— одна из основных оппозиций истории и философии истории. Индивидуалистическое общество (И.о.) не ставит перед собой задачу решительной перестройки общества ради достижения универсальной, обязательной для всех цели и допускает в широких пределах независимость индивидов. Коллективистическое общество (К.о.) представляет собой социальную систему, стремящуюся с помощью любых средств, включая и насилие, радикально преобразовать общество во имя достижения некой единой, всеподавляющей цели и отрицающую во имя этой цели автономию индивидов.
Примерами И.о. могут служить Др. Греция, и прежде всего антич. демократия, а также капиталистические общества, начавшие утверждаться в Зап. Европе в 17 в. К.о. являлись др.-егип., др.-кит., шумерская, араб., андская, майянская и др. культуры. Коллективистическими по своей природе были западноевропейское феодальное общество и российское общество вплоть до 20 в. В ряде европейских стран И.о. в 20 в. были замещены на довольно длительный период коллективистическими.


r />Слово «коллективизм» в обычном, или повседневном, его смысле означает нечто позитивное, общественно ценное, поскольку без многообразных коллективов и тех или иных коллективных действий общественная жизнь невозможна. Слово «индивидуализм» обычно означает что-то негативное: уход от общих, коллективных забот в сферу частных, индивидуальных, быть может, даже эгоистических интересов. Скрытый оценочный характер «коллективизма» и «индивидуализма» не может быть, однако, доводом против их использования в новых значениях. Превращаясь в термины языка науки, данные слова становятся оценочно нейтральными и перестают относиться к т.н. оценочным словам, подразумевающим позитивную или негативную оценку.
И.о. и К.о. как две крайние, полярные формы социального устройства противопоставляются Э. Дюркгеймом, К. Поппером, Ф.А. Хайеком, П.А. Сорокиным, К. Ясперсом, Р. Ароном и др.
Дюркгейм различает две формы солидарности людей, составляющих общество: механическую и органическую, или солидарность вследствие сходства и солидарность, опирающуюся на дифференциацию индивидов. Две формы солидарности соответствуют двум противоположным формам общественной организации. В архаическом обществе преобладает, напр., механическая солидарность, в капиталистическом обществе господствует органическая солидарность.
Поппер проводит различие между закрытым и открытым обществом; первое он называет также «коллективистическим», второе — «индивидуалистическим». К закрытым обществам относятся племенное общество, средневековое общество, современный тоталитаризм; открытыми являются др.-греч.

щество и современное зап. общество. Закрытое общество можно охарактеризовать как магическое, а открытое — как рациональное и критическое, в первом индивиды жестко связаны традицией или заранее выработанным планом, во втором они вынуждены принимать личные решения.
Хайек выделяет два основных типа социальных систем, или «порядков»: сознательные и спонтанные. Сознательные «порядки» рождены разумом человека и действуют по заранее выработанным планам, направленным на достижение ясно очерченных целей. Спонтанные порядки складываются стихийно-исторически, не воплощают конкретного замысла и не контролируются из единого центра. Примерами сознательных порядков могут служить армия и промышленные корпорации; спонтанными порядками являются такие самоорганизующиеся и саморегулирующиеся системы, как язык, мораль, рынок. Современное зап. общество представляет собой сложное переплетение многих спонтанных порядков. Это общество, основанное прежде всего на принципе автономии и независимости личности, Хайек называет «индивидуализмом» и противопоставляет его социализму и иным формам коллективизма. Различные виды коллективизма по-разному определяют природу той единой цели, к которой должны направляться все усилия общества. «Но все они расходятся с либерализмом и индивидуализмом в том, что стремятся организовать общество в целом и его ресурсы в подчинении одной конечной цели и отказываются признавать какие бы то ни было сферы автономии, в которых индивид и его воля являются конечной целью» (Хайек).

