Источник: ru.coursera.org

Проблемы определения


фото 745

Четкое определение субстанции – неразрешенная проблема в философии. Найти одно определение для этого понятия невозможно. Поскольку она – единое первичное начало всего мироздания, то ее невозможно разделить на отдельные элементы. Из нее состоят все предметы, включающие материальные (физические тела) и нематериальные (душа, чувства, мысли).

Чтобы определить субстанцию, необходимо выделить общие черты предметов и прийти к атрибуту – принципу работы субстанции. Один из философских подходов предлагает рассматривать атрибуты, как иерархичную систему, каждый из элементов которой влияет на субстанцию независимо друг от друга.

История возникновения понятия

Субстанция – одно из первых определений, возникших в философии. Оно обозначает сущность – то, что лежит в основе мироздания.

  1. Античная философия: субстанцию понимают как субстрат. Он – первооснова, из которой состоят предметы материального и нематериального мира.
  2. Патристика: Бог – отдельный вид субстрата, отличающийся от других сущностей. Они были созданы Богом, поэтому обладают сходными с Ним качествами, но не могут ему уподобиться.
  3. Схоластика: под сущностью в первую очередь рассматривают возможность (потенциал). Он противопоставляется действительности (актуальности).
  4. Средние века: в эпоху Средневековья основное внимание уделяется не самой материи, а ее формам: номинализму и рационализму.

  5. Новое время: выделяется несколько отдельных взглядов. В онтологическом понимании, она воспринимается как предельное основание бытия. Также она рассматривается как центральная категория метафизики: она отождествляется с Богом и Природой. Субстанция едина или приобретает атрибут множественности.
  6. Романтизм: субстанция сливается с понятием сущности, и почти исключается из гносеологического поля деятельности.

В современной философии субстанция – универсальное определение.

Разные периоды развития философской мысли

В переводе с латинского термин «субстанция» буквально обозначает: основа, сущность. В философии она – ключевая категория мышления. Ее используют как обозначение всего сущего, единого начала. Субстрат в философии – близкое к субстанции понятие. Оно обозначает материал – то, из чего все сделано. Оно одновременно означает первооснову всего, единство и однообразие всех предметов, явлений и процессов.

Согласно конкретной концепции, уже в античной философии выделяли несколько классификаций первоосновы. Фалес, Гераклит и Демокрит под первоосновой понимают материю, как стихию: огонь, воду, землю и воздух, а также атомы. Пифагор и Платон в качестве субстанции называют нематериальные определения: дух, мысли. По Декарту, в основе всего лежит дуализм: мыслящая и материальная. Лейбниц и Поппер допускают плюрализм – множественность.


Представители милетской школы, Анаксимандр и Анаксимен, были основоположниками становления философского подхода к поиску ответов на вопросы бытия. Анаксимандру принадлежит идея о бесконечности миров. Вещество, из которого состоит Вселенная, он называл айпероном. Согласно Анаксимандру, целое изменяться не может, но его отдельные части изменяются. Анаксимен полагал, что первоначало всего воздух – бесконечная легкая материя, влияющая на процессы, происходящие с вещами.

Аристотель, создатель научного подхода в философии, называл субстанцию основой, неотделимой от каждой вещи. Он разработал концепцию строения мира, в которой были отдельные категории, подчиняющиеся иерархии.

В упрощенном виде в концепции было три категории:

  • субстанция;
  • состояние;
  • отношение.

По Аристотелю, форма предмета определяет его сущность. Впоследствии из этой идеи развилась потребность разделить первоначало на телесное и духовное.

Фома Аквинский разделял все сущее на субстанцию и акциденцию. Под акциденцией он понимал физические признаки: вес, размер, форму. Они определяют субстанцию – внутреннюю сущность предмета.

В философии понятие субстанции рассматривали с двух точек зрения. Бэкон считал, что субстанция связана с формой конкретный вещей, она – основа бытия. Декарт трактовал ее как исключительно метафизическое явление. Отдельный вид– душа, ей наделен только человек, и он, в отличие от животных, приближен к Богу. Бог – основная субстанция (духовная), а все остальное – материальное, созданное им.

Спиноза объяснял взаимоотношение частей вещества на основе пантеистического монизма. Мышление и протяженность в его представлении являются не отдельными видами субстанции, а двумя атрибутами единой субстанции. Лейбниц продолжил его идею, но он рассматривал Бога не как часть телесного мира, а как отдельную, возвышающуюся над ним, категорию.

фото 746

Кант рассматривал субстанцию через гносеологический анализ. Он полагал, что она – нечто, способное внутренне изменятся. Философии необходимо понятие субстанции для объяснения явлений, поэтому ее нельзя удалить из научно-теоретического подхода. Западная философия относится к этому понятию в философии негативно: оно рассматривается как лишний элемент, который проник в науку как ненужный способ удвоения мира.

Материя в философии

Наблюдая за окружающим миром, философы с удивлением отмечали некоторые закономерности во всех без исключения процессах. Они обнаружили, что некоторые свойства вещей не изменяются, а процессы постоянно повторяются. Возможность вещей сохранять свою основу философы назвали первоматерией. У представителей разных школ были свои взгляды на природу, но они сходились во мнении, что все вещества состоят из неоднородной материи. Уже в V веке до н. э. появилась теория, предполагающая существование атомов.

