Ле­виа­фан, или Ма­те­рия, фор­ма и власть го­су­дар­ст­ва цер­ков­но­го и гра­ж­дан­ско­го» («Levia­than: or, The matter, form and power of a commonwealth ecclesiastical and civil», рус. пер. 1936) (Ле­виа­фан – биб­лей­ское чу­до­ви­ще, сим­во­ли­зи­рую­щее у Г. го­су­дар­ст­во). За­тем он из­дал соч. «О те­ле» («De corpore», 1655) и «О че­ло­ве­ке» («De homine», 1658) (1-я и 2-я час­ти «Ос­нов фи­ло­со­фии»). По­сле рес­тав­ра­ции мо­нар­хии Стю­ар­тов (1660) Г. под­верг­ся на­пад­кам со сто­ро­ны роя­ли­стов и цер­ков­ных вла­стей, ему бы­ло за­пре­ще­но пуб­ли­ко­вать со­чи­не­ния, по­свя­щён­ные по­ли­ти­ке и ре­ли­гии. В 1668 Г. из­дал в Ам­стер­да­ме лат. пер. «Ле­виа­фа­на». В по­след­ние го­ды жиз­ни за­ни­мал­ся лит. ра­бо­той, пе­ре­вёл на англ. яз. «Одис­сею» и «Илиа­ду» Го­ме­ра.

Г. – один из гл. тео­ре­ти­ков эм­пи­риз­ма 17 в. Он не раз под­чёр­ки­вал ста­рую фор­му­лу сен­суа­лиз­ма, со­глас­но ко­то­рой в ин­тел­лек­те нет ни­че­го, че­го не бы­ло бы ра­нее в чув­ст­вах. Своё уче­ние о бы­тии Г. име­ну­ет по-ари­сто­те­лев­ски пер­вой фи­ло­со­фи­ей (из­бе­гая тер­ми­на «ме­та­фи­зи­ка» как схо­ла­сти­че­ско­го) или про­сто фи­зи­кой. Про­дол­жая тра­ди­цию позд­нес­ред­не­ве­ко­во­го но­ми­на­лиз­ма, Г.


­ри­цал ре­аль­ность уни­вер­саль­ных вне­чув­ст­вен­ных суб­стан­ций, как ма­те­рии, так и ду­ха, на чём на­стаи­ва­ла ме­та­фи­зи­ка Де­кар­та: ес­ли сло­ва – это зна­ки тел, то об­щие по­ня­тия – это зна­ки зна­ков, «име­на имён». Бы­тие со­став­ля­ют пре­ж­де все­го еди­нич­ные те­ла, по­сти­гае­мые чув­ст­ва­ми в по­все­днев­ном опы­те. Те­ло об­ла­да­ет не­отъ­ем­ле­мы­ми от не­го ак­ци­ден­ция­ми, или свой­ст­ва­ми, – про­тя­жён­но­стью и внеш­ней фи­гу­рой. Про­стран­ст­во – это все­гда кон­крет­ная про­тя­жён­ность ко­неч­но­го те­ла. Дви­же­ние и по­кой со­став­ля­ют уже ак­ци­ден­ции, при­су­щие не всем те­лам, ибо од­ни из них дви­жут­ся, а дру­гие по­ко­ят­ся. Ак­ци­ден­ции, ещё ме­нее свя­зан­ные с те­лом, – ося­за­тель­ные, слу­хо­вые, цве­то­вые и др. ка­че­ст­ва, по­яв­ле­ние и ис­чез­но­ве­ние ко­то­рых за­ви­сят не столь­ко от те­ла, сколь­ко от вос­при­ни­маю­ще­го его субъ­ек­та.

От­вер­гая по­ня­тия це­ле­вой и фор­маль­ной при­чин, Г. при­зна­вал толь­ко ма­те­ри­аль­ные и дей­ст­вую­щие «бли­жай­шие при­чи­ны», фик­си­руе­мые в опы­те. Дей­ст­вую­щая при­чи­на – ак­тив­ное те­ло, ма­те­ри­аль­ная – те­ло, под­вер­гаю­щее­ся воз­дей­ст­вию. Мыш­ле­ние, по Г., – ре­че­вая дея­тель­ность че­ло­ве­ка. Ес­ли чув­ст­вен­ные вос­при­ятия об­ра­зу­ют пер­вый слой опы­та – про­стей­шее зна­ние (cognitio), то сло­вес­ное об­ще­ние – вто­рой слой, ко­то­рый Г. име­ну­ет нау­кой. В раз­ра­бо­тан­ной Г. зна­ко­вой тео­рии язы­ка воз­ник­но­ве­ние имён рас­смат­ри­ва­ет­ся как ре­зуль­тат про­из­воль­но­го со­гла­ше­ния ме­ж­ду людь­ми.