умя современными формами коллективизма являются социализм, тяготеющий к марксизму, и национал-социализм, или нацизм.
Сорокин выделяет два крайних типа общественного устройства, один из которых решительно ограничивает вмешательство гос-ва в жизнь общества и предоставляет максимальную свободу индивидам, а другой, напротив, до предела расширяет функции гос-ва и подвергает его цензуре все, включая даже частную жизнь индивидов. Общество свободного типа предполагает благоприятные внешние и внутренние условия для своего существования; тотальное огосударствление и планирование являются ответом на острый кризис, угрожающий самому существованию общества. Крайние типы общества редко реализуются в чистом виде; большинство реальных обществ находится между этими двумя полюсами.
Ясперс констатирует, что в современном мире есть две основополагающие тенденции, способные стать истоками человеческого выбора: либо мы сохраняем право свободного выбора, верим в возможности, которые появляются в свободном столкновении различных сил, какие бы ситуации при этом ни возникали; либо мы живем в тотально планируемом мире, в котором гибнут духовная жизнь и человек. Первый вариант — это демократическое общество с рыночной экономикой, второй вариант — общество с тотальным планированием. Планирование всегда было присуще человеческому существованию. Что опасно, так это тотальное планирование, когда гос-во подчиняет своему ведению не только экономику страны в целом, но и весь строй человеческой жизни.

отальное планирование не может быть ограничено… хозяйственной сферой. Оно становится универсальным фактором жизни людей. Регулирование хозяйства ведет к регулированию всей жизни как следствию сложившихся в этих обстоятельствах социальных условий» (Ясперс). Тотальное планирование неизбежно завершается централизованным управлением всей жизнью. Альтернативу «общество свободного выбора — общество тотального планирования» Ясперс не пытается, однако, распространить на все периоды истории.
И.о. и К.о. можно рассматривать как два универсальных, сохраняющихся во все эпохи полюса человеческой истории. Всякое конкретное общество или находится на одном из этих полюсов (в непосредственной близости от него), или, что бывает гораздо чаще, с той или иной силой тяготеет к одному из полюсов. Формы индивидуализма и коллективизма меняются от эпохи к эпохе, отдельные общества дрейфуют от индивидуализма к коллективизму и наоборот — но две крайние возможности, между которыми разворачивается история, остаются почти неизменными в своей глубинной сути.
Индивидуалистическое или коллективистическое устройство общества определяет все сколь-нибудь существенные характеристики социальной жизни, начиная с гос-ва, прав личности и ее автономии и кончая культивируемыми в обществе формами любви.
Выделение индивидуализма и коллективизма как двух чистых форм (полюсов, идеальных типов) устройства общества не означает, что мировая история представляется как арена никогда не затихающей борьбы между данными формами.

дивидуализм и коллективизм противостоят друг другу как способы общественного устройства, но из этого не следует, что они непременно ведут открытую или тайную войну друг с другом. И.о. и К.о. вполне могут мирно сосуществовать. Об этом говорит и современная, и почти вся предшествующая история. Противостояние индивидуализма и коллективизма сделалось особенно острым и дошло до войны только в 20 в., когда мир стал особенно тесным, а коллективизм (в его национал-социалистической и коммунистической формах) особенно агрессивным. История не движется борьбой коллективизма с индивидуализмом точно так же, как она не движется ни борьбой классов, ни борьбой наций.
Двухполюсность, или биполярность, человеческой истории несовместима с идеей гомогенности исторического времени, вытекающей из метафизики Просвещения, а затем и марксизма. Неоднородность развития отдельных обществ и регионов, тяготение их то к одному, то к другому из полюсов истории вызваны изменчивостью факторов духовной и материальной жизни конкретных обществ, плюрализмом культур и цивилизаций, многообразием социально-исторического опыта и т.п.
С т.зр. общего типа взаимодействия общества и природы в истории отчетливо выделяются четыре основные эпохи (ступени, формации и т.п.): первобытное общество, древнее аграрное общество, средневековое аграрно-промышленное общество и индустриальное общество.

о придает истории линейно-стадиальный характер. В каждую из эпох существуют одна или несколько цивилизаций, характеризующихся специфической, сложной, иерархически упорядоченной системой отношений: явных и неявных запретов, повелений, принципов и категорий теоретического и практического освоения мира. Разные формы одной и той же цивилизации могут быть названы культурами. В зависимости от свойственных цивилизации стиля мышления, строя чувств и способа организации коллективной деятельности она является или индивидуалистической, или коллективистической, или тяготеет к одному из данных двух полюсов. В частности, существовали: древние К.о. (Др. Египет, Др. Китай и др.) и древние И.о. (Др. Греция и Др. Рим); средневековые К.о. (западноевропейский феодализм и др.) и средневековые И.о. (средневековые города-республики); современные И.о. (капиталистические) (Зап. Европа, Северная Америка и др.) и новейшие К.о. (коммунистическая Россия, нацистская Германия и др.). Первобытное общество является примитивно-коллективистическим: оно не делит мир на реальный и теоретический, исключает индивидуальную свободу и личный выбор, но не формулирует и не обосновывает той цели, ради которой это делается.
К.о. одной эпохи, даже находящиеся в разных частях света и не связанные между собой, обнаруживают удивительное и далеко идущее сходство, начиная со способов мышления и строя чувств и кончая формами коллективных действий, собственности, идеологии, искусства и т.д.

