Агностики(от греч. а — отрицательная приставка и gnosis — знание) — это философы, утверждающие, что мир познаваем лишь в ограниченных пределах. Агностицизм называют также гносеологическим песси-иизмом.

Наиболее полно позиция философского агностицизма была выражена в философии Иммануила Канта, который ввел специальные понятия для обозначения предмета как он есть сам по себе, назвав его «вещью в себе», и того, как этот предмет представляется человеку, — «явление». Так, например, человек воспринимает листву деревьев в зеленом цвете («явление»), в то время как на самом деле ей свойственно лишь отражать лучи той длины, которая при воздействии на человеческий глаз дает ощущение зелени. Кант считал, что человек познает только «явления», в то время как вещи в себе непознаваемы.

Гностики(от греч. gnosis — знание) — это философы, утверждающие, что мир познаваем исчерпывающе и безусловно. В современной литературе это направление часто называется гносеологическим оптимизмом.


Позиция гностицизма свойственна как объективному идеализму, так и материализму. Сторонники материалистической позиции считают, что нет непреодолимого различия между «явлением» и «вещью в себе». В процессе развития познания и практической деятельности человек способен все шире и точнее познавать окружающий мир.

Спор между гностицизмом и агностицизмом неразрешим чисто теоретически. Так же как материализм и идеализм, гностицизм и агностицизм являются сквозными направлениями, проходящими через всю историю развития философской мысли.

Познание как процесс, направленный на получение знаний, включает в себя ряд компонентов: субъект и объект познания; уровни и ступени познания; истину как цель познания.

Объектом познания называется то, на что направлено познание, то, что познается. О сложностях, связанных с объектом познания, уже говорилось, но существуют расхождения философов и в понимании субъекта познания.

Субъектом познания (т. е. тем, кто познает) называют конкретного носителя познавательной деятельности. Субъектами познания выступают отдельные люди, группы людей, общество в целом.

Долгое время в истории философии познание рассматривалось как отношение противостоящих друг другу субъекта и объекта познания, причем под субъектом долгое время понимался просто отдельный познающий человек — ученый. Такая позиция порождала целый ряд сложностей.


к, например, в философии Нового времени разгорелся спор об источниках научного знания. Ф. Бэкон, английский философ и естествоиспытатель, считал, что главным источником знаний являются чувства, данные которых разум лишь обрабатывает. Французский философ и математик Р. Декарт утверждал, что важнее сама врожденная способность нашего разума к познанию, в том числе и к систематизации данных чувств. Спор между двумя позициями в истории философии, которые выражали Бэкон и Декарт, получил название спора между эмпиризмом и рационализмом.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ДВИЖЕНИЕ — свойство (атрибут) материи, которое заключается в ее спо­собности изменяться, переходить из одного состояния в другое. | ЭМПИРИЗМ — направление в теории познания, признающее источни­ком познания в первую очередь чувственный опыт.

Источник: helpiks.org

История термина

фото 853


Термин «агностицизм» впервые был предложен для использования в научных кругах Т. Гексли. Английский зоолог, получив предложение присоединиться к «Метафизическому обществу», впервые всерьез задумался о своем отношении к богу и религии. Не найдя термина, который бы точно описывал его ощущения, ученый выбрал новое слово, которое, по его мнению, описывало его мироощущение.

Агностик в представлении Гексли — это человек, который не приемлет религиозных догм. Он не верит в существование ни одного из богов, поскольку оно не доказано научно. Но также допускает, что человечество сможет познать богов в будущем, или доказать, что богов не существует.

П. Кропоткин трактует историю термина по-своему. Он утверждает, что впервые его стали употреблять неверующие писатели, любившие собираться небольшой группой у Д. Ноульса, издателя журнала «Девятнадцатый век». Они предпочли отказаться от определения «атеист», предпочтя «агностик» — отрицающий гнозу.

Первые упоминания агностицизма встречаются в работах философов античного периода. О невозможности проверки и доказательства существования богов рассуждал софист Протагор и древнеиндийский философ Санджая. Он также сомневался в возможности доказать существование загробной жизни.

Связь агностицизма и религии

Агностицизм ошибочно считают религиозным верованием. Но это неверное понимание сути направления. Учение агностиков не отрицает существование богов, но не считает религии достоверным источником знаний о высшем первоначале. Оно отрицает возможность доказать истинность утверждений с помощью рационального подхода, которым руководствуются ученые в процессе изучения любой гипотезы.