В XIX веке теория об атомах находила все больше подтверждений. Благодаря развитию физики стало возможным наглядное доказательство существования микрочастиц. Было выяснено, что атом имеет свое собственной строение: электроны. Изучение атомов подтолкнуло философию к поиску новых путей познания структуры материи.

Мнения философов разделились. Одни считали, что к материальному можно отнести то, что осязаемо. Но некоторые явления невозможно воспринимать через органы чувств. Появилось новое определение материи, как вещества без физических свойств. Кто-то представлял ее как совокупность электронов, кто-то – как комплекс ощущений или энергию.

Неуничтожаемость – главный атрибут материи. Материя изменяется, но она не исчезает бесследно и не уменьшается. Когда она приходит в движение, энергия накапливается, и переходит в другое состояние. Любой объект существует только во взаимосвязи с другими объектами. Каждый элемент материи оказывает влияние на другие. Он имеет свои причины действия и приводит к следствию.

Разные взгляды на материю послужили разделению философов на идеалистов и материалистов. Первые полагают, что мир происходит из духовного начала, вторые опираются на материальное, как единственное проявление окружающего мира.

Структура материи

Строение материи прерывистое и неоднородное. Ее частицы имеют разную величину и структуру. В состав материи входят:

  • атомы;
  • молекулы;
  • радикалы;
  • коллоидные частицы;
  • макромолекулы;
  • комплексы.

В строении материи есть противостояние. Все ее частицы обладают волновыми свойствами. Каждое волновое поле – совокупность частиц.

Структурные уровни материи:

  • субмикроэлементарный;
  • микроэлементарный;
  • ядерный;
  • атомный;
  • молекулярный;
  • макроскопический;
  • космический;
  • органический;
  • биологический;
  • социальный;
  • метасоциальный.

Помимо материи, из которой состоят космические тела, существует диффузная материя. Она состоит из разобщенных атомов и облаков газа. Космические тела, обладающие большей плотностью, свободно перемещаются в диффузной материи.

Зарождение жизни в Космосе произошло в результате усложнения материи. Постепенно вещества, находящиеся на молекулярном уровне развития, привели к образованию простейших органических соединений. Они усложнялись, пока не перешли на биологический уровень – доклеточную форму существования белка. Из белка сформировались клетки, которые распространились по всей поверхности Земли. Одноклеточные организмы эволюционировали, преобразовывались в многоклеточных животных. Вершиной эволюции является человек – высший примат.

фото 747

Ученые допускают существование еще одного уровня развития материи – космической цивилизации. Интеллектуально, она равна человеческой или превосходит ее. Поиск возможности для контактов с внеземными цивилизациями – задача современной науки.

Источник: mystroimmir.ru

Философия о сущем

Понятие онтологии. Рассмотрение основных философских проблем в учебных курсах обычно начи­нают с онтологии — особой области фило­софских знаний, где рассматривается широкий круг вопро­сов, касающихся проблем бытия и небытия, существования и несуществования, а также выявляется сущность всего того, что обладает этим качеством, т.е. качеством быть, су­ществовать. Термин «онтология» употребляется в филосо­фии только с XVII в., но имеет греческие корни («ontos» — сущее, «logos» — слово, учение) и означает учение о сущем. Онтологии принадлежит особое место в философии. Две с половиной тысячи лет активных философских поисков от­сортировали, выделили в системе философского знания помимо онтологии и такие его составные части, как гносео­логия, аксиология, социальная философия, этика, эстетика, логика и другие разделы, имеющие важное философское содержание. Однако все они так или иначе имеют своим основанием онтологию, которая в свою очередь составля­ет основу любого философского мировоззрения и тем са­мым во многом предопределяет понимание и интерпрета­цию других, не входящих в онтологию философских и мировоззренческих проблем.

Категория «бытие».

В ряду многочисленных философских категорий, составляющих категориаль­ный аппарат большинства философских систем, категория «бытие» неизменно занимает центральное место. Она по праву считается исходной и наиболее общей категорией философии, так как выражает самую главную, сущностную характеристику любого предмета, явления, со­бытия и т.п., а именно — их способность быть, прямо или косвенно проявляться, взаимодействовать и т.п.

Это всеобщее свойство любого объекта, любой части ре­ального мира и является тем, с чем прежде всего сталкивается человек при первых же попытках понять самого себя и окружающую его действительность.

Уже на первых этапах своего формирования как существа разумного человек оказывается перед необходимостью отве­тить на вопросы, которые составляют основу его мировоззре­ния: «Кто я? Что являет собою окружающая меня действитель­ность? Как и откуда все произошло? Что или кто движет миром? Есть ли в этом какая-то целесообразность, предопре­деленность, цель?» Но еще прежде, чем человек начинает от­вечать на такие вопросы, его сознание фиксирует как факт то, с чем он имеет дело непосредственно. Не обязательно созна­вая это, он начинает свои рассуждения о мире с констатации — очевидных вещей, убеждаясь в том, что сам он, его сознание, «это» и многое другое «это», окружающее его, существуют, причем как некая реальность, как данность. ,