чно так же обстоит дело с И.о., относящимися к одной и той же эпохе. Напр., др.-егип. и др.-кит. общества сходны друг с другом во многих даже конкретных деталях социальной жизни. Точно так же похожи друг на друга, вплоть до частностей, коммунистическое и нацистское общества. Родство др.-греч. и др.-рим. обществ очевидно.
Более примечательно то, что все К.о., принадлежащие к разным историческим эпохам, обнаруживают глубинное, но тем не менее несомненное сходство между собой. Разделенные иногда тысячелетиями, они демонстрируют очень похожие друг на друга стили теоретического мышления, настрои чувств и способы коллективной деятельности. Но если в случае К.о. одной эпохи можно говорить о содержательном сходстве их мышления, верований, действий и т.д., то применительно к К.о. разных эпох речь должна идти о формальном, или структурном, сходстве.
Если каждая новая эпоха воспроизводит индивидуализм и коллективизм, хотя и в новой форме, это означает, что ход человеческой истории не является прямолинейным движением по пути прогресса, в частности, он не является, вопреки Марксу и его сторонникам, последовательным восхождением от предыстории человеческого общества к его истории, наиболее полно отвечающей «сущности человека». При истолковании истории как движения между двумя полюсами вопрос о совершенном устройстве общества утрачивает свой финалистский смысл. Никакого завершения истории в форме идеального общества не существует. Индивидуализм, в частности капитализм, совершенен, если он требуется условиями существования общества.

др. время и в иных обстоятельствах более совершенным оказывается уже коллективизм или какая-то форма общественного устройства, промежуточная между ясно выраженными индивидуализмом и коллективизмом.
Проблема классификации цивилизаций и культур остается пока открытой, и ее решение требует учета длительной временной протяженности и исторической связности. Выделение исторических эпох и противопоставление друг другу И.о. и К.о. как двух полярных типов цивилизаций позволяет уточнить оба центральных понятия истории — понятие длительной временной протяженности и понятие исторической связности. Индивидуализм и коллективизм не только универсальны и хорошо различимы, но и в определенном смысле измеримы, и потому могут служить необходимой для изучения истории единицей исторического времени.
С т.зр. концепции двухполюсной и гетерогенной истории историческое развитие имеет следующие черты. История является стадиальной и складывается из качественно различных эпох; история полярна, так что эволюция отдельных обществ протекает между двумя постоянными полюсами; история в целом линейна в том смысле, что эпохи следуют друг за другом в строгой последовательности, однако развитие отдельных обществ является нелинейным, поскольку они способны переходить от индивидуализма к коллективизму, и наоборот; история направленна в двух смыслах: она ведет к возрастанию власти человека над природой и к постепенному формированию из историй отдельных обществ, культур и цивилизаций единой мировой истории.

r />Представление об истории как линейно-стадиальном развитии человечества, разворачивающемся между двумя постоянными полюсами, может рассматриваться как соединение в единой общей схеме т.н. формационного и цивилизационного подходов к истории. Формациям соответствуют при этом исторические эпохи, цивилизациям соответствуют индивидуалистические, коллективистические и промежуточные между ними общества, существующие в каждую из эпох (см. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ ), (см. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ), (см. ЭПОХА ).

Источник: dic.academic.ru

Современное общество в наиболее развитых странах находится на стадии постиндустриального, или информационного общества. В таком обществе имеется острая необходимость в создании условий для формирования и развития личности человека, являющегося гражданином правового демократического государства, усвоившего и применяющего на практике демократические принципы и ценности, толерантного, инициативного, способного осуществить правильный выбор своей жизненной траектории и нести ответственность за себя, своих близких, за судьбу общества и государства. Таким образом, современное общество — это общество индивидуального успеха и личного процветания. Это общество модернизуясь, дифференцируется, что ведет к индивидуалистической эволюции.


Что нужно современному человеку для того, чтобы чувствовать себя комфортно в новых социально-экономических условиях жизни≤ Какую роль должно играть обучение и каким оно должно быть, чтобы подготовить человека к полноценной жизни.

