АГНОСТИЦИЗМ (от греч. ἄγνωστος – непознаваемый) – философская концепция, согласно которой мы ничего не можем знать о Боге и вообще о любых предельных и абсолютных основаниях реальности, поскольку непознаваемо то, знание о чем в принципе не может быть убедительно подтверждено свидетельствами опытной науки. Идеи агностицизма получили широкое распространение в 19 в. среди английских естествоиспытателей.

Термин «агностицизм» был предложен в 1869 Т.Гексли в одном из его публичных выступлений для обозначения позиции ученого-естествоиспытателя в религиозно-философских дискуссиях того времени. Гексли рассматривал агностицизм в качестве альтернативы тем, кто полагал, что в объективную истинность ряда утверждений следует верить даже в отсутствии логически удовлетворительных свидетельств опыта. Сам Гексли всегда акцентировал гносеологический смысл агностицизма, подчеркивая, что речь идет не о доктрине, а о методе, позволяющем ограничить претензии на знание со стороны тех, кто желает знать о мире больше, чем в принципе могут подтвердить свидетельства опыта.


нако мировоззренческий аспект агностицизма неизменно выступал на передний план практически во всех реальных контекстах обсуждения этой концепции. И именно в качестве мировоззренческой концепции агностицизм становился объектом резкой и далеко не всегда корректной критики со стороны как религиозных кругов (до сих пор ему приписывают атеизм), так и наиболее последовательных материалистических направлений (отождествляющих агностицизм с субъективным идеализмом).

В своей аргументации агностицизм в целом следует гносеологическим идеям Д.Юма и И.Канта, но выстраивает эти идеи особым образом. Заметную роль в формировании агностических взглядов среди английских философов и ученых сыграл критический разбор У.Гамильтоном (1829) рассуждений В.Кузена о познаваемости природы Бога (аргументацию Гамильтона, напр., практически полностью воспроизвел Г.Спенсер). Гамильтон, исходя из идей Канта, утверждал, что наш опыт, лежащий в основании знания, ограничивается лишь причинно обусловленными сущностями, знание же, выходящее за пределы опыта, становится антиномичным. При этом он придавал этим идеям конкретную методологическую направленность: он утверждал, напр., что при попытке получить знание об абсолютных и безусловных, т.е. ничем не обусловленных, конечных основаниях реальности возникают альтернативные, несовместимые описания и пр. Благодаря таким формулировкам представление о границах познания оказывалось соотносимым с повседневной практикой естествоиспытателей и приобретало вид конкретной, интуитивно очевидной для них констатации пределов познания как пределов эффективности опытной науки. Эта конкретная констатация собственно и выражает гносеологическую суть агностицизма – с помощью доступных опытной науке средств мы ничего не можем утверждать о том, что полагается абсолютным и безусловным.


Т.о., агностицизм лишь в самом общем смысле принадлежит к традиции философского скептицизма, критически оценивавшего возможности познания на основании анализа внутренних несообразностей познавательной деятельности. Специфика агностицизма связана как раз с более или менее четкой идентификацией сферы вполне успешной познавательной деятельности. Такая идентификация, конечно, ограничивает познание, но зато гарантирует, как казалось, внутреннюю гармонизацию познавательного процесса и обоснованность его результатов. Несообразности в познании возникают лишь тогда, когда познание выходит за границы вполне определенной, вызывающей бесспорное доверие сферы познавательной деятельности, и лишь в этом пункте агностицизм кладет границы познанию. Границы знания постоянно расширяются, подчеркивал Гексли, хотя за пределами человеческих познавательных способностей всегда остаются вопросы, относительно которых наука в принципе не может доставить надежных свидетельств опыта – это вопросы, касающиеся Бога и всякого рода метафизических реалий. Специфика агностицизма, стало быть, состоит в том, что он пытается использовать скептицизм лишь для того, чтобы ограничить неуемные претензии на знание и таким образом обеспечить своеобразную демаркацию интересов.


ностицизм, напр., отказывает религиозным представлениям в статусе опытного знания и соответственно призывает ученых именно в качестве ученых не участвовать в решении религиозных проблем. Однако в основе такого баланса лежит очевидная концептуальная непоследовательность, ставшая в дальнейшем основным пунктом жесткой критики агностицизма.