Все, с чем сталкивается человек, с чем ему приходится иметь дело, пребывает здесь и теперь, воздействует на его органы чувств, воспринимается им сейчас, в настоящий мо­мент как некая данность, как то или иное «нечто». А друго­го «нечто» уже нет, оно было раньше как вещь или предмет, но разрушилось, разложилось, сгорело или было как собы­тие, явление, но уже прошло, исчезло, т.е. перестало суще­ствовать; теперь его уже нет, и, может быть, только память хранит о нем какую-то информацию. А еще «чего-то» пока нет, но оно должно появиться, стать реальностью, обрести свое существование, как, например, в скором будущем яб­локи на цветущей сейчас (весной) яблоне. Об этом говорит человеку его опыт, а также опыт его предков, который мно­гие века закреплялся в сознании людей, передаваясь из по­коления в поколение первоначально в мифологической форме, а затем, по мере развития сознания, в форме рели­гиозных, философских и, наконец, научных представлений. Таким образом, можно сказать, что мы имеем дело с от­правной точкой, коренной основой всех вопросов, с которы­ми человек столкнулся при первых же попытках рационально осмыслить мир. Вопрос о том, существует или не существует нечто, оказался в центре его внимания, как только он проявил «любомудрие», стал философствовать. Не случайно по­этому главную задачу всей мифологии — рассказать «кто ро­дил все сущее?», философия заменяет на другую — рацио­нально объяснить «что есть все сущее, откуда оно произошло и куда девается?» В попытках дать такое объяснение филосо­фы во все времена сталкивались с необходимостью опреде­литься в том, что такое «бытие» как философская категория? К чему применим этот термин? Какой мировоззренческий и философский смысл вклыдывается в его содержание? Развер­нутые ответы на эти вопросы потребуют обращения как к ис­тории философии, так и к этимологии данного понятия.

Проблема бытия в истории. Если проблемой бытия систематично и всерьез заинтересовались с появлением философии философии, то рассуждать о мироздании люди стали значительно раньше, и до нас эти представления дошли в многочисленных мифах и сказаниях.

Наиболее ранние попытки философски осмыслить про­блему бытия обнаруживаются уже в древнеиндийской и древнекитайской философиях, истоки возникновения кото­рых восходят к началу первого тысячелетия до н.э. Так, в Ве­дах (первых памятниках древнеиндийской мысли) и религи­озно-философских комментариях к ним — Упанишадах — содержатся идеи о целостной духовной субстанции, о бес­смертной душе, а также материалистические и атеистичес­кие представления о мире, в соответствии с которыми осно­ву всего сущего составляют естественные начала — огонь, воздух, вода, свет, пространство, время. Пытаясь постичь тайну бытия, мыслители Древней Индии задумывались над тем, где Солнце ночью, куда деваются звезды днем и т.п., и отразили эти представления в древнейшей книге, которая известна человечеству, — Ригведах.

Философия Древнего Китая была ориентирована прежде всего на социальные проблемы, и потому в ней большое вни­мание уделялось бытию человека, а также общественному бы­тию. В значительно меньшей степени, но все же проявлялся интерес и к первоосновам природы, что нашло отражение в учении о пяти стихиях (вода, земля, дерево, металл, огонь), из которых состоит все многообразие вещей и явлений. Несколь­ко позже в «Книге перемен» называется уже восемь таких пер­вооснов, образующих все многообразие действительности.

Именно космогонические мифы, повествовавшие о проис­хождении богов, их жизни, делах, противоборстве и отразившие, таким образом, представления древнейших людей о возникно­вении и эволюции мира, послужили основой, первоисточником Ереческой философии, которая зарождалась и развивалась вплоть до Сократа прежде всего как философия природы. В пользу этого говорит и то, что ранние греческие философы тра­диционно называли свои произведения «О природе», а их самих зачастую именуют также натуралистами, «физиками».

Так же, как и восточные мудрецы, античные мыслители были озабочены истоками сущего. С момента зарождения древнегреческой философии они искали первопричину всего сущего в самой реальной действительности, определяя ее то как воду (Фалес) или воздух (Анаксимен), то как некое вечное и беспредельное начало, которое всем управляет, — «апейрон». Так считал, например, Анаксимандр (ок. 611—545 гг. до н.э.), который даже высказал идею естественного происхождения живых существ. По его мнению, они зародились в морских во­дах и появились из влажного ила. Затем на сушу вышли рыбо­образные существа, в чреве которых развились люди. Анало­гичные взгляды высказывал и Ксвнофан (580—490 гг. до н.э.), утверждая, что «все, что рождается и произрастает, есть земля и вода», и даже «мы все родились из земли и воды».

Отвечая на главный философский вопрос того времени — «что есть все?», Пифагор (580—500 гг. до н.э.) сделал вывод, что «все есть число». Он впервые выдвинул идею о шарооб­разности Земли, которую затем поддержал и письменно сформулировал Парменид (540—480 гг. до н.э.), первый из фи­лософов, выделивший бытие как категорию и сделавший ее предметом специального философского анализа. В отличие от философов Милетской школы и Гераклита, говоривших об изменчивой природе вещей, он выдвинул идею о неизменной сущности истинного бытия. Его онтология строится на том, что бытие, сущее определяется как нечто реальное, о кото­ром он говорит, что оно «Есть» и противопоставляет ему не­бытие, не-сущее, давая ему название «Не есть». Мыслить можно только бытие, иначе говоря — то, что существует, есть; наряду с этим, никоим образом нельзя помыслить то, что не существует, чего нет. Истинному бытию, т.е. тому, что есть, присущи, по мнению Парменида, отличительные при­знаки или свойства бытия, которые он сформулировал сле­дующим образом: бытие не возникло и оно не подвержено гибели, так как помимо него ничего нет и быть не может.