Ес­ли фи­зи­ка изу­ча­ет при­род­ные, ес­те­ст­вен­ные те­ла, то мо­раль­ная, или гра­ж­дан­ская, фи­ло­со­фия, поль­зу­ясь де­дук­тив­но-син­те­тич. ме­то­дом, ис­сле­ду­ет «ис­кус­ст­вен­ные те­ла», соз­да­вае­мые че­ло­ве­ком, важ­ней­шим из ко­то­рых яв­ля­ет­ся го­су­дар­ст­во. Что­бы по­знать по­след­нее, не­об­хо­ди­мо пред­ва­ри­тель­но ис­сле­до­вать че­ло­ве­ка, его при­ро­ду, спо­соб­но­сти и склон­но­сти. Этим за­ни­ма­ет­ся фи­ло­со­фия мо­ра­ли, пред­ва­ряю­щая фи­ло­со­фию по­ли­ти­ки. Г. с боль­шой си­лой под­чёр­ки­вал эгои­стич. при­ро­ду че­ло­ве­ка, оп­ре­де­ляе­мую как его стрем­ле­ни­ем к са­мо­со­хра­не­нию, так и раз­но­об­раз­ны­ми ин­те­ре­са­ми, уг­луб­ляю­щи­ми­ся и ус­лож­няю­щи­ми­ся в ус­ло­ви­ях ци­ви­ли­за­ции и спо­соб­ны­ми при­во­дить к ос­па­ри­ва­нию са­мых не­зыб­ле­мых гео­мет­рич. ис­тин.

Раз­ви­тое Г. на­ту­ра­ли­стич. по­ни­ма­ние че­ло­ве­ка ле­жит в ос­но­ве его кон­цеп­ции про­ис­хо­ж­де­ния и сущ­но­сти го­су­дар­ст­ва. Че­ло­ве­че­ское об­ще­ст­во вна­ча­ле про­хо­дит ста­дию ес­те­ст­вен­но­го со­стоя­ния, ко­гда лю­ди под­чи­ня­ют­ся в осн. лишь сво­им чув­ст­вен­ным вле­че­ни­ям и ру­ко­во­дству­ют­ся ес­те­ст­вен­ным пра­вом. В си­лу то­го что ин­те­ре­сы и пра­во од­но­го на­тал­ки­ва­ют­ся на ана­ло­гич­ное пра­во дру­го­го, в об­ще­ст­ве ца­рит «вой­на всех про­тив всех», гро­зя­щая лю­дям все­об­щим ис­треб­ле­ни­ем.


Воз­мож­ность вы­хо­да из это­го со­стоя­ния за­ло­же­на в ра­зум­но­сти че­ло­ве­ка, ес­те­ст­вен­ных за­ко­нах, пра­ви­лах мо­раль­но­го бла­го­ра­зу­мия. Все они сво­дят­ся к древ­не­му «зо­ло­то­му пра­ви­лу» (за­фик­си­ро­ван­но­му и в Еван­ге­лии): не по­сту­пай с дру­ги­ми так, как не хо­чешь, что­бы по­сту­па­ли с то­бой. Это пра­ви­ло са­мо­ог­ра­ни­че­ния эго­из­ма по­бу­ж­да­ет лю­дей за­клю­чить об­ще­ст­вен­ный до­го­вор, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го воз­ни­ка­ет го­су­дар­ст­во. Уча­ст­ни­ки до­го­во­ра, об­ла­дая ве­ли­ким да­ром ре­че­во­го об­ще­ния, всту­па­ют бла­го­да­ря ему в гражд. со­стоя­ние, от­ка­зы­ва­ют­ся от зна­чит. час­ти сво­их ес­те­ст­вен­ных прав, от­чу­ж­дая их в поль­зу вер­хов­но­го гла­вы го­су­дар­ст­ва и под­чи­нён­ных ему слу­жи­те­лей. Го­су­дар­ст­вен­ность ста­но­вит­ся, т. о., гл. мо­раль­ным вос­пи­тую­щим фак­то­ром ци­ви­ли­за­ции. Пра­во и мо­раль сбли­жа­ют­ся, раз­ли­чие ме­ж­ду ни­ми со­хра­ня­ет­ся в том, что гражд. за­ко­ны – пи­са­ные, а ес­те­ст­вен­ные – не­пи­са­ные. Вер­хов­ная гос. власть – аб­со­лют­на, её но­си­тель (не обя­за­тель­но ко­роль) не раз­де­ля­ет её ни с кем. Дей­ст­вия его, од­на­ко, не про­из­вол, ибо дей­ст­вию за­ко­нов «су­ве­рен под­чи­нён так же, как по­след­ний из его под­дан­ных» (Соч. Т. 2. М., 1991. Гл. 30). Гра­ж­да­не со­хра­ня­ют мно­гие из ес­те­ст­вен­ных прав (га­ран­тию на жизнь, эко­но­мич. и се­мей­ные от­но­ше­ния, вос­пи­та­ние и др.) и в ме­ру это­го сво­бод­ны.