Агностицизм выражает позицию ученого как ученого, но при этом вне сферы его критики оказывается сама наука. Агностицизм просто не обсуждает соответствующую проблематику, ссылаясь иногда на практическую эффективность опытного естествознания, иногда на здравый смысл. С близких позиций, но более последовательно эта тема была позднее представлена в позитивистской философии: метафизическим, т.е. не имеющим эмпирически осмысленного решения, в ней объявляется и сам общий вопрос о познаваемости чего-либо (А.Айер), при этом позитивизм сместил внимание с вопроса «Что мы не можем знать?» на вопрос «Что есть научное знание?», решаемый средствами специального исследования науки. Но тем самым позитивизм фактически проблематизирует деятельность ученых, и агностицизм, лишенный очевидных оснований, перестает существовать как особая философская позиция, он как бы растворился в позитивистских программах реконструкции науки, демаркации науки и метафизики и т.д. Эти программы оказались нереализуемыми и позднее – в рамках постпозитивизма соответствующая тематика вообще свелась к традиционному скептицизму.


Самым решительным оппонентом агностицизма является марксистская гносеология. Однако в марксистской критике агностицизма следует различать два плана. Прежде всего это весьма эффективная критика узости концептуальных оснований агностицизма, связанная с марксистской трактовкой познания как момента общественно-исторической практики. Марксизм предполагает развернутую оценку возможностей познания, основания которой выходят за рамки внутринаучной деятельности, и критикует агностицизм за узость его мировоззренческих горизонтов, за отсутствие историзма в оценке возможностей научного познания, за сведение познания только к научному познанию, а науки – к опытному естествознанию и пр. При всей своей жесткости такого рода критика не исключает элемент конструктивности, «позитивного снятия» агностицизма. Иным образом развертывается марксистская критика агностицизма, когда речь фактически идет не о познаваемости мира как таковой, не о том, в каких формах познание реализуется в конкретных познавательных практиках, а о признании материальности мира, агностицизм упрекают в том, что он, ограничивая познание сферой опыта (миром явлений) и отрицая познаваемость того, что лежит в основе опыта (материи, вещи в себе), встает на позиции субъективного идеализма. Но этот упрек предполагает столь расширительное понимание познания, что оно во всяком случае теряет из виду конкретные познавательные практики, и в частности те, на которых фактически основывается агностицизм. Для такого рода критики нет различий между Юмом и Кантом, между Кантом и Гексли, важно лишь, что все они принципиально отгораживают «явление» от того, что является, ощущение от ощущаемого. При этом объектом жесткой, идеологизированной критики оказывается не исторический агностицизм, а скептицизм вообще (как это имеет место в работах В.И.Ленина).


Элементы агностицизма присутствовали во многих сциентистски ориентированных философских доктринах 1-й пол. 20 в. – от прагматизма до критического реализма. В новейших течениях философии науки термин «агностицизм» употребляется, как правило, в историко-философских контекстах.

Литература:

1.  Хилл Т.И. Современные теории познания. М., 1965;

2.  Huxley Th. H. Collected Essays, vol. V. L., 1909.

Б.И.Пружинин

 

Источник: iphlib.ru

Агностицизм — идеалистическое философское учение, утверждающее, что для человеческой души невозможно познание как сверхчувствтвенного, так и объективного мира и его закономерностей, достижимость истины и, следовательно, невозможно богопознание (!). Всякое познание, по мнению агностиков, приобретается только при посредстве органов чувств, познанием явлений. Следовательно, предметом человеческого познания может быть лишь то, что доступно этим чувствам, т.е.