Бытие едино (непрерывно), неподвижно и совершенно. Имея свои пределы, оно похоже «на глыбу совершенно круг­лого Шара».

Учение Парменида о едином, неделимом, неизменном и неподвижном бытии получило широкую известность в эллин­ском мире и было продолжено, в частности, Мелисом с ост­рова Самос, представителем школы элеатов. В основном со­глашаясь с Парменидом, Мелис в труде «О природе, или О сущем» отмечал, что бытие не имеет границ. По его мнению, это вытекает из того, что если признать границы бытия, то это будет означать, что оно граничит с небытием. Но так как не­бытия нет, то и бытие не может быть ограниченным.

Итак, вдосократический период древнегреческой фило­софии онтология получает значительное развитие: практи­чески все наиболее яркие философы того времени прямо или косвенно рассматривали проблему бытия, соотнося ее, как правило, с вечным и совершенным космосом, «единой природой», т.е. отождествляли бытие с предметно-чувствен­ным миром. Например, Эмпедокл (484—421 гг. до н.э.) хотя непосредственно и не употреблял термин «бытие», но гово­ря о «четырех корнях всех вещей» (огонь, воздух, вода и зем­ля), приписывал миру (космосу) яйцевидную форму и рас­суждал о происхождении жизни из влажного и теплого ила. Демокрит и Левкипп, говоря об атомах как о неком веще­стве, отождествляли их с «полным» или «твердым» бытием в противовес «пустоте» — небытию, которое, кстати, также полагали существующим.

В этот же период впервые проявляется диалектичес­кий подход к пониманию бытия, выраженный наиболее ярко у Гераклита (544—483 гг. до н.э.), который рассматри­вал весь мир в постоянном становлении и изменении и от­мечал в этой связи, что «одна и та же вещь существует и не существует». Основу мироздания, считал он, составляет кос­мос, который «один и тот же для всех, [его] не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда был, есть и будет веч­но живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий».

Значительно расширил понимание бытия Платон (427— 347 гг. до н.э.). Он впервые в истории философии указал на то, что бытием обладает не только материальное, но и иде­альное. Платон выделял «истинное бытие» — «мир объек­тивно существующих идей», — противопоставляя его «чув­ственному бытию» (как его понимали досократики). При этом он указывал и на бытие понятий, самостоятельно су­ществующих в человеческом сознании, впервые включив, таким образом, в понятие «бытие» практически все сущее.

В дальнейшем в истории философии мы находим мно­жество различных подходов к пониманию бытия, но так или иначе все они выстраиваются вокруг чувственных и рацио­нальных представлений о сущем. При этом обнаруживает­ся весьма широкий разброс мнений.

Так, в средневековой христианской философии выделя­ется «истинное бытие — «бытие Бога» и «неистинное», т.е. сотворенное Богом бытие. Другая крайность обнаруживает­ся у философов-материалистов XVII—XVIII вв., которые не­редко связывали понимание бытия с физической реальнос­тью. Натуралистические взгляды этих философов были обусловлены бурным развитием механики и отражали их ес­тественнонаучные представления о природе, которую они понимали как некий заведенный и самостоятельно действу­ющий механизм, где человек оказывался лишь одним из ее винтиков.

Отсюда проистекала и «натурализация» бытия, наиболее ярко проявившаяся в мировоззрении французских филосо-Фов-материя пистон (Гольбах, Гельвеции, Ламетри).

Новое время, а затем эпоха немецкой классической фи­лософии привнесли более глубокое содержание в понимание проблемы бытия, выделив такие философские категории, как «субстанция» (некая сущность, лежащая в основе миропони­мания, относительно устойчивая и самостоятельно существу­ющая), «свободная, чистая деятельность абсолютного «Я» (Фихте), «объективно развивающаяся идея» (Гегель) и т.п.

XX в. предельно расширил трактовку бытия, связав его понимание с историзмом, человеческим существованием, ценностями и языком. А такая философская школа, как нео­позитивизм, вообще истолковала проблему бытия в фило­софии в качестве псевдопроблемы, полагая, что прежняя онтология есть предмет частных наук, но не философии.

Синтез философского и научного знаний. Предельно широкие, философские представления о бытии должны базироваться на выводах и положениях современной науки, которая стремится к построению целостной есте­ственнонаучной картины мира. Однако представленная от­дельными частными дисциплинами наука сама по себе не дает интегративного понимания бытия, ибо такая задача реша­ется прежде всего на философском уровне. Об этой принци­пиальной роли философии, о ее специфических возможнос­тях в познании сложнейших явлений, коим является и бытие, хорошо сказал замечательный русский ученый В.И.Вернад­ский: «Я смотрю на значение философии в развитии знания совсем иначе, чем большинство натуралистов, и придаю ей огромное, плодотворное значение. Мне кажется, что это (философия и наука. — А. Ч.) стороны одного и того же про­цесса — стороны, совершенно неизбежные и неотделимые. Они отделяются только в нашем уме. Если бы одна из них заглохла, прекратился бы живой рост другой… Философия всегда заключает зародыши, иногда даже предвосхищает це­лые области развития науки…» (Вернадский В.И. Философ­ские мысли натуралиста. М., 1988. С. 412).

