СОЗНАНИЕ (сознательное) — форма отражения объективной действительности в психике человека — высший уровень отражения психического и саморегуляции. Содержание психической деятельности человека определяется его сознанием, образом жизни и деятельностями, в которые он включен. Сознание является основным атрибутом личности человека. Оно формируется и развивается в процессе его онтогенеза (жизненного пути). Всякое изучение сознания вне личности невозможно, так как, изучая сознание в развитии, психология изучает специфический процесс становления сознательной личности.

Психология изучает происхождение, структуру, свойства и функционирование сознания индивида.

Происхождение Ведущую роль в развитии сознания человека сыграл образ жизни. Сознание человека возникло и развилось в процессе общественной жизни. Предпосылками возникновения сознания человека явились: совместная продуктивная деятельность людей, распределение труда, ролевая дифференциация, выработка использования языка и других знаковых систем, а также становление материальной и духовной культуры.


Сознание признается границей, отделяющей человека от животных. Человека отличает от животных, прежде всего не наличие процесса формирования психических образов на основе предметного восприятия объектов окружающей действительности, а специфические механизмы его протекания. Именно механизмы формирования психических образов и особенности оперирования ими обусловливают наличие у человека такого феномена, каким является сознание.

Только человек способен сделать свой внутренний мир предметом осознания, то есть рефлексии. Способность к рефлексии определяет возможность человека наблюдать за самим собой, за своим ощущением, за своим состоянием. Причем наблюдать критически, т. е. человек в состоянии оценить себя и свое состояние, поместив полученную информацию в определенную систему координат. Такой системой координат для человека являются его ценности и идеалы. Следовательно, человек способен не просто познавать мир, но и познавать самого себя, не просто знать, а знать, что знаешь.

Сознание термин

Главная функция сознания это способность человека соотносить себя с внешним миром. Именно эта способность даёт возможность человеку осознать самого себя и формироваться как личность. Для этого сознание использует разные уровни восприятия и отражения объективной реальности. На сегодняшний день выделяют три уровня:


1. Чувственно–эмоциональный – восприятие и отражение мира органами чувств.

2. Рационально–дискурсивный – восприятие мира, через определение его характеристик.

3. Интуитивно–волевой – способствует целостности восприятия мира и осознанию себя.

Кроме рефлексии и отражения объективной реальности, сознание выполняет и другие функции, которые указаны в следующей классификации:

Отражательная – восприятие объективного мира через познавательные процессы (память, мышление, внимание). Познавательная функция, с помощью которой человек отражает объективную действительность, строит свою систему знаний о мире. Сознание позволяет человеку проникнуть в сущность предметов, процессов, явлений объективного мира, получить информацию о них. Познание осуществляется в формах отражения: чувственного и рационального — на эмпирическом и теоретическом уровнях мышления.

Оценочная – наше отношение к этому миру, событиям и к самим себе, которое может выражаться в виде чувств и эмоций. Ценностно-ориентационная функция, с помощью которой человек оценивает явление действительности, определяет свое отношение к ним.

Порождающая – творческая или креативная. Конструктивно-творческая функция, заключающейся в мысленном конструировании направлений и форм деятельности человека в целях создания принципиально нового. Сознание может предсказывать, предвосхищать то, что произойдет в силу действия объективных законов. Эту функцию в философии часто называют воображение, способность к чему один из наиболее мощных механизмов человеческой активности.


Преобразующая – управление волевыми процессами, где мы сами принимаем решения и действуем. Управленческая функция, с помощью которой человек осознает свои потребности, ставит цели, стремится к ним, то есть управляет своим поведением. На основе оценки факторов и в соответствии с поставленными целями сознание регулирует, упорядочивает действия человека, действия коллективов, то есть осуществляет управленческую функцию, обеспечивая разумное регулирование, самоконтроль поведения и деятельности человека, его взаимоотношения с внешним миром.

Время образующая – способность отслеживать связь между прошлым, настоящим и будущим. Функция прогностическая — человек до определенного предела с некоторой вероятностью может предвидеть будущее, а также прогнозировать свои действия, строить планы и осуществлять их.

Рефлексивная – основная функция, которая характеризует саму сущность сознания, нашу способность к самосознанию.

Аккумулирующая – накопление информации. В сознании накапливаются знания, полученные из личного опыта, а также добытые предшествующими поколениями людей или современниками. Эти знания становятся основой для добывания новых знаний, а также для осуществления практических действий.

Интеграционная – объединяющая все системы восприятия объективного мира. Систематизирующую функцию, критически оценочную и описательную, которые являются следствием перечисленных выше.


Коммуникативная – определяющая за наше окружение. Деятельность индивида требует общения с другими людьми, взаимного обмена мыслями и знаниями, поэтому сознание, преобразуя мысль в слово, осуществляет коммуникативную функцию.

Количество подобных классификаций, со временем продолжает расти. Это связано с новыми, дополняющими представлениями современной науки о сознании.

Рассмотрев основные важнейшие функции сознания, мы выявили, что все они взаимосвязаны, взаимно переплетаются. Соответственно этим функциям в сознании выделяют, со своими специфическими особенностями, три основные сферы: 1) интеллектуальную; 2) эмоциональную; 3) мотивационно-волевую.

Деление на эти сферы условно, так как они не могут существовать друг без друга.

1. К интеллектуальной сфере сознания относятся свойства:

— мышления: быстрота, систематичность, последовательность, критичность, гибкость;

— памяти: объем, скорость запоминания и забывания, готовность к воспроизведению;

— внимания: объем, концентрация, устойчивость, переключаемость;

— восприятия: наблюдательность, избирательность, способность узнавания.