ин чувственный мир. Создаваемые человеком нравственные принципы и представления о высшем существе, о Боге, суть не более, чем результат того же опыта и деятельности души и ее естественного стремления найти вездесущую и всепроникающую силу, которая обуславливает и сохраняет мировой строй.
Термин "агностицизм" был введен в 1869 г. английским естествоиспытателем Т.Гексли.
Основные идеи агностицизма можно найти уже в античной философии, в частности в софизме и скептицизме. Учение агностицизма было создано английскими философами, которых делят на агностиков "старых", или доэволюционистов (Джон Стюарт Милль), и "новых", т.е. эволюционистов (Герберт Спенсер). Основное различие между ними заключается в том, что первые видят образование в человеке нравственных принципов делом личного опыта, а вторые — наследственного опыта. Последовательный агностицизм представлен в учениях Джона Беркли и Дэвида Юма. Иммануил Кант, положив в основу свой теоретико-познавательной концепции разграничение "вещи в себе" и "вещи для нас", фактически принял позицию агностицизма. Позиции агностицизма характерны для различных школ позитивизма, неопозитивизма, критического реализма. В XX веке представление об агностицизме было несколько видоизменено, преимущественно под влиянием его критики, в основном социалистами и коммунистами, пропагандирующими диалектическую познаваемость мира.


Основные идеи агностицизма сформулированы в трудах Беркли, Юма и Канта.

Агностицизм отрицает возможность познания материального, объективного мира, познание истины, отвергает объективное знание.

По отношению к богу, агностицизм отрицает возможность “богопознания”, т.е. получения знаний (любой достоверной информации) о боге и уж тем более отрицает даже саму возможность решения вопроса о существовании бога.

Особенности развития науки XIX века (диалектизация естествознания, эволюционная теория Ч. Дарвина, клеточная теория, закон сохранения и превращения энергии, вклад Д.И. Менделеева, А.И. Герцена и Ф. Энгельса, выдающиеся открытия в физике).

Суть научной революции второй половины XVIII — XIX вв. составил процесс стихийной диалектизации естествозна­ния. Начало этому процессу положила работа немецкого ученого и философа Иммануила Канта (1724-1804) «Все­общая естественная история и теория неба». В этом труде, опубликованном в 1755 году, была сделана попытка истори­ческого объяснения происхождения Солнечной системы.

Гипотеза Канта утверждала, что Солнце, планеты и их спутники возникли из некоторой первоначальной, бесфор­менной туманной массы, некогда равномерно заполнявшей мировое пространство. Кант пытался объяснить процесс воз­никновения Солнечной системы действием сил притяжения, которые присущи частицам материи, составлявшим эту ог­ромную туманность. Идеи Канта о возникновении и разви­тии небесных тел были несомненным завоеванием науки середины XVIII в. Его космогоническая гипотеза пробила первую брешь в метафизическом взгляде на мир.


Геологический эволюционизм оказал немалое влияние на дальнейшее совершенствование эволюционного учения в биологии. В 1859 г. вышел главный труд Чарльза Роберта Дарвина (1809-1882) «Происхождение видов в результате естественного отбора». В нем Дарвин, опираясь на огром­ный естественнонаучный материал, изложил факты и при­чины биологической эволюции. Он показал, что вне само­развития органический мир не существует и поэтому орга­ническая эволюция не может прекратиться. Развитие — это условие существования вида, условие его приспособления к окружающей среде.

Наряду с фундаментальными работами, раскрывающи­ми процесс эволюции, развития природы, появились новые естественнонаучные открытия, подтверждавшие наличие всеобщих связей в природе.

К числу этих открытий относится клеточная теория, со­зданная в 30-х годах XIX века. Ее авторами были ботаники Маттиас Якоб Шлейден (1804-1881), установивший, что все растения состоят из клеток, я профессор, биолог Теодор Шванн(1810-1882), распространивший это учение на жи­вотный мир.

Еще более широкомасштабное единство, взаимосвязь в материальном мире были продемонстрированы благодаря открытию закона сохранения и превращения энергии. Первооткрывателями этого закона считаются немецкий врач Юлиус Роберт Майер (1814-1878) и английский исследова­тель Джеймс Прескотт Джоуль (1818-1889).


отстаива­нии данного закона и его широком признании в научном мире большую роль сыграл один из наиболее знаменитых физиков XIX века Герман Людвиг Фердинанд Гелъмгольц (1821-1894). Признавая приоритет Майера и Джоуля в от­крытии закона сохранения энергии, Гельмгольц пошел даль­ше и увязал этот закон с принципом невозможности вечного двигателя. Доказательство сохранения и превращения энергии утверждало идею единства, взаимосвязанности ма­териального мира. Вся природа отныне предстала как не­прерывный процесс превращения универсального движения материи из одной формы в другую.

