Происхождение термина

Деонтологией называют науку, в которой раскрывают аспекты морали, этики и нравственности. Данная наука подразумевает оценку собственных действий согласно утвержденным правилам.

В отличие от консеквенциализма, действию в данном случае уделяется большее внимание, нежели результату. Эту дисциплину иначе именуют этикой долга, так как она подразумевает особенности поведения человека, согласно его положению в социуме. Рассмотрим этот вопрос подробнее.


Данный термин предложил И. Бентам, который приписал его к науке об этике. В своей важнейшей работе ученый обосновал важность учета социального интереса для достижения благополучия каждого отдельного человека и общества в целом.


Через некоторое время данный термин сузил свою смысловую нагрузку до определения долга человека в социуме, который он ставит перед самим собой, исходя из его конкретной роли. Наука отражает внутренние переживания человека, который обязывается строить жизнь согласно своему долгу.

Наиболее часто данный термин употребляется в словосочетании «медицинская деонтология». О ней мы расскажем ниже.


Критика деонтологии

Карл Маркс жестко раскритиковал позицию Бентама, наименовав ее «вершиной буржуазной глупости».

Бентам считал, что регламентация частной торговли в обществе, склонному к буржуазии, не нужна.

К слову, в 1830 году в Луизиане были приняты законы, разработанные философом. Также Маркс остро воспринял факт того, что теория Бентама получила популярность в ряду коммунистов Франции.


Особенности деонтологии в СССР

Особенности идеологии социума времен СССР пропорционально влияли на деонтологию того времени. Она выступала в качестве прикладной науки, одной из категорий этики и базиса некоторых категорий частных научных дисциплин.

Данный термин упоминается исключительно в связи с Бентамом и его взглядами до 90-х годов во всех учебниках по деонтологии в области медицины и нескольких работах на юридическую тематику. Данное определение активно критиковалась людьми, принадлежащими к школе марксизма-ленинизма.

Специалисты юридического института в Харькове В. М. Горшенев и И. В. Бендик отмечали то, что основная доля негатива в адрес деонтологии как прикладной науки направлена к Бентаму из уст К. Маркса. В. Горшенев настоял на проведении уроков на тему юридической деонтологии.

На данный момент вводная дисциплина является немаловажной частью обучения юристов во всей Украине.


Данное явление поспособствовало ограничению улучшения знаний в российской литературе о деонтологии как специальной категории, на долгое время завоевавшей популярность во всем мире. Идеология стала важнейшим фактором и проблемой, сущность которой заключалась в понимании деятелей науки самого термина через «очки», запрещающие все, что связывается с самой концепцией учения Бентама.

Медицинская деонтология: особенности

Медицинская деонтология является важной частью общей деонтологии, которая изучает специфику общения медицинского персонала с пациентами. Есть мнение, согласно которому медицинская деонтология была сформирована Гиппократом.

В то время, как простая деонтология определяет поведение человека в социуме, согласно его роли и обязанностям, медицинская этика опирается на условия, которые должны создать медицинские работники для создания максимально комфортных условий в лечебно-профилактическом учреждении.

Принципы медицинской деонтологии опираются не только на поведение врачей, а и на деятельность младшего медицинского персонала, такого как медицинские сестры и санитары.

Базис медицинской деонтологии составляет медицинская этика. Деонтология в данном случае применяется с практической стороны в вопросах взаимоотношения врачей друг с другом, другими членами медицинского персонала, с пациентами и их родственниками.


Данный вопрос имеет больший объем, нежели обычная этика, поскольку представляет собой сложные переплетения взаимоотношения людей одной специальности и государства.

Таким образом, медицинская деонтология включает в себя следующие понятия:

  1. Вопрос строгого сохранения врачебной тайны.
  2. Ответственность за состояние здоровья и жизнь пациента.
  3. Аспекты взаимоотношений медицинского персонала друг с другом.
  4. Аспекты взаимоотношений с пациентом и его родственниками.
  5. Правила, регулирующие интимные связи между врачом и больным. Введено это правило Американской медицинской ассоциацией.

Деонтология является важнейшей дисциплиной, регулирующей взаимоотношения людей в социуме. Специалисты должны придерживаться правил данной науки для того, чтобы обеспечить благополучие каждому человеку, и обществу в целом.

Источник: kreditnyi-zaym.ru

    ДЕОНТОЛОГИЯ (от греч.δέον, родительный падеж δέοντος — долг, обязанность и λόγος — слово, учение) — наука или учение о должном. Термин впервые употреблен Бентамом в качестве синонима научной этики в целом (“Деонтология, или Наука о морали”. Deontology or The Science of morality, v. 1—2, 1834), однако впоследствии он приобрел более узкое и специальное значение, точнее отвечающее его этимологии. В современной философии деонтология обычно трактуется как этика долга, отличная от этики добра, или аксилогии.