2. К эмоциональной сфере сознания относятся собственно чувства (радости, удовольствия, горя), а также настроения и аффекты (гнев, ярость, ужас, отчаянье). К названным ранее следует добавить и такой существенный компонент сознания, каким является воля, представляющая собой осмысленное устремление человека к определенной цели и направляющая его поведение или действие. Чувства — это эмоции, характеризующие личность человека. Различают:


— нравственные чувства: гуманность, любовь, совесть, раскаяние;

— эстетические: чувство прекрасного, юмора;

— интеллектуальные: любопытство, удивление, сомнение.

Мысли всегда связаны с какими-то чувствами личностным смыслом.

3. В основе мотивационно-волевой сферы лежат потребности человека: биологические, социальные и духовные. Они являются источником его активности, когда осознаются и воплощаются в конкретные стремления — мотивы.

Свойства сознания: универсальность — в сознании могут быть отражены любые явления; избирательность — сознание избирает 1 элемент своим объектом; объективность — отражает так, как надо; целеполагание — прежде мыслить, чем думать; активность; творчество.

Совокупность свойств сознания может быть представлена следующим образом.

I. Сознание как целое (свойства системы).

1. Целостность: важнейшее свойство сознания — его целостность. Оно выражается в единстве всех его частей и функций, в их согласованности.

а) связность — позволяет выделять более связные объекты из менее связной среды. Связность есть показатель внутренних связей целого (между его частями) и внешних связей между целым и средой;


б) ограниченность — ограниченность указывает на наличие временных и пространственных границ индивидуального сознания. Во времени оно существует и функционирует в определенные периоды жизни каждого человека.

в) системность — выражается в наличии в составе целого (сознания) совокупности элементов (функций, видов, форм и уровней психического; чувственной и биодинамической ткани, значений и смыслов), связанных определенной структурой (совокупностью связей) и функционирующих совместно.

2. Идеальность — Специфическим свойством сознания выступает его идеальность. Суть его в отвлеченности, относительной самостоятельности образов и переживаний от вызвавших их реальных причин. Иначе говоря, идеальное — это особый способ бытия реальности, когда связь между отражаемым и отражением не носит непосредственного характера. Сознание может оперировать не самими существующими в действительности вещами, а их «заместителями»: образами, понятиями, знаками (с их значением и смыслом). Идеальное — это относительно самостоятельное существование объективного в субъективной форме.

Целостность и идеальность сознания предопределяют его рефлексивность, т. е. способность наблюдать самое себя, способность к самопознанию. На сознательном уровне отражения человек может воспринимать происходящее в его внутреннем мире, понимать свои психические процессы и состояния, влиять на их ход, развитие. На досознательном уровне рефлексия недоступна индивиду, поскольку еще нет выделения себя из среды.


3. Рефлексивность — определяет свойство подотчетности сознания, т. е. представленность сознания как способности человека отдавать себе отчет в своих действиях и поступках, контролировать их, руководить ими. В более широком плане это свойство есть проявление в человеке единства сознания и личности.

а) способность к самоконтролю;

б) подотчетность.

Целостность, идеальность и рефлексивность являются свойствами, характеризующими сознание преимущественно как целое, как систему. С определенной условностью сюда можно отнести такое свойство, как непрерывность.

4. Непрерывность — способность отражать прошлое, настоящее и будущее. Понятие непрерывности, конечно, шире, но в психологии этот термин используется в данном значении, поэтому оставим его.

Можно указать и на ряд свойств сознания, которые проявляются и на уровне его составляющих, характерных изученным ранее психическим явлениям, структурированным в единое сознание.

II. Сознание как система элементов (свойства элементов).

5. Предметность. — так, предметность сознания проявляется и в предметности восприятий, памяти, мышления, чувств.

6. Знаковость. — Знаковость (семантичность) сознания выражается в знаковости мышления и речи. Обозначающую функцию несут эмоции и психомоторика.


7. Константность — Константность (и более широко — устойчивость) сознания увязывается с константностью восприятия, модальным безразличием кратковременной памяти, устойчивостью внимания.

8. Центрированность — Центрированность (способность к фокусировке) сознания напрямую связана с концентрацией внимания.

9. Активность — присуща всем уровням психической деятельности, и когда речь идет об активности сознания, то имеется в виду не само по себе понятие активности, а наивысшая ступень ее проявления, характерная для этого уровня организации психики вообще и для высших психических процессов в частности (для мышления, для произвольных форм внимания, памяти и воображения, для волевой регуляции).

10. Ясность — Ясность сознания детерминирована прежде всего протеканием процесса внимания; это свойство, пожалуй, есть обобщение свойств внимания (концентрации, устойчивости, переключаемости, распределяемости и др.). Понятие «ясность» применимо также и к интеллектуальной сфере: ясность мысли и речи. Близко по смыслу выражение «светлая память». По степени ясности различаются представления. Главным в этой характеристике является, конечно, степень осознанности объекта, но в него безусловно вплетена и четкость границ, сбалансированность, яркость образа. Следовательно, это свойство — не сугубо качество сознания.

11. Социальность — Часто в качестве свойства сознания приводят такую его характеристику, как социальность.


, видимо, социальный аспект психики человека следует рассматривать не столько как свойство того или иного психического явления, а как условие его возникновения, формирования, развития, в целом существования. Социализация — механизм перевода психического отражения на сознательный уровень. Одновременно социализация невозможна без достаточного уровня организации психики. Это неразрывные, взаимно обусловливающие друг друга стороны становления человека. Происходит это становление одновременно и как повышение уровня организации психики, и как формирование личности в процессе деятельности людей, в первую очередь трудовой совместной деятельности. Поэтому лучше говорить не о социальности сознания как его свойстве, а о сознании как качестве психической деятельности, определяемом социальными факторами.

