Главная      Учебники — Философия     Лекции по философии — часть 7

 

поиск по сайту           правообладателям

 

Диалектика и метафизика как философские концепции развития


 

             

Содержание

Введение

1. Диалектика и метафизика как философские концепции развития

2. Историческое развитие диалектики, как метода познания

3. Отличие диалектики марксизма от диалектики Г. Гегеля

Заключение

Список литературы

Постоянно развивающаяся борьба старого и нового, противоположного и противоречивого, возникающего и исчезающего приводит мир к новым структурам.

Сама эта борьба объективно предполагает необходимость диалектики — научной теории развития, метода познания природы, общества и мышления.


Всё, что происходит в мире, а именно: изменение, движение и развитие — подчиняется законам диалектики. Диалектика, как наука составляет душу марксизма, представляет собой стройную систему экономических, социально-политических и философских взглядов и является бесценным творением человеческого разума.

В современной науке невозможно обойтись без диалектических обобщений опытных данных, результаты которых — суть понятия, умение оперировать которыми — большое искусство. Диалектика — учение о наиболее общих закономерных связях и становлении, развитии бытия и познания и основанный на этом учении метод мышления.

Чтобы понять диалектику, надо выяснить ее исходные положения, структуру, принципы и ее историческое развитие. Чем я и займусь в ходе работы над этой работой.

Контрольная выполнена с использованием трудов: Гегеля Г., Ленин В.И., К. Маркса и Ф. Энгельса, П.Г. Кабанова, Рузавина В. И.

Объяснение возникновения и уничтожения как изменение субстанции неизбежно ставит вопрос о характере этого изменения, его направленности и причине. То есть возникают вопросы, как , куда и почему происходят изменения.

Античные философы, считавшие, что все в мире непрерывно изменяется, пришли к пониманию этих изменений как круговорота материи: да, все в мире изменяется, любая вещь рано или поздно погибает, но нынешнее состояние вещей — это одна из ступеней, пройденных миром, которые, повторяясь, образуют круговорот Вселенной. Исключения делались только для атомов (Демокрит, Эпикур), для идей (Платон), которые не возникают, неуничтожимы и неизменны. Получалось, что мир всегда был такой, как есть. Причиной же круговорота считали логос (Гераклит), нус (Анаксагор), космические вихри (Демокрит), внутреннюю цель (Аристотель).


Таким образом, в истории философии существовала тенденция, которая позднее, в марксистской философии, получила название метафизики . Это либо отрицание движения, либо признание его, но отрицание развития, либо признание развития, но как повторения прошлого. В то же время идеи вечного изменения, перехода противоположностей друг в друга формировали представления о развитии всего мира в целом, о наличии в нем прогресса, т.е. движения по восходящей линии, движения от простого к сложному. В XVII в. Декарт выдвинул гипотезу об образовании звезд, Солнца и Земли в результате вихреобразного движения частиц материи. В XVIII в. Кант поддержал эту идею. Наука подтверждала, что Земля пережила ряд стадий своего развития, что на Земле сменилось много видов растений и животных. Эмбриология установила порядок этой смены. Наконец, Ч. Дарвин доказал, что все виды, в том числе и человек, — это результат длившегося миллионы лет процесса. Такие взгляды на развитие получили название диалектических или просто диалектики . [1]

Принцип развития — это исходная диалектическая идея, с осознания которой началась разработка диалектики.


инятие данной идеи позволяет представить мир в постоянном движении, увидеть, что он находится в развитии, то есть претерпевает качественные изменения различной (прогрессивной или регрессивной) направленности. Принцип материального единства мира, осмысленный применительно к раскрытию сущности движения, приводит познающего мир человека к убеждению в том, что всеобщее развитие есть результат движения материи. Последовательное развитие данной идеи позволяет заключить, что “в мире нет ничего, кроме движущейся материи”. [2]

Происхождение терминов "диалектика" и "метафизика" следующее :

Термин "метафизика" (с греческого — "после физики") ввел в I в. до н.э. библиотекарь Андроник Родосский, который назвал так группу трактатов Аристотеля о "бытии самом по себе", которые он поставил на полку после физики, т.е. после трактатов Аристотеля о природе.

На Западе до сих пор под метафизикой понимают учение о бытии (онтологию) или философию в целом. У нас же долгое время под метафизикой понималось учение о развитии, противоположное диалектике. В настоящее время употребляется и в первоначальном ее значении.

Диалектика (греч.) — искусство вести беседу, спор. Главным в споре считалось умение подвести соперника под противоречие, поэтому впоследствии диалектикой стали называть сами противоречия. Гегель назвал свою философию диалектикой, так как у него структура изложения всех философских проблем представляла собой разрешение противоречия: сначала следовало утверждение, затем опровержение и, наконец, синтез. Предшествующая философия для Гегеля оставалась метафизикой.


Диалектикой он называл и умение отыскивать противоположности в самой действительности, поэтому свой метод он назвал диалектическим.

Понятие "развитие" в настоящее время определяется по-разному:

· развитие есть движение от низшего у высшему (прогресс);

· развитие есть необратимые качественные изменения (прогресс или регресс);

· развитие есть мировой круговорот, прогресс есть в то же время и регресс.

Диалектика дает разные ответы об источнике развития. Идеалистическая диалектика объясняла появление нового вхождением в косную материю различных, находящихся в развитии, духовных форм, идей. Так, по Гегелю, развитие природы есть саморазвитие абсолютной идеи, ее противоречивость. Материалистическая диалектика (Маркс, Энгельс) источником развития признала внутренние противоречия материального мира.

Диалектика и метафизика различно описывают не только развитие, но и связи предметов и явлений, возникающие и существующие в развитии. Диалектика считает, что в мире все взаимосвязано и взаимообусловлено. Метафизика либо отрицает связи, либо считает их случайными, внешними.