нованием для такого разграничения является наличие в морали двух формально и функционально разных способов декларирования нравственной позиции — в виде императивов, выражающих долженствование или запрет, и в виде оценок, выражающих одобрение или осуждение. Признание долга и добра специфическими и вместе с тем равноправными понятиями приводит к представлению о деонтологии и аксиологии как о двух относительно самостоятельных разделах этики, каждый из которых имеет собственную проблематику. Нередко, однако, деонтология выступает и в качестве особой концепции, отстаивающей логический приоритет, “первичность” долга перед добром и тем самым отрицающей самостоятельный статус аксиологии. Так, Кант (которого принято считать основоположником этого подхода) утверждал, что само понятие добра производно от понятия долга: “добром” мы называем именно то, чего требует долг; попытка же определить добро помимо долга даст нам лишь эмпирическое представление о предмете удовольствия, но не понятие о моральном добре самом по себе. Сходную позицию занимает и современный деонтологический интуитивизм (У. Росс [W. Ross], Ч. Брод, [Ch. Brod] и др.), противостоящий аксиологическому интуитивизму. Еще один тезис этической деонтологии состоит в отрицании необходимости учитывать мотивы, цели и последствия того или иного поступка для квалификации его вообще как морального: нравственная специфика поступка определяется исключительно побудительным импульсом, “энергией” долга, а не тем, ради чего он совершается. Этим утверждением деонтология противополагает себя телеологической и консеквенциальной этике — гедонизму, утилитаризму и др.


Источник: rus-philosophical-enc.slovaronline.com

греч. deontos, должное, logos — слово, понятие, учение) — 1. раздел этики, учение о должном; 2. медицинская деонтология — совокупность этических норм профессиональной деятельности медицинского работника с положенной в их основу нравственным принципом Гиппократа «не вредить пациенту ни делом, ни словом». Заметим, что основа врачебной этики формулируется здесь негативным образом, она, эта основа, как бы не подразумевает позитивной, действенной нравственной позиции. На самом деле нравственный долг врача в первую очередь требует от него действовать, как говорят, «на совесть», а не ради славы, денег или «за страх», с оглядкой на прокурора, который призван заменить чью-то совесть. Тем более, что в самих правоохранительных органах существуют серьезные проблемы как с деонтологией, так и с соблюдением норм закона. Так, по данным следственного комитета при прокуратуре РФ, на начало 2011 г. 34 % всех коррупционных дел в РФ заведены на работников правоохранительной сферы. И это при том, что иррациональные, явно коррупционные зарплаты и пенсии судей и тех же прокуроров на порядок превышают таковые у врача или учителя.


иоритет нравственного начала над правовым рассматривается как традиционный во врачебной деятельности отечественного врача, вероятно потому, что в народе издавна принято считать, что законы пишут люди, причем не обязательно самые достойные, а совесть создает природа человека, а для верующих людей она есть сам Господь в человеческой душе. Законами и указами разваливают не только государства, но и процесс формирования нравственных убеждений. По данным упомянутого комитета, по числу коррупционных дел министерство здравоохранения и социального развития вышло на конец 2010 г. на почетное четвертое место.

Для психиатра его нравственный долг имеет особенное, специфическое значение в связи с тем, что некоторые и даже многие его пациенты воспринимают адекватное предложение о госпитализации в психиатрическое учреждение, советы о целесообразности специфической терапии, как оскорбление, моральный вред, насилие, посягательство на права и свободы личности. С этим в значительной степени связаны появление безумного по своей сути антипсихиатрического движения, а также широкое распространение мифологии, в которой психиатры нередко предстают в глуповато-анекдотическом виде или, что еще чаще, в самом зловещем, садистическом облике, которым только и нужно, что стигматизировать, мучать людей, экспериментировать над ними, навешивать ярлыки, калечить их судьбы, и которые ничего другого делать просто не умеют и не желают делать. С давлением упомянутого движения в своей стране и стремлением угодить руссофобски настроенным политикам страны связано, очевидно, принятие у нас соответствующих законов, призванных, наконец, будто бы положить конец произволу психиатров самого черного, диктаторского, коммунистического периода существования страны, который, по словам «страдальца карательной психиатрии» Буковского, подлежит безусловному осуждению и заслуживает самого сурового приговора. Отказ от применявшейся ранее практики принудительной госпитализации и недобровольного лечения, когда это действительно показано, необходимо и понятно любому профессионально подготовленному врачу, замаскированный расплывчатыми формулировками, зафиксированными в законе об оказании психиатрической помощи в РФ (1993), несет явственный отпечаток этой разрушительной по своей сущности антипсихиатрической, если не сказать антисоциальной тенденции.