Таким образом, вышесказанное позволяет дать следующую общую характеристику: сознание — это высшая, свойственная только человеку, связанная с речью функция мозга, состоящая в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтроле поведения человека.

 

Сознание термин

 

Источник: helpiks.org

Философские теории


фото 739

С философской точки зрения, сознание – это умение соотносить и осознавать объект (по Гегелю). Под этим словом подразумевается основательная способность человека соотноситься с миром в целом. Это форма или метод объекта, вид и способ представления мироздания. Понимание сознательной деятельности существует всегда, оно не имеет начала и конца, не может пропасть, также как и сам мир. Сознание и мироздание – две стороны единой соотнесенности. Поэтому в философском значении неправильно будет рассматривать его как отдельное понятие, оно неотделимо от сущности мира.

Сознательная сущность не есть способность соотноситься, это само отношение. Этот довод вытекает из того, что человек не способен находиться в отрешенности от него, выйти за его границы. Мы поглощены этой субстанцией. Без нее, для человека ничего не существует. С этой стороны, термин подразумевает двойственность и деление внутри. Это означает, что сознание интернационально (по Гуссерлю).

Философы стараются найти объяснение заключения о том, что сущность сознания провозглашает разделение субъекта и объекта, внутреннего и внешнего Я и мироздания. В относительном виде это некий опыт, который соотносит нас с миром. Этот опыт подразумевает и сам процесс соотношения в общем и в виде переживания человеком этого процесса. Поэтому в философии из понятия сознательной сущности выделяется субъект. Сам термин понимается, как соотношение субъективного и объективного. Объект осознается субъектом.

Сознательное бытие существует как потенциальное положение, в которое субъект может попасть в любое время в виде опыта, соотнесенного с мирозданием.

Формы

Различают 4 формы рассматриваемого понятия: самосознание (осознание личности), рассудок (осознание, способное мыслить и постигать мир), разум (разум в самосознании) и дух (высшая форма осознания, объединяющая все другие).

Философская наука старается найти решения на 2 основные проблемы сознания: в чем состоит его сущность и его взаимосвязь с физическим миром (особенно телом).

Дуализм

Это предположение о существовании 2 видов субстанций: сознание и физические субъекты. Прародитель этой ветви – Рене Декарт, утверждающий, что человек – это мыслящая субстанция, которая может сомневаться в существовании всего окружающего мира, за исключением своего сознательного Я, которое никак не связанно с физическим окружением.

фото 740

Двойственность духовного мира и телесной оболочки – теория, по которой сознание и материя понимаются, как: независимые, дополняющие и находящиеся на одном уровне по значимости субстанции. Эта точка зрения начала развиваться в трудах Платона и Декарта. По Платону тело является частью физического мира и поэтому умирает. А душа не привязана ни к временному, ни к пространственному течению, и поэтому ей доступна истинная сущность мира идей.

Последователем дуализма нашего времени можно назвать Дэвида Чалмерса. Он считает свою точку зрения натуралистическим дуализмом, согласно которой сознательный опыт не имеет физической природы, хотя и находиться в зависимости от нее в соответствии с природными законами. Законы психофизики предполагаются Чалмерсом как дополнение к миру физических объектов.

Логический бихевиоризм

Логический бихевиоризм – концепция, предполагающая бытие в психическом положении, нахождение в бихевиоральном состоянии, то есть выражение некоей поведенческой позиции, или противоположное мнение к ней. Это направление перекликается с психологическим бихевиоризмом, но имеет существенное отличие: последний вариант предполагает рассмотрение бихевиоризма как способа изучения человека без попыток решения философских задач в области понятия сознания и его взаимосвязи с телесной оболочкой. Представителями этой философской ветви являются Гемпель и Райл. Эта теория пытается отрицать двойственность по Декарту, потому что она находится в противоречии с утверждением о единстве науки (физикализм).

Идеализм

Следуя теории идеализма, мир есть совокупность сознаний. Мир материального не существует без них. Джо Беркли считал, что бытие – это восприятие внешним миром.

Индуизм

В этом ответвлении, философы представляют Пурушу (молчаливую высшую силу), который обозревает деятельность Пракрити (материальных субъектов). Духовное сознание ошибочно сопоставляется с телом, которое охвачено и увлечено гуннами (природными качествами).

Материализм

Материализм – философская концепция о физической оболочке всего существующего. Сознание – это черта высокоорганизованной субстанции. Материалисты критикуют прочие направления, изучающие сознательную сущность, и утверждают, что поведение человека является его физическим источником внутри тела. Представителями этой теории считаются Фридрих Энгельс, Дэвид Армстронг, Дональд Дэвидсон.

Функционализм

В соответствии с этой теорией нахождение в психическом положении означает нахождение в функциональном сознании (выполняя конкретное действие). Функционалисты считают, что сознание находится в таком же соотношении с мозгом, как опция показывать время – с материальным объектом самих часов. Функционализм критикует точку зрения материалистов, потому что не принимает взаимосвязь сознания и мозга: сознание только функция различных материальных объектов. Функционалистами считаются Дэвид Льюис, Хилари Патнем, Дэниел Деннет.

Двухаспектная теория

Теория гласит, что психическая и физическая сущности – это два качества реальности, на которой основано все мироздание. Эта реальность не относится ни к психической, ни к физической. Теория двух аспектов отрицает остальные философские ветви, которые утверждают о существовании психического и физического. Таких вглядов придерживались: Бенедикт Спиноза, Бертран Рассел, Питер Стросон.

