Публикуемая статья представляет собой историко-канонический очерк русского писателя и богослова Владимира Александровича Керенского, который выходил ранее в газете «Известия по Казанской епархии» за 1918 год и в журнале «Вече. Альманах русской философии и культуры» в 2003 году. Публикация В.А. Бажанова. Печатается с сокращениями. Миланский эдикт Императора Константина Великого 313 г. довольно существенно изменил правовое положение христианской церкви… она сделалась церковью, благоприятствуемою со стороны гражданских властей и представители ее получили многие права и преимущества… прежде всего свободу от несения общественных обязанностей… и имущественных повинностей. Не менее существенные привилегии при Константине Великом и его ближайших преемниках получили члены христианского клира и в судебном отношении… Утверждая таким образом за представителями церковного клира, особенно высшего, очень большие привилегии не только церковного, но и гражданского характера, первые христианские императоры однако же настаивали на том, чтобы представители клира не слишком вторгались в гражданскую сферу.


стое правило святых апостолов гласит: «епископ или пресвитер или диакон да не приемлет на себя мирских попечений иначе да будет извержен из священного чина», что подтверждает и 10-е правило VII Вселенского собора: «клирикам не надлежит принимати на себя мирских и житейских попечений»… под коими разумелись не дела, вызываемые христианскою любовию, например, дела попечительства над детьми, но дела «корыстныя»…

С наступлением средних веков – периода особенного расцвета папской системы – правовое положение римско-католического духовенства на западе не только не ухудшается, а напротив улучшается. Общий принцип, легший в этот период в основу папской системы, в рассматриваемом отношении гласит: «духовныя лица не могут быть никем принуждаемы к тому, что несовместимо с званием их, как духовных лиц, и государство, которое не придерживалось бы подобных воззрений, было бы явным последователем духовенств». Исходя из этого принципа, римско-католическая церковь за представителями ее усвоила следующие привилегии: 1) privilegium canonis, в силу которой всякое намеренное фактическое оскорбление полноправного духовного лица влекло за собою отлучение от церкви лиц и нанесших это оскорбление, и подготовлявших последнее, и участвовавших в нем, и не препятствовавших ему… 2) privilegium fori, каковой привилегией не только освобождались от гражданского суда духовные лица, но и вместе с тем церковному суду подлежали дела, возникшие между клириками и мирянами… В постановлениях, издаваемых в IX века, все клирики, начиная с имеющих тонзуру, т.е.


сящих самое низкое церковное посвящение, изъяты из светского суда и подлежат церковному суду по всем преступлениям… Кроме расширения круга лиц, подлежащих церковному суду, в период средних веков в силу privilegium fori расширяется и круг лиц, находящихся под юридическим наблюдением представителей римско-католической церкви. Кроме бедных, вдов и сирот, как это было по древнему праву христианской церкви, клирикам в средние века принадлежало наблюдение над продавцами съестных припасов, чтобы они не увеличивали цену на жизненные продукты, над брошенными детьми, над назначением опекунов, над судьями, крестоносцами и пилигримами… Дальнейшими льготами, усвояемыми римско-католическим клирикам средних веков, были: 1) privilegium servitiorum – освобождение от несения различных мирских обязанностей, например: от военной службы, от государственных должностей, от караульной службы, вообще от «грязных» обязанностей; 2) privilegium competentiae, в силу которой само духовное лицо не подлежало аресту, и если налагался арест на его имущество, то ему на содержание выдавалась достаточная сумма денег; 3) privilegium immunitatis, т.е. свобода от налогов, выражавшихся в подношениях денежных подарков королям, императорам, князьям, в оплачивании путешествий императорских послов и прочая… Рядом с этими привилегиями клирикам средних веков предъявлялись требования морально-религиознаго характера: 1) чтение бревиарий – кратких молитвословий, от коего освобождались только клирики низших степеней и получавшие бенефиций; 2) целибат, т.е.

збрачие обязательное для клириков всех церковных степеней и запрещались: 1) препровождение времени в кабаках и слишком частые посещения знакомых домов; 2) безобразный образ жизни, особенно связанный с пьянством; 3) азартные игры в карты и кости; 4) увлечения охотою… Тем не менее многие из них не исполнялись не только средним клиром, но и высшим, включая сюда и первосвященников… Эти ненормальности церковноморальной жизни римско-католического клира были одною из главных причин к возникновению реформационного движения, которое ошеломило было римско-католическую курию, но на короткое время. Вскоре она оправилась и сумела возвратить римско-католическому клиру не только в римско-католических, но и в протестантских государствах довольно прочное правовое положение благодаря тому главным образом обстоятельству, что она, т.е. курия, успела и сумела упрочить за римским клиром репутацию антиреволюционной силы. Можно видеть это прежде всего на Австрии, в коей сохранены за римским клиром почти все привилегии, усвоенные за ним в средние века… Например, третья привилегия – privilegium servitiorum не только не отменяется в Австрии, но и расширена, так как освобождает клир от несения военной, караульной службы, вообще от «грязных» обязанностей.

рия в то же время одобряет и требует, чтобы члены клира принимали самое деятельное участие в государственных выборах, запрещая лишь страстность духовенства в последних, доходящую до полного отождествления политических и церковных интересов… Очень хорошо правовое положение римско-католического клира в Италии. В силу законов о гарантиях, утвержденных 13 мая 1871 г., римско-католическая церковь в Италии признается государственной, не взирая на возвещенную свободу вероисповеданий, и ей дарована полная автономия, т.е. право издавать свои распоряжения без предварительного согласия с правительством… Почти то же самое из других западных римско-католических государств наблюдается в Бельгии, Испании и Португалии… Довольно хорошо правовое положение римско-католического клира в государствах протестантских, например, в частности и в особенности в Баварии как германском государстве с большим процентом и католического населения. В силу конкордата от 5 июля 1817 г. римско-католическая церковь признается здесь господствующей и потому представители ее сохраняют в Баварии почти все права и привилегии, связанные с их служением по средневековым воззрениям… Из германских государств правовое положение представителей римско-католической церкви поколебалось было на некоторое время только в Пруссии в силу так называемых майских законов 1872–73 гг., потому что по этим законам римско-католическая церковь лишилась автономии во внутренней жизни, ее представители – казенного жалованья, члены многих орденов, особенно иезуитского, изгонялись из Германии и прочая.

нако после выхода в 1894 году в отставку Бисмарка – главного виновника указанных законов – от них осталось очень немногое, стесняющее правовое положение римско-католической церкви в Пруссии, например, ограничение свободы в создании новых орденов и необходимость для членов клира государственного образования. Что же касается остальных привилегий, то они те же самые, что и в других выше указанных государствах… Аналогично правовое положение римско-католического клира в Англии. И здесь в XVII-XVIII веках, как и в начале XIX в. в Германии, представители и вообще члены римско-католической церкви были лишены государственных прав… С восшедствием в 1820 г. на престол Георга IV и особенно со времени премьерства в английском парламенте Гладстона, издавшего 1869 г. церковные законы, правовое положение римско-католического клира в Англии значительно улучшается: члены его не только получают полную автономию в церковной сфере, но и права участия в государственной жизни английского королевства…

Из некатолических государств очень хорошо правовое положение представителей римско-католической церкви и России. Пользуясь еще в XVI-XVIII вв. на основании законов 1627, 1705 и 1769 гг. внутренним самоуправлением (privilegium fori), римско-католическая церковь в России во второй половине XVIII века приобретает права особо покровительствуемой церкви, проявляющияся в свободе принадлежащих католикам храмов, школ и строений от всяких городских повинностей с правом ходатайства казенных пособий в случае построения храмов в среде бедного населения (напр.