В данной статье рассматриваются следующие вопросы:

1)     понятие индивидуализма в современном обществе;

2)   изменения традиционных социальных моделей общества с развитием индивидуализма;

3)   роль школы в процессе индивидуализации современного общества.

1)                 Что такое индивидуализм в современном обществе≤

Существует два определения индивидуализма, одно в политическом смысле и другое в более социологическом смысле. В политическом смысле, индивидуализм — концепция общества, в которой индивид составляет центральную ценность, основанную на соблюдении и развитии индивидуальных свобод, правовое состояние, благоприятствующее инициативе и независимости индивидов. В социологическом направлении, индивидуализм — процесс эмансипации, в течение которого индивид становится автономным и освобождается от правил и от норм, происходящих из общественного сознания. Будем использовать конкретное определение Алексиса Де Токвиля, который соединил социологический аспект и политический аспект — «индивидуализм — серьезное и мирное чувство, которое советует каждому гражданину изолироваться от массы ему подобных и уходить в сторону с его семьей и его друзьями; так, что, создает себе, таким образом, маленькое общество, которое оставило большое общество в нем самом». [2]

Освещая процесс индивидуализации, присущий современной эпохе, У. Бек выделяет его основные черты, позволяющие классифицировать данный феномен, как действительно новое явление. В первую очередь, в их число он включает момент осознания большинством представителей современного общества того, что их личная судьба в настоящий момент является плодом их собственных усилий. Соответственно, чем-то уже совершенно независимым от крупных социальных групп, унаследованного социального статуса, экономического положения и прочих характеристик, определявших положение человека в обществе еще в недалеком прошлом. Результатом такой позиции является, по его словам, «тенденция к индивидуализированным формам и ситуациям существования, которые вынуждают людей ради собственного материального выживания ставить себя в центр планирования и осуществления собственной жизни». [3]

Он объясняет, что человек не рождается в качестве индивида в обществе, происхождение своей индивидуальности — продукт этого общества, которое ограничивает, с его рождения рамки развития его личной идентичности.

2)     Изменения традиционных социальных моделей общества с развитием индивидуализма.

С другой стороны, индивидуализм — фактор динамизма и превращения самого общества. Развиваясь, индивидуализм потряс бывшие модели, унаследованные от традиционного общества. Так как мы это увидели в определении, в процессе индивидуализации индивид освобождается от господства учреждений, от норм и от коллективных правил, чтобы осуществлять свои собственные выборы в жизни. Из этого следует, что каждый индивид может свободно выбрать свой образ жизни, действовать как он его слышит. Это значит тогда, что индивид больше не придерживается социальных норм, и это приводит к тому, что социальные модели изменяться с индивидом. Среди этих моделей оказываются и семья и школа.

Семьи подвергаются глубоким превращениям, сохраняя преобладающее место в обществе. Семья — все меньше и меньше учреждение, нормированное, в формах и в заранее установленных кодексах. Она приобретает очень различные формы, основывающиеся на выборе индивидов. Таким образом, индивид освободился от господства норм, что породило деинститутализацию семьи. Выбирая свободно свой образ жизни, каждый индивид может выбрать свою семейную модель.

Вплоть до середины ХХ века, семья была создана из женщины и из мужчины с несколькими детьми. Пара, связанная для жизни, заботилась о том, чтобы сочетаться до появления первого ребенка. Индивид придерживался этой классической структуры под сильным общественным и семейным нажимом. Сегодня семьи могут быть вновь созданные, монородительские; разведенные, вновь женившиеся или гомосексуальные пары. Общество терпит, что индивид нарушает нормы, чтобы осуществлять свой собственный личный выбор, до такой степени, что норма семьи не существует больше.

Символ этой семейной эволюции — увеличение разводов и нестабильность пар, которые из этого вытекают. Потому, что в индивидуалистическом обществе, терпимость и личное процветание стали первостепенными, соглашаются, что индивид выбрал свое личностное и сексуальное развитие в ущерб стабильности и предохранению семейной ячейки. [1]

Индивид освобождается от социальных кодексов, чтобы устанавливать свою собственную семейную модель. Но индивид родитель и индивид ребенок, внутри семьи, освобождаются сами от семейной опеки, чтобы открываться пространству свободы за пределами семьи. У родителей и у детей есть социальная, намного более развитая жизнь вне семейной ячейки чем раньше. Большие семейные праздники по воскресеньям стали реже из-за сокращения размера семей и ее удаления, уступающего место выходам и объединениям между друзьями или рабочими коллегами.