Феноменологическая теория

Феноменология пытается описать сущность опыта без каких-либо объяснений реальности его объекта. Это направление старается найти идеальные качества мышления человека и восприятия, не зависящие ни от каких индивидуальных особенностей, и объяснить прочие науки в виде основанных на мышлении. Интернациональность – основополагающая черта человека. Представители феноменологии – Эдмунд Гуссерль и Морис Мерло-Понти.

фото 741

Эмерджентная теория

По эмерджентной концепции сознание не может быть сведено к физическому состоянию мозга, хотя и есть качество некоего материального объекта. Это нередуцируемая субстанция, которая имеет уникальные характеристики, и реальный объект для изучения наукой. Среди сторонников выделяется Джон Серл.

Понятие сознания не употребляется в философии, если говорится о движении в мышлении без соотношения с мирозданием. Без опыта соотношения с миром, оно перестает быть самостоятельным и превращается в способность рефлексии по отношению к мысленному содержимому. В мышлении субъект движения – это само мышление, которое понимается, как некое общее пространство действий и, как субъект этих действий одновременно.

Источник: mystroimmir.ru

consciousness) Несмотря на то что С. — наиболее очевидный и хорошо знакомый каждому признак нашего существования, филос. и психол. рассуждения о С. весьма запутанны и противоречивы. Р. Б. Перри заметил: «Как может термин означать что-либо, если он используется для обозначения всего и вся, в т. ч. и собственного отрицания?» Большинство психологов рассматривают С. как сознавание чего-либо или текущее знание о чем-либо. К сожалению, термин «awareness» допускает столь же неоднозначное толкование, как и термин «consciousness», так как они употребляется практически в одних и тех же ситуациях. Так, напр., термином «awareness» может обозначаться перцептивное сознавание (perceptual awareness), интроспективное сознавание (introspective awareness), рефлексивное осознание (reflective awareness), подпороговое сознавание (subliminal awareness), сознавание себя (self-awareness), осознание сознавания (awareness of awareness) и т. д. Сознание и бессознательное Согласно Джону Локку, С. — это рефлексия, включенная в различные умственные акты, такие как восприятие, мышление, сомнение, верование, воление и т. д. С. представляет собой внутренний, незамутненный взор ума, от к-рого практически ничто не м. б. скрыто. Представления Локка о С. оказали настолько сильное влияние на психол. науку, что до появления фрейдовского психоан. понятие бессознательного мышления или восприятия считалось внутренне противоречивым. З. Фрейд показал, насколько сложными м. б. мыслительные процессы, протекающие без их осознания, и каким образом бессознательная сфера чел. может содержать в себе представления, желания и чувства, в к-рых он не отдает себе отчета. Фрейд разглядел в содержимом бессознательного смысл и намерение. Такие внешне безобидные и непреднамеренные акты, как оговорки, забывчивость и потеря предметов (вследствие того, что они не были положены на обычное место), м. б. мотивированы на бессознательном уровне. А коль скоро это так, ранее принятое определение С. как преднамеренной и целенаправленной психич. активности оказывается в равной мере применимым и к бессознательному. К. Юнг пошел еще дальше в сглаживании различия между С. и бессознательным. Бессознательное, по Юнгу, есть совершенный источник нашей общности и креативность. Коллективное бессознательное — это «образ мира, на формирование к-рого ушла вечность… [Оно] состоит из совокупности инстинктов и их коррелятов, архетипов. Подобно тому как каждый из нас обладает инстинктами, он тж обладает запасом архетипических образов». Достижения когн. психол. говорят о том, что сложная психич. деятельность, в т. ч. наша способность приобретать, хранить и извлекать информ. из памяти, в основном реализуется посредством бессознательных и недоступных для самонаблюдения операций. Исслед. «слепого зрения» и «несознаваемой памяти» (memory without awareness) тж свидетельствуют о наличии противоречий в разграничении С. и бессознательного. Слепое зрение — это способность нек-рых людей с поврежденной зрительной корой мозга распознавать и реагировать на зрительные стимулы, не сознавая их. Вейскранц провел серию тестов с испытуемым, у к-рого была удалена правая область зрительной коры. Как и следовало ожидать, испытуемый сообщал о том, что он ничего не видит, когда стимулы предъявлялись в левой части его зрительного поля. Однако когда его попросили угадать вид стимула (X или О), этот испытуемый дал правильные ответы в 27 попытках из 30, — свидетельство того, что он все же воспринимал стимулы на каком-то уровне. Следовательно, умственные процессы, такие как восприятие, представление, намерение, вспоминание и т. п., можно обнаружить и на бессознательном уровне, где они недоступны для интроспекции, а граница между С. и бессознательным не столь резка, как некогда считалось. Как только исследователи осознали эти факты, обсуждение феномена С. превратилось в достаточно сложное занятие. Простота основанного на здравом смысле понимания С. как текущего знания, или сознавания (awareness), оказалась обманчивой и пустой. Если можно обоснованно указать как на сознаваемое, так и на неосознаваемое знание (awareness), полезность понятия «awareness» как дескриптора С. (consciousness) становится проблематичной. С. как одно только интроспективное сознавание (или самоотчет) становится простым качеством, накладываемым на определенные содержания опыта. В действительности это качество может оказаться всего лишь определенными корковыми процессами, так как их нарушение приводит к утрате интроспективного сознавания (awareness). Тем не менее обычно признается, что С. как определяющая характеристика психич. явлений включает нечто большее, нежели просто интроспективное