колониях Саратовской и др. губерний) (privilegium immunitatis). Во второй половине своего царствования Екатерина II старалась ограничить дарованные ею римско-католической церкви privilegia fori и immunitatis с помощью главным образом законов 1772–73 гг., запрещавших в России без разрешения местного губернатора объявления каких либо папских булль и сосредоточивавших высшее управление в руках Могилевского епископа Сестренцевича. Правовое положение римско-католической церкви в России однако же опять изменилось к лучшему при императорах Павле I и Александре I… Не ухудшилось правовое положение римско-католической церкви в России и после 1810 г., т.е. после учреждения Главного Управления по духовным делам, потому что это Управление, хотя и ограничивало privilegium fori… но значение этих ограничений терялось от того, что во главе Управления был поставлен князь Голицин – друг иезуитов, в силу чего, по сознанию даже представителя римского-католицизма в России – епископа Сестренцевича, католики в Русском государстве пользовались такою свободою, которая присуща лишь господствующей церкви… При Николае I правовое положение римско-католической церкви… даже улучшилось, так как в силу заключенного в 1847 г. конкордата с римским первосвященником к прежним правам, усвоенным римско-католическому духовенству, были присоединены еще права: свободно определять границы римско-католических епархий и самому папе назначать епископов для России и Польши по соглашению с русским правительством.

лько при Александре II после того как было установлено участие римско-католического клира в польском восстании, правительство русское издало узаконения, нормирующие правовое положение клира римского в России, по коим сношения русских католиков производятся при посредстве представителя русского государства, католическое духовенство избирается из русских подданных, при поступлении на должность члены его дают клятву исполнять государственные законы и за уголовные и государственные преступления судятся наравне с другими подданными… Что касается других привилегий, усвоенных римско-католическому клиру в России… то они – те же самые, которые усвоены и клиру православной церкви…

В правовом положении русского клира православной церкви можно подметить несколько периодов. С самого же начала существования России как христианского государства духовенство занимало в ней особое положение. Уже в княжеский период государственная власть в России, в лице, например, великого князя Василия Дмитриевича, считала нужным ограничить право поступления в духовное звание лиц служилых и податных. В XVIII веке в духовное звание было запрещено поступать и младшим сыновьям дворянских фамилий, дети духовенства были прикреплены к церковной службе и все без исключения до 1949 г.


ступали в духовные школы, дабы готовиться к церковному служению. Не взирая на эту изолированность, православное духовенство долгое время не пользовалось почти никакими привилегиями, потому что вплоть до начала XVIII в. причислялось к неинтеллигентным классам. Поэтому и указания на какие либо исключительные права православного духовенства в России можно находить не в XI-XII вв., как это видимо в римско-католической церкви, а только в половине XVIII в. Да и притом эти привилегии были не настолько велики, чтобы их можно было сравнивать с привилегиями, принадлежащими римско-католическому клиру. Так, для православного духовенства никогда не существовало privilegium canonis, в силу которой лица, оскорбившие клириков, несли особые наказания. Некоторыми привилегиями пользовалось и пользуется православное духовенство России в юридическом отношении… Существует для православного духовенства России и privilegium servitiorum – свобода от несения некоторых обязанностей, хотя эти последние были усвоены ему сравнительно поздно. Вплоть до Елизаветы Петровны духовенство привлекалось к исполнению полицейских обязанностей: например, держать караул на рогатках как днем, так и ночью, являться на пожары с пожарными орудиями и прочая; в 1724 г. духовенство было освобождено от воинского постоя; в 1899 г. от военной повинности, каковое освобождение распространялось и на псаломщиков, пока они состоят на должности… воспитанники духовных академий и семинарий, призываемые к воинской повинности, получают отсрочку… По окончанию курса они пользуются годичной отсрочкою для поступления на службу по духовному званию… О privilegium competentiae для русского духовенства ничего не говорится в узаконениях, а потому в данном отношении оно не отличается от других сословий.

воено ему лишь privilegium immunitatis, хотя опять не сразу. Даже при Петре Великом, когда была введена подушная подать, ей подчинялись все церковники и дети священнослужителей. Лишь в 1722 г. по особому ходатайству Св. Синода православные клирики были освобождены от указанной подати. Кроме того, домы лиц белого духовенства, равно и домы вдов и сирот духовного звания, в которых они сами живут, с 1899 г. освобождаются от военного постоя и от платы квартирных денег… с выходом квартирного закона о налогах в 1839 г. лица духовные освобождены от этого закона. Рядом с этими льготами, предоставленными духовным лицам православной церкви, для тех же лиц существуют следующие ограничения: 1) лица, состоящие в клире, не могут в то же время быть на государственной службе; 2) никто из них не может лично обязываться или ручаться за других ни в каких судебных местах: по подрядам и т.п. делам; 3) никто из них не может быть ходатаем и поверенным по чужим делам, кроме дел, связанных с ходатайством за духовное ведомство, за жен и детей своих и малолетних, находящихся у них под опекою; 4) никто из них не может быть гласным городской думы, участвовать в городских выборах и в земских избирательных собраниях, хотя епархиальному начальству и предоставлено право назначать в собрания: губернские, уездные, земские и думские депутатов от духовного ведомства… Сравнивая правовое положение православного клира в России с соответствующим положением инославного клира в западных государствах, легко можно видеть, что и в данном отношении, как и в материальном, наше духовенство уступает последнему, т.е.

ославному клиру. Оно, например, совсем почти не пользуется privilegium canonis, т.е. правом особой юридической защиты от личных оскорблений, чем пользуется духовенство всюду на западе; оно, особенно монашеское духовенство, слишком стеснено в своих юридических и экономических правах; оно принимает сравнительно слишком небольшое участие в государственных учреждениях по сравнению с римско-католическим и протестантским клиром в западных государствах и прочая.

Источник: azbyka.ru

Структура сословия

В XVII столетии духовенство считалось вторым по значимости среди всей  сословий. Могущественнее были лишь феодалы. Роль церковнослужителей была очень серьезной. Православие считалось одной из основ самодержавия, поэтому русские цари нуждались в поддержке церкви. В связи с этим предоставляли множество привилегий и во многом шли на уступки.

К этому времени духовенство было разделено на черное и белое. Последнее составляли священники, которые не принимали монешеский обет. Иными словами он имел право не соблюдать целибат, мог жениться и заводить детей. Представители черного духовенства — монахи, этой возможности лишались. Подобное решение духовное лицо принимало самостоятельно и перед принятием сана окончательно утвердиться в своих намерениях. У каждой ветки имелись определенные права и обязанности. Белое духовенство по численности преобладало над черным. Также к концу XVII века сложилась строгая иерархическая лестница в сословии.

Для белого духовенства она выглядит так:

  • Патриарх
  • Митрополит
  • Архиерей/Епископ
  • Иерей/протоиерей
  • Диакон/протодиакон.

Для черного:

  • Патриарх
  • Митрополит
  • Епископ
  • Архимандрит/Игумен
  • Иеродиакон/Иеромонах

В итоге, и белое, и черное духовенство подчинялись Патриарху. Он имел неограниченные права.

Права белого и черного духовенства

Священники имели право:

  • жениться и заводить семьи;
  • иметь личный дом и хозяйство;
  • служить в определенной церкви. В XVII веке очень часто служение в определенной церкви переходило по наследству от отца к сыну.

Права монахов:

  • проживать и трудиться на территории монастыря;
  • пользоваться общим имуществом, землями монастыря и крепостными. При принятии монашеского сана духовные лица жили в братии и не имели личных материальных или земельных благ.

Обязанности

Белое духовенство было обязано проповедовать слово Божье, нести его в массы. Иначе говоря, проводить службы в храме, беседовать с прихожанами. Также в обязанности священников входило проведение священных таинств.

В обязанности черного духовенство входило показывать пример служения Богу, которое было бескорыстно и добровольно. Монахи обрекали себя на аскетичный образ жизни с лишениями и постоянными молитвами.