Параллельно, освобождаясь от учреждений индивид, потерял поддержку и этих объединений (семейных, религиозных и т. д.). Современное общество требует от индивидов самостоятельности. Индивид становится ответственным лицом за свои решения и свое поведение, которые прежде были продиктованы учреждениями. Его ответственность в строительстве его жизни обеспечивает непрочного и обеспокоенного индивида. Он теряет в надежности и в уверенности. В нашем обществе эта неустойчивость выразилась увеличением числа людей при хаотичном профессиональном и семейном пробеге, толкающих часть из них к улице. Все больше, она выражается увеличением стресса, депрессии и потребления веществ антидепрессантов (наркотики или медикаменты).

В индустриальном обществе и тем более постиндустриальном, давление учреждений и норм традиционного общества, заменено экономическим и конкурентоспособным давлением этого общества на индивида. Это экономическое давление определяет личность, требует профессиональной и географической мобильности. Индивид не ограничен больше семьей, но ограничен безработицей и стоимостью жизни. [1]

Поскольку, доступ к занятости является более трудным, поведением становятся более эгоистичными и расчетливыми. Семьи вынуждены развивать образовательные стратегии ради дипломов.

Школа становится способом избежать безработицы и продвигаться вверх по социальной лестнице, выиграв больше в представлении свободной культуры.

3)     Роль школы в процессе индивидуализации.

Следующая социальная модель, подвергающаяся изменениям в ходе индивидуализации общества — школа. Школа стала только этапом среди других в стратегии индивидуального успеха индивидов. В современном обществе, главная роль школы стала ролью социального лифта. Школа должна позволить осуществить на практике принцип равенства, давая шанс каждому ребенку постепенно использовать свои источники, преуспевая в своей жизни следуя своим способностям и своему достоинству.

Современная школа, теряет свою историческую роль — получение минимума общего образования и культуры, чтобы концентрироваться на роли исключительно социального лифта. Школа должна способствовать индивидуальному успеху ученика: осуществление его развития, в признанной цели подниматься по общественной лестнице пропорционально его способностям и его заслугам. Согласно популярной идее, школа была и традиционно остается лучшим средством для учеников возвышаться в обществе. Семьи, в свою очередь, развивают индивидуалистические учебные стратегии: выбирают хороший лицей, хороший университет, чтобы выбрать в перспективе хорошую профессию, Учебный пробег сводится к гонке за дипломами, жертвование распространением общей культуры в пользу приобретения полезной компетенции для профессионального интегрирования, развивающим меркантильное отношение к школе. Ученик хочет учиться и работать, но при условии, что «это будет прибыльно».Догма достижения господствует в современном обществе и поддерживает культ индивидуального успеха, толкающего индивида к тому, чтобы вырабатывать стратегии индивидуальных действий, для того, чтобы отличаться в конкурентоспособной среде.

В книге «Школа для XXI века. Приоритеты реформирования образования» американский психолог, педагог Филлип С. Шлехти проанализировал результаты опроса сотен бизнесменов, государственных чиновников, работодателей. Выяснил в ходе опроса, что основными качествами выпускника образовательного учреждения, по мнению опрошенных респондентов, являются: умение самостоятельно и нестандартно мыслить; умение получать и использовать нужную в каждой отдельно взятой ситуации информацию; умение работать в команде и самостоятельно; умение организовать свое образование на протяжении всей профессиональной деятельности. [5]

По убеждению Ф. С. Шлехти, те учащиеся, которые успешно освоят стандартные программы обучения, научатся применять свои знания в знакомой ситуации, получат дипломы, но не будут уметь самостоятельно работать с информацией и приобретать знания, не смогут рассчитывать на успех в информационном обществе XXI века.