сознавание. Множество оттенков сознания Отношение бытия к С. во все времена интересовало философов. На уровне здравого смысла обычно принимается на веру, что каждый чел. наделен телом и разумом и что они взаимодействуют, образуя действующего субъекта. Пытаясь дать ясный анализ (раз)ума, тела и их взаимодействия, философы пришли к многообразию т. зр., к-рые открывают нам разнообразные перспективы видения С. в ученых рассуждениях. Все эти филос. спекуляции распадаются на две широкие категории: а) признающие реальность как разума, так и тела; б) отрицающие реальность одного из них в угоду др. Дуалистические теории строятся на свойственном здравому смыслу представлении, что (раз)ум и тело — это две разные, независимые и взаимодействующие, вещи. Напр., согласно Декарту, сознание есть квинтэссенция ума, а ум отличен от тела. В соответствии с его представлениями существуют две в корне различные субстанции — материальный мир, имеющий протяженность, и мышление, не имеющее протяженности. Последнее в принципе несводимо к первому. Главная проблема такого дуализма — это проблема взаимодействия. Каким образом непротяженное мышление взаимодействует с протяженным телом? Любой из вариантов причинного взаимодействия между ними, предлагаемых в большинстве дуалистических теорий, противоречит физ. теории, утверждающей, что вселенная яв-ся закрытой системой и что каждое физ. событие связано с предшествовавшим ему физ. событием. Подобное допущение исключает всякую возможность того, что психич. акт может вызвать физ. явление, если, конечно, сам этот психич. не оказывается в нек-ром смысле физ. Теории параллелизма пытаются обойти эту проблему посредством допущения, что физ. и психич. процессы протекают параллельно, не оказывая друг на друга никакого влияния. Монистические теории, напротив, постулируют только один вид субстанции: разум или материю. Субъективный идеализм Дж. Беркли упраздняет материю в пользу разума, материализм отрицает разум в угоду материи. Материалистическое отрицание разума-сознания принимает неск. форм. Среди них можно назв.: а) категорическое отрицание всего психич., включая С., к-рое не обнаруживает себя в объективном поведении или действии; б) признание психич. явлений, но отрицание того, что они обладают причинной силой, поскольку яв-ся всего лишь побочными продуктами физ. процессов мозга; в) отождествление психич. явлений с состояниями (или режимами работы) головного мозга. Дж. Б. Уотсон заявлял, что такой вещи, как С., просто не существует. Отзвуки подобной радикальной т. зр. в наше время можно найти в утверждениях о бесплодности С. как психол. понятия. Станович пишет: «Любой вопрос психологии, хоть как-то затрагивавший понятие «С.», сразу же становился весьма запутанным; в то же время любое продвижение в теории психологии, к-рого удавалось достичь, оказывалось совершенно не связанным с к.-л. понятием «С.»». Б. Ф. Скиннер и его последователи полагают, что С. — это эпифеномен мозговой деятельности и потому не обладает причинной силой. Следовательно, С. не может играть объяснительную роль в понимании поведения. Материалистическая теория центральных состояний (central-state materialism) отождествляет С. с чисто физ. процессами головного мозга. Отдельные теоретики, — напр., Фейгл, — доказывают, что С. м. б. отождествлено с определенными референтами нейрофизиологических понятий. Материализм нового времени, в отличие от бихевиоризма, допускает возможность «внутреннего» опыта и его влияния на тело, однако не видит в сознательном опыте ничего такого, что было бы нельзя объяснить с чисто физ. позиций. Согласно Д. М. Армстронгу, опыт С. (the experience of consciousness) — это всего лишь одна часть мозга, сканирующая др. его часть. Он пишет: «При восприятии мозг сканирует окружающую среду. При осознании (in awareness) восприятия др. процесс в мозге сканирует это сканирование». Внутреннее чувство, к-рое дает нам интроспективное сознавание, — это просто др. мозговой процесс. Т. о., согласно этой т. зр., нет оснований предполагать существование к.-л. процесса, к-рый может функционировать независимо от мозга. Существует неск. широко известных возражений против вышеупомянутых теорий, описывающих С. исключительно в терминах поведения, нейронной активности или обработки информ. Невозможно отрицать С. как факт непосредственного опыта. Феноменологический опыт боли, напр., качественно отличается от нейронной активности головного мозга. Болевой опыт однороден и непрерывен, тогда как сопутствующие боли нейронные разряды представляют собой разнородные, прерывистые и пространственно разнесенные события. Др. словами, в отличие от чувственного опыта, мозговая активность характеризуется «зернистостью». Более того, известно, что наши психич. состояния могут оказывать глубокое воздействие на состояние нашего тела. Многократно описаны ощутимые эффекты плацебо, а психосоматические заболевания уже никому не кажутся чем-то невероятным. Феноменологи, такие как Гуссерль, выдвигают весомые аргументы в пользу С. как неотъемлемой стороны нашего опыта, не поддерживая при этом дуалистический интеракционизм. Подобно Декарту, Гуссерль верил в саморазоблачающий характер С.: нельзя отрицать его существование, не вступая при этом в противоречия, а жизнь без С. невозможно даже вообразить. Он рассматривает С. скорее как функцию, нежели как сущность. Как и Брентано до него, Гуссерль уделял особое внимание интенциональной природе С. Внешний объект, содержание С. и наше сознавание (awareness) его непосредственно связываются интенциональностью С. Наше знание о мире формируется не в рез-те получаемых нами впечатлений, а яв-ся следствием логического процесса интенции. Разделяемые нами представления о мире возникают не на основе ощущений и восприятий, к-рые обособлены и индивидуальны и, как следствие, не могут раскрыть чел. универсальный и единый характер своих