Понятие бытия

Этимология Философская категория «бытие» является понятия не только важнейшей, но и наиболее час­то употребляемой среди других категорий. Объяснить это можно тем, что ее происхождение связано со словом, которое в наиболее распространенных языках мира обозначает одно и то же — «быть», «существовать», «присут­ствовать», «являться», «наличествовать». Глагол «быть», ко­торый составляет основу перечисленных выше и близких ему по значению глаголов во многих языках мира, помимо соб­ственного непосредственного значения, активно употребля­ется и как вспомогательный, намного превосходя по частоте употребления все остальные глаголы. Объяснение данному факту следует искать в природе человеческого мышления, ло­гика и законы которого не зависят от языковой формы изло­жения мысли, но обязательно должны опираться на нечто, что можно было бы помыслить (хотя бы в принципе), что вы­ступало бы как нечто универсальное и незменное и потому могло бы служить отправной точкой всякого рассуждения. Именно этот факт существования (или несуществования) того, на что направлена мысль, и отражается в первых же фра­зах любого языка поистине универсальным глаголом (и его модификациями): «быть», «есть» — в русском языке, «is» — в английском, «ist» — в немецком и т.д.

Таким образом, специфика категорий «бытие» и «небы­тие», их уникальность и универсальное значение состоят в том, что в различных языках, где определяется их философ­ский смысл, они являются отглагольными понятиями, т.е. образованы от глагола «быть» (или его отрицания) и указы­вают на наличие или отсутствие чего бы то ни было, а не на само «что-то», например, стол есть, дождя нет, белизна есть, отражения нет, сознание есть, идеи нет, здоровье есть, счастья нет и т.д., и т.п.

Бытие не может отождествляться с тем, что в естествен­ных языках обозначается существительными, местоимени­ями или их признаками, т.е. с тем, что в познании выступает или может выступать объектом или субъектом познания. В то же время ни один из этих объектов или субъектов не может быть помыслен без того, чтобы не зафиксировать факт его наличия или отсутствия. Именно на это обратил внимание Парменид, когда говорил, что «бытие есть, а не­бытия нет». К бытию, следовательно, неприменимы прила­гательные типа: хорошее, плохое, правильное, неправиль­ное, веселое, соленое, белое, черное, большое, маленькое и т.п. Его нельзя поместить в какую бы то ни было систему ко­ординат, его можно помыслить только во времени. Если кратко суммировать, то бытие можно определить как всеоб­щую, универсальную и единственную в своем роде способность существовать, которой обладает любая реальность.

Диалектика бытия и небытия. Приведенное рассуждение позволяет сделать вывод, что о бытии имеет смысл говорить тогда и только тогда, когда дело касается чего-то конкретного, т.е. бытием может обладать только что-то, нечто. О таком «нечто» еще можно сказать «сущее», оно имеет место быть здесь и теперь, наличествует сейчас, в настоящее время. «Небытие» же в любом языке отождествляется с «ничто» и никаким образом не может быть помыслимо. Иначе говоря, небытие отрицает бытие, и именно в этом смысле употребляется термин «небытие», когда вещь, тело, явление, сознание… (т.е. то, что может су­ществовать) перестают быть самими собой, и о них говорят, что они «ушли в небытие».

Однако в строгом философском смысле это не совсем так. Между бытием и небытием существует диалектическая взаимосвязь.

Во-первых, согласно современным представлениям о мире наша Вселенная появилась из вакуума, что «делает его особым состоянием материи. Вакуум оказывается не самым бедным, а самым богатым типом физической реальности, представляя своего рода потенциальное бытие, ибо в нем содержатся все возможные частицы и состояния, но в то же время актуально в нем ничего нет». (Милюкова О.В. Материя, пространство и время с точки зрения физики XX века / В кн.: Онтология, гно­сеология, логика и аналитическая философия. Материалы Первого Российского философского конгресса. Т. ІІІ. Спб., 1997. С. 93). Следует также принять во внимание и то, что с точки зрения физиков (Д.АЛандау, ИДНовиков и др.) и сама наша Вселенная не единственная в мире, так как он состоит из бесконечного числа различных Вселенных, проходящих раз­ные циклы развития. В этом свете проблема взаимосвязи бы­тия и небытия также становится относительной.

Во-вторых, в небытие уходит объективное существова­ние того, что было, но если о нем тем не менее говорится, а, следовательно, оно определенным образом мыслится как нечто конкретное, то это «что-то» опять-таки существует, но уже в сознании и, следовательно, сохраняет свое «второе» бытие, оставаясь в этом случае копией первоначального объекта, в виде идеального образа.

Суть этой коллизии заключается в том, что вещи, тела, яв­ления и т.п., которые существуют независимо от сознания, т.е. имеют свое объективное бытие, могут получить и второе (не­зависимое от первого) бытие — субъективное, в сознании кон­кретного человека, в виде идеальных представлений о них, если эти вещи стали объектом чувственного и рационального познания. Более того, они могут утроить (а может быть, и мно­гократно увеличить) свое бытие, если, будучи преобразованны­ми в идеальный образ, затем запечатлятся в каком-то носите­ле информации или если это произойдет естественным путем, помимо идеализации, например, в виде реликтового растения, отраженного в куске каменного угля. В такой форме бытия они могут пребывать до тех пор, пока будет обладать бытием сам носитель информации. Но только как носитель информации. С другой стороны, идеальный образ объективной или некогда существовавшей реальности может воплотиться в аналогич­ный, но другой объект, также обладающий объективным бы­тием. Таковыми, например, являются точные копии картин, восстановленный храм Христа Спасителя и т.п.