В западной философии деление философии на диалектику и недиалектику тоже используется.


Кроме философии, развитие изучают и конкретные науки. Некоторые их выводы носят мировоззренческий, философский характер. Например, синергетика изучает связи между элементами структуры, которые образуются в открытых системах. В этих системах происходит согласование подсистем. Это согласование имеет свои закономерности.

Например:

· такие системы имеют многовариантность, альтернативность путей развития;

· всегда имеется возможность выбора из данных альтернатив, поэтому хаос конструктивен, как поставщик альтернатив;

· возможность альтернатив делает принципиально ненадежными прогнозы от наличного состояния, например, в состоянии неустойчивости социальной сферы даже действия каждого отдельного человека могут влиять на процессы в обществе в целом;

· настоящее системы определяется не только прошлым, но и будущим.

· путей эволюции (развития системы) много, но на определенных стадиях существует некая предопределенность, поэтому сложным системам нельзя навязывать путей их развития.

Мировоззренческий характер синергетических представлений позволяет отнести синергетику к философской концепции развития. Но пока ее понятийный аппарат находится в стадии становления. Отсюда споры о ее статусе. Например, некоторые философы синергетику считают одним из элементов диалектики.

Структура диалектики.

Диалектика использует понятия, они называются категориями. Это предельно общие понятия, описывающие развитие и связи, например: сущность и явление, содержание и форма, причина и следствие, случайность и необходимость и т.д.


Установленные связи между категориями называются законами диалектики. Все законы и категории диалектики выражают ее принципы :

а) всеобщей связи, б) детерминизма, в) развития.

a) Принцип всеобщей связи раскрывается категориями: общее и единичное, явление и сущность, необходимость и случайность, закон и др. Как они связаны между собой?

На протяжении всей истории философии существовала проблема взаимосвязи общего и единичного. Диалектика утверждает, что общее существует через единичное, а единичное содержит в себе общее. (Нефилософские понятия, выражающие эти категории: типовое, стандартное, индивидуальное, уникальное и т.д.)

Явление и сущность . Явление — это внешне наблюдаемые характеристики предметов. Сущность — это внутренняя, глубинная, устойчивая сторона предметов. Они не совпадают друг с другом. Диалектика их связи такова: сущность является, явление есть проявление сущности.

Сущность перед нами не может предстать непосредственно (иначе наука была бы излишней).

Сущность взаимодействует с другими сущностями и предстает нам в искаженном виде — в явлении. (В античности явление называли мнением. Юм, Кант считали, что сущность непознаваема.)

Необходимость и случайность. Диалектика утверждает, что случай есть проявление необходимости. То есть одно и то же явление и случайно, и необходимо. Мера необходимого в случайном есть вероятность случая. (Демокрит считал, что случайность не существует, все необходимо. Спиноза утверждает, что случайным называют что-то из-за несовершенства знания.)


Закон. Закон — это наиболее повторяющиеся, существенные, необходимые, устойчивые связи. (Философское понимание закона отличается от его обыденного понимания. То, что мы называем законом, в диалектике не будет таковым, если нет устойчивых, повторяющихся связей. Например, юридический закон если не соблюдается, то в диалектике это уже не закон.)

Почему-то в философии Гегеля и Маркса не нашлось парной категории для категории "закон", но логично предположить, что на эту роль подходит категория "хаос". Закон — это порядок, хаос — беспорядок. Чем больше порядка, тем меньше беспорядка.

б) Принцип детерминизма раскрывается категориями: причина и следствие.

Действительную причину явлений установить трудно, так как все явления взаимосвязаны. Диалектика утверждает лишь то, что следствие всегда имеет причину, что причина предшествует следствию, что причина порождает следствие, в отличие от повода, который является случайной связью. Все связи, кроме причинной, называются условиями. (Философское учение, отрицающее причинные связи, называется индетерминизмом.)

в) Принцип развития раскрывается категориями: содержание и форма, возможность и действительность и др.


Согласно диалектике, развитие есть превращение возможности в действительность. Всякое действительное существовало раньше в возможности, но не всякое возможное становится действительным. Развитие есть изменение содержания и смена формы. Содержание определяет форму, но форма организует содержание. (Форма — содержательна, содержание оформлено.)

Кроме этих категорий принцип развития раскрывается в сформулированных Гегелем законах:

а) перехода количественных изменений в качественные, б) единства и борьбы противоположностей, в) отрицания отрицания.

Характер развития, то есть как оно происходит, раскрывается в диалектике количественно-качественных изменений. Развитие происходит в ходе накопления количественных изменений, которые достигают пределов меры, после этого происходит скачок в развитии и изменяется качество. Это качество содержалось раньше в возможности, оно есть новая форма для изменившегося содержания.

Этот закон требует рассматривать развитие как единство количественных и качественных изменений, он утверждает, что невозможно бесконечное накопление количественных изменений ("Как веревочке ни виться, все равно конец придет"). Качество не меняется только в пределах меры.

Марксизм использовал этот закон для обоснования неизбежности социальных революций.

Сформулированный Гегелем закон единства и борьбы противоположностей указывает на источник развития. Таким источником являются внутренние противоречия, которые есть результат раздвоения единого на противоположности и борьбы между ними. Всякое развитие есть разрешение противоречия и в то же время возникновения новых противоположностей, нового противоречия. (В истории философии представление о борьбе противоположностей мы встречаем у Гераклита, Николая Кузанского и т.д.)