Ре­ли­гию Г. счи­тал не­об­хо­ди­мой ду­хов­ной пи­щей масс, отяг­чён­ной, од­на­ко, мно­же­ст­вом суе­ве­рий. С по­сле­до­ва­тель­но ан­ти­кле­ри­каль­ных по­зи­ций Г. ре­ши­тель­но вы­сту­пал за под­чи­не­ние цер­ков­ных ин­сти­ту­тов свет­ской, гос. вла­сти.

Источник: bigenc.ru

Сущность и назначение философии

Согласно Гоббсу, предмет философии – это тела, возникновение и свойства которых могут быть познаны. В соответствии с классификацией тел на естественные (природные тела и человек) и искусственные (государство), он выделил естественную философию (философия природы) и гражданскую (моральная и политическая философия). Гоббс исключает из философии теологию и любое учение о бестелесных сущностях, а так же плохо обоснованные учения (например, астрологию) и «знание факта» (естественную и политическую историю). Философия есть знание теоретическое, обоснованное и истинное, «достигаемое посредством правильного рассуждения». Образцом для нее должна выступать геометрия. Назначение философии мыслитель усматривал в предвидении результатов наших действий, в первую очередь в общественной и политической жизни. Конечная цель философии – точное определение меры справедливости в государстве, которая должна устанавливаться разумными законами. Ведь следование им обеспечивает стабильность и мир в обществе, а их незнание ведет к гражданской войне.

Учение о познании


От природы человек, как и животные, получает знание с помощью чувственного восприятия и памяти. Однако как высшее разумное существо, он способен к рассуждению. Путем рассуждения человек приходит к достоверному, научному знанию. Способность к рассуждению, согласно Гоббсу, не дается от природы, а вырабатывается прилежанием.

Изначально мысли возникают как результат ощущения, но они не могут долго удерживаться в памяти. Поэтому люди стали обозначать их именами (словами). Связь имен образует речь. Имена выступают метками для запоминания мыслей, и знаками – для сообщения и разъяснения мыслей другим людям. Метки значимы только для нас самих, а знаки – для других. Имена не вытекают из природы вещей, а даются вещам произвольно. Поэтому имя отражает наше представление о вещи, а не саму вещь. Такая теория происхождения языка называется конвенциональной, т.е. договорной. Все вещи индивидуальны, но имена, которые к ним относятся – всеобщие (дерево, стол, лошадь и т.д. – кроме имен собственных). Гоббс выступает с позиции номинализма, считая реально существующими лишь единичные вещи, а общие понятия – только именами.

Сочетания имен образуют высказывания, а высказывания по законам логики соединяются в рассуждения.


стоверное, т.е. научное знание получается путем правильного рассуждения. Наука должна исходить из верных определений имен, являющихся первыми принципами, не нуждающимися в доказательстве, и идти далее, устанавливая «последовательную зависимость одного утверждения от другого». Рассуждение Гоббс называет исчислением, которое сводится к сложению и вычитанию последовательности имен. Таким образом, истинное знание достигается посредством правильного рассуждения, и является знанием последовательности имен, а не последовательности вещей. «Истина может быть лишь в том, что высказано, а не в самих вещах». В таком случае, истина определяется правильностью высказывания и является свойством речи, а не вещей.