На деле упомянутый закон, вопреки декларируемым в нем высоким гуманистическим ценностям, зачастую серьезно затрудняет оказание своевременной помощи пациентам, поскольку последние, в силу нередко свойственной им анозогнозии, а вдобавок и присущих всякому обывателю предрассудков и суеверий, особенно касающихся психиатрической патологии, сравнительно редко осознанно соглашаются на лечение и тем более сами обращаются с такой просьбой. Откладывание в таких случаях помощи на неопределенное время причиняет серьезный ущерб как им самим, так и их близким, жизнь которых нередко превращается в кошмар, часто страдают и многие окружающие люди (между прочим, в литературе едва ли найдется серьезное исследование того, во что обходится домочадцам такой многолетний стресс, как жизнь бок о бок с психиатрическим пациентом, которому, по формальным основаниям, нет возможности оказать своевременную помощь). Этот закон, кроме того, демобилизует врачей неотложной помощи и дежурантов приемных отделений больниц, некоторые из которых предпочитают отказывать в необходимой помощи опять же по буквальным основаниям, с формальной точки зрения правильно ссылаясь на этот пресловутый закон (например, «галлюцинаций нет, госпитализация не показана», «пациент правильно ориентирован, психоза у него нет, ему следует лечиться амбулаторно» и т.п.). Иными словами, упомянутым законом фактически положено начало разрушению врачебной деонтологии, а не поощрению нравственной позиции врача, поскольку он далеко не всегда стоит на стороне принципа своевременного оказания специализированной помощи психиатрическому пациенту и его близким, как того требуют от врача вековые этические принципы. Последние, должен он делать вывод, устарели, от них пора отказаться, так как отныне все определяет параграф закона, а не норма морали. Кроме того, в силу упомянутого закона в населении страны начался и быстрыми темпами продолжается процесс накопления психотических пациентов, скорые психиатрические бригады временами бывают буквально заваленными заявками на вызова, пограничные отделения многих психиатрических больниц фактически превращаются или уже превратились в общепсихиатрические. Растет преступность, особенно бытовая, в значительной степени связанная именно с психиатрической, наркологической патологией и расстройствами личности, но которая лишь в малой части учитывается статистикой.

То же, что и о законе, можно сказать об официально принятом на Пленуме правления общества Российского общества психиатров в 1994 г. отечественном кодексе этики психиатра, где говорится: следующее::» Никакое психиатрическое вмешательство не может быть произведено против или независимо от воли пациента, за исключением случаев, когда вследствие тяжелого психического расстройства пациент лишается способности решать, что для него является благом, и когда без такого вмешательства с высокой вероятностью может последовать серьезный ущерб самому пациенту или окружающим. Применение психиатром к пациенту в этих случаях недобровольных мер необходимо и морально оправдано, но допустимо лишь в пределах, которые определяются наличием такой необходимости». Основываясь на подобных указаниях («непосредственная опасность больного для себя или окружающих», «неспособность решать, что есть благо», «высокая вероятность ущерба для себя и окружающих» и т.п.), врач едва ли сможет доказать на суде, лицам, совершенно некомпетентным в области психиатрии, правомерность принятых им недобровольных мер помощи, даже если фактически, процессуально и с моральной точки зрения он будет абсолютно прав. Очевидно, получив взыскание или иное наказание, в другой раз он не раз подумает, стоит ли ему повторять свой моральный подвиг. Реальное решение проблемы совершенствования психиатрической службы состоит не в том, чтобы написать благозвучный закон с ритуальным перечислением всех демократических ценностей и делать вид, будто он исполняется ко всеобщему удовлетворению. Оно, это решение, очевидно для всякого врача, и кроется оно в том, чтобы обеспечить, наконец, психиатру просто нормальные условия для выполнения его чрезвычайно сложных в интеллектуальном и эмоциональном плане обязанностей, вернуть ему в глазах общества нормальный человеческий облик, сохранить его профессию уважаемой и престижной, создать ему условия для постоянного профессионального роста, а не оплачиваемой им же самим видимости последипломного обучения, а помощь пациентам сделать доступной на самых ранних этапах развития психического расстройства, бесплатной, а не доходной для фармацевтических дельцов, каковой она ныне становится, и по-настоящему квалифицированной, комплексной, проводимой совместно с клиническими психологами, социальными работниками, экспертными службами и общественными организациями.

Источник: vocabulary.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.