Так как познание человека раскрывает диалектику изучаемого объекта, то познание тоже должно следовать этой диалектике. То есть логика человека должна быть тождественна диалектике объекта, она должна быть диалектической логикой. В то же время эта диалектическая логика является теорией познания, то есть теорией, описывающей механизм познания. Поэтому диалектика, логика и теория познания составляют единство, это одно и то же.

Закон единства и борьбы противоположностей марксизм использовал для обоснования необходимости классовой борьбы.

Согласно диалектике, разрешение противоречия ведет к смене качества, а значит, к отрицанию предыдущего. Следовательно, отрицание — это момент развития, выражающий связь двух последовательных стадий (состояний) развивающегося объекта. Но утверждение последующей стадии происходит на базе предыдущей, поэтому последующая стадия сохраняет, удерживает некоторые существенные элементы предыдущей.

Дальнейшее развитие приводит к отрицанию предыдущего отрицания, а значит, возвращение к предыдущему качеству, восстановление того, что отрицалось ранее, возврат к уже пройденной стадии развития. Но это не простой возврат к исходной точке. Это развитие по спирали. Возврат происходит на более высоком уровне, так как то прежнее уже обогатилось своим отрицанием. Закон отрицания отрицания объясняет преемственность, в развитии и говорит о его направленности, то есть, отвечает на вопрос "Куда идет развитие?".

Марксизм использовал этот закон для обоснования неизбежности социалистической революции и перехода к коммунизму.

Этимологически "диалектика" означает вести разговор, ученый беседу, диалог, столкновенье полярных суждений. Материалистическая диалектика является учением о главных законах развития природы, общества и познания, человеческого мышления, которое постигает мир. В современном понимании — это образ мироощущения, теория и метод познания.

Первым, кто предоставил понятию "диалектика" значение метода умного познания, был Гегель. Он подчеркивал, что диалектика постигает мир в единстве противоположных определений в самодвижении, саморазвития.

Она учит о необъятной связи, которая объединяет между собой все вещи, явления, процессы. Эти связи внедряются в их сущность, поэтому вырвать явление с них невозможно, поскольку это лишит нас глубокого и полного его понимания.

Метафизика, наоборот, рассматривает вещи, явления и их умственные отображения, понятие отдельно одно от одного, как отделенные, между собой не связанные (или связанные лишь внешними отношениями). Она анализирует вещи, явления, а также понятие вне процесса развития, как за своей сутью неизменяемые (а если и признает развитие, то упрощенно, поверхностно, не раскрывая его сущности и движущих сил).

Диалектика же исходит из того, что все существующее может быть понятным лишь в развитии и что последний необходимо разглядеть как саморазвитие, которое порождается внутренними импульсами и охватывает не только постепенные изменения, эволюцию, а и перерывы постепенности, качественные прыжки, появление нового.

Теория развития признает как внешние, так и внутренние разногласия, притом во внутренних усматривает главный импульс, движущую силу самодвижения, саморазвития существующего и поэтому обращает главное внимание прежде всего на исследование этих разногласий.

Метафизика считает вещи и явления разными самыми по себе, тождественными, лишенными внутренних противоречий. Ею признаются лишь внешние разногласия — между разными предметами, а также противоречия формально-логические, что возникают вследствие непоследовательности мысли.

Начиная с античных времен, разные мыслители вкладывали у понятия "диалектика" разное содержание: то как теория развития, то как теория познания (гносеология), а то как наука об общих законах и формы движения мышления (диалектическая логика). Из этого можно сделать вывод, который диалектика развития объективной и диалектика субъективной реальности если и не совпадают, то в чем-то единые. Со временем диалектику объективной реальности начали называть объективной, а диалектику субъективной реальности — субъективной. Г. Гегель на идеалистической, а В.И. Ленин на материалистической основах обосновали, что диалектика как теория развития, теория познания, диалектическая логика единые и что их законы и соотносительные категории по смыслу совпадают, будучи разными за образом бытия.

В историческом развитии диалектика прошла три основных этапа (формы).

К первый нужно зачислить диалектику древних (Гераклит, Демокрит, Платон, Аристотель и др.). Это была наивная, стихийная диалектика, которая объединялась с такими же наивными материализмом и идеализмом.

Потом пути материализма и диалектики в этом разошлись. В ХVII-ХVIII ст. возникает метафизический материализм, господствующими становятся идеи механицизма (хотя иногда в некоторых философских учениях все же проявлялась диалектика). Возникновение и развитие метафизического материализма играли тогда положительную роль.

Однако это мало временный характер, поскольку развитие природы и общественной жизни имеет диалектический характер. Диалектику начали интенсивно разрабатывать в немецкой классической философии, хотя и на идеалистической основе. Известно, что второй формой диалектики была идеалистическая диалектика классической немецкой философии (прежде всего философии Гегеля).

Существенные сдвиги в общественной жизни, три больших открытия снова вызвали необходимость объединения материализма с диалектикой, возвращение к целостному, диалектического понимания мира, но уже в другой форме, на грунте науки и общественного опыта. Так возникает третья форма диалектики (материалистическая, марксистская), объединенной со зрелым материализмом.

Таким образом, объективная диалектика на основе практики отображается в субъективной диалектике. Сначала субъективная диалектика имела неосознанный характер, однако со временем мысль человека стала предметом исследования. В XIX ст. создается диалектика как учения. Оно стало своеобразным итогом, логически целостным и последовательным синтезом всей истории теоретического освоения мира и одновременно историей познания мыслью самой себя, своих форм и законов, которые отображают формы и законы развития объективной действительности. В роле такого учения диалектика и является одновременно общей теорией развития, теорией познания и логикой.

В своей внутренней основе и мировоззренческой направленности она единая; в предметном выражении, средствах применения и формах выявления — и многомерная, и разная. Лишь система принципов, законов и категорий описывает развитие конкретно. [3]

Мировоззрение марксистско-ленинской партии есть диалектический материализм. Оно называется диалектическим материализмом потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория — материалистической.