Изменения в жизни духовенства в XVII веке

XVII век характеризуется усилением духовной власти. Цари с большим желанием прислушиваются к церкви. Растет и богатство монастырей. Владения и продукция которых не облагалась налогами со стороны государства. Но, несмотря на это, в 1649 году по Соборному Уложению создается специальный Монастырский Приказ, который служил высшим судебным органом над духовенством в Русском государстве. Таким образом, все судебные дела над служителями церкви осуществляли светские государственные органы.

Такое положение дел не совсем устраивало верхушку духовенства. Глава церкви начал борьбу за свои права. Здесь лидирующие позиции взял на себя Патриарх Никон, который был близок к царю Алексею Михайловичу. Глава церкви был человеком властным, мудрым и считал, что духовная власть должна стоять выше светской и не подчиняться ей. Патриарх начинает предпринимать радикальные меры. В 1650-х-60-х гг. Никон проводит церковную реформу, которая внесла кардинальные изменения в устои церкви. Одним из результатов реформы стала отмена Монастырского приказа и возвращение суда над священниками в руки церкви. Кроме того, реформа привела к расколу внутри церкви — отделились старообрядцы во главе с Аввакумом. Последние были лишены всех прав и привилегий, отлучены от церкви и изгнаны из городов и деревень.

Никон хотел большего: подчинить государство церкви, но Алексей Михайлович дал понять Патриарху, что не доволен его дальнейшими действиями. В итоге, с Никона был снят сан Патриарха, и он вынужден был отправиться в ссылку.

Духовенство к концу XVII века

Духовное сословие к концу XVII столетия было одним из самых могущественных, богатых и многочисленных. По сути, церковь и монастыри жили по своим законам. Контроля со стороны государства над духовенством не существовало. Монастырский Приказ, единственное ограничение прав церкви, перестал существовать еще во время правления Алексея Михайловича. Но все же духовенство было вынуждено признавать верховенство светской власти.


  • Смолич И. К. История Русской церкви. 1700-1917. М., 1996. Ч. 1
  • Стефанович П. С. Приход и приходское духовенство в России в XVI-XVII в. М., 2002

Источник: histerl.ru

  1. Духовенство у горских племен составляют: эфенди или кади, мулла, муэдзин, сзывающий голосом на молитву, сафута (дьячок) и иджако (пономарь).
  2. В духовное сословие могут поступать не только князья, уздени и простой свободный народ, но даже и крестьяне; эти последние не иначе как с дозволения своих владельцев. Но князья и уздени весьма редко поступают в духовное сословие, а преимущественно избирает оное простой свободный народ, потому что звание муллы дает права узденские.
  3. В духовное сословие могут поступать только те лица, которые знают араб­ский язык и Алкоран.

75.  Муллы утверждаются эфенди или кади, а муэдзины, сафута и иджако — муллами.

  1. Все лица духовного сословия пользуются совершенной свободой, ни от кого не зависят и не платят никакой подати.
  2. Эфенди и муллы, несмотря на свое происхождение, пользуются особенным доверием и уважением не только узденей, простого свободного народа и крестьян, но и князей, и старшин, в присутствии которых могут сидеть, на что не имеют права и уздени.
  3. Все лица духовного звания могут иметь своих крепостных людей как достаю­щихся по наследству, так и приобретаемых покупкой, и распоряжаются ими и их имуществом, как князья и дворяне.
  4. Все лица духовного звания могут иметь не более одной жены, но имеют пра­во вступать в брак по нескольку раз.
  5. Жен они приобретают также покупкой у второстепенных и третьестепенных узденей и у простого свободного народа.
  6. Духовное звание не есть наследственное, а потому сыновья каждого духовно­го лица могут заступить по своему произволу вместо своего отца, если знание ими арабского языка и Алкорана к этому допускает, или перейти опять в то сословие, откуда происходил их родитель, за исключением крепостного сословия; в таком случае, если отец поступил в духовный сан из крестьян, то дети причисляются к простому свободному сословию народа.
  7. За преступления лица духовного сословия судятся шариатом и подвергаются взысканию по Алкорану. Муэдзины, сафута и иджако судятся муллой, а этот послед­ний — эфенди. Если вам в институте плохо преподают иностранные языки, тогда вы можете обучится ими самостоятельно. Тут вы найдете обучение языкам за границей.
  8. За воровство и прелюбодеяние духовное лицо лишается своего сана и, сверх того, платит штраф.
  9. Если суд над кем бы то ни было производится по шариату, то обвиненный, сверх пени, наложенной на него к уплате обидчику, платит определенный Алкора­ном штраф и духовному лицу, производящему суд.
  10. Духовные лица, кроме того, что получают разную плату от своих прихожан: за обрезание, венчание и погребение, еще получают от них особенную известную плату в виде подати.

Источник: bip-ip.com

ДУХОВЕ́НСТВО, свя­щен­но­слу­жи­те­ли и цер­ков­но­слу­жи­те­ли хри­сти­ан­ских церк­вей. Пер­вы­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Д. мож­но счи­тать св. апо­сто­лов, на ко­то­рых в празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы со­шёл Свя­той Дух. Этот день счи­та­ет­ся на­ча­лом хри­сти­ан­ской Це­рк­ви и мис­си­о­нер­ских под­ви­гов апо­сто­лов. В пе­ри­од Сред­не­ве­ко­вья и Но­во­го вре­ме­ни со­сло­вие в го­су­дар­ст­вах с со­слов­ным об­ществ. уст­рой­ст­вом, в т. ч. в Рос. им­пе­рии. Осн. за­да­ча Д. со­сто­ит в удов­ле­тво­ре­нии ре­лиг. нужд при­хо­жан. Свя­щен­но­слу­жи­те­ли осу­ще­ст­в­ля­ют бо­го­слу­же­ние, ис­пол­ня­ют тре­бы (кре­ще­ние, вен­ча­ние, от­пе­ва­ние, ос­вя­ще­ние до­мов), ис­по­ве­ду­ют и при­ча­ща­ют при­хо­жан, за­бо­тят­ся об их нрав­ст­вен­ном со­стоя­нии. Дея­тель­ность Д. бы­ла так­же на­прав­ле­на на рас­про­стра­не­ние зна­ний, ис­прав­ле­ние нра­вов и ис­ко­ре­не­ние суе­ве­рий.

Оформ­ле­ние Д. как со­сло­вия про­ис­хо­ди­ло с нач. 4 в. (епи­ско­пы и кли­ри­ки хри­сти­ан­ской Церк­ви ста­ли на­де­лять­ся разл. при­ви­ле­гия­ми) и за­вер­ши­лось в эпо­ху ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья. В Зап. Ев­ро­пе в пе­ри­од клас­сич. Сред­не­ве­ко­вья Д. со­ста­ви­ло осо­бое при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вие, тра­ди­ци­он­но име­но­ва­лось пер­вым и стоя­ло вы­ше свет­ских фео­да­лов. Вви­ду обя­за­тель­но­сти це­ли­ба­та для ка­то­лич. Д. к не­му при­над­ле­жа­ли лишь са­ми кли­ри­ки Рим­ско-ка­то­ли­че­ской церк­ви. По­сле Ре­фор­ма­ции Д. в стра­нах, где ут­вер­дил­ся про­тес­тан­тизм, пе­ре­ста­ло вы­сту­пать в ка­че­ст­ве со­сло­вия, со­хра­нив ста­тус ду­хов­ных лиц. Слу­жи­те­ли пра­во­слав­ных церк­вей под­раз­де­ля­лись на бе­лое Д. (свя­щен­но­слу­жи­те­ли – свя­щен­ни­ки и дья­ко­ны; по­мо­гав­шие им во вре­мя бо­го­слу­же­ния цер­ков­но­слу­жи­те­ли – дьяч­ки, по­но­ма­ри, про­свир­ни), ко­то­рое вхо­ди­ло в со­став со­сло­вия вме­сте с чле­на­ми се­мьи, и чёр­ное Д. (мо­на­ше­ст­во).