объектов, а благодаря «конститутивной функции» С., к-рое интуитивно «схватывает» их сущность. Конститутивная функция С. заключается в интуитивном постижении сущности объектов, с тем чтобы мы могли понять их значение и значимость для нас. Единый характер, к-рый объекты имеют как феномены нашего опыта, можно понять только через их сущности, а не через совокупность их непостоянных качеств. На центральное место С. в челов. состоянии указывал тж и Сартр в своей экзистенциальной философии. Согласно Сартру, С. интенционально по своей природе и всегда на что-то направлено. С. не яв-ся вместилищем для чего-либо или сценой для представления вещей. Осн. его свойство — раскрытие вещи, на к-рую оно направлено. Уникальность С. заключается в том, что оно раскрывается само по мере раскрытия объекта. Т. о., и для Гуссерля, и для Сартра С. — это принцип субъективности, к-рый объясняет очевидное единство и значение феноменов нашего опыта. Сознание и мозг А. Р. Лурия, следуя Л. С. Выготскому, полагал, что С. — это сложная структурная система, имеющая смысловую функцию. Он отвергал дуалистическое постулирование принципиального отличия сознания-разума от материальных объектов. В то же время он полагал, что попытки отыскать механизмы С. внутри мозга тж не ведут к успеху. Согласно А. Р. Лурии, С. — это способность «оценивать сенсорную информ., реагировать на нее критичными размышлениями и действиями и сохранять следы событий в памяти, чтобы прошлые отпечатки или действия могли быть использованы в будущем». Эта способность не яв-ся функцией какой-то одной части мозга. Скорее, «ее нужно искать в совместной деятельности отдельных систем мозга, каждая из к-рых вносит свой особый вклад в работу всей функциональной системы в целом». Среди систем мозга, участвующих в сознательной психич. деятельности, можно назв.: а) ретикулярную формацию ствола мозга, контролирующую уровни бодрствования; б) вторичные зоны задних (афферентных) областей коры полушарий, обеспечивающие регистрацию и хранение поступающей сенсорной информ.; с) наиболее важные медиальные зоны лобных долей, участвующие в формировании побуждений и программ действия, а тж играющие осн. роль в сознательной регуляции целенаправленного поведения. Дж. Серль доказывает, что ментальные состояния вполне реальны и обладают собственными свойствами. В то же время они не отделены от мозга и имеют биолог. основу. Серль полагает, что психич. явления «порождаются деятельностью мозга и реализуются в его структурах. С этой т. зр., С. и интенциональность яв-ся такой же частью биологии чел., как пищеварение или кровообращение. Нельзя не признать, что в мире существуют столь сложные системы, как мозг с его субъективными ментальными состояниями, и наличие ментальных свойств у таких систем — реально существующий физ. факт». Сперри рассматривает С. как первичный источник причинного воздействия. С. обладает автономией по собственному праву и не сводимо к электрохимическим процессам. С. — «интегральный рабочий компонент» мозга. Сперри рассматривает его как динамическое, эмерджентное свойство, появляющееся из высшего уровня функциональной орг-ции коры головного мозга. Как эмерджентное свойство, С. проявляется в чувстве, определяемом нейронными инфраструктурами мозга на высших уровнях его иерархической орг-ции. Однако в то же самое время С. не только обнаруживает характеристики, к-рые невозможно отнести ни к одной из составляющих мозг систем, но еще и осуществляет регулирующее воздействие на мозговые процессы. Т. о., психич. явления — это «скорее причины, нежели корреляты» событий в НС. «Физиол. мозга обусловливает ментальные эффекты, а ментальные феномены, в свою очередь, оказывают причинное влияние на нейрофизиологию». Будучи эмерджентными свойствами деятельности коры головного мозга, сознательные феномены могут функционально взаимодействовать на своем уровне и в то же время осуществлять нисходящий контроль над составляющими их нервными процессами. Т. о., согласно Сперри, сознательные состояния скорее «приходят вслед за» («supervene») физиолог. процессами, чем «вмешиваются в» («intervene») в них. Попытки наделить сознательные явления реальностью и причинной силой и при этом рассматривать их как проявления активности мозга, подвергаются критике. Мн. ученые полагают, что они осн. на ложных аналогиях. Трудно представить себе, каким образом сложная орг-ция нервных процессов порождает сознательные явления, к-рые, как предполагается, качественно отличны от физ. явлений. Поппер и Экклс отказались от представления о С. как функции сложной нейронной орг-ции. Они сочли, что единство сознательного опыта трудно объяснить, исходя из разнородных, прерывистых и пространственно разнесенных разрядов нейронов. Аналогично этому, самосознание и волевые акты требуют для своего объяснения силы, независимой от мозговых процессов. Такие явления, как «ожидание» (antedating), в к-рых сознательный опыт не следует непосредственно за стимуляцией, а относится назад во времени, не согласуются с гипотезой нервно-психич. тождественности. Мы не знаем, какие точно физиолог. процессы участвуют в формировании перцептивного опыта. Экклс указывал, что отрицательный поверхностный потенциал коры головного мозга, регистрирующийся перед простыми произвольными движениями (т. н. потенциал готовности), развивается в течение достаточно длительного времени и распространяется по всей коре. Согласно Экклсу, это явление доказывает, что сознательная психич. деятельность влияет на специализированные модули в коре головного мозга, к-рые избирательно реагируют на определенный уровень активности, порождая сознательно направляемые действия. Сознание и психология Когда психология оформилась как отдельная дисциплина (чуть более века назад), ее определяли как пауку о С. У. Джемс, напр., рассматривал психологию как «описание и объяснение состояний С. как такового». Книга