Исторический материализм есть распространение положения диалектического материализма на изучение общественной жизни, применение положений диалектического материализма к явлениям жизни общества, к изучению общества, к изучению истории общества.

Характеризуя свой диалектический метод, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Гегеля, как на философа, сформулировавшего основные черты диалектики. Это, однако, не означает, что диалектика Маркса и Энгельса тождественна диалектике Гегеля. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из диалектики Гегеля лишь ее "рациональное зерно", отбросив гегелевскую идеалистическую шелуху и развив диалектику дальше, с тем, чтобы придать ей современный научный вид.

"Мой диалектический метод, говорит Маркс, в основе своей не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он под названием идеи превращает даже в самостоятельный субъект, есть демиург (творец) действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. Для меня, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней" (К. Маркс, Послесловие ко второму немецкому изданию 1-го тома "Капитала").

Характеризуя свой материализм, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Фейербаха, как на философа, восстановившего материализм в его правах. Однако это не означает, что материализм Маркса и Энгельса тождественен материализму Фейербаха. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из материализма Фейербаха его "основное зерно", развив его дальше в научно-философскую теорию материализма и отбросив прочь его идеалистические и религиозно-этические наслоения. Известно, что Фейербах, будучи в основном материалистом, восставал против названия — материализм. Энгельс не раз заявлял, что Фейербах "несмотря на материалистическую основу, еще не освободился от старых идеалистических пут", что "действительный идеализм Фейербаха выступает наружу тотчас же, как мы подходим к его этике и философии религии" (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр.652-654).

Марксистский диалектический метод характеризуется следующими основными чертами:

а) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и не зависимых друг от друга, — а как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга.

Поэтому диалектический метод считает, что ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обосновано, если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений.

б) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век.

Поэтому диалектический метод требует, чтобы явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изменения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания.

Для диалектического метода важно прежде всего не то, что кажется в данный момент прочным, но начинает уже отмирать, а то, что возникает и развивается, если даже выглядит оно в данный момент непрочным, ибо для него неодолимо только то, что возникает и развивается. "Вся природа, говорит Энгельс, начиная от мельчайших частиц ее до величайших тел, начиная от песчинки и кончая солнцем, начиная от протиста (первичная живая клеточка. — авт.) и кончая человеком, находится в вечном возникновении и уничтожении, в течении, в неустанном движении и изменении" (там же, стр.484). Поэтому, говорит Энгельс, диалектика "берет вещи и их умственные отражения главным образом в их взаимной связи, в их сцеплении, в их движении, в их возникновении и исчезновении" (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр.23).

в) В противоположность метафизике диалектика рассматривает процесс развития, не как простой процесс роста, где количественные изменения не ведут к качественным изменениям, — а как такое развитие, которое переходит от незначительных и скрытых количественных изменений к изменениям открытым, коренным, к изменениям качественным, где качественные изменения наступают не постепенно, а быстро, внезапно, в виде скачкообразного перехода от одного состояния к другому состоянию, наступают не случайно, а закономерно, наступают в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений. Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития следует понимать не как движение по кругу, не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как движение по восходящей линии, как переход от старого качественного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему. "Природа, говорит Энгельс, есть пробный камень диалектики, и современное естествознание, представившее для этой пробы чрезвычайно богатый, с каждым днем увеличивающийся материал, тем самым доказало, что в природе, в конце концов, все совершается диалектически, а не метафизически, что она движется не в вечно однородном, постоянно сызнова повторяющемся круге, а переживает действительную историю. Здесь прежде всего следует указать на Дарвина, который нанес сильнейший удар метафизическому взгляду на природу, доказав, что весь современный органический мир, растения и животные, а следовательно также и человек, есть продукт процесса развития, длившегося миллионы лет" (там же, стр.23). Характеризуя диалектическое развитие, как переход от количественных изменений к качественным изменениям, Энгельс говорит: "В физике… каждое изменение есть переход количества в качество — следствие количественного изменения присущего телу или сообщенного ему количества движения какой-нибудь формы. Так, например, температура воды не имеет на первых порах никакого значения по отношению к ее жидкому состоянию; но при увеличении или уменьшении температуры жидкой воды наступает момент, когда это состояние сцепления изменяется и вода превращается — в одном случае в пар, в другом — в лед… Так, необходим определенный минимум силы тока, чтобы платиновая проволока стала давать свет: так у каждого металла имеется своя теплота плавления; так, у каждой жидкости имеется своя определенная, при данном давлении, точка замерзания и кипения — поскольку мы в состоянии при наших средствах добиться соответствующей температуры; так, наконец, у каждого газа имеется критическая точка, при которой соответствующим давлением и охлаждением можно превратить его в жидкое состояние… Так называемые константы физики (точки перехода от одного состояния в другое состояние. — Ред.) суть большею частью не что иное, как название узловых точек, где количественное (изменение) прибавление или убавление движения вызывает качественное изменение в состоянии соответствующего тела, — где, следовательно, количество переходит в качество" (там же, стр.527-528). Переходя, далее, к химии, Энгельс продолжает:

"Химию можно назвать наукой о качественных изменениях тел, происходящих под влиянием изменения количественного состава. Это знал уже сам Гегель… Возьмем кислород: если в молекулу здесь соединяются три атома, а не два, как обыкновенно, то мы имеем перед собой озон — тело, определенно отличающееся своим запахом и действием от обыкновенного кислорода. А что сказать о различных пропорциях, в которых кислород соединяется с азотом или серой и из которых каждая дает тело, качественно отличное от всех других тел!" (там же, стр.528). Наконец, критикуя Дюринга, который бранит во всю Гегеля и тут же втихомолку заимствует у него известное положение о том, что переход из царства бесчувственного мира в царство ощущения, из царства неорганического мира в царство органической жизни — есть скачок в новое состояние, Энгельс говорит: "Это ведь гегелевская узловая линия отношений меры, где чисто количественное увеличение или уменьшение вызывает в определенных узловых пунктах качественный скачок, как, например, в случае нагревания или охлаждения воды, где точки кипения и замерзания являются теми узлами, в которых совершается — при нормальном давлении — скачок в новое агрегатное состояние, где, следовательно, количество переходит в качество" (там же, стр.45-46).