Пред­ста­ви­те­ли вост.-хри­сти­ан­ско­го Д. поя­ви­лись в Др.-рус. гос-ве в сер. 10 в., ещё до офиц. Кре­ще­ния Ру­си. В «По­вес­ти вре­мен­ных лет» в свя­зи с за­клю­че­ни­ем рус.-ви­зант. до­го­во­ра 944 со­об­ща­ет­ся о су­ще­ст­во­ва­нии «со­бор­ной» церк­ви Св. Ильи в Кие­ве (од­на­ко в ис­то­рио­гра­фии су­ще­ст­ву­ет мне­ние, что в дан­ном слу­чае речь идёт о хра­ме в Кон­стан­ти­но­по­ле). Д. фор­ми­ро­ва­лось од­но­вре­мен­но со ста­нов­ле­ни­ем Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. С соз­да­ни­ем Ки­ев­ской ми­тро­по­лии (ве­ро­ят­но, не позд­нее 997), под­чи­няв­шей­ся Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту, из Кон­стан­ти­но­по­ля при­бы­ли ми­тро­по­лит и иные свя­щен­но­слу­жи­те­ли греч. про­ис­хо­ж­де­ния. Они слу­жи­ли в пер­вых по­став­лен­ных на Ру­си в 990-х гг. церк­вах – в Кие­ве и Нов­го­ро­де, а так­же в цен­трах ог­ром­ных по ви­зант. мер­кам епар­хий, ко­то­рые бы­ли об­ра­зо­ва­ны в Др.-рус. гос-ве (15, воз­мож­но 16, к кон. 1230-х гг.). За пре­де­ла­ми круп­ных го­ро­дов по­сте­пен­но сфор­ми­ро­ва­лись цер­ков­ные ок­ру­га («по­гос­ты», «уез­ды», «пе­ре­ез­ды»), к 15 в. они бы­ли вы­тес­не­ны при­хо­да­ми. По­сле Фер­ра­ро-Фло­рен­тий­ско­го со­бо­ра, на котором в 1439 бы­ла за­клю­че­на уния меж­ду ка­то­ли­че­ской и пра­во­слав­ной церк­вами, и из­бра­ния в 1448 Ио­ны пер­вым ми­тро­по­ли­том рус. Церк­ви, став­шей ав­то­ке­фаль­ной, рус. Д. пе­ре­ста­ло ка­но­ни­че­ски под­чи­нять­ся Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту.

Из­на­чаль­но Д. об­ла­да­ло ря­дом т. н. ка­но­ни­че­ских при­ви­ле­гий: бы­ло под­суд­но толь­ко ар­хие­рей­ско­му су­ду, управ­ля­лось цер­ков­ны­ми ие­рар­ха­ми, ос­во­бо­ж­да­лось от гос. служ­бы и на­ло­гов в поль­зу го­су­дар­ст­ва. Ру­ко­по­ло­же­ние в свя­щен­ни­ки осу­ще­ст­в­лял ме­ст­ный епи­скоп. Пред­поч­те­ние от­да­ва­лось лю­дям крот­ким и це­ло­муд­рен­ным, кан­ди­дат обя­за­тель­но дол­жен был со­сто­ять в цер­ков­ном бра­ке. Свя­щен­ни­ка­ми не мог­ли стать хо­ло­пы, убий­цы, раз­бой­ни­ки, ли­ца, за­дол­жав­шие день­ги, и двое­жен­цы. Под­го­тов­ку и обу­че­ние свя­щен­ни­ков про­во­дил др. опыт­ный свя­щен­но­слу­жи­тель в ин­ди­ви­ду­аль­ном по­ряд­ке в те­че­ние 6 нед за ого­во­рён­ную пла­ту.

Причт при­ход­ской церк­ви, ко­то­рый был пол­ным толь­ко в бо­га­тых хра­мах, со­сто­ял из свя­щен­ни­ка (по­па), диа­ко­на (эта долж­ность су­ще­ст­во­ва­ла не по­все­ме­ст­но), дьяч­ка, по­но­ма­ря (не­ред­ко за­ме­нял­ся сто­ро­жем), зво­на­ря, сто­ро­жа и про­свир­ни (с 12 в.; жен­щи­на, ко­то­рая пек­ла про­сфо­ры). Со­бор 1273 за­пре­тил при­вле­кать кан­ди­да­тов в свя­щен­ни­ки к руч­но­му тру­ду и оп­ре­де­лил пла­ту за «по­став­ле­ние». К 15 в. в рус. зем­лях и кня­же­ст­вах бы­ло по­строе­но ок. 6,5 тыс. хра­мов; в сред­нем на храм при­хо­ди­лось не бо­лее 2,4 слу­жи­те­лей, а об­щее чис­ло лиц ду­хов­но­го зва­ния не мог­ло пре­вы­шать 15,6 тыс. чел. (хо­тя в ис­то­рио­гра­фии встре­ча­ют­ся и бо́льшие циф­ры).

Со­дер­жа­ние Д. пре­дос­тав­ля­лось гл. обр. при­ход­ской об­щи­ной или кти­то­ром хра­ма (кня­зем, боя­ри­ном, куп­цом и др.), в ря­де слу­ча­ев оно оформ­ля­лось т. н. руж­ной гра­мо­той, в ко­то­рой ого­ва­ри­ва­лось спец. еже­год­ное жа­ло­ва­нье за осу­ще­ст­в­ле­ние тех или иных служб или без вся­ких ус­ло­вий. Ру­га (позд­нее вы­пла­чи­ва­лась из каз­ны) мог­ла быть де­неж­ной или на­ту­раль­ной, она ис­поль­зо­ва­лась или все­ми чле­на­ми при­чта, или шла на со­дер­жа­ние тех, кто был ука­зан в гра­мо­те. Кро­ме то­го, пред­ста­ви­те­ли Д. лич­но ве­ли хо­зяй­ст­во, об­ра­ба­ты­ва­ли зем­лю, при­над­ле­жав­шую хра­му, при не­дос­тат­ке этой зем­ли до­пол­нит. уча­ст­ки бра­лись при­чет­ни­ка­ми в арен­ду. Др. спо­со­бом ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния при­чта бы­ли до­хо­ды от цер­ков­ных вот­чин, сёл и де­ре­вень (ими ве­дал ста­рос­та цер­ков­ной об­щи­ны), ко­то­рые пе­ре­хо­ди­ли в соб­ст­вен­ность хра­ма, напр. по за­ве­ща­нию или дар­ст­вен­ной. Ду­хов­ные ли­ца мог­ли са­ми вла­деть уча­ст­ка­ми зем­ли, что зна­чи­тель­но улуч­ша­ло их ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние. До­хо­ды от тор­гов­ли и рос­тов­щи­че­ской дея­тель­но­сти счи­та­лись не­со­вмес­ти­мы­ми с цер­ков­ной служ­бой, хо­тя свет­ские вла­сти не­од­но­крат­но пре­до­став­ля­ли хра­мам пра­во бес­по­шлин­ной тор­гов­ли.

Пла­та за тре­бы, со­вер­шае­мые в хра­ме, счи­та­лась доб­ро­воль­ной, её раз­мер за­ви­сел от дос­тат­ка при­хо­жа­ни­на. Из по­лу­чае­мых до­хо­дов Д. вы­пла­чи­ва­ло мно­го­числ. по­шли­ны ме­ст­но­му епи­ско­пу, ко­то­рый сам ус­та­нав­ли­вал их раз­мер и чис­ло (т. н. ар­хие­рей­ское тяг­ло), сре­ди них – со­бор­ное (или збор­ное), за­езд, де­ся­ти­на и др. Еди­но­вре­мен­ные по­шли­ны взи­ма­лись при по­став­ле­нии свя­щен­ни­ка, его пе­ре­хо­де на служ­бу в др. храм или др. епар­хию. Пе­рио­ди­че­ски свя­щен­ни­ки вы­пла­чи­ва­ли ме­ст­но­му епи­ско­пу разл. ­дани на празд­ни­ки – Пет­ров­ское (Пет­ров­ская дань), Ро­ж­де­ст­вен­ское. В кон. 14 в. для сбо­ра по­шлин и да­ней в епар­хи­ях ста­ли дей­ст­во­вать спец. ар­хие­рей­ские чи­нов­ни­ки – де­ся­тин­ни­ки, за­езд­чи­ки, до­вод­чи­ки. С то­го же вре­ме­ни фик­си­ру­ют­ся на­ру­ше­ния осн. ка­но­ни­че­ских при­ви­ле­гий ду­хо­вен­ст­ва.