Возвращаясь к рассмотрению того, что когда-то облада­ло независимым от сознания бытием, но утратило его, т.е. перестало существовать, быть тем, чем оно было, отметим следующее. Оно (это «что-то») ушло в небытие в полном смысле этого слова лишь в том случае, если никогда не от­ражалось в сознании и никаким другим образом не остави­ло о себе информацию. При этом оно навсегда, бесследно и безвозвратно исчезло, уступив место бытию другого нечто, но после себя не оставив ничего.

Таким образом, можно сказать, что бытие в прошлом есть ничто. Бытие всегда в настоящем, только в настоящем оно проявляется, если актуально и имеет реальную возмож­ность проявиться, если потенциально, т.е. содержится в ис­точниках информации или его появление предопределено логикой объективного развития. Так, некую наличность, пе­реставшую существовать как нечто, можно помыслить. Ина­че говоря, ей можно придать форму идеального бытия в виде идеального образа. И только в этом смысле мы можем гово­рить о бытии применительно к прошлому, полагая, что то или иное нечто обладало бытием, сохранившимся в каком-то индивидуальном сознании или ином носителе информа­ции, способном дешифроваться (распредметиться).

Именно в этом смысле мы говорим о «бессмертии» идей, вещей, событий, исторических личностей или близких нам людей, имея в виду, что они не превратились в ничто, а об­рели новое существование, иное бытие в виде памяти, запе­чатленной в носителях информации любым из возможных способов.

Бытие как точка отсчета. Итак, определив сущность бытия как философской категории, отметим, что са­мим фактом существования чего бы то ни было она позволяет выразить весь мир как единое целое, во всем его многообразии и формопроявлениях, когда вещи, предметы, явления берутся в их единстве со своими харак­теристиками, особенностями, свойствами. Этим важным шагом познания мира и нас самих, как его составной части, задается как бы исходная система координат рассуждений о природе и сущности мироздания, его многообразии, различных уровнях, характеристиках, атрибутах, формах как цело­го, так и отдельных его частей и т.п. Для этого вводятся но­вые философские категории: сущность, явление, субстанция, материя, сознание, пространство, время, закон и многие дру­гие, о которых будет специальный разговор ниже.

Задумываясь о себе и о мире в целом, человек, как прави­ло, имеет дело с конкретными вещами и отдельными явлени­ями природы. В то же время он фиксирует факт бесспорного существования какого-то начала, что является определенной точкой отсчета для дальнейшего рассмотрения и понимания им всего многообразия окружающего его мира. Из истории философии мы видим, что это были или отдельные элементы природы, как, например, у древнегреческих философов-до-сократиков, или Бог в средневековой философии, или чело­век с его сознанием у Декарта, который говорил: «Я мыслю, следовательно, я существую».

Но на этом первом шаге познания человек не останав­ливался и стремился выделить из множества различных со­стояний окружающей его действительности то, что имеет су­щественное отличие от всего остального, что отличает эту и именно эту форму бытия от других форм и состояний реаль­ности. Человечество накопило опыт и знания, позволяющие сегодня из множества различных форм бытия выделить не­сколько наиболее очевидных из них.

Разнообразие форм бытия. Пожалуй, самое главное, на что обратили внимание еще в древности, но к понима­нию чего пришли далеко не сразу, состо­ит в том, что существует принципиальное отличие всего жи­вого от неживого. В свою очередь в мире живого особое положение занимает человек. Он принципиально отличает­ся от всего, что обладает жизнью, и это его главное отличие заключено в его сознании, в умении оперировать идеальны­ми образами, т.е. мыслить абстрактно и осознавать себя мыслящим существом.

Таким образом, в построении общей картины бытия по­лучается как бы пирамида, в основании которой находится неживая природа. Над ней, включая и ее, надстраивается жи­вая природа, а еще выше — человек как единство духа, жи­вой и неживой природы.

Выделяя эти наиболее общие формы бытия, отметим, что каждая из них обладает своей спецификой, неповтори­мой сущностью.

Бытие вещей и процессов неживой природы — это весь ес­тественный и искусственный мир, а также все состояния и явления природы (звезды, планеты, земля, вода, воздух, зда­ния, машины, эхо, радуга, отражение в зеркале и т.п.). Соб­ственно, это вся первая (естественная) и вторая (созданная или преобразованная человеком) природа, лишенная жизни.

Бытие живой природы включает в себя два уровня.

Первый из них представлен живыми неодухотворенны­ми телами, т.е. всем тем, что имеет способность к размно­жению и осуществляет обмен веществ и энергии с окружа­ющей средой, но не обладает сознанием (вся биосфера во всем ее многообразии, представленная фауной и флорой планеты).

Второй — это бытие человека и его сознания, где в свою очередь можно выделить: а) бытие конкретных людей; б) об­щественное (социальное) бытие; в) бытие идеального (ду­ховного).