Г) В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, свое прошлое и будущее, свое отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные. Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развертывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке "борьбы" противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий. "В собственном смысле диалектика, говорит Ленин, есть изучение противоречия в самой сущности предметов" (Ленин, "Философские тетради", стр.263). И дальше: "Развитие есть "борьба" противоположностей" (Ленин, т. XIII, стр.301). Таковы коротко основные черты марксистского диалектического метода.

Не трудно понять, какое громадное значение имеет распространение положений диалектического метода на изучение общественной жизни, на изучение истории общества, какое громадное значение имеет применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата. Если нет в мире изолированных явлений, если все явления связаны между собой и обусловливают друг друга, то ясно, что каждый общественный строй и каждое общественное движение в истории надо расценивать не с точки зрения "вечной справедливости" или другой какой-либо предвзятой идеи, как это делают нередко историки, а с точки зрения тех условий, которые породили этот строй и это общественное движение и с которыми они связаны. Рабовладельческий строй для современных условий есть бессмыслица, противоестественная глупость. Рабовладельческий строй в условиях разлагающегося первобытно-общинного строя есть вполне понятное и закономерное явление, так как он означает шаг вперед в сравнении с первобытнообщинным строем.

Требование буржуазно-демократической республики в условиях существования царизма и буржуазного общества, скажем, в 1905 году в России было вполне понятным, правильным и революционным требованием, ибо буржуазная республика означала тогда шаг вперед.

Все зависит от условий, места и времени. Понятно, что без такого исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории, ибо только такой подход избавляет историческую науку от превращения ее в хаос случайностей и в груду нелепейших ошибок. Дальше. Если мир находится в непрерывном движении и развитии, если отмирание старого и нарастание нового является законом развития, то ясно, что нет больше "незыблемых" общественных порядков, "вечных принципов" частной собственности и эксплуатации, "вечных идей" подчинения крестьян помещикам, рабочих капиталистам. Значит, капиталистический строй можно заменить социалистическим строем, так же, как капиталистический строй заменил в свое время феодальный строй. Значит, надо ориентироваться не на те слои общества, которые не развиваются больше, хотя и представляют в настоящий момент преобладающую силу, а на те слои, которые развиваются, имеют будущность, хотя и не представляют в настоящий момент преобладающей силы.

В восьмидесятых годах XIX столетия, в эпоху борьбы марксистов с народниками, пролетариат в России представлял незначительное меньшинство в сравнении с единоличным крестьянством, составлявшим громадное большинство населения. Но пролетариат развивался, как класс, тогда как крестьянство, как класс, распадалось. И именно потому, что пролетариат развивался, как класс, марксисты ориентировались на пролетариат. И они не ошиблись, ибо, как известно, пролетариат вырос потом из незначительной силы в первостепенную историческую и политическую силу. Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперед, а не назад.

Дальше. Если переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения составляет закон развития, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетенными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление.

Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнета может быть осуществлено не путем медленных изменений, не путем реформ, а только лишь путем качественного изменения капиталистического строя, путем революции. Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом. Дальше. Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.

Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить ее до конца.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику "врастания" капитализма в социализм.

Так обстоит дело с марксистским диалектическим методом, если взять его в применении к общественной жизни, в применении к истории общества. [4] . [5]

В философии Гегеля логика, метафизика и онтология в сущности тождественны. Процесс реального становления — это аспект логического процесса мышления. Схватывая законы логики при помощи априорного мышления, разум обретает точное знание реальности. Не существует дороги к истине, кроме той, которая обеспечивается изучением логики.

Специфическим принципом логики Гегеля является диалектический метод. Мышление движется трехчастным путем. От тезиса к антитезису, т.е. к отрицанию тезиса, а от антитезиса к синтезу, т.е. к отрицанию отрицания Тот же самый тройственный принцип проявляется и в реальном становлении. Ибо единственной реальной вещью во Вселенной является Geist (разум или дух). Материальные вещи не обладают для себя бытием. Субстанция материи находится вне ее, дух есть у себя бытие. То, что называется действительностью — помимо разума и божественного действия — в свете этой философии есть нечто гнилое или косное {ein Faules ), которое может казаться, но не является в себе действительным. [6]

Итак, в философии существуют две основные концепции развития — диалектика и метафизика. Диалектика видит весь мир постоянно развивающимся, в котором все взаимосвязано и источником развития являются внутренние противоречия. Развитие происходит путем накопления количественных изменений, которые приводят к качественным, к изменению формы, к образованию новых противоречий.

Метафизика либо отрицает движение и развитие, либо признает их, но как случайные, несвязанные процессы, имеющие высший источник. И та и другая концепция описывает реальные процессы. Диалектика делает акцент на изменчивой стороне предметов, метафизика описывает их устойчивые характеристики. [7]

Диалектический метод правомерен прежде всего при рассмотрении именно тех явлений, которые обладают ярко выраженными диалектическими характеристиками самовоспроизведения и самодетерминации. Он неправомерен тогда, когда его пытаются применить к тем явлениям, которые такими характеристиками в достаточной степени не обладают и получают.