Агностик может верить в бога, но быть приверженцем конкретной религии — нет. Догматические религии не оставляют места для сомнения, и противоречат агностическому убеждению в невозможности познания мира. Поэтому вера в бога может быть только неопределенной верой в идею, а не конкретный объект.

В некоторых религиях, определение бога дается кратко или не дается вообще. В буддизме и даосизме отсутствие персонифицированного бога позволяет избегать конфликта между религией и агностицизмом.

Направление в философии

В философии агностицизм как направление возник в 19 веке. Этот термин использовали для трактовки взглядов позитивистов. Они стремились избавить философию от заблуждений, и создать прочную структуру, основанную на знании. Все доказательства существования бога позитивисты считали несущественными, поскольку их нельзя было проверить на практике.

Позитивисты допускали существование высшего начала или нескольких начал, поэтому не относили себя к атеистам. Они стремились найти факты, которые подтвердили бы религиозные догмы или привели к новому пониманию божественного. Некоторые ученые верили, что возможность доказать или опровергнуть существование бога появится у ученых будущего и сформировали новое направление в философии, существующее на стыке науки и религии.

Подкатегории агностицизма

В агностицизме выделяют 4 подкатегории:


  1. Слабый. Для сторонников слабого или временного агностицизма вопрос изучения бога не имеет ответа. Они убеждены, что человеческому разуму подобное не доступно.
  2. Сильный. Его также называют абсолютным или строгим. Агностики этого направления считают доказательство существования или несуществования бога невозможным, поскольку ни одну из теорий нельзя проверить.
  3. Безразличный. Приверженцы безразличного направление считают сам вопрос существования или несуществования бога не существенным. Оно основано на убеждении, что ни у теистов ни у атеистов нет убедительных доказательств, поэтому эту тему бессмысленно рассматривать.
  4. Игностицизм. Представителей этого направления интересует не только сама возможность существования бога. В первую очередь ни стремятся дать точное определение понятию «бог». Пока в научном сообществе не будет четкого определения для объекта исследования, начать его изучение невозможно.

фото 854

Зачастую агностики не присоединяются к конкретной группе, называя себя просто агностиками, без уточнений.

Особенности агностицизма Канта

Кант сформулировал основное понимание агностицизма, как направление, изучающее разницу между априорным знанием, и информацией, полученной опытным путем. Философ полагал, что некоторые сферы науки нельзя проверить с помощью основного рационального метода познания — эксперимента. Поэтому ни одно убеждение нельзя воспринимать как истину.


В результате своих рассуждений Кант пришел к выводу, что предметы обладает двойственностью. Их отдельные свойства можно изучить с помощью органов чувств: человек может определить вес, цвет и размер предмета без дополнительных приборов. Но их скрытые характеристики без специального оборудования изучить нельзя. В науке всегда будут оставаться спорные явления, которые до конца понять невозможно.

Агностицизм как мировоззрение

Агностицизм — не просто особое отношение к вопросу веры и религии, это отдельный вид мировоззрения, находящийся между верой в сверхъестественное и научным взглядом на мир. Для агностичекого подхода важно допускать существование бога, но подвергать сомнению любые доказательства его существования.

Агностическая этика не допускает догматизма. Это не отдельная парадигма, а интеллектуальная позиция. Каждый, кто причисляет себя к агностикам, должен рассматривать религию с позиции логики. Быть агностиком — значит быть скептиком. Представителей каждой философской школы, основанной на идее отрицания абсолютного познания, можно причислить к агностикам. При этом сами учения могут кардинально отличаться друг от друга.

Знаменитые агностики

Среди представителей агностицизма можно выделить Протагора, Канта и Юма — крупнейшего шотландского философа. Среди современников Юм прославился своей политической и дипломатической деятельностью. Юм служил дипломатом в британском посольстве во Франции, и помимо основной работы занимался написанием научных трудов. Он издал фундаментальное собрание сочинений — сборник «История Англии», который быстро распространился по всем странам Западной Европы.


фото 855

Под влиянием распространившихся среди интеллектуальной элиты взглядов Юма, сформировалось следующее поколение агностиков:

  • А. Смит;
  • О. Конт;
  • О. Конт;
  • Б. Рассел.

По утверждению Юма, познание должно основываться на ощущениях и опыте. Философ также допускал существование внеопытного знания, классическим типом которого называл математику. Математическая наука появилась в результате деятельности сознания, а оно, в отличие от восприятия, субъективно.