Перечисленные выше различные формы бытия полнос­тью включают в себя все то, что сегодня известно науке до­стоверно, что может быть предметом наблюдения, исследо­вания, анализа, контроля и т.п. В то же время мир полон загадок и чудес, недоступных пока науке, а, может быть, че­ловеческому сознанию вообще. Но у нас нет достаточных оснований утверждать (если не подменять научные взгляды религией, мистикой, гаданием), что это свидетельствует о существовании каких-то иных миров, где современные представления о бытии теряют свою силу.

Рассмотрим различные формы бытия более подробно, начав с неживой природы, так как она с точки зрения совре­менной науки составляет основу и первоначало как живой, так и социальной природы и предшествует сознанию.

Неживая природа

Происхождение и эволюция Вселенной. В своих проявлениях неживая природа бесконечна и поражает многообразием форм и состояний, в которых она пребы­вает. Выступая в виде различных тел, предметов, частиц, га­зов, полей, свойств, явлений и т.п., она находится в посто­янном движении и изменении.

Современные научные представления о происхождении и эволюции мира сложились в последние 400 лет, а о галак­тиках и их скоплениях, поразительном многообразии мик­ромира люди узнали только в XX в. И хотя перед бездной мироздания наши представления о мире и теперь выглядят более чем скромно, тем не менее, то, что доступно сегодня нашему познанию и пониманию, позволяет сделать доста­точно обоснованный вывод об эволюции и постоянной из­менчивости как Вселенной в целом, так и отдельных ее ча­стей. Иначе говоря, мир являет собою постоянный процесс, где что бы то ни было на том или ином этапе возникает, об­ретая свое бытие и также когда-то исчезает, т.е. утрачивает прежнее бытие, становясь, согласно законам сохранения ве­щества и энергии, чем-то другим.

Все существующее ныне многообразие неживой природы имеет свое начало, т.е. оно когда-то возникло. Это вытекает и из современных научных представлений о расширяющейся Вселенной. Однако теория Большого взрыва, с которого, как полагают ученые, началась история нашей Вселенной, порож­дает немало новых вопросов в отношении сущности мирозда­ния и его устройства. Человек ничтожно мал перед безгранич­ностью уже открытой им Вселенной и, возможно, излишне самонадеян в своем желании познать хотя бы эту часть универ­сума. Но сегодня ему доступно понимание того, что мир, ка­ким он является современному человеку, не был таким всегда. Более того, он и сейчас не остается тем же самым. Данные ес­тественных наук говорят о том, что около 15 млрд. лет тому на­зад еще не было отдельных небесных тел, а наша Вселенная являла собою почти однородную расширяющуюся плазму. Теперь же есть звезды, планеты, астероиды и многие другие космические тела, входящие в состав удаляющихся друг от друга галактик, в скоплениях которых время от времени происходят колоссальные взрывы по причинам, пока еще не известным науке.

История Земли.

Наша планета возникла (обрела свое бы­тие как определенное материальное тело) из рассеянного в протосолнечной систе­ме газопылевого вещества примерно 4,7—5 млрд лет тому на­зад, а спустя примерно еще один миллиард лет началась гео­логическая история Земли. Об этом говорит возраст наиболее древних горных пород, определение которого относительно недавно стало доступно современной науке. Таким образом, предметный мир неживой природы Земли имеет свое конк­ретное геологическое летосчисление, и его бытие зависит от общих эволюционных процессов нашей планеты. Факт же эволюции Земли как природного космического тела подтвер­ждается не только историей горных пород или материков, но и появлением минералов, полезных ископаемых, а затем и живого вещества, развившегося до высших форм, венцом ко­торых является современный человек.

Появление и эволюция человека. Как активное начало человек стал оказывать преобразующее воздействие на окружающую его среду, т.е. на первозданную природу, с самых первых этапов своего становления. Резуль­таты археологических раскопок и антропологические исследо­вания указывают на то, что это произошло 2—4 млн. лет тому назад, когда «человек умелый», изготавливая орудия труда, уже не только использовал природу и ее предметы, но и пытался изменять ее в своих интересах. Вначале почти незаметно, а за­тем все больше и больше он стал привносить в окрущающий его мир предметы, не существовавшие до этого в природе. Первоначально это были предметы труда и быта, жилища. За­тем появились каналы, плотины, монументальные сооружения и тому подобные результаты деятельности человека. Теперь же, на рубеже третьего тысячелетия, расселившись по всей планете и многократно увеличив свои преобразующие возмож­ности, человек сотворил целый мир принципиально новых, никогда прежде не существовавших в естественной природе вещей и явлений. Действуя целенаправленно, он до неузнава­емости изменил естественный лик Земли, создав густую сеть инфраструктуры из городов и населенных пунктов, дорог, ма­шин, аэродромов и т.п. И все это тоже неживая природа, но будучи созданной человеком, она становится как бы ненасто­ящей, непервозданной, неестественной, а искусственной и со­творенной, и потому за ней закрепилось представление как о «второй природе», в отличие от «первой», которая претерпевает эволюцию и существует без ведома и вмешательства челове­ка, помимо и независимо от него.