Таким образом, человек, который будет жить и трудиться в третьем тысячелетии, в постиндустриальном обществе, должен обладать определенными качествами личности, в частности:

—         гибко адаптироваться в меняющихся жизненных ситуациях, самостоятельно приобретая необходимые знания;

—         самостоятельно критически мыслить, уметь увидеть возникающие в реальном мире трудности и искать пути рационального их преодоления, используя современные технологии;

—         четко осознавать, где и каким образом приобретаемые ими знания могут быть применены в окружающей действительности;

—         быть способными генерировать новые идеи, творчески мыслить;

—         грамотно работать с информацией (уметь собирать необходимые для исследования определенной задачи факты, анализировать их, выдвигать гипотезы решения проблем, делать необходимые обобщения и т. д.;

—         быть коммуникабельными, контактными в различных социальных группах, уметь работать сообща в разных областях, предотвращая конфликтные ситуации или умело выходя из них;

—         самостоятельно трудиться над развитием собственной нравственности, интеллекта, культурного уровня. [5]

И всему этому уже сегодня должна научить детей школа — новая, прогрессивная или альтернативная.

Очень интересный диалог по этому поводу развернулся на международной конференции «Альтернативная школа: диалог образовательных пространств» в Санкт-Петербурге в июне месяце 2013года. Прогрессивная школа, строящаяся на традициях Дьюи, должна создавать условия для индивидуальной траектории ученика в зависимости от его способностей, опираясь на основные четыре «с» (в английском языке начинаются на «с»): критическое мышление, творчество, гражданская позиция и кураж. (Сергей Михельсон, Николас О.Хэн- ньюйорская школа LREI)

Индивидуализация образовательного процесса — это такой способ организации образования, который обеспечивает каждому школьнику права и возможности на формирование собственных образовательных целей и задач, индивидуальной образовательной программы, право продвижения по индивидуальной образовательной траектории.

Индивидуальная образовательная программа (А.Зоткина, Н.Мухина) — это способ объединения различных видов и форм образовательной деятельности обучающегося. Она описывает цели и задачи деятельности ученика; индивидуальный учебный план (недельную нагрузку в курсах по выбору, кружках и секциях в школе и за её пределами); предполагаемые проекты, практикумы и стажировки; образовательные события (мероприятия) в школе и за её пределами; планируемые продукты, книги для прочтения; предметы для сдачи экзаменов по выбору. Очевидно, что расширение действия индивидуальной программы за пределы учебных занятий требует особых управленческих решений в масштабе школы, в частности, введение института тьюторства.

Необходимость тьюторства в современном российском образовании убедительно представляла на конференции президент «Межрегиональной тьюторской организации», доктор педагогических наук Т. М. Ковалева.

Альтернативные школы (в основном НОУ) имеют много новых педагогических методов, методических находок, опробовали разные возможности партнерства с социальными структурами, но возникают проблемы при распространении этих возможностей на массовые школы.

Очевидно, что классическая школа не является сегодня главным и единственным центром образования и для того, чтобы соответствовать веяниям времени, а значить, успешно осуществлять индивидуализацию образовательного процесса, она должна стать более открытой. Открытой — это значит, использовать различные формы образовательного процесса: уроки, погружения, проекты, внеклассные мероприятия; привлекать для обучения специалистов извне, осуществлять сотрудничество с другими социальными структурами, признать существование других образовательных пространств (курсы, репетиторство, кружки, дистанционное обучение и др.) и научиться согласовывать эти пространства в соответствии с образовательной траекторией ученика. [4]

Подводя итог всему выше сказанному, можно констатировать, что индивидуализация- это процесс, отражающий запросы современного человека, является неизбежным в новых социально-экономических условиях жизни. Школа для того, чтобы успешно функционировать в новых условиях должна стать более открытой.

Литература:

1.      Алексис Мете «Pourquoi la société modern devient-elle plus individualiste≤»/Лион,2008.-26с./ пер. с фран. М. В. Медяник

2.      Alexis de Tocqueville:http://www.melchior.fr/Individualisme-et-egoisme.2775.0.html

3.      Бек У. «Общество риска. На пути к другому модерну». М.: Прогресс–традиция, 2000.

4.      Е.Куценко «Альтернативная школа: диалог образовательных пространств». М., «1сентября» № 12,2013

5.      Ф. С. Шлехти «Приоритеты реформирования».М.; Издательский дом «Дрофа»,2005.