Научное знание, согласно Гоббсу, может быть получено двумя путями рассуждения, или методами: 1) познание следствий на основании достоверно известной причины (как в геометрии); 2) познание причины исходя из опытно установленных следствий (как в эмпирической физике). Однако предпочтение Гоббс отдает первому методу, потому что «более ценно знать как мы можем использовать имеющиеся в наличии причины». Знание Гоббс рассматривает с точки зрения практической пользы. Философия должна «содействовать благу человеческого рода», обеспечивая стабильность и мир в обществе. В связи с этим становится понятным, почему самой важной частью учения Гоббса является политическая философия.

Гражданская философия

Гоббс задумал гражданскую философию как науку об искусственном теле (государстве) по образу галилеевской физики. Подражая природе, люди создали искусственного человека – государство, или Левиафана (библейское чудовище, смертный Бога, которому люди обязаны своим миром и защитой). В своем одноименном труде Гоббс осмысливает природу человека, происхождение государства и его должную организацию.


Политическая философия, по мнению Гоббса, должна быть основана на знании природы человека. Что в ней самое существенное? Люди от природы равны между собой в отношении умственных и физических способностей. Они эгоистичны и тщеславны, стремятся к власти, славе и наслаждению. Высшее благо для человека – жизнь и здоровье, а зло – смерть. Поэтому человек обладает естественным правом использовать любые средства для сохранения собственной жизни. В остальном же добро и зло относительны, т.к. для каждого они различны в зависимости от его характера, привычек и образа мыслей. «Отсюда следует, что наука о морали человека как такового, взятого вне государственной организации, не может быть построена, ибо здесь нет определенной меры для добродетелей и пороков». Только в государстве существует такая мера – это гражданские законы. Добродетель, или справедливость, заключается в подчинении законам, а порок, или несправедливость – в их нарушении.

В естественном состоянии общества, до образования государства, каждый обладает абсолютной свободой и имеет право на все, из-за чего интересы людей постоянно сталкиваются.


перничество, недоверие и жажда славы являются причинами того, что люди находятся в состоянии «войны всех против всех». Ни у кого нет никаких гарантий безопасности, каждый рассчитывает сам на себя. Однако чувство самосохранения, желание благосостояния и надежда приобрести его своим трудом склоняют людей к миру. Условия мира человеку подсказывают веления разума, или естественные законы, согласно которым «запрещается делать то, что пагубно для его жизни и что лишает его средств к ее сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучший средством для сохранения жизни». Гоббс выделяет два основных естественных закона: 1) стремление к миру и следование ему; 2) отказ от права на все, т.е. ограничение каждым своей свободы в той степени, которая необходима для мирного существования. Остальные естественные законы можно свести к правилу «не делай другому того, что ты бы не желал себе». Это неизменные и вечные моральные законы, завещанные людям Богом. В божественных заветах «содержится основа всякой справедливости и всякого гражданского повиновения».

Однако без власти, которая бы держала людей в страхе и под угрозой наказания, нельзя всех принудить следовать естественным законам. Поэтому люди заключают между собой общественный договор, представляющий собой «взаимное перенесение права». Это происходит путем отречения людей от части своих естественных прав и передачи их избранному лицу (человеку или ассамблее), которое называется сувереном. Каждый человек делает суверена своим представителем, и тем самым признает все его действия и суждения как свои собственные.


этому ни один поступок суверена не может быть беззаконным, его нельзя судить, казнить или свергнуть. Люди наделяют суверена верховной властью, чтобы он принуждал их к выполнению договора и направлял их действия к общему благу. Используя власть и силу, суверен должен свести все воли граждан в одну единую волю и направлять ее на сохранение внутреннего мира и защиту от внешних врагов. Такое реальное единство людей, воплощенное в одном лице, называется государством. «Государство есть единое лицо, ответственным за действие которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для мира и общей защиты».

Так как сам суверен не связан договором, он сохраняет все естественные права и свободу, и обладает абсолютной, неделимой властью. Он сосредоточивает в своих руках законодательную, судебную и исполнительную власть, обладает непередаваемыми и неделимыми правами объявлять войну и заключать мир, награждать и наказывать, запрещать мнения и учения (право цензуры). Церковь должна подчиняться государству. Веления религии, которые служат основанием нравственности, следует исполнять как закон. В свою очередь «божественный закон предписывает нам подчиняться высшим властям, т.е. законам, установленным высшими правителями». Что касается граждан, они полностью повинуются суверену и должны следовать гражданским законам (включившим в себя естественные законы). Свобода граждан распространяется только на действия, о которых закон умалчивает. Однако при угрозе для собственной жизни гражданин может не подчиняться суверену, т.к. право защищать свою жизнь является неотчуждаемым.