Пред­ста­ви­те­ли Д. пре­им. бы­ли гра­мот­ны­ми (од­на­ко из­вест­ны слу­чаи, ко­гда служ­бу про­во­ди­ли и не­гра­мот­ные свя­щен­ни­ки, вы­учив её наи­зусть «по на­пев­ке»). Свя­щен­но­слу­жи­те­ли за­час­тую пре­по­да­ва­ли в шко­лах, дей­ст­во­вав­ших при церк­вах. Сво­им де­тям они ста­ра­лись дать об­ра­зо­ва­ние. Час­то сы­но­вья свя­щен­ни­ков (по­по­ви­чи) ста­но­ви­лись ли­ца­ми ду­хов­но­го зва­ния или ухо­ди­ли на гос. служ­бу.

В 16–17 вв. бе­лое Д. чис­лен­но зна­чи­тель­но пре­об­ла­да­ло, но под­чи­ня­лось выс­шим ие­рар­хам чёр­но­го Д. – ар­хие­ре­ям (пат­ри­ар­ху, ми­тро­по­ли­там, ар­хи­епи­ско­пам и епи­ско­пам). Сто­гла­вый со­бор (1551) про­воз­гла­сил ду­хов­но-ре­лиг. сфе­ру ос­но­вой гос. и на­род­ной жиз­ни, дек­ла­ри­ро­вал прин­цип не­за­ви­си­мо­сти цер­ков­но­го су­да и управ­ле­ния, пре­дос­та­вил оп­ре­де­лён­ные адм.-фи­нан­со­вые пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­лям бе­ло­го Д. – про­то­по­пам (поч. зва­ние свя­щен­ни­ка, как пра­ви­ло слу­жа­ще­го при го­род­ском или ка­фед­раль­ном со­бо­ре), а так­же пред­ста­ви­те­лям цер­ков­ных об­щин – вы­бор­ным по­пов­ским ста­рос­там и де­сят­ским. Уч­ре­ж­де­ние пат­ри­ар­ше­ст­ва (1589) прак­ти­че­ски не от­ра­зи­лось на по­ло­же­нии ду­хо­вен­ст­ва.

Стрем­ле­ние к «бла­го­чи­нию» в цер­ков­ной жиз­ни и борь­ба с не­ор­то­док­саль­ны­ми об­ря­да­ми и ве­ро­ва­ния­ми в нар. сре­де про­яви­лись в 1630–40-х гг. в дея­тель­но­сти «рев­ни­те­лей бла­го­чес­тия», в чис­ле ко­то­рых пре­об­ла­да­ли про­вин­ци­аль­ные при­ход­ские свя­щен­но­слу­жи­те­ли. Со­бор­ным уло­же­ни­ем 1649 был уч­ре­ж­дён Мо­на­стыр­ский при­каз как су­деб­ное гос. уч­ре­ж­де­ние для лиц ду­хов­но­го зва­ния и лиц, под­чи­нён­ных им по слу­жеб­ным и вла­дель­че­ским от­но­ше­ни­ям (из ве­де­ния при­ка­за ис­клю­ча­лись пат­ри­арх и пат­ри­ар­шая об­ласть).

Зна­чит. удар по един­ст­ву Д. на­нес­ли рас­кол в РПЦ и фор­ми­ро­ва­ние ста­ро­об­ряд­че­ст­ва. Во мно­гом этим бы­ли обу­слов­ле­ны ре­фор­мы, про­во­див­шие­ся по ре­ше­ни­ям Боль­шо­го со­бо­ра 1666–67. В це­лях со­блю­де­ния осн. ка­но­нич. при­ви­ле­гий Д. со­бор при­нял ряд важ­ных ре­ше­ний, в т. ч. от­стра­нил Мо­на­стыр­ский при­каз от су­да над Д., по­сле че­го уси­лил­ся ар­хие­рей­ский кон­троль. В те­че­ние 17 в. од­но­вре­мен­но со ста­би­ли­за­ци­ей при­ход­ской се­ти уни­фи­ци­ро­ва­лась сис­те­ма сбо­ра да­ни с Д. в поль­зу ар­хие­ре­ев и упо­ря­до­чи­ва­лось ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние при­ход­ско­го Д. (гл. ис­точ­ни­ком до­хо­дов ста­но­ви­лась экс­плуа­та­ция цер­ков­ных зе­мель). В сре­де при­ход­ско­го Д. раз­ви­ва­лась тра­ди­ция пе­ре­да­чи по на­след­ст­ву не толь­ко за­ня­тий и ста­ту­са, но и «мес­та» (долж­но­сти с до­хо­дом) при оп­ре­де­лён­ной церк­ви. Все эти фак­то­ры влия­ли на ста­нов­ле­ние ду­хов­но­го со­сло­вия. Тем не ме­нее в кон. 17 в. един­ст­во бе­ло­го Д. на­ру­ша­лось из-за от­дель­но­го ста­ту­са руж­но­го Д. и не­раз­ви­то­сти со­слов­но­го са­мо­соз­на­ния. Серь­ёз­ной про­бле­мой яв­лял­ся ог­ра­нич. уро­вень об­ра­зо­ва­ния Д., при­чи­ной че­го бы­ло от­сут­ст­вие раз­ви­той спец. сис­те­мы обу­че­ния.

К кон. 17 в. пред­ста­ви­те­лей бе­ло­го Д. со взрос­лы­ми чле­на­ми се­мей муж­ско­го по­ла на­счи­ты­ва­лось ок. 100 тыс. чел. Боль­шин­ст­во из них слу­жи­ло при при­ход­ских церк­вах. Ука­зом Пет­ра I (1708; под­твер­ждён в 1710) де­тям Д., не учив­шим­ся в шко­лах, бы­ло за­пре­ще­но по­сту­пать на долж­но­сти свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей. В нач. 18 в. сфор­ми­ро­вал­ся ин­сти­тут во­ен. и мор­ско­го Д. (в 1891 бы­ло 569 во­ен. свя­щен­ни­ков), пред­ста­ви­те­ли ко­то­ро­го слу­жи­ли в пол­ко­вых, су­до­вых, кре­по­ст­ных, гос­пи­таль­ных, тю­рем­ных и др. церк­вах, со­про­во­ж­да­ли час­ти ар­мии и фло­та во вре­мя во­ен. по­хо­дов и бое­вых дей­ст­вий.