У. Джемса «Принципы психологии» (The principles of psychology) оказала очень глубокое влияние на последующее развитие западной психол. науки. Среди множества различных психол. теорий Джеймса, включенных в «Принципы…», наибольший вес имеет его концепция потока С. Утверждая, что С. — это «прежде всего конкретный факт» внутреннего опыта чел., он характеризует его как сугубо личную, избирательную, изменяющуюся и тем не менее практически непрерывную активность. Функция С. состоит в том, чтобы выбрать, какой из объектов принять, а какой — отвергнуть. Меняющийся и в то же время непрерывный характер С. заключается отнюдь не в связывании дискретных психол. событий. Психич. жизнь чел. — это не «цепь» или «состав» сцепленных между собой кусочков С. Мы переживаем С. как нечто непрерывное, поскольку оно «течет» как река или поток. Именно поэтому Джемс и наз. его «потоком мышления, С. или субъективной жизни». Использованная им метафора отражает два аспекта непрерывности С. Во-первых, в каждый отдельно взятый промежуток времени существующее на данный момент С. соотносится с предшествовавшим ему, и оба они идентифицируются как принадлежащие одному и тому же Я. Во-вторых, при возникновении качественных изменений С., они никогда не бывают абсолютно оторваны друг от друга, поскольку ни одно психол. явление не может совершиться в абсолютной пустоте, без какой бы то ни было связи с предшествующими событиями. В рамках данной статьи мы остановимся на трех осн. этапах эволюции представлений У. Джемса о С. Описанная выше и содержащаяся в «Принципах…» концепция С. в общих чертах принята специалистами в области когн. психол., к-рые исследуют, гл. обр., способы обработки поступающей к чел. информ. В своей книге «Многообразие религиозного опыта» (The varieties of religious experience) Джемс расширил понятие С. и включил в него нерациональные формы психич. деятельности. Он писал: «Наше нормальное бодрствующее С., к-рое мы наз. рациональным, — всего лишь один особый тип психич. активности, тогда как все остальное, отделенное от него тончайшей завесой, — это скрытые и абсолютно иные формы С.». Тем не менее в его «Очерках радикального эмпиризма» (Essays in radical empiricism) мы находим следующие слова: «В течение предшествовавших двадцати лет я сомневался, что «С.» есть нечто реально существующее; в течение семи или восьми последних лет я наводил своих студентов на мысль о том, что оно не существует, и помогал им найти практ. эквивалент С. в реальностях жизненного опыта. Мне кажется, что сейчас настало время для того, чтобы целиком и полностью отказаться от этого понятия». В «Многообразии…» и «Очерках…» Джемс выражал свое отрицательное отношение к интеллектуализму и ограждал опыт от трансэмпирических факторов, вне зависимости от того, материя это или душа. Отказ Джемса от понятия С. методологически сродни отказу Дж. Беркли от понятия материи. Отрицая дуализм с его интеракционистским образом мышления, Джемс локализует разум и материю, познающего и познаваемое, в опыте «как-он-естъ» (experience-as-such). Однако что представляет из себя подобный опыт, остается столь же неуловимым для понимания, как и взаимодействие разума и материи в дуалистических постулатах. Если во взглядах Джемса и обнаруживается нек-рая непоследовательность, она связана с двумя различными смыслами, в к-рых он употреблял термин «С.». С., описываемое в «Принципах…», — это феноменальное сознавание (phenomenal awareness). В «Многообразии…» это уже «сознание-как-таковое» (consciousness-as-such). Феноменальные и трансцендентальные коннотации С. и в наши дни продолжают окрашивать большую часть споров вокруг этого понятия. Нек-рые ученые рассматривают С. как нечто самостоятельное, автономное и не сводимое к др. явлениям. Согласно принципу субъективности, реальность С. дана интуитивно. Бестелесный ум по Декарту, ноуменальное «я» по Канту, чистая память (pure memory) по Бергсону, трансцендентальное эго по Гуссерлю и небытие по Сартру, по-видимому, предполагают существование «сознания-как-такового» (consciousness-as-such). Используя терминологию квантовой физики, можно сказать, что «сознание-как-таковое» означает нелокальный аспект реальности и субъективность в нашем бытии. В наше время подобные представления о С. приняты трансперсональной школой психологии. Если согласиться с реальностью ?-феномена, следует принять во внимание и нелокальные аспекты С. Как бы то ни было, большинство психологов сужают границы С. до его ограниченного смысла феноменального сознавания. При таком понимании сознание четко локализовано и поддается описанию на языке пространственно-временных формулировок. Весьма вероятно, что мозг играет достаточно важную роль в нашем осознании мира. Следовательно, различные психич. явления могут находиться в определенном соотношении с различными процессами в мозге и НС, и их можно исследовать с т. зр. нейрофизиологии. Из этого, однако, не следует, что все психич. явления в итоге сводятся к состояниям мозга или что С. не существует помимо этих состояний. Нек-рые индийские филос. течения, особенно школа Санкхья (Sankhya), полагают, что разум по существу материален, тогда как «сознание-как-таковое» нематериально. У Бергсона тж есть интересные соображения в отношении перехода от нематериальной чистой памяти к материальным перцепциям, т. е. от «сознания-как-такового» к сознательным феноменам. В настоящее время достаточно большое количество научных работ посвящено медитации. Однако во мн. случаях содержащиеся в них концепции запутанны и проводят слишком широкие обобщения, а сами работы методологически слабы. Возможно, ключ к более полному пониманию С. будет найден в будущем, в ходе исслед. внимания. См. также Амнезия, Безобразное мышление, Интроспекция, Вопрос об отношении души и тела, Исследование расщепленного мозга, Структурализм, Бессознательные умозаключения К. Р. Рао