Еще одним поистине эпохальным событием в химичес­кой науке, внесшим большой вклад в процесс диалектизации естествознания, стало открытие периодического закона химических элементов выдающимся ученым-химиком Дмитрием Ивановичем Менделеевым (1834-1907). Он об­наружил, что существует закономерная связь между хими­ческими элементами, которая заключается в том, что свой­ства элементов изменяются в периодической зависимости от их атомных весов. Обнаружив эту закономерную связь, Менделеев расположил элементы в естественную систему, в зависимости от их родства.

Из вышесказанного следует, что основополагающие прин­ципы диалектики — принцип развития и принцип всеобщей взаимосвязи — получили во второй половине XVIII и особен­но в XIX в. мощное естественнонаучное обоснование.

Одним из первых начал говорить о союзе философии и естествознания Герцен. Он оценил законы Гегеля и применил их к развитию природы.


Следующим представителем, самой значимой фигурой, был Энгельс. Знаменитая работа «Диалектика природы» является самым доступным изложением. Энгельс рассматривает развитие естествознания, начиная с 15 в, и утверждает, что если до 19 в метафизический метод не мешал развитию науки, то с 19 в метафизика начинает тормозить развитие естествознания. В «Диалектике природы» дается определение диалектики, рассматриваются 3 закона диалектики о развитии природы, доказывает, что диалектические законы являются законами самой природы, анализирует содержание основных естественных наук и применяет законы диалектики к каждой науке. Диалектику природу Энгельс рассматривает как начало истории естествознания.

В середине 19 в появляются новые научные данные в физике, которые полностью подрывают механистическую картину мира. Открытие электромагнитного явления Ш.Кулона, французского инженера. Положительный и отрицательный заряды притягивают друг друга. Эти открытия доказали, что механистическая картина мира знала только 1 вид материи – вещество, которое обладает массой.

В 19 в к числу свойств частиц стали относиться и электрические заряды. Англ. Физик Фарадей вводит понятие «электромагнитное поле» и доказывает, что между электричеством и магнитом существует диалектическая связь. В естествознании было доказано, что кроме вещества материя обладает полем. Теоретически эту идею создал Максвел, математически описал действие этого закона. Т.о. в естествознании утвердились диалектические начала: общая природа, все взаимосвязано.

Формирование неклассической науки и новой картины мира конца XIX-XX вв. (открытия в физике, научные достижения в исследовании мегамира и органической природы, учение о биосфере и ноосфере)

Открытия в конце 19 – начале 20 вв начинают 4-ю научную революцию, которая коренным образом изменила картину физической реальности. Это открытия Беккереля, Пьера и Марии Кюри, открытие электрона Томсона – доказывает, что атомы делимы, материи нет и здесь начинаентся глубинный мировоззренческий кризис в философии, эту ситуацию пытается разрешить Ленин « Материализм и эмпириокритицизм», где он объясняет, что произошло и доказывает, что исчезло наше представление о мире, а не материя. Дал определения материи — объективная реальность, которая существует независимо от нам и дается нам в ощущениях, независимых от них.

Открытия Резерфорда – создание модели атома, подобно планетарной системе. Эту модель продолжает развивать М.Планк, Борроу предлагает квантовую теорию строения атома. Доказывает, что в любом атоме существует несколько стационарных орбит электронов и двигаясь по этим орбитам, электрон может не излучать энергии, а при переходе из одного состояния в другое может излучать энергию.

В 1924 г фран. Ученый Л.Брой выдвинул идею волновых свойств материи. Вскоре его идеи были подтверждены американскими учеными на основе эксперимента и эта теория становится обоснованной.