Со­глас­но Ду­хов­но­му рег­ла­мен­ту 1721, пат­ри­ар­ше­ст­во бы­ло уп­разд­не­но (по­сле смер­ти пат­ри­ар­ха Ад­риа­на в 1700 Пётр I за­пре­тил вы­бо­ры но­во­го пат­ри­ар­ха), уп­рав­ле­ние РПЦ пе­ре­да­но гос. уч­ре­ж­де­нию – Си­но­ду; ог­ра­ни­че­но поль­зо­ва­ние Д. до­хо­да­ми с цер­ков­ных вот­чин; Д. обя­зы­ва­лось вес­ти мет­ри­че­ские кни­ги (в них фик­си­ро­ва­лись да­ты ро­ж­де­ния, кре­ще­ния, вен­ча­ния и смер­ти при­хо­жан); для под­го­тов­ки Д. уч­ре­ж­да­лись ду­хов­но-­учеб­ные за­ве­де­ния; за счёт уве­ли­че­ния пол­но­мо­чий ар­хие­ре­ев ог­ра­ни­че­на сво­бо­да по­ме­щи­ков или при­хо­жан из­би­рать причт. В 18 в. вы­бор­ный прин­цип на­зна­че­ния на долж­но­сти при­ход­ско­го Д. по­сте­пен­но вы­тес­нял­ся (окон­ча­тель­но уп­разд­нён в 1841), с од­ной сто­ро­ны, прак­ти­кой на­зна­че­ния Д. епар­хи­аль­ным ар­хие­ре­ем, с дру­гой – обы­ча­ем оп­ре­де­ле­ния на мес­та свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей их де­тей или род­ст­вен­ни­ков, а так­же лиц, всту­пав­ших в брак с до­черь­ми кли­ри­ков. В слу­чае ес­ли при­ход за­ме­щал­ся по­сто­рон­ним ли­цом, вновь на­зна­чен­ный свя­щен­но­слу­жи­тель вы­пла­чи­вал сво­ему пред­ше­ст­вен­ни­ку или его се­мье оп­ре­де­лён­ную часть сво­их до­хо­дов. В 18 в. оп­ре­де­ле­ние на долж­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей лиц из по­дат­ных со­сло­вий бы­ло за­пре­ще­но. В то же вре­мя был за­труд­нён вы­ход из ду­хов­но­го зва­ния. В свя­зи с этим, а так­же бла­го­да­ря то­му, что дво­ря­не воз­дер­жи­ва­лись от пе­ре­хо­да в ду­хов­ное зва­ние, Д. при­об­ре­ло ха­рак­тер замк­ну­то­го со­сло­вия.

То­гда же по­лу­чи­ла раз­ви­тие тен­ден­ция оформ­ле­ния Д. в при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вие. В 1722 со­сто­яв­шие на служ­бе свя­щен­но­слу­жи­те­ли и чле­ны их се­мей ос­во­бо­ж­де­ны от по­душ­ной по­да­ти. В даль­ней­шем Д. ос­во­бо­ж­де­но от рек­рут­ской по­вин­но­сти (1724), по­сто­ев войск, де­журств на съез­жих дво­рах, яв­ки к офи­це­рам для ра­бот и по­сы­лок (1736), «хо­ж­де­ния к ро­гат­кам на ка­рау­лы и на по­жа­ры и от про­чей по­ли­цей­ской долж­но­сти» (1742). В 1767 свя­щен­ни­ки и ие­ро­мо­на­хи ос­во­бо­ж­де­ны от те­лес­ных на­ка­за­ний, в 1771 эта при­ви­ле­гия рас­про­стра­не­на на диа­ко­нов. В цар­ст­во­ва­ние имп. Пав­ла I за­прет ут­ра­тил си­лу, в свя­зи с чем в 1801 имп. Алек­сандр I вновь от­ме­нил те­лес­ные на­ка­за­ния для свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов, в 1808 – для их жён, в 1811 – для мо­на­хов, не имев­ших свя­щен­ни­че­ско­го са­на (цер­ков­но­слу­жи­те­ли ос­во­бо­ж­де­ны от те­лес­ных на­ка­за­ний в 1863 в свя­зи с от­ме­ной этой ме­ры на­ка­за­ния как та­ко­вой).

В то же вре­мя с нач. 18 в. го­су­дар­ст­во пред­при­ни­ма­ло ак­тив­ные ме­ры по ре­гу­ли­ро­ва­нию чис­лен­но­сти Д., в ре­зуль­та­те ко­то­рых до­ля Д. в со­ста­ве все­го на­се­ле­ния Рос­сии не­пре­рыв­но сни­жа­лась. В 1722 вве­де­ны пер­вые шта­ты Д., ко­то­рые ус­та­нав­ли­ва­ли за­ви­си­мость чис­ла ду­хов­ных лиц в при­хо­де от чис­лен­но­сти при­хо­жан и по­ло­жи­ли на­ча­ло за­ко­но­дат. оформ­ле­нию Д. как со­сло­вия. На при­ход (100–150 дво­ров) по­ла­га­лось по од­но­му свя­щен­ни­ку, дьяч­ку и по­но­ма­рю; для двух­при­ход­ских (200–250 дво­ров) и трёх­при­ход­ских (300 дво­ров) церк­вей чис­ло уве­ли­чи­ва­лось со­от­вет­ст­вен­но в 2–3 раза, а трёх­при­ход­ские церк­ви име­ли пра­во со­дер­жать ещё двух диа­ко­нов. В 18 – 1-й тре­ти 19 вв. не­од­но­крат­но про­из­во­ди­лись т. н. раз­бо­ры Д., в хо­де ко­то­рых свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­ли, не имев­шие мес­та или за­ни­мав­шие не пре­ду­смот­рен­ные шта­та­ми мес­та, а так­же про­ви­нив­шее­ся в чём-либо, пе­ре­во­ди­лись в по­дат­ные со­сло­вия или в ка­че­ст­ве рек­ру­тов от­прав­ля­лись в ар­мию (по­след­ний рек­рут­ский на­бор, ка­сав­ший­ся пред­ста­ви­те­лей Д., про­ве­дён в 1831). Ана­ло­гич­ные ме­ры пред­при­ни­ма­лись по от­но­ше­нию к де­тям Д. Во 2-й четв. 18 в. чис­лен­ность бе­ло­го Д. со­став­ля­ла ок. 125 тыс. чел.

В свя­зи с се­ку­ля­ри­за­ци­ей 1764 часть до­хо­да от цер­ков­ных зе­мель бы­ла на­прав­ле­на на со­дер­жа­ние епар­хи­аль­ных уп­рав­ле­ний, епи­ско­пов и кон­си­сто­рий, что по­зво­ли­ло в том же го­ду ли­к­ви­ди­ро­вать сбо­ры с при­ход­ско­го Д. в поль­зу цер­ков­ных ие­рар­хов. С 1765 при­чты сель­ских при­ход­ских церк­вей на­де­ля­лись зе­мель­ны­ми на­де­ла­ми пло­ща­дью от 36 га (в 1890 пло­щадь цер­ков­ных зе­мель со­став­ля­ла св. 2 млн. га, из ко­то­рых 1,8 млн. га – в Ев­роп. Рос­сии); при­ход­ское Д. об­ра­ба­ты­ва­ло эти зем­ли са­мо­стоя­тель­но, ре­же сда­ва­ло в арен­ду. То­гда же ус­та­нов­лен обя­за­тель­ный ми­ни­мум (в 1801 был уд­во­ен) оп­ла­ты при­ход­ско­му Д. за ис­пол­не­ние цер­ков­ных треб. Ис­по­ве­до­вать и при­ча­щать свя­щен­ник обя­зы­вал­ся без­воз­мезд­но. В 1778 из­да­ны но­вые, су­ще­ст­вен­но со­кра­щён­ные шта­ты Д., по­яв­ле­ние ко­то­рых бы­ло свя­за­но с не­об­хо­ди­мо­стью при­влечь на служ­бу во вновь соз­да­вав­шие­ся (со­глас­но гу­берн­ской ре­фор­ме 1775) ме­ст­ные гос. уч­ре­ж­де­ния боль­шое чис­ло но­вых чи­нов­ни­ков, ко­то­рые на­би­ра­лись и сре­ди Д., а так­же се­ми­на­рис­тов. В 1784 име­лось 93,7 тыс. штат­ных мест свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей, из них 74,6 тыс. бы­ли за­ня­ты. В 1797 на­ча­лось на­гра­ж­де­ние Д. не­ко­то­ры­ми ор­де­на­ми, а так­же скуфь­я­ми, ка­ми­лав­ка­ми, на­перс­ны­ми кре­ста­ми и мит­ра­ми. В 1798 ука­зом имп. Пав­ла I (от­ме­нён в 1801 имп. Алек­сан­дром I) при­хо­жа­нам пред­пи­са­но цер­ков­ные зем­ли об­ра­ба­ты­вать и вы­пла­чи­вать часть до­хо­дов на со­дер­жа­ние ду­хо­вен­ст­ва.