Проведя работу по данной контрольной я узнала, что в истории философии сложились три основные формы диалектики:

· античная, которая была наивной и стихийной, поскольку опиралась на житейский опыт и отдельные наблюдения (Гераклит, Платон, Аристотель, Зенон и др.);

· немецкая классическая, которая была разработана Кантом, Фихте, Шеллингом и особенно глубоко Гегелем;

· материалистическая, основы которой были заложены К. Марксом и Ф. Энгельсом.

Если бы мне было необходимо выбрать какой из форм диалектики придерживаться, я бы, к моему великому сожалению, выбрала бы материалистическую диалектику марксизма. Теории Гегеля очень занимательны и идеалистичны. Я хотела бы верить в то что мир устроен совершеннее, чем приходится видеть. Но, необходимо признать что материализм логичнее. Ибо человек скорее захочет верить в то, что он создает мир вокруг себя, а не мир вливает в него жизнь. Естественно мы говорим только о духовном и разумном мирах.

Источник: zinref.ru

Сознательное целеполагание и сознательный выбор средств к достижению поставленных целей являются существенной чертой человеческой деятельности, прежде всего трудовой, отличающей ее от поведения животных. К. Маркс писал, что архитектор тем отличается от пчелы, а ткач от паука, что они до того, как воспроизвести что-либо в натуре, сначала создают мысленный образ воспроизводимого, а также образ тех действий, при помощи которых они рассчитывают достигнуть желаемого результата.

Так обстоит дело в общем виде. Опыт истории свидетельствует о том, что если брать достаточно большие интервалы времени, то фактически достигаемые результаты часто далеко расходятся с первоначально поставленными целями. Это касается не только поведения рядовых людей, но и деятельности выдающихся исторических личностей. Империя Александра Македонского распалась чуть ли не на другой день после смерти ее создателя. Наполеон Бонапарт намеревался завоевать весь мир, а окончил свою бурную жизнь узником на заброшенном в океане островке. Ряд подобных примеров, в том числе и из недавней истории, можно было бы продолжить, но едва ли в этом есть необходимость: их каждый в ином масштабе может черпать и из собственной жизни. Важнее установить причины данного феномена. Приведем в этой связи одно замечательное высказывание Ф.Энгельса. «Желаемое,— писал он в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии»,— совершается лишь в редких случаях; по большей же части цели, поставленные людьми перед собой, приходят во взаимные столкновения и противоречия или оказываются недостижимыми частью по самому своему существу, частью по недостатку средств для их осуществления».

Здесь и далее в этом разделе работы, продолжая мысль о классовой противоположности интересов, Энгельс по сути дела различает три основные причины, препятствующие осуществлению поставленных целей: 1) противоречия и борьба между целями разных индивидов, а в особенности классов и других социальных общностей; 2) недостижимость целей по самому их существу ввиду их явной утопичности или даже иллюзорности, например достижение «царства божьего» на Земле — основной цели христианского хилиастического учения и т. п.; 3) наконец, недостаточность (недоброкачественность), а иногда отсутствие избираемых для достижения поставленной цели средств, хотя в принципе данная цель может быть реальной и осуществимой. Первая и вторая причины — социальные антагонизмы и противоречия, отсутствие необходимых экономических, политических, научно-технических условий и предпосылок в ту или иную историческую эпоху — могут служить предметом размышлений для историка, социолога. Третья причина— характер избираемых средств — содержит в себе материал для этического анализа.

В домарксистской философской мысли, как правило, проблема взаимоотношения целей и средств ставилась абстрактно и метафизически: оправдывает ли цель средства или не оправдывает? При этом непременно подразумевались благая цель и любые средства, которые можно применить для ее достижения. Иными словами, вопрос ставился в самом общем и категорическом виде: или оправдывает, или не оправдывает — третьего не дано. Столь категорически и альтернативно поставленный вопрос, естественно, требовал столь же категорического ответа, который, как правило, и давался в виде двух противоположных, альтернативных решений.

Так, в концепциях буржуазного утилитаризма и прагматизма, тесно связанных с социальными, политическими, идеологическими интересами господствовавших классов и с общественными институтами, призванными охранять эти интересы, утверждалось, что благая цель, например всеобщее счастье, которое мыслилось как простая сумма счастья индивидов (И. Бентам), или «спасение» душ для вечной блаженной жизни (христианская теология), полностью оправдывает любые средства. Для упомянутого Иеремии Бентама, как и для буржуазно-протестантской (кальвинистской) идеологии вообще, главным средством достижения всеобщего блага или загробного блаженства выступал успех буржуазного индивида на поприще предпринимательства в условиях свободной капиталистической конкуренции, что одновременно служило внешним признаком приближения к этой цели.

Фактически в качестве всеобщей цели при этом выдвигалось благо буржуазного государства, корпорации или преуспевающего дельца. Подобное «оправдание» любых средств, обращенное в сферу экономической, политической, идеологической и иной практической деятельности, временами достигало степени морального цинизма, например в теории и практике политического макиавеллизма, в деятельности иезуитов и т. п. В новейшее время такая практика и обслуживающая ее политическая идеология получили свое крайнее, зловещее выражение в гитлеризме и других разновидностях воинствующего империализма, особенно в США. Конечно, подобное открытое провозглашение морального цинизма принципом политики—явление не частое. В большинстве случаев корпоративные классовые цели выдаются в качестве целей всеобщих, как достижение «общего блага», якобы способного оправдать любые, самые неблаговидные средства. Вследствие этого идеология эксплуататорских классов и обслуживающие их интересы общественные институты неизбежно оказывались насквозь пропитанными бесстыдным лицемерием, лишь более или менее прикрытым демагогическими фразами, рассчитанными на формирование выгодного этим классам «массового сознания».