Одним из представителей явл. Вернадский, который выдвигает теории ноосферы, как продолжение теории биосферы. Термин биосфера начинает употреблять Зюссен – сфера обитания ограничена во времени и пространстве. Вернадский, используя этот термин, доказывает, что биосфера – организованная оболочка земной коры, которая связана с жизнью, она охватывает 8 ка вглубь океана и до 20 км над землей. Эта оболочка вписана в географические и геологические процессы. Биосфера сыграла определенную роль в становлении др. геосфер. Биосфера – атмосфера – геосфера – литосфера. Он доказывает, что жизнь в биосфере существовала миллиарды лет, возраст жизни на планете равен возрасту Земли – 4 млрд. лет. Жизнь вечна и существовала всегда. Для того, чтобы простейшие организмы возникли из неживой природы требуется много времени. У Земли по современным данным не было столько времени для зарождения жизни. Поэтому считается, что жизнь существовала на Земле всегда. Размышляя о том, как зародилась жизнь, Вернадский выдвинул 3 возможных варианта:

1) Жизнь возникла при формировании планет в космосе;

2) Жизнь вечна и была до космической стадии;

3) Жизнь вообще извечна, но укоренилась в благоприятных условиях, при расширении Вселенной.

Доказывает, что возникновении жизни – естественный процесс. Вернадский пошел дальше и выдвинул учении о ноосфере. Доказывал, что появление человека с его разумом – это не случайность, это закономерный этап эволюции биосферы. Этот этап должен привести к тому, что влияние научной мысли и коллективный труд, который направлен на удовлетворение потребностей всего человечества, приводит к тому, что биосфера земли перейдет в новое состояние – ноосфера или сфера разума.

Впервые этот термин применил Леруа и его соавтор Тейяр де Шарден. Они пришли к выводу, что биосфера должна подняться до нового состояния. И этот термин развивает Вернадский, создавай свое представление. Считает, что ноосфера более глобальное понятие. Шарден считает, что это коллективное сознания, а Вернадский считает, что это биосфера, которая переработана научной мыслью, а не кратковременное логическое явление.

В 70-е 20 в начинает формироваться синергетика, как междисциплинарная область исследования. Сам термин происходит от греч. «содействие, соучастие». Истоки синергетики находятся еще в исихазме. Год рождения в 1973 г. Синергетика исследует совместное действие многих систем, кооперирует усилия различных научных дисциплин. Синергетика занимается изучением открытых нелинейных систем. Закрытые системы – физические абстракции, т.е. то, что есть только в разуме, ибо закрытые системы находятся в равновесном устойчивом состоянии. Открытая система способна обмениваться с окружающей средой веществом, энергией и информацией. Исследования открытых систем начинается в термодинамике. В открытой системе иногда происходит прирост. Системы бывают линейными и нелинейными.

Линейные системы, свойства которых не зависят от того, что будет на нее влиять. Нелинейные системы, свойства которых зависят от воздействия внешней среды.

Процессы самоорганизации начинают проявлять себя в том случае, когда система находится в неравновесном состоянии и когда ее свойства оказываются зависимыми от воздействия сил, т.е. под влиянием различных сил система может развиваться в различных направлениях.

Продолжение синергетики в России – Пригожин и новосибирская академия наук. Синергетика – это продолжение, развитие диалектики. Но диалектика – это идеальная закрытая система.

27. Наука как вид познавательной деятельнос­ти.

Наука Особый вид познавательной деятельнос­ти, направленной на выработку объективных знаний о мире и их теоретическую систематизацию. Познание не ограничено сферой науки (обыденное познание, философское, художественное, религиозно-мифологическое). Различают формы знания, имеющие понятийную, символическую или художественно-образную основу. Наука выступает в 3 основных ипостасях:1.Форма деятельности.Наука предстает как особый способ деятельности, направленный на фактически выверенное и логически упорядоченное познание предметов и процессов окружающей действительности.

2.Система или совокупность дисциплинарных знаний, отвечающих критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим приоритетам.

3. Социальный институт. Это понимание науки подчеркивает ее социальную природу и объективирует ее бытие в качестве формы общественного сознания. Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей. Но то, что она является институтом, где тысячи нашли профессию, — результат недавнего развития.

Наука была и остается прежде всего средством формирования научного знания, научной картины мира. Само существование науки как специфического социального института, ее все возрастающая роль в обществе в конечном счете обусловлены тем, что наука призвана выполнять в системе общественного разделения труда функции, связанные с осуществлением деятельности по формированию и развитию научного знания, определенных норм познавательного отношения к действительности.