В нач. 19 в. раз­ре­ше­но оп­ре­де­ле­ние на долж­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей лиц из по­дат­ных со­сло­вий (при не­дос­тат­ке лиц ду­хов­но­го зва­ния). Вы­ход из ду­хов­но­го со­сло­вия де­тей Д., не при­няв­ших сан, был уп­ро­щён. В 1825 бе­лое Д. на­счи­ты­ва­ло 101 тыс. чел. (32,7 тыс. свя­щен­ни­ков, 14 тыс. диа­ко­нов, 54,3 тыс. при­чет­ни­ков), в 1839 –108,5 тыс. чел. (33,6 тыс. свя­щен­ни­ков, 15,4 тыс. диа­ко­нов, 59,5 тыс. при­чет­ни­ков).

Во 2-й четв. 19 в. ста­ло вво­дить­ся гос. де­неж­ное обес­пе­че­ние сель­ско­го и го­род­ско­го Д. (в 1900 де­неж­ное со­дер­жа­ние от го­су­дар­ст­ва по­лу­ча­ло Д. ок. по­ло­ви­ны все­го ко­ли­че­ст­ва при­чтов, к 1917 – 81,2%), его раз­мер по­сте­пен­но по­вы­шал­ся. Од­на­ко и в нач. 20 в. по-преж­не­му гл. ис­точ­ни­ка­ми су­ще­ст­во­ва­ния Д. яв­ля­лись пла­ты при­хо­жан за тре­бы, сбо­ры про­дук­тов во вре­мя т. н. об­хо­дов при­хо­жан, напр. на Пас­ху, Ро­ж­де­ст­во.

К сер. 19 в. в осн. за­вер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние сис­те­мы учеб­ных за­ве­де­ний, пред­на­зна­чен­ных для Д. К 1850 она со­стоя­ла из 4 ду­хов­ных ака­де­мий (обу­ча­лись 383 чел.), 47 ду­хов­ных се­ми­на­рий (16,7 тыс. чел.), 182 ду­хов­ных учи­лищ (24,7 тыс. чел.). В даль­ней­шем их ко­ли­че­ст­во уве­ли­чи­лось не­зна­чи­тель­но. С 1843 для до­че­рей Д. от­кры­ва­лись епар­хи­аль­ные учи­ли­ща.

В хо­де ре­форм, осу­ще­ст­в­лён­ных имп. Алек­сан­дром II, уси­ли­лась тен­ден­ция на­ру­ше­ния со­слов­ной замк­ну­то­сти Д. В 1863 вы­пу­ск­ни­ки ду­хов­ных се­ми­на­рий по­лу­чи­ли пра­во по­сту­пать в ун-ты (в 1878 со­став­ля­ли 46% всех сту­ден­тов; пра­во се­ми­на­рис­тов по­сту­пать в ун-ты без сда­чи эк­за­ме­нов на ат­те­стат зре­ло­сти в гим­на­зи­ях от­ме­не­но в 1879, вновь да­ро­ва­но в 1884). В 1864 де­тям Д. раз­ре­ше­но по­сту­пать в гим­на­зии, в 1866 – в во­ен. уч-ща. В ре­зуль­та­те зем­ской ре­фор­мы 1864 пред­ста­ви­те­ли Д., яв­ляв­шие­ся дер­жа­те­ля­ми цер­ков­ных зе­мель, по­лу­чи­ли пра­во из­би­рать глас­ных земств и быть из­бран­ны­ми в их со­став (уп­разд­не­но зем­ским по­ло­же­ни­ем 1890, ко­то­рое вве­ло на­зна­че­ние де­пу­та­тов от Д. в зем­ские соб­ра­ния епар­хи­аль­ны­ми ар­хие­рея­ми). В 1867 от­ме­не­но на­сле­до­ва­ние долж­но­стей Д. (од­на­ко тра­ди­ция на­сле­до­ва­ния про­дол­жа­ла су­ще­ст­во­вать); при­зна­на не­обя­за­тель­ной ма­те­ри­аль­ная по­мощь вновь на­зна­чен­но­го свя­щен­но­слу­жи­те­ля сво­ему пред­ше­ст­вен­ни­ку или его се­мей­ст­ву (со­ци­аль­ная за­щи­та ос­тав­ших­ся за шта­том кли­ри­ков и се­мейств умер­ших кли­ри­ков бы­ла воз­ло­же­на на епар­хи­аль­ные вла­сти). В 1869 де­ти Д. пе­ре­ста­ли при­чис­лять­ся к ду­хов­но­му зва­нию: де­ти свя­щен­ни­ков по­лу­ча­ли пра­во воз­ве­де­ния в лич­ное дво­рян­ст­во (ес­ли они не име­ли прав на по­том­ст­вен­ное), де­ти цер­ков­но­слу­жи­те­лей – пра­во при­чис­ле­ния к со­слов­ной груп­пе лич­ных по­чёт­ных гра­ж­дан. Им был пре­дос­тав­лен сво­бод­ный вы­бор за­ня­тий; из «ду­хов­но­го зва­ния» ис­клю­ча­лись ли­ца, не имев­шие свя­щен­ни­че­ско­го са­на и не со­сто­яв­шие на цер­ков­нослу­жи­тель­ских долж­но­стях: пев­чие, цер­ков­ные сто­ро­жа, зво­на­ри и др. В 1871 в ря­ды Д. доз­во­лен дос­туп ли­цам всех со­сло­вий (од­на­ко на прак­ти­ке это пра­во ис­поль­зо­ва­лось ред­ко). В 1866 вве­де­но пен­си­он­ное обес­пе­че­ние свя­щен­ни­ков, в 1876 – про­то­диа­ко­нов, в 1880 – диа­ко­нов.

Улуч­ше­ние ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния Д. свя­зы­ва­лось гл. обр. с со­кра­ще­ни­ем его чис­лен­но­сти. Она умень­ши­лась в ре­зуль­та­те вве­де­ния но­вых шта­тов 1869: свя­щен­ни­ков – с 38,8 тыс. (1869) до 33 тыс. (1880), диа­ко­нов – с 14,3 до 7,6 тыс., при­чет­ни­ков – с 63 до 48,6 тыс. чел. С вве­де­ни­ем шта­тов 1885 чис­лен­ность бе­ло­го Д. вновь воз­рос­ла, в 1898 она со­ста­ви­ла 102,7 тыс. чел.: 44,7 тыс. свя­щен­ни­ков, 14,4 тыс. диа­ко­нов, 43,6 тыс. при­чет­ни­ков (по дан­ным Все­рос. пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1897, чис­лен­ность на­се­ле­ния, офи­ци­аль­но от­не­сён­но­го к пра­во­слав­но­му, пре­вы­си­ла 87 млн. чел.).

Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. су­ще­ст­вен­но улуч­шил­ся об­ра­зо­ват. уро­вень при­ход­ско­го Д. В 1863 в Мо­ск­ве по ини­циа­ти­ве бе­ло­го Д. ос­но­ва­но Об­ще­ст­во лю­би­те­лей ду­хов­но­го про­све­ще­ния. Д. ак­тив­но уча­ст­во­ва­ло в дея­тель­но­сти Па­ле­стин­ско­го пра­во­слав­но­го об-ва, об­ра­зо­ван­но­го в 1882. В 1860-х гг. мно­гие пред­ста­ви­те­ли Д. ста­ли пуб­ли­ко­вать­ся в пе­рио­дич. из­да­ни­ях (гл. обр. цер­ков­ных, в т. ч. в епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях), Д. впер­вые по­лу­чи­ло воз­мож­ность об­су­ж­дать в пе­ча­ти собств. по­ло­же­ние и ну­ж­ды. В по­след­ней тре­ти 19 – нач. 20 вв. Д. ста­ло осо­бен­но ши­ро­ко уча­ст­во­вать в бла­го­тво­рит. дея­тель­но­сти (в 1897 при хра­мах дей­ст­во­ва­ло 17,3 тыс. бла­го­тво­рит. ор­га­ни­за­ций, боль­шин­ст­во из ко­то­рых воз­ник­ли по ини­циа­ти­ве и при уча­стии их на­стоя­те­лей). То­гда же прак­ти­че­ски ка­ж­дый свя­щен­ник яв­лял­ся учи­те­лем За­ко­на Божь­е­го в од­ной или бо­лее на­чаль­ных шко­лах, ре­же – в сред­ней шко­ле; пре­по­да­ва­ни­ем За­ко­на Божь­е­го за­ни­ма­лись так­же цер­ков­но­слу­жи­те­ли. С 1884 Д. ру­ко­во­ди­ло цер­ков­но-при­ход­ски­ми шко­ла­ми.

С 1906 Си­нод на­зна­чал 6 пред­ста­ви­те­лей – по 3 от бе­ло­го и чёр­но­го Д. – в Гос. со­вет, то­гда же Д. по­лу­чи­ло пра­во уча­ст­во­вать в дея­тель­но­сти вне­цер­ков­ных об­ществ. ор­га­ни­за­ций при ус­ло­вии, что в их про­грам­мах или дей­ст­ви­ях не со­дер­жа­лось «не­что яв­но про­тив­ное уче­нию и пра­ви­лам» РПЦ. Пред­ста­ви­те­ли Д. из­би­ра­лись на­се­ле­ни­ем в Гос. ду­му: в 1-ю – 6 свя­щен­ни­ков (2 из них под­пи­са­ли Вы­борг­ское воз­зва­ние), во 2-ю – 13 свя­щен­ни­ков, в 3-ю – 45 свя­щен­ни­ков и 2 епи­ско­па, в 4-ю – 48 свя­щен­ни­ков и 2 епи­ско­па. В 1-й и 2-й Гос. ду­мах боль­шин­ст­во пред­ста­ви­те­лей Д. при­над­ле­жа­ли к ле­вым и ли­бе­раль­ным фрак­ци­ям, в 3-й и 4-й – к пра­вым и на­цио­на­ли­стам.

В нач. 20 в. рост чис­лен­но­сти Д. был не­зна­чи­те­лен по срав­не­нию с уве­ли­че­ни­ем пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния. В 1912 при­ход­ско­го Д. на­счи­ты­ва­лось 110,5 тыс. чел.: 50,3 тыс. свя­щен­ни­ков, 14,6 тыс. диа­ко­нов, 45,6 тыс. при­чет­ни­ков.

По­сле Февр. ре­во­лю­ции 1917 часть ар­хие­ре­ев ли­бо под дав­ле­ни­ем Врем. пра­ви­тель­ст­ва (как ли­ца, быв­шие пре­ж­де близ­ки­ми к Г. Е. Рас­пу­ти­ну или к чле­нам имп. се­мьи), ли­бо по тре­бо­ва­нию чрез­вы­чай­ных епар­хи­аль­ных съез­дов Д. и ми­рян (по об­ви­не­ни­ям в су­ро­вом уп­рав­ле­нии и пр.) бы­ли вы­ну­ж­де­ны по­дать в от­став­ку. Не­ко­то­рую часть Д., гл. обр. цер­ков­но­слу­жи­те­лей, за­хва­ти­ли ре­во­люц. на­строе­ния; сре­ди Д. по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние тре­бо­ва­ния мо­дер­ни­за­ции бо­го­слу­же­ния, вве­де­ния вы­бор­но­го на­ча­ла во всех ор­га­нах цер­ков­но­го уп­рав­ле­ния, на­де­ле­ния ми­рян пра­вом уча­ст­во­вать в управ­ле­нии при­хо­дом и т. п. (впо­след­ст­вии мн. сто­рон­ни­ки этих идей примк­ну­ли к дви­же­нию об­нов­лен­че­ст­ва). Вво­дил­ся вы­бор­ный по­ря­док за­ме­ще­ния цер­ков­ных долж­но­стей. В авг. 1917 по на­стоя­тель­ным тре­бо­ва­ни­ям Д. и с со­гла­сия Врем. пра­ви­тель­ст­ва был со­зван По­ме­ст­ный со­бор РПЦ (см. в ст. По­ме­с­т­ные со­бо­ры), ко­то­рый 5(18).11.1917 из­брал пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го и всея Ру­си (им стал ми­тро­по­лит Мо­с­ков­ский Ти­хон).

По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 Д. как со­сло­вие ли­к­ви­ди­ро­ва­но дек­ре­том ВЦИК и СНК от 10(23).11.1917. В со­от­вет­ст­вии с Дек­ре­том об от­де­ле­нии церк­ви от го­су­дар­ст­ва (1918) Д. бы­ло ли­ше­но гос. обес­пе­че­ния. В свя­зи с изъя­ти­ем За­ко­на Божь­е­го из про­грамм об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ных учеб­ных за­ве­де­ний Д. бы­ло от­стра­не­но от пре­по­да­ва­ния в них. В хо­де Гражд. вой­ны 1917–22 зна­чит. часть Д., в т. ч. и пред­ста­ви­те­ли во­ен. Д., слу­жив­ше­го в Бе­лых ар­ми­ях, эмиг­ри­ро­ва­ла, об­ра­зо­вав Рус­скую пра­во­слав­ную цер­ковь за гра­ни­цей.

До нач. 1940-х гг. в СССР, в ус­ло­ви­ях рез­кой ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной про­па­ган­ды, на­прав­лен­ной на очер­не­ние со­ци­аль­но­го слу­же­ния Д. и уни­чи­же­ние его зна­че­ния в жиз­ни об­ще­ст­ва, Д. под­вер­га­лось мас­со­вым ре­прес­си­ям. В сер. 1940-х – 1950-х гг. от­но­ше­ние Сов. гос-ва к РПЦ из­ме­ни­лось в свя­зи с осоз­на­ни­ем вла­стью пат­рио­тич. ро­ли пра­во­слав­но­го Д. в го­ды Вел. Отеч. вой­ны. С сер. 1950-х гг., с на­ча­лом но­вой вол­ны го­не­ний, чис­лен­ность Д. в СССР вновь ста­ла со­кра­щать­ся (9 тыс. свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов в 1961, 7,3 тыс. в 1967). Эта тен­ден­ция из­ме­ни­лась в пе­ри­од пе­ре­строй­ки сер. – 2-й пол. 1980-х гг. В кон. 20 – нач. 21 вв. в пост­со­вет­ской Рос­сии в свя­зи с воз­ро­ж­де­ни­ем цер­ков­ной ду­хов­ной жиз­ни, ук­ре­п­ле­ни­ем по­зи­ций и влия­ния РПЦ об­щая чис­лен­ность пра­во­слав­но­го Д. воз­рас­та­ет: 6674 свя­щен­ни­ка и 723 диа­ко­на (1988), 29,4 тыс. свя­щен­но­слу­жи­те­лей (нач. 2000-х гг.).

В Гре­ции, Ру­мы­нии, Бол­га­рии, Ар­ме­нии, Гру­зии и Ма­ке­до­нии по­ме­ст­ные пра­во­слав­ные церк­ви поль­зу­ют­ся осо­бой гос. под­держ­кой (напр., име­ют на­ло­го­вые льго­ты); в Гре­ции гос. ста­тус пра­во­слав­ной церк­ви за­кре­п­лён кон­сти­ту­ци­ей.

Источник: bigenc.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.