Итак, согласно Гоббсу, философия, фактически приравненная им к науке, познает причины, происхождение и свойства материальных (естественных и искусственных) тел. Достоверного знания в отношении этих предметов можно достичь посредством правильного рассуждения, которое сводится к установлению связей и зависимостей между суждениями (т.е. рационально). Однако «знание есть только путь к силе». Оно должно приносить людям практическую пользу, и, в первую очередь, обеспечить создание сильного государства.

Причиной возникновения государства Гоббс считал добровольное заключение между людьми общественного договора об установлении верховной власти с целью обеспечения мира и безопасности. «Теория общественного договора» Гоббса как теория естественного происхождения государства сыграла и продолжает играть большую роль в развитии социальной теории. Чтобы государство было сильным, государственная власть должна быть абсолютной. Только такая власть сможет обеспечить справедливость в обществе, которая, по мнению мыслителя, заключается в соблюдении законов. Следование законам ведет к сохранению мира, а их незнание и нарушение ведет к гражданской войне. Действительно, сильная власть может сплотить людей в единое целое, обеспечить им трудовую деятельность и благосостояние, защитить от внешних врагов. Однако концентрация абсолютной власти в одних руках, отсутствие у граждан возможности влиять на своего представителя очень опасны. Доказательством этого являются тоталитарные режимы всех времен, как показала история.

Идеи Гоббса об искусственном происхождении языка и его знаковой природе, о значении ясности языка в науке и философии намного опередили свое время и вновь возродились в ХХ веке.