Источник: moluch.ru

Начну издалека. Коллективизм и индивидуализм закономерно возникают в обществе на разных стадиях общественного развития и в разных культурах их роль различается. Вообще большая часть «формаций» или социально-экономических типов устройства порождала (производила) и поощряла коллективизм как форму поведения. В традиционных первобытных обществах коллективизм был естественной формой взаимопомощи людей в условиях скудости ресурсов и долгое время после становления т.н. «цивилизации» или классового общества был основой выживания неимущих слоев и классов — зависимые общинники (азиатская формация), рабы (серварная или рабовладельческая формация), крестьяне (сословная или феодальная формация). Индивидуализм как возвеличивание вклада отдельных личностей и противопоставление их обществу и общественным интересам был свойственен в основном аристократическим слоям и группам — крупным рабовладельцам в рабовладельческих республиках Греции и Рима, мелкой и крупной знати в феодальной Европе. В какой-то степени и индивидуализм и коллективизм всегда сталкивались как теоретически (в философской и научной мысли), так и практически. Возьмите Древнюю Грецию с её философами и там увидите Платона с его коллективистскими взглядам и Аристотеля с его ярко выраженным индивидуализмом. Коллективизму в теоретической мысли была свойственна опора на рациональные проекты устройства общества (будь то кастовый строй, как у Платона или социализм как у Т. Мора и Т. Кампанеллы), а индивидуализму соответствовали идеи «среднего сословия», частной собственности, частных прав и интересов и так далее. То же мы можем увидеть и позже. Коллективисты в теоретической мысли обычно либо выступали с защитой неимущих слоев населения (Ж.Ж. Руссо, Э. Кабе, К. Маркс и проч.), либо с защитой сильной государственности, которая будет умерять аппетиты частных собственников (Т. Гоббс, Ф. Гегель). Индивидуалисты выступали с защитой прав отдельных личностей от посягательств сословного или иного порядка (Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, И. Кант и проч.) или за свободу личности против любых моральных или иных ограничений, торжество сильного индивида (М. Штирнер, Ф. Ницше и др. анархо-индивидуалисты, анархо-капиталисты, а также А. Рэнд с её позицией промежуточной между анархо-капитализмом и либертарианством и проч.)

В будущем правда, после «революций Модерна» и установления в обществах Запада капитализма ситуация с соотношением индивидуалистских взглядов и коллективизма сильно изменилась. Вместе с этой «революцией Модерна» появилось то, чего еще не было — индивидуалистическая религия, а вернее, религиозное течение в христианстве — протестантизм. Протестантизм оказал на капитализм сильное влияние распространив идеи индивидуализма на массы населения, сделав индивидуализм религиозно значимым (придав ему религиозную и моральную санкцию). Так индивидуализм впервые (!) стал частью культуры общества в целом (нигде, ни в древности, ни в средневековье идеи индивидуальной ответственности и индивидуальных прав не ставилась выше общественных традиций и устоев). Индивидуализм и капитализм привели к быстрому развитию западных обществ и быстрому их расслоению, к устойчивости социальной структуры. Индивидуалистичное внутри, общество было снаружи довольно единым (национализм) , основанным на общих политических ценностях и интересах (гражданская общность, гражданское общество). Но сам путь индивидуализма в культурном плане тупиковый, поскольку общество не может быть основано только на идее конкуренции всех со всеми. Рано или поздно всеобъемлющая социальная конкуренция порождает потребность закрыться от неё, защититься. Так в рамках индивидуалистичных обществ или обществ, переживших приступ индивидуализма (как общество Германии кон. ХIX-нач. ХХ века) возникает то, что я бы назвал «патологический коллективизм», коллективизм, основанный на искусственном принуждении индивидуалистов к коллективности. Это и есть фашизм и нацизм. Другой ответ породила современная культура США. Это — феминизм, ЛГБТ-движение, движение «Blacklivesmatter» и другие движения с «виктимной ментальностью», то есть рассматривающие себя едиными перед лицом угнетающего их общества. Это попытка вывести себя за пределы конкуренции, менее патологичная чем нацизм.

В целом же, если в рамках социализма невозможно избежать «перекоса в сторону коллективизма», то по мере избавления общества от нужды и бедности, возникнет сначала новый индивидуализм, а потом снятие диалектического противоречия между личностью и обществом (которые и являются основой противоречия между индивидуализмом и коллективизмом). В рамках этого снятия личность осознает себя свободной и имеющей равные права с другими личностями, но вместе с тем единой с другими, не разделенной. Личность по настоящему станет «совокупностью общественных отношений», а общество будет напоминать … «коллективную личность». Так что не-а. Ни коллективизм, ни индивидуализм, а эгалитаризм, гармония между личностью и обществом, равенство в правах и возможностях без стирания различий -вот идеал общественных отношений.

Источник: TheQuestion.ru


Categories: Общество

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.