В научном мире агностик — не практик, а наблюдатель. Он может вступать в дискуссии с представителями разных направлений, но не занимать конкретную позицию. Для современной науки скептический подход крайне важен. Он позволяет научному подходу развиваться и прогрессировать. Агностицизм — не целостная концепция, а один из способов познания мира, который никогда не приведет к конечному результату.

Источник: mystroimmir.ru



Наиме­но­ва­ние: Агностицизм (образовано от греческого слова: ἄγνωστος — непознаваемый).
Опреде­ле­ние: Агностицизм — это философская концепция, отрицающая познаваемость человеком того, что не может быть непосредственно представлено в опыте, и утверждающая на этом основании принципиальную непознаваемость объективной реальности, Бога и метафизических сущностей вообще.
Текст: Авторы: Б. И. Пружинин. Д. В. Пивоваров. Подготовка элект­рон­ной публи­ка­ции и общая редакция: Центр гумани­тарных техно­логий. Инфор­ма­ция на этой стра­нице пери­оди­чески обнов­ля­ется. Послед­няя редакция: 23.04.2019.

Агностицизм — это философская концепция мировоззренческого характера, отрицающая познаваемость человеком того, что не может быть непосредственно представлено в опыте, и утверждающая на этом основании принципиальную непознаваемость объективной реальности и её оснований, Бога и метафизических сущностей вообще. Согласно этой концепции, человек ничего не может знать о любых предельных и абсолютных основаниях бытия (см. Бытие), поскольку непознаваемо то, знание о чём в принципе не может быть убедительно подтверждено свидетельствами опытной науки (см. Наука). Идеи агностицизма получили широкое распространение в XIX веке среди английских естествоиспытателей.

Термин «агностицизм» был предложен в 1869 году Т. Хаксли в одном из его публичных выступлений для обозначения позиции учёного-естествоиспытателя в религиозно-философских дискуссиях того времени. Хаксли рассматривал агностицизм в качестве альтернативы распространённой точке зрения, утверждающей, что в объективную истинность ряда утверждений следует верить даже в отсутствии логически удовлетворительных свидетельств опыта.


м Хаксли всегда акцентировал гносеологический смысл (см. Гносеология) агностицизма, подчёркивая, что речь идёт не о доктрине, а о методе, позволяющем ограничить претензии на знание со стороны тех, кто желает знать о мире больше, чем в принципе могут подтвердить свидетельства опыта. Однако мировоззренческий аспект (см. Мировоззрение) агностицизма неизменно выступал на передний план практически во всех реальных контекстах обсуждения этой концепции. И именно в качестве мировоззренческой концепции агностицизм становился объектом резкой и далеко не всегда корректной критики со стороны как религиозных кругов (неправомерно отождествляющих агностицизм с атеизмом), так и наиболее последовательных материалистических направлений (отождествляющих агностицизм с субъективным идеализмом).

Аргументация в пользу агностицизма развивалась на протяжении всей истории мировой философии (см. Философия). Так, античный скептицизм утверждал агностическую позицию ссылками на несовершенство, изменчивость и постоянный пересмотр знания, отрицая истинное как предмет мышления и тем самым релятивизируя всякое бытие, вне зависимости от методов его познания. Традиция собственно агностицизма берёт начало в философии Дж. Беркли, полагающего, что человеку невозможно выйти из своего опыта, чтобы решить вопрос об отношении этого опыта к фактам действительности. Классическое выражение концепция агностицизма получила в системе гносеологических идей Д. Юма и И. Канта. Юм доказывал, что человек не способен объективно оценить совпадение своего знания с реальностью именно потому, что всякое знание происходит из опыта, а за пределы любого опыта принципиально невозможно выйти. Кант, различив «вещь для нас» и «вещь в себе», показал, что отсутствует логический способ установления соответствия между объективным миром и системой знания; субъекту остаётся познавать в объекте только собственные определения — то, что субъект сам вкладывает своими действиями в объект.