Источник: www.SoleCity.ru

(Hobbes) Томас (1588—1679) — англ. философ. Род. в семье сельского священника. После окончания Оксфорда отказался от ученой карьеры и предпочел стать воспитателем сына барона Кавендиша, с семьей которого он будет так или иначе связан всю жизнь. Это занятие позволило Г. совершить ряд длительных путешествий на континент, что сыграло благотворную роль в его становлении как мыслителя. В Европе он познакомился с «Началами» Евклида, которые направили его интересы в сторону рационалистической методологии. Во время своих поездок Г. познакомился с выдающимися европейскими мыслителями той эпохи Р. Декартом, Г. Галилеем, П. Гассенди. Самое долгое пребывание Г. за границей (1640—1651) было связано с его эмиграцией, обусловленной обострением политической борьбы в Англии, приведшей к гражданской войне, а также опасениями быть обвиненным в приверженности монархии. В годы эмиграции Г. активно участвует в интеллектуальной жизни Европы, выдвигает возражения против «Размышлений о первой философии» Декарта, участвует в полемике с епископом Бремхоллом по вопросу о свободе воли, пишет основные свои труды. Тогда же он становится учителем математики будущего короля Карла II. После реставрации Стюартов Г. оказывается в достаточно трудном положении, т.к. роялисты упрекают его в симпатиях к Кромвелю, а клерикалы — в атеизме. Заступничество короля сохраняет ему свободу, но ограничивает возможности для публикаций. Последние годы Г. посвящает филологическим исследованиям, занимаясь переводом «Илиады» и «Одиссеи».
Основные работы Г. — филос. трилогия «Основы философии»: «О гражданине» (De cive. 1642), «Левиафан» (1651), «О теле» (De corpore. 1655), «О человеке» (De homine. 1658).
Философия Г. ориентируется на две образцовые научные дисциплины — механику и геометрию. Основываясь на первой, Г. строит теорию тел, подразделяющихся на природные (источником существования которых является реальность вне сознания, в конечном счете — Бог) и на политические (которые образуются благодаря воле и разуму человека). Онтологический номинализм философа допускает существование только отдельных тел (в связи с чем им отвергается понятие субстанции, если только последнюю не отождествлять с самими телами). Их всех роднит протяженность, а разделяет величина, фигура, положение по отношению друг к другу и движение, которое Г. сводит (вслед за Декартом) к простому перемещению, обусловленному соприкосновениями и соударениями тел. Механистическая модель Вселенной, развиваемая Г., приводит философа к отрицанию (в противоположность Декарту) свободы воли. Мир, выстраиваемый на основе этой модели, сугубо детерминистичен. В полемике с Бремхоллом Г. находил свободу воли внутренне противоречивым понятием, ибо оно предполагает признание возможности разрывов в цепи причин и следствий. По Г., свобода вовсе не противоречит необходимости, т.к. действовать свободно не означает действовать беспричинно. Более того, признание свободы воли поставило бы под вопрос и Божественное всемогущество.
Опираясь на геометрию, Г. строит свою концепцию научного знания, которое возникает из операций над данными чувственного опыта, опосредованными языковой практикой. Познавательная модель Г. равно включает элементы как эмпиризма, так и рационализма. Отказываясь от картезианских врожденных идей, Г. признает в качестве единственного источника фактов ощущение. Однако это обстоятельство не позволяет объяснить феномен научного знания. Чтобы преодолеть ограниченность сенсуалистической т.зр., не позволяющей сознанию идти дальше простой констатации единичного и закрывающей перед ним перспективу достижения суждений, имеющих всеобщий и необходимый характер, Г. обращает внимание на область языка, который у него по существу тождествен мышлению. Язык, согласно Г., имеет знаковый характер. То, что слова играют роль знаков, обусловлено многообразными соглашениями между индивидами по поводу их употребления. Без взаимного общения людей слова не были бы знаками, существуя лишь на уровне меток, создаваемых памятью для «внутреннего» и, следовательно, индивидуального употребления. Наука возникает из языковой коммуникации и делает ее строгой, вынуждая употреблять «вразумительные слова… очищенные от всякой двусмысленности точными дефинициями». Примером таковых и являются суждения геометров. Точность определений обусловливает универсальность общих имен, которые Г. отказывается относить к реальности вне сознания. Отсюда и истина представляется ему не выражением свойств самих тел, но определенной формой связи слов, подчиняющейся конвенционально выработанным правилам высказываний. Истина — феномен языка, а язык имеет условный характер. К числу условных понятий, в частности, следует отнести пространство и время. Что касается идеи Бога, то она, согласно Г., имеет сугубо негативный характер, поскольку человек не в состоянии создавать позитивных идей по поводу бесконечных объектов. По существу, Г. является сторонником теории двух истин, исключая теологию из научного обихода. Она возможна как сверхрациональная, боговдохновенная дисциплина. В целом Г. близок к деизму (он, в частности, много почерпнул у основателя англ. деизма — Г. Чербери). Деизм вытекает из принятия Г. механистической модели мира. Признание того, что идея Бога превышает возможности науки, не исключает, однако, весьма положительной оценки философом той роли, которую играет в общественной жизни религия.
Наибольший резонанс в истории мысли получило социальное учение Г. Он признает равенство между людьми «в отношении физических и умственных способностей», что по-своему воспроизводит тезис Декарта о тождестве ratio у всех людей. В естественном состоянии (при господстве естественного права) люди, в соответствии со своей природой, стремятся поддерживать свое существование любыми доступными для них способами, в чем проявляется универсальное стремление человека к самосохранению. В догосударственном состоянии нет морали. Господствует принцип: «Человек человеку волк». Безграничная алчность человека наталкивается на соответствующую необузданность других, что приводит к состоянию войны всех против всех. Обильные примеры подобного состояния предоставляли Г. события, свидетелем которых он был — тридцатилетняя война на континенте и гражданская война в Англии. Однако человек — не только чувственное существо, идущее на поводу у своих желаний; он по природе своей также и разумное существо. Именно осознание гибельности естественного состояния, способного довести людей до самоистребления, т.е. сделать невозможным основанное на чувственности стремление к самосохранению, заставляет человеческий разум искать выход. Он находится в учреждении государства как гаранта выживания индивида. В результате общественного договора на государственные органы (сам Г. оптимальным воплощением государственности признавал монархию) возлагается обязанность по поддержанию гражданского мира. Это главная функция носителя власти, идущая навстречу основным чаяниям человеческой природы, и ради осуществления ее подданные отчуждают от себя, по существу, почти все свои естественные права, сохраняя за собой право на жизнь. Власть гос-ва, по Г., абсолютна. Все, что обеспечивает мир и благоденствие оказывается юридически законным и морально оправданным. Граждане гос-ва, как оно описано у Г., лишены всех тех гражданских прав (свободы совести, собраний и т.п.), которые будут признаны основополагающими позднейшими идеологами правового гос-ва. Г. отвергает также принцип разделения властей. Практически под вопрос поставлены и имущественные права граждан — собственность индивида всегда может быть конфискована ради обеспечения общественного спокойствия. Однако абсолютная власть дана властителю не ради исполнения им своих прихотей. Не все, что делает суверен, легитимно само по себе. Можно сказать, что суверен у Г. менее абсолютен, чем всеобщая воля у Ж.Ж. Руссо. Безусловность подчинения может быть оправдана только верностью суверена взятым на себя обязательствам. Властитель не в состоянии господствовать (хотя и пытается) над разумом своих подданных, т.е. той составляющей их природы, которую они не могут отчуждать в пользу гос-ва, даже если бы и хотели. Незыблемая суверенность индивидуального разума — важный элемент баланса прав в социальном учении Г.
Судьбы учения Г. достаточно противоречивы. Оно встретило резкую критику у современников философа как в Англии (в особенности со стороны кембриджских платоников), так и на континенте. Намного более позитивно оценивалась его теория в «Энциклопедии» Д. Дидро. В дальнейшем серьезный интерес к Г. проявили крупнейший нем. социолог нач. 20 в. Ф. Тённис, который издавал в Германии его труды, а также В. Дильтей, признавший существенной роль Г. в становлении европейской культуры Нового времени.