«Вторая природа». Бытие сотворенных человеком вещей соотносится в значительной мере с бытием са­мого человека, ибо созданная им «вторая природа» служит в первую очередь для удовлетворения его раз­нообразных потребностей. Отсюда бытие многих предметов «второй природы» также относительно недолговечно, как и бытие самих людей. И только фундаментальные творения, имеющие общечеловеческую значимость, предметы матери­альной культуры, представляющие ценность для многих поко­лений людей, имеют шанс продлить свое бытие несколько дольше. Но, как показывает история, разрушительные процес­сы, имманентно присущие «первой природе» (разложение, эрозия, окисление и т.п.), а также стихийные и общественные бедствия, повторяющиеся с неослабеваемой частотой, умень­шают и этот небольшой шанс до минимума. Тем не менее, про­цесс создания человеком новых вещей идет опережающими темпами по сравнению с процессом их исчезновения. К тому же, теряя прежнее бытие, отслужившие свое старые вещи ста­новятся по большей части отходами, мусором и иным хламом, чужеродным естественной природе.

В итоге искусственная среда, постоянно обновляясь, увеличивается в объеме и масштабах. Происходит же это тем интенсивнее, чем быстрее растет численность людей на планете.

Однако размеры Земли и в особенности ее территории, пригодные для проживания человека, стали уже малы для на­селения, которое быстрыми темпами возрастает (см. стр. 412). И эта диспропорция еще больше усугубляет несоответствие, обнаружившееся в последнее время между «первой» и непо­мерно разросшейся «второй» природой, о конфликте которых пойдет речь в другом разделее, посвященном природе.

Итак, имея одну основу (инертное, косное вещество, подверженность воздействию объективных законов и т.п.), и «первая», и «вторая» природа обнаруживают свое единство и взаимосвязь. Вместе с тем, в отличие от вещей и явлений, составляющих естественный мир, который в масштабе че­ловеческих представлений беспредельно многообразен, нео­бозрим, бесконечен в пространстве и во времени, а также неуничтожим по существу, мир вещей и явлений, созданных человеком, пространственно и количественно ограничен и, в принципе, уничтожим.

Живая природа

Происхождение жизни. Бытие живой природы необходимо рассматривать в непосредственной взаимо­связи с таким явлением, как жизнь. Быть для живого существа — значит жить, а не быть — значит ли­шиться жизни, умереть, т.е. перестать существовать как жи­вой организм. Проблема возникновения жизни на Земле по­стоянно была в центре внимания человека и всегда оставалась для него одной из величайших загадок, в попытках разгадать которую он во все времена использовал всю силу своего ума и фантазии. Но и сегодня, когда исследовательские возмож­ности человека неизмеримо выросли, а биологические науки шагнули далеко вперед, эта проблема не может считаться до конца решенной. Именно поэтому наряду с научными представлениями эволюционного возникновения живого веще­ства из неживого продолжают существовать различные тео­рии происхождения жизни, многие из которых своими кор­нями уходят в историю и, в частности, в историю философии.

Так, уже в первобытном обществе люди пытались объяс­нить жизнь посредством существования духов, душ, которы­ми, по их мнению, наделены не только люди, но и животные, а также все предметы и явления окружающей действительно­сти. Соответствующие верования получили название ани­мизм (от лат. ашта — дух, душа).

У Аристотеля (384—322 гг. до н.э.), а затем в средневековой схоластике и у Лейбница (1646—1716) мы находим термин эн­телехия (от греч. еп1е!есЬе1а — имеющий цель в самом себе), истолковываемый как активное начало, движущая сила. Это понятие положено в основу витализма (от лат. уЛаНз — жи­вой) — философского учения, объясняющего существование живого вещества и его качественное отличие от неживого по­средством признания некой бестелесной, иррациональной причины, «жизненной силы», лежащей в основе всего живо­го. Немало различных идей высказано по поводу божествен­ных актов творения жизни, занесения «спор жизни» на Землю из космоса, пришельцев с других планет, якобы осуществля­ющих на Земле свой эксперимент, и т.п.

О возможности жизни во Вселенной. Вопрос о том, есть ли жизнь еще где-нибудь в космосе, кроме нашей планеты, вполне правомерен. Уже одна мысль о том, что таких звезд, как наше Солнце, во Вселенной бесчис­ленное множество, и вокруг них могут, как и вокруг нашей звезды, вращаться планеты (а наличие планет у некоторых звезд— установленный факт), дает основание предположить о возможности жизни еще где-то помимо Земли. Более того, даже относительно Солнечной системы, в космических мас­штабах просто крошечной и в значительной мере доступной современному человеку для исследований, нет пока достаточ­ной информации, чтобы утверждать о наличии или отсут­ствии каких бы то ни было форм жизни. Такая задача не может быть решена только умозрительным путем и потребует экпериментальных исследований. Судя же по темпам роста научно-технических возможностей человека, вопрос о нали­чии или отсутствии жизни в Солнечной системе, помимо Земли, может получить решение уже в обозримом будущем. Однако по поводу всего мироздания (в силу его бесконеч­ности для человеческого познания) он остается и в видимой перспективе будет оставаться открытым. И это пока все, что можно сказать сегодня по данному поводу. К тому же нет никаких оснований утверждать, что жизнь вообще может су­ществовать таким и только таким способом, каким она про­является на Земле и воспринимается, осознается разумны­ми существами.

Источник: megaobuchalka.ru


Categories: Философия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.