Источник: studopedia.ru

АГНОСТИЦИЗМ (греч. αγνωστος — непознаваемое) — разновидность идеалистической философии, отрицающая возможность познания мира и его закономерностей. Агностицизм проповедовался уже античными скептиками (см. Скептицизм), но полное развитие получил в идеалистической философии Юма и Нанта и их последователей. «Мы, материалисты,— пишет Ленин,— вслед за Энгельсом, называем кантианцев и юмистов агностиками за то, что они отрицают объективную реальность как источник наших ощущений.

Агностик — слово греческое: а — значит по-гречески НЕ; gnosis — ЗНАНИЕ. Агностик говорит: не знаю, есть ли объективная реальность, отражаемая, отображаемая нашими ощущениями, объявляю невозможным знать это. Отсюда — отрицание объективной истины агностиком и терпимость, мещанская, филистерская, трусливая терпимость к учению о леших, домовых, католических святых и тому подобных вещах»
(Соч., 4 изд., т. 14, стр. 115).

Между взглядами Канта и Юма имеется некоторое различие: Кант признаёт существование объективного мира, «вещей в себе», непознаваемых нами, а Юм ставит под сомнение и самое существование объективного мира. Но это различно находится в пределах агностицизма, ибо отрицание того, что источником восприятия является объективная реальность, неминуемо ведёт «к субъективизму, к агностицизму,— все равно, будете ли вы отрицать познаваемость вещи в себе, объективность времени, пространства, причинности (по Канту) или не допускать и мысли о вещи в себе (по Юму)» (т а м ж е). Агностицизм Юма и Канта перепевался на разные лады в многочисленных школах буржуазной философии 19 и 20 вв. Отвергая материалистическую теорию отражения, агностицизм широко открывает двери антинаучным идеалистическим измышлениям. Агностическая формула «ignoramus et ignorabimus» («не знаем и не узнаем») стала одним из основных лозунгов буржуазных мракобесов. По море того как капитализм всё больше превращался в тормоз общественного и культурного развития и особенно когда он достиг стадии своего загнивания, агностицизм получал в буржуазной философии всё более широкое распространение, служа выражением стремления идеологов буржуазии ограничить науку в интересах реакционных классов. В растленной идеалистической философии эпохи империализма агностицизм становится преобладающим учением в теории познания. Ненависть к научному миропониманию выступает в деградирующей философии современного идеализма в самых циничных и агрессивных формах. Открытыми эпигонами агностицизма Юма и Канта являются позитивисты, махисты, неокантианцы. Наряду с этим некоторые идеалистические течения (т. н. критический реализм, феноменология Гуссерля и др.) протаскивают Агностицизм более замаскировано, не утверждая прямо и открыто принципиальную непознаваемость мира.

Диалектический материализм решительно борется против всяких проявлений агностицизма, в какой бы форме они пи выступали, и раскрывает историческую классовую почву, которая питает агностицизм. Опровержение агностицизма основывается на роли материальной общественной практики в качестве решающего критерия истинности познания. Энгельс доказал, что учения агностицизма «лучше всего разбиваются… самою практикой, т. е. опытом и промышленностью. Мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем, что мы сами его вызываем, порождаем его из его условий и заставляем служить нашим целям» (Маркс и Энгельс, Соч., т. 14, стр. 645).

Типичным агностическим вывертом было объявление естественнонаучных, в частности физических, теорий и понятий «рабочими гипотезами», т. е. такими построениями, которые придуманы только ради удобства и никакого объективного значения не имеют. Ленин раскрывает, как за это реакционное утверждение ухватились открытые мракобесы. Вся история пауки и общественной жизни подтверждает правильность этого положения.

Общественную основу лжеучений современного агностицизма образует углубление кризиса капиталистической системы, историческая бесперспективность буржуазии. Это находит теоретическое выражение в различных формах отрицания возможности познания законов, управляющих развитием общества и возможности научного предвидения.

Не случайно поэтому распространение на грани 19—20 вв. агностицизма в СОЦИОЛОГИИ, отрицающего возможность научного познания и предвидения явлений общественной жизни (неокантианство Виндельбанда и Риккерта, исторический идеализм Кроче и др,). Подобные лжеучения яростно борются против исторического материализма, поскольку он даёт научное объяснение действительности на основании законов исторического развития общества и позволяет делать величайшие научные предвидения, помогающие в борьбе за её революционное преобразование.

Источник: esthetiks.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.