В противоположность этой позиции, тесно связанной с корыстной общественной практикой буржуазного класса и его организаций (государство, церковь и т. п.), существовали и ныне существуют воззрения, согласно которым никакая цель сама по себе не оправдывает средства. Последние следует оценивать по их собственной ценности, независимо от цели, которой они служат, ибо существуют средства, которые якобы остаются злом Независимо от цели. Так, в ряде концепций абстрактного гуманизма (толстовстве, гандизме, в некоторых направлениях «евангельского» христианства) отвергается насилие как средство достижения каких бы то ни было целей, а в идеологии и политике анархизма таким же образом истолковывается власть государства.

В обеих концепциях, как видим, налицо метафизически одностороннее решение данной проблемы. Здесь ясно просматривается прямая аналогия с решением другого вопроса, речь о котором шла ранее, а именно: подобно тому как при оценке поступка односторонне принимают во внимание или ценность результата, или ценность субъективного мотива, здесь — в соотношении целей и средств — столь же односторонне обращают внимание либо на ценность целей, либо на ценность средств, отрывая их друг от друга. Следствием этого является, с одной стороны, позиция морального релятивизма или даже в крайнем выражении — нигилизма, с другой стороны, попытки придать буржуазной идеологии и соответствующей практике лишь этический смысл. Эти попытки, естественно, оставались прекраснодушной мечтой, благим пожеланием, ибо в условиях буржуазного общества главным мотивом деятельности является нажива.

Главный метафизический порок приведенных точек зрения заключается в том, что они, во-первых, рассматривают и оценивают цели и средства независимо друг от друга, как автономные ценности (или антиценности). Во-вторых, такой способ рассмотрения — без учета взаимозависимости целей и средств — ведет к абсолютизации каждого из этих моментов, и вследствие этого их безусловная ценность предстает как вообще не зависящая от чего-либо.

Так, иезуиты считали абсолютной целью и ценностью благо католической церкви (точнее, политические интересы своей замкнутой корпорации — ордена иезуитов, которые временами вступали в конфликт даже с интересами католической церкви как целого), и эта цель, ее ценность представлялись настолько высокими, что не могли зависеть от ценности применяемых средств, в том числе таких, как подкуп, шантаж, клевета и т. п.

В известном трактате «Государь» Н. Макиавелли довел принцип «цель оправдывает средства» до крайности, до полного пренебрежения моральным характером средств для достижения политической цели. Власть, успех, славу «дает победа, а не способ, каким она далась». Государю, считал он, нет нужды быть добродетельным, хотя и полезно казаться добродетельным. Он должен обладать не добродетелью (vertu), а доблестью (virtu), т. е. полнотой силы, ума, воли, направленной на завоевание или удержание власти, обладание коей оправдывает все. Власть может проявлять себя как угодно, безразлично в чем: она самоценность, равнодушная к добру и злу.

Позднее Ф. Ницше восхищался этой «свободной от морали добродетелью Ренессанса», и это не случайно: в эпоху зарождения буржуазной идеологии индивидуализма Макиавелли превозносил те же ценности буржуазного образа жизни, которые на закате капиталистического общества пытался спасти Ницше. Они оба сознательно игнорировали моральные мотивы, но не потому, конечно, что сами были совершенно безнравственными личностями (Ницше, как известно, вел образ жизни скромного немецкого верноподданного), а потому, что сама действительность этого общества, в котором «человек человеку — волк», заставляла быть неразборчивым в средствах. Макиавелли трактовал такую неразборчивость как необходимость, «ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру. Из этого следует, что государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности».

Таким образом, этика Макиавелли была чисто консеквенциальной и утилитарной. Добрые или злые средства избираются не ради их самих, а ради цели, т. е., по словам философа, по необходимости. Похвально быть добрым, но, если этого не допускают обстоятельства, государь может дать себе волю без особых колебаний; или, как утверждал в XX в. его единомышленник Ф. Ницше, властитель «стоит по ту сторону добра и зла». Выступая в роли буржуазного политика-инструменталиста (или, как принято говорить сейчас, «праксеолога»), Макиавелли, таким образом, в своих рассуждениях как бы сознательно уходил от этики. Политический макиавеллизм абсолютизирует как ценность и цель власть, ради захвата и удержания которой дозволены любые средства. В данных примерах абсолютизирована автономность цели в качестве безусловной ценности. Анархизм, видящий в государственной власти абсолютное зло, считает, что она не может служить средством ни для какой цели; а абстрактный гуманизм выдвигает в качестве такой же абсолютной антиценности насилие. Таким образом, здесь определенные средства берутся автономно, независимо от чего бы то ни было и квалифицируются как абсолютное зло.

В обеих крайних концепциях налицо разрыв и полное противопоставление друг другу целей и избираемых для их осуществления средств, т. е. метафизический, антидиалектический подход к проблеме взаимосвязи целей и средств в человеческой деятельности.

В истории этических учений такой подход чаще всего приводил к принципиальному противопоставлению цели как некой высшей идеальной сущности и эмпирических (а потому низших в их ценности) средств. Эта тенденция получила свое классическое выражение в моральной философии Канта, который выдвигал цель в качестве центральной категории морального сознания, притом в идеалистической и в высшей степени абстрактной интерпретации. Он мыслил цель как некое абстрактное должное, противостоящее конкретному сущему. По Канту, человек поступает нравственно только тогда, когда он ставит единственной целью своих поступков неукоснительное следование «нравственному закону». Истинные цели нравственного поведения, по мнению Канта, противостоят миру явлений, в котором господствует причинность. Но избираемые людьми средства относятся к миру явлений. Поэтому, считал Кант, цель безусловно должна ставиться выше средств и подчинять их себе.