Источник: dic.academic.ru

Система знаков в философии т гоббсаТомас Гоббс родился 5 апреля 1588 г. в английском городке Малмсбери (графство Глостершир) и несмотря на то, что это произошло раньше положенного срока (мать напугало известие о приближении Испанской Армады), он прожил необычайно долгую и плодотворную жизнь.

Гоббс был воспитан дядей, обладавшим значительным состоянием и получил достойное образование. К четырнадцати годам он свободно владел латинским и греческим языками и был отдан в Модлин-Холл, один из колледжей Оксфордского университета, где спустя пять лет получил степень бакалавра. В 1608 г. Гоббс получил место воспитателя в семье Уильяма Кавендиша, графа Девонширского. Это было несомненной удачей, так как в его распоряжении находилась первоклассная библиотека.

Сопровождая молодого Кавендиша в путешествиях по Европе, он смог посетить Францию и Италию, что послужило сильнейшим стимулом для становления и развития его философского мировоззрения.

Первое путешествие в 1610 г. вдохновило его на изучение античных авторов, поскольку в Европе аристотелевская философия, в традициях которой он был воспитан, считалась уже устаревшей. В этом его укрепили и беседы с лордом-канцлером Фрэнсисом Бэконом, состоявшиеся, по-видимому, между 1621 и 1626 годами, когда Бэкон был уже отправлен в отставку и занимался сочинением трактатов и разнообразными проектами научных исследований. В автобиографии, написанной на латыни в 1672 году, он говорит о занятиях античностью как о счастливейшем периоде своей жизни. Его завершением следует считать перевод «Истории» Фукидида, опубликованной отчасти для того, чтобы предупредить соотечественников об опасностях демократии, ибо в то время Гоббс, подобно Фукидиду, был на стороне монархической формы правления.

Во время своего второго путешествия в континентальную Европу в 1628 г., Гоббс страстно увлекся геометрией. Он пришел к убеждению, что геометрия дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств. Болезни общества, находящегося на грани гражданской войны, будут излечены, если люди вникнут в обоснование разумного государственного устройства, изложенное в виде ясных и последовательных тезисов, подобных доказательствам геометра.

Третье путешествие Гоббса по континентальной Европе (1634-1636 гг.) внесло еще один элемент в его систему натуральной и социальной философии. В Париже он становится членом кружка Мерсенна, в который входили Р. Декарт, П. Гассенди, и знакомится с их философскими идеями. В 1636 г. он побывал в Италии у Г. Галилея, беседы с которым способствовали разработке Гоббсом собственной философской системы. Существует мнение, что сам Галилей предложил Гоббсу распространить принципы новой натурфилософии на сферу человеческой деятельности. Грандиозной идеей Гоббса было синтезирование идей механики для геометрической дедукции человеческого поведения из абстрактных принципов новой науки о движении.

Известность Гоббс приобрел как автор философских трактатов, однако, склонность к философии проявилась, когда ему было уже далеко за сорок. По признанию самого Гоббса, его оригинальным вкладом в философию была разработанная им оптика, а также теория государства. В 1640 г. он распространил трактат «Начала закона, естественного и политического» (The Elements of Law, Natural and Politic), в котором доказывал необходимость единой и неделимой власти суверена. Этот трактат был опубликован позднее, в 1650 г., в двух частях – «Человеческая природа» (Human Nature, or the Fundamental Elements of Policie) и «О теле политическом» (De Corpore Politico, or the Elements of Law, Moral and Politic).