Заметную роль в формировании агностических взглядов среди английских философов и учёных сыграл критический разбор У. Гамильтоном (1829) рассуждений В. Кузена о познаваемости природы Бога (аргументацию Гамильтона, например, практически полностью воспроизвёл Г. Спенсер). Гамильтон, исходя из идей Канта, утверждал, что опыт человека, лежащий в основании знания, ограничивается лишь причинно обусловленными сущностями; знание же, выходящее за пределы опыта, становится антиномичным. При этом он придавал этим идеям конкретную методологическую направленность: он утверждал, например, что при попытке получить знание об абсолютных и безусловных, то есть ничем не обусловленных, конечных основаниях реальности возникают альтернативные, несовместимые описания и прочее. Благодаря таким формулировкам представление о границах познания оказывалось соотносимым с повседневной практикой естествоиспытателей и приобретало вид конкретной, интуитивно очевидной для них констатации пределов познания как пределов эффективности опытной науки. Эта конкретная констатация собственно и выражает гносеологическую суть агностицизма — с помощью доступных опытной науке средств мы ничего не можем утверждать о том, что полагается абсолютным и безусловным.

В целом, агностицизм лишь в самом общем смысле принадлежит к традиции философского скептицизма, критически оценивавшего возможности познания на основании анализа внутренних несообразностей познавательной деятельности. Специфика агностицизма связана как раз с более или менее чёткой идентификацией сферы вполне успешной познавательной деятельности. Такая идентификация, конечно, ограничивает познание, но зато гарантирует, как казалось, внутреннюю гармонизацию познавательного процесса и обоснованность его результатов. Несообразности в познании возникают лишь тогда, когда познание выходит за границы вполне определённой, вызывающей бесспорное доверие сферы познавательной деятельности, и лишь в этом пункте агностицизм кладёт границы познанию. Границы знания постоянно расширяются, подчёркивал Хаксли, хотя за пределами человеческих познавательных способностей всегда остаются вопросы, относительно которых наука в принципе не может доставить надёжных свидетельств опыта — это вопросы, касающиеся Бога и разного рода метафизических реалий. Специфика агностицизма, стало быть, состоит в том, что он пытается использовать скептицизм лишь для того, чтобы ограничить неуёмные претензии на знание и таким образом обеспечить своеобразную демаркацию интересов. Агностицизм, например, отказывает религиозным представлениям в статусе опытного знания и соответственно призывает учёных именно в качестве учёных не участвовать в решении религиозных проблем. Однако в основе такого баланса лежит очевидная концептуальная непоследовательность, ставшая в дальнейшем основным пунктом жёсткой критики агностицизма.

Агностицизм выражает позицию учёного как учёного, но при этом вне сферы его критики оказывается сама наука. Агностицизм просто не обсуждает соответствующую проблематику, ссылаясь иногда на практическую эффективность опытного естествознания, иногда на здравый смысл. С близких позиций, но более последовательно эта тема была позднее представлена в позитивистской философии: метафизическим, то есть не имеющим эмпирически осмысленного решения, в ней объявляется и сам общий вопрос о познаваемости чего-либо (А. Айер), при этом позитивизм сместил внимание с вопроса «Что мы не можем знать?» на вопрос «Что есть научное знание?», решаемый средствами специального исследования науки. Но тем самым позитивизм фактически проблематизирует деятельность учёных, и агностицизм, лишённый очевидных оснований, перестаёт существовать как особая философская позиция, он как бы растворился в позитивистских программах реконструкции науки, демаркации науки и метафизики и так далее. Эти программы оказались нереализуемыми и позднее — в рамках постпозитивизма соответствующая тематика вообще свелась к традиционному скептицизму.

Самым решительным оппонентом агностицизма является марксистская гносеология. Однако в марксистской критике агностицизма различаются два плана. Прежде всего, это весьма эффективная критика узости концептуальных оснований агностицизма, связанная с марксистской трактовкой познания как момента общественно-исторической практики. Марксизм предполагает развёрнутую оценку возможностей познания, основания которой выходят за рамки внутринаучной деятельности, и критикует агностицизм за узость его мировоззренческих горизонтов, за отсутствие историзма в оценке возможностей научного познания, за редуцирование познания только к научному познанию, а науки — к опытному естествознанию. При всей своей жёсткости такого рода критика не исключает элемент конструктивности, «позитивного снятия» агностицизма. Иным образом развёртывается марксистская критика агностицизма, когда речь фактически идёт не о познаваемости мира как таковой, не о том, в каких формах познание реализуется в конкретных познавательных практиках, а о признании материальности мира, агностицизм упрекают в том, что он, ограничивая познание сферой опыта (миром явлений) и отрицая познаваемость того, что лежит в основе опыта (материи, вещи в себе), встаёт на позиции субъективного идеализма. Но этот упрёк предполагает столь расширительное понимание познания, что оно во всяком случае теряет из виду конкретные познавательные практики, и в частности те, на которых фактически основывается агностицизм. Для такого рода критики нет различий между Юмом и Кантом, между Кантом и Хаксли, важно лишь, что все они принципиально отгораживают «явление» от того, что является, ощущение от ощущаемого. При этом объектом жёсткой, идеологизированной критики оказывается не исторический агностицизм, а скептицизм вообще (как это имеет место в работах В. И. Ленина).