Метафизическое противопоставление Кантом абсолютной цели относительным, отягощенным эмпирией средствам резко критиковал Гегель. В действительности, писал он, в реальном поведении людей цели и средства постоянно меняются местами. В средствах воплощаются прежние цели; осуществленные цели в свою очередь становятся средствами для достижения будущих целей. Кроме того, цели, которые ставят перед собой люди, обусловлены их интересами и потребностями. Полагание целей — не априорный акт, оно обусловлено объективными законами гражданской и семейной жизни людей. При всей идеалистической спекулятивности философской системы Гегеля, в которой право и нравственность являются ступенями в саморазвитии «абсолютного духа», его критика телеологического априоризма Канта, несомненно, была значительным вкладом в философскую разработку проблемы соотношения целей и средств.

Помимо важной самой по себе критики Гегелем предшествующих концепций соотношения целей и средств следует отметить и другой ценный вклад мыслителя в позитивное решение данной проблемы. Дело в том, что в противовес апологии цели Гегель всячески стремился «восстановить в правах» и средства, правда подчас впадая при этом в другую крайность, делая особое ударение на приоритете средств перед целями. Так, он писал, что сами цели, которые люди ставят перед собой, выражают их потребности и интересы, а последние в свою очередь зависят в своем возникновении и существовании от наличных средств, которыми располагают люди. Поэтому средства (орудия деятельности) — нечто более фундаментальное и прочное, чем цели: «плуг почтеннее, чем непосредственно те наслаждения, которые подготовляются им и являются целями. Орудие сохраняется, между тем как непосредственные наслаждения проходят и забываются. В своих орудиях человек обладает властью над внешней природой, хотя по своим целям он скорее подчинен ей».

Гегель отмечал рассудочно-абстрактный характер концепций, в которых рассматривалось соотношение целей и средств в отрыве от той конкретной деятельности, компонентами которой они являются, от контекста поступков. Внешнее противопоставление целей средствам, замечал он, есть точка зрения полезности, когда в поступках видят только средство к достижению обособленной от них цели, подобно тому как в теологии рассматривают поступки людей лишь как средство к осуществлению божественного провидения.

Таким образом, несмотря на проскальзывающее в ряде случаев преувеличение самостоятельной ценности средств по сравнению с целями, в общей постановке вопроса Гегелем четко прослеживается попытка нащупать их глубокую диалектическую взаимосвязь в реальной жизни. Знаменательно, что В. И. Ленин счел возможным говорить даже о «зачатках исторического материализма у Гегеля», имея в виду эти и приводившиеся ранее его рассуждения по поводу объективной обусловленности человеческих целей.

Источник: pro-psixology.ru

Диалектическая как концепция развития.

Первое значение термина диалектика — в античной философии под диалектикой понимали — искусство спора, ведение беседы, в ходе которой сталкивались противоположные мнения и т.о. находилась истина. Именно так диалектику понимали элиаты.

В этом значении диалектика используется в средние века.

В этом значении диалектика предстает как теория аргументации и именно так она трактуется в современной западной философии.

Второе основное значение диалектики – учение о связи и развитии, о противоречиях и единстве противоположностей.

Диалектика во втором значении имеет свои корни в античности (Гераклит). Гераклит исследовал мир в изменчивости и текучести. Таких диалектиков принято называть «стихийными». Это первая историческая форма диалектики.

Диалектические идеи развивались впоследствии такими мыслителями как Николай Кузанский, Джордано Бруно, Дидро.

Наиболее важный вклад в развитие диалектики внесли представители немецкой классической философии.

Среди них нужно назвать Гегеля. Гегель разработал диалектику как универсальную теорию и всеобщий метод познания.

В системе Гегеля весь материальный и духовный мир предстает в виде процесса, то есть в постоянном изменении и развитии, в результате борьбы противоположностей.

В основе этого процесса Гегель положил духовное начало, которое он называет Мировым разумом, Абсолютной идеей. Т. О. Гегелевская диалектика является по сути идеалистической и она рассматривается как вторая историческая форма диалектики.

Третья историческая форма диалектики. Маркс и Энгельс.

Она называется материалистической диалектикой.

Материалистическая диалектика основывается на признании диалектики объективного мира.

То есть диалектика не задается ни чьим разумом – это сам мир существует и развивается по законам диалектики, а человеческое мышление способно эти законы воспринять, познать и отразить в своих идеях, учениях, теориях и только тогда появляется диалектическое мышление.

«Диалектика сводилась к науке об общих законах движения, как внешнего мира, так и человеческого мышления» – Энгельс.

В нашей стране материалистическая диалектика или, что тоже самое, диалектический материализм, являлись официальной государственной философией.

В философии существуют и другие варианты диалектики (экзистенциальная диалектика – Кьеркегор, Ясперс, негативная диалектика – Адорно, Маркузе, парадоксальная диалектика). Диалектические идеи в том или ином виде восприняты философами, а ее методологические принципы широко используются в других науках.

Диалектика – это и теория и метод.

Диалектика как теория является концепция, которая обосновывает динамическую картину мира, представляет мир как процесс, где все явления находятся во взаимосвязи, взаимообусловленности, изменении и развитии.

Диалектика как метод ориентирует человека в его познавательной деятельности, предлагает рассматривать мир в изменчивости и взаимосвязи, при этом использовать диалектические принципы и законы.

Принципами диалектики является принцип связи и принцип развития.

Основные законы диалектики: 1. Закон единства и борьбы противоположностей. 2. Закон перехода количественных изменений в качественные. 3. Закон «отрицание отрицания». Автор законов Гегель.

Источник: studfile.net


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.