Трактат «О гражданстве» (De cive) появился вскоре после этого, в 1642 году. Английский вариант работы вышел в 1651 г. под названием «Наброски философии государства и общества» (Philosophical Rudiments Concerning Government and Society). Эта книга – вторая по значению в идейном наследии Гоббса после более позднего «Левиафана». В ней он пытался окончательно определить надлежащие задачи и границы власти, а также характер отношений церкви и государства.

Гоббс планировал написание философской трилогии, которая бы давала трактовку тела, человека и гражданина. Он начал работать над трактатом «О теле» вскоре после публикации трактата «О гражданстве». Трактат «О человеке» (De Homine) появился в 1658 г.

Работу над своим шедевром – трактатом «Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (Leviathan, or the Matter, Forme, and Power of a Commonwealth, Ecclesiastical and Civil) он завершил в 1651 г. В нем он лаконично и остро сформулировал свои взгляды на человека и государство (левиафан – морское чудовище, описанное в Книге Иова). Эта работа Гоббса стала наиболее значимой и известной, достаточно полно отражавшей его философские взгляды.

В «Левиафане» доказывается, с одной стороны, что суверены уполномочены править от имени своих подданных, а не по Божьему соизволению; с другой стороны, Гоббс использовал теорию общественного договора для того, чтобы доказать, что логическим результатом государства, основанного на общественном согласии, должна быть абсолютная власть суверена. Поэтому его учение могло быть использовано для оправдания любой формы правления, какая бы ни одержала верх в то время.

«Левиафан» обычно считают сочинением на политические темы. Однако взгляды автора, касающиеся природы государства, предваряются тезисами о человеке как природном существе и «машине», а завершаются пространными рассуждениями насчет того, какой должна быть «истинная религия».

Гоббс считал, что под явлениями социального поведения скрываются фундаментальные реакции влечения и отвращения, превращающиеся в желание власти и страх смерти. Люди, ведомые страхом, объединились в сообщество, отказавшись от права неограниченного самоутверждения в пользу суверена и уполномочив его действовать от их имени. Если люди, заботясь о своей безопасности, согласились на такой «общественный договор», то власть суверена должна быть абсолютной; в противном случае раздираемые противоречивыми притязаниями они всегда будут находиться под угрозой анархии, присущей бездоговорному естественному состоянию.

В теории права Гоббс известен концепцией закона как заповеди суверена, которая стала важным шагом в прояснении различия между статутным правом (в то время только нарождавшимся) и общим правом. Он хорошо понимал и обосновывал различие между вопросами: «Что есть закон?» и «Справедлив ли закон?».

В 1658 г. Гоббс опубликовал вторую часть трилогии — трактат «О человеке». Затем на длительный период публикации пришлось прекратить так как в парламенте обсуждался билль против атеизма и богохульства и была создана комиссия, в задачу которой входило изучение на этот предмет Левиафана. Гоббсу было запрещено публиковать сочинения на актуальные темы, и он занялся историческими изысканиями. В 1668 г. был закончен труд «Бегемот, или Долгий парламент» (Behemoth, or the Long Parliament) — история гражданской войны с точки зрения его философии человека и общества. Работа была опубликована лишь после смерти мыслителя, не ранее 1692 г. Прочитав Начала общего права Англии Ф. Бэкона, которые ему послал его друг Джон Обри  (1626-1697), Гоббс в возрасте 76 лет написал работу «Диалоги между философом и изучающим общее право Англии» (Dialogues between a Philosopher and a Student of the Common Laws of England), опубликованную посмертно в 1681 г.

Умер Гоббс в Хардвик-Холле (графство Дербишир) 4 декабря 1679. На надгробном камне была сделана надпись, что он был человеком справедливым и хорошо известным своей ученостью на родине и за рубежом.

Основные произведения

  •  «Краткий трактат о первых принципах» (A Short Tract on First Principles).
  •  «Начала закона, естественного и политического» (The Elements of Law, Natural and Politic).
  •  «О гражданстве» (De cive).
  • «Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (Leviathan, or the Matter, Forme, and Power of a Commonwealth, Ecclesiastical and Civil).
  • «Вопросы касательно свободы, необходимости и случае» (The Questions Concerning Liberty, Necessity, and Chance)
  • «О человеке» (De Homine)
  • «Бегемот, или Долгий парламент» (Behemoth, or the Long Parliament).
  •  «Диалоги между философом и изучающим общее право Англии» (Dialogues between a Philosopher and a Student of the Common Laws of England).

Источник: pravo.hse.ru


Categories: Философия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.