Элементы агностицизма присутствовали во многих сциентистски ориентированных философских доктринах первой половины XX века — от прагматизма до критического реализма. Так, прагматизм, операционализм и инструментализм защищают тезис о невозможности познания без вмешательства в объект и превращения естественного в искусственное; тем самым «естественное» непознаваемо. Н. О. Лосский сформулировал дилемму: а) либо возможно прямое знание оригинала, и тогда непосредственное знание (интуиция) — источник истинного познания; б) либо источник познания — внешний опыт, в котором нам даны всего лишь копии (образы) сущностей и явлений, но не оригиналы; не зная прямо оригинал, невозможно судить об истинности его отображений. В этом смысле философские оценки агностицизма зависят от решения этой дилеммы. В новейших течениях философии науки термин «агностицизм» употребляется, как правило, лишь в историко-философских контекстах.

Источник: gtmarket.ru


АГНОСТИЦИЗМ (от греч. ἄγνωστος – непознаваемый) – философская концепция, согласно которой мы ничего не можем знать о Боге и вообще о любых предельных и абсолютных основаниях реальности, поскольку непознаваемо то, знание о чем в принципе не может быть убедительно подтверждено свидетельствами опытной науки. Идеи агностицизма получили широкое распространение в 19 в. среди английских естествоиспытателей.

Термин «агностицизм» был предложен в 1869 Т.Гексли в одном из его публичных выступлений для обозначения позиции ученого-естествоиспытателя в религиозно-философских дискуссиях того времени. Гексли рассматривал агностицизм в качестве альтернативы тем, кто полагал, что в объективную истинность ряда утверждений следует верить даже в отсутствии логически удовлетворительных свидетельств опыта. Сам Гексли всегда акцентировал гносеологический смысл агностицизма, подчеркивая, что речь идет не о доктрине, а о методе, позволяющем ограничить претензии на знание со стороны тех, кто желает знать о мире больше, чем в принципе могут подтвердить свидетельства опыта. Однако мировоззренческий аспект агностицизма неизменно выступал на передний план практически во всех реальных контекстах обсуждения этой концепции. И именно в качестве мировоззренческой концепции агностицизм становился объектом резкой и далеко не всегда корректной критики со стороны как религиозных кругов (до сих пор ему приписывают атеизм), так и наиболее последовательных материалистических направлений (отождествляющих агностицизм с субъективным идеализмом).

В своей аргументации агностицизм в целом следует гносеологическим идеям Д.Юма и И.Канта, но выстраивает эти идеи особым образом. Заметную роль в формировании агностических взглядов среди английских философов и ученых сыграл критический разбор У.Гамильтоном (1829) рассуждений В.Кузена о познаваемости природы Бога (аргументацию Гамильтона, напр., практически полностью воспроизвел Г.Спенсер). Гамильтон, исходя из идей Канта, утверждал, что наш опыт, лежащий в основании знания, ограничивается лишь причинно обусловленными сущностями, знание же, выходящее за пределы опыта, становится антиномичным. При этом он придавал этим идеям конкретную методологическую направленность: он утверждал, напр., что при попытке получить знание об абсолютных и безусловных, т.е. ничем не обусловленных, конечных основаниях реальности возникают альтернативные, несовместимые описания и пр. Благодаря таким формулировкам представление о границах познания оказывалось соотносимым с повседневной практикой естествоиспытателей и приобретало вид конкретной, интуитивно очевидной для них констатации пределов познания как пределов эффективности опытной науки. Эта конкретная констатация собственно и выражает гносеологическую суть агностицизма – с помощью доступных опытной науке средств мы ничего не можем утверждать о том, что полагается абсолютным и безусловным.

Т.о., агностицизм лишь в самом общем смысле принадлежит к традиции философского скептицизма, критически оценивавшего возможности познания на основании анализа внутренних несообразностей познавательной деятельности. Специфика агностицизма связана как раз с более или менее четкой идентификацией сферы вполне успешной познавательной деятельности. Такая идентификация, конечно, ограничивает познание, но зато гарантирует, как казалось, внутреннюю гармонизацию познавательного процесса и обоснованность его результатов. Несообразности в познании возникают лишь тогда, когда познание выходит за границы вполне определенной, вызывающей бесспорное доверие сферы познавательной деятельности, и лишь в этом пункте агностицизм кладет границы познанию. Границы знания постоянно расширяются, подчеркивал Гексли, хотя за пределами человеческих познавательных способностей всегда остаются вопросы, относительно которых наука в принципе не может доставить надежных свидетельств опыта – это вопросы, касающиеся Бога и всякого рода метафизических реалий. Специфика агностицизма, стало быть, состоит в том, что он пытается использовать скептицизм лишь для того, чтобы ограничить неуемные претензии на знание и таким образом обеспечить своеобразную демаркацию интересов. Агностицизм, напр., отказывает религиозным представлениям в статусе опытного знания и соответственно призывает ученых именно в качестве ученых не участвовать в решении религиозных проблем. Однако в основе такого баланса лежит очевидная концептуальная непоследовательность, ставшая в дальнейшем основным пунктом жесткой критики агностицизма.

Агностицизм выражает позицию ученого как ученого, но при этом вне сферы его критики оказывается сама наука. Агностицизм просто не обсуждает соответствующую проблематику, ссылаясь иногда на практическую эффективность опытного естествознания, иногда на здравый смысл. С близких позиций, но более последовательно эта тема была позднее представлена в позитивистской философии: метафизическим, т.е. не имеющим эмпирически осмысленного решения, в ней объявляется и сам общий вопрос о познаваемости чего-либо (А.Айер), при этом позитивизм сместил внимание с вопроса «Что мы не можем знать?» на вопрос «Что есть научное знание?», решаемый средствами специального исследования науки. Но тем самым позитивизм фактически проблематизирует деятельность ученых, и агностицизм, лишенный очевидных оснований, перестает существовать как особая философская позиция, он как бы растворился в позитивистских программах реконструкции науки, демаркации науки и метафизики и т.д. Эти программы оказались нереализуемыми и позднее – в рамках постпозитивизма соответствующая тематика вообще свелась к традиционному скептицизму.

Самым решительным оппонентом агностицизма является марксистская гносеология. Однако в марксистской критике агностицизма следует различать два плана. Прежде всего это весьма эффективная критика узости концептуальных оснований агностицизма, связанная с марксистской трактовкой познания как момента общественно-исторической практики. Марксизм предполагает развернутую оценку возможностей познания, основания которой выходят за рамки внутринаучной деятельности, и критикует агностицизм за узость его мировоззренческих горизонтов, за отсутствие историзма в оценке возможностей научного познания, за сведение познания только к научному познанию, а науки – к опытному естествознанию и пр. При всей своей жесткости такого рода критика не исключает элемент конструктивности, «позитивного снятия» агностицизма. Иным образом развертывается марксистская критика агностицизма, когда речь фактически идет не о познаваемости мира как таковой, не о том, в каких формах познание реализуется в конкретных познавательных практиках, а о признании материальности мира, агностицизм упрекают в том, что он, ограничивая познание сферой опыта (миром явлений) и отрицая познаваемость того, что лежит в основе опыта (материи, вещи в себе), встает на позиции субъективного идеализма. Но этот упрек предполагает столь расширительное понимание познания, что оно во всяком случае теряет из виду конкретные познавательные практики, и в частности те, на которых фактически основывается агностицизм. Для такого рода критики нет различий между Юмом и Кантом, между Кантом и Гексли, важно лишь, что все они принципиально отгораживают «явление» от того, что является, ощущение от ощущаемого. При этом объектом жесткой, идеологизированной критики оказывается не исторический агностицизм, а скептицизм вообще (как это имеет место в работах В.И.Ленина).

Элементы агностицизма присутствовали во многих сциентистски ориентированных философских доктринах 1-й пол. 20 в. – от прагматизма до критического реализма. В новейших течениях философии науки термин «агностицизм» употребляется, как правило, в историко-философских контекстах.

Литература:

1. Хилл Т.И. Современные теории познания. М., 1965;

2. Huxley Th. H. Collected Essays, vol. V. L., 1909.

Б.И.Пружинин

Источник: gufo.me


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.