Источник: vocabulary.ru

О сознании простыми словами

Давно доказано, что сознанием наделен только человек: оно является его главной отличительной чертой по сравнению с другими живыми существами. Цветок не думает, во сколько закрывать свои лепестки или раскрывать их – он делает это в определенный час, потому что так заложено в его ДНК.

Лев не расстроится, если не поймает добычу и не станет строить наполеоновских планов, чтобы отомстить тигру, с которым недавно подрался. Аквариумные рыбки не вспоминают, какого вкуса был вчерашний корм, не рисуют его мысленный образ. Все это доступно только представителю человеческого рода.

Таким образом, сознание – это свойство психической материи, с помощью которого мы можем отражать реальную действительность.

Простой пример: я вижу перед собой чашку. Она красивого красного цвета. Кстати, может чаю попить? Того, что я купил неделю назад на выставке чаев. Продавец очень нахваливал этот сорт. Пора убедиться в его честности и заварить этот многообещающий напиток.

За одну минуту в моей голове пронеслась куча мыслей и образов, с ними связанных. Я побывал в прошлом, в будущем и настоящем, испытал определенные эмоции и даже ощущения. Это и есть то, что мы называем сознанием.

Сознание можно сравнить с ветром, который увидеть нельзя, но можно наблюдать следы его активности.

Эту мысль я почерпнул из этого интересного видео:

Сознание термин

Понятие сознания в психологии

С точки зрения психологии, сознание – это способность к рефлексии себя, своих действий и окружающего мира, что является высшей психической функцией.

То есть я знаю, что я – это я, а ты – это ты. Я вижу причинно-следственные связи событий и явлений, а если не вижу, то могу представить их абстрактно, фантазировать.

Я могу ощущать свое тело, осознавать чувства и эмоции, мне принадлежащие. Я даже умею транслировать все это через речевую деятельность, мимикой и жестами (вербально и невербально).

Что говорят философы

Деятели философии считали, что сознание не существует в отрыве от реальности. Оно есть соотношение себя с реальностью.

Мы видим окружающий мир и что-то чувствуем, ощущаем, думаем, фантазируем в связи с этим.

Сознание термин

Разные направления философии по-своему трактовали данное понятие:

  1. дуализму свойственно делить человека на сознание и материю, где первое есть дух, второе – тело. Сознание вечно, так как продолжает жить даже после физической смерти тела;
  2. согласно идеализму, сначала идет сознание, затем окружающий мир. Материи не существует, если она неосознанна;
  3. материалисты писали, что сознанием обладает только высокоорганизованная материя, которая способна созидать (я понимаю, что речь идет о человеке).

Структура, свойства и функции сознания

Структура – это то, из чего собственно и состоит сознание:

  1. Познавательные процессы – восприятие окружающего мира через 5 органов чувств (глаза, уши, нос, язык, рот), память, мышление, речь.
  2. Спектр эмоциональных состояний.
  3. Воля как способность управлять своими действиями.

Сознание термин

Свойства

Описать сознание можно двумя главными свойствами:

  1. Активность – подразумевает непрерывность процесса осознавания действительности (поток сознания). В каждый момент времени (и даже во сне) человек на чем-то сосредоточен. Мир огромен и разнообразен, поэтому предметы выбираются по степени личной значимости.

    Например, если посадить рядом голодного и умирающего от жажды, поставить перед ними тарелки с едой и стаканы с напитками, то первый будет разглядывать еду, второй — питье. Мечтающий о детях будет везде замечать детей. Планирующий купить машину обращает свое внимание на авто желаемой марки.

    Каждый индивид улавливает в пространстве то, что для него актуально в данный момент времени. Именно поэтому внимание разных людей сосредотачивается на совершенно разных фигурах.

  2. Интенциональность – это направленность, стремление, влечение. Если понаблюдать за собой со стороны (заняться рефлексией), то вы увидите, что ваши мысли всегда куда-либо направленны: на цель, предмет, действие.

    Сознание термин

    Например, в рассуждении о красной кружке выше мои мысли были направлены в сторону чаепития.

Функции сознания

Сознание имеет свои функции, основными из которых являются:

  1. Отражательная функция заключается в организации психических процессов (память, мышление, восприятие, представление), направленных на познавание окружающего мира.
  2. Креативная или творческая – создание чего-либо нового.
  3. Оценочная – мы даем оценку всему, что нами осознается, даем этому эмоциональную и чувственную оценку.
  4. Преобразующая функция заключается в построении определенных целей и воплощение их в реальность через действия. То есть мы преобразуем окружающий мир.
  5. Времяобразующая – формирование общей картины о мире, где есть прошлое, настоящее и будущее.
  6. Рефлексивная функция или самосознание – способность наблюдать за собой как бы со стороны, оценивать свои мысли и поведение.

Источник: KtoNaNovenkogo.ru

СОЗНАНИЕ

одно из осн. понятий философии, социологии и психологии, обозначающее способность идеального воспроизведения действительности, а также специфич. механизмы и формы такого воспроизведения на разных его уровнях. С. выступает в двух формах: индивидуальной (личной) и общественной. В силу сложности феномена С. каждая из комплекса изучающих его наук вносит определ. специфику в самый подход к определению С. В философии при материалистич. решении ее осн. вопроса С. рассматривается как осознанное бытие, как отношение «Я» к «не Я», как свойство высокоорганизованной материи, заключающееся в психич. отражении действительности, как субъективный образ объективного мира; как идеальное в противоположность материальному и в единстве с ним; в более узком смысле под С. имеют в виду высшую форму психич. отражения, свойственную общественно развитому человеку, идеальную сторону целеполагающей трудовой деятельности. При социологич. подходе С. рассматривается прежде всего как духовная жизнь общества в совокупности всех ее форм (наука, философия, искусство, нравственность, религия, правосознание, социальная психология). В психологии С. трактуется как психич. деятельность, к-рая обеспечивает: обобщенное и целенаправленное отражение внешнего мира, осуществляемое в знаковой форме; связывание новой информации, полученной индивидом, с его прежним опытом (узнавание, понимание); выделение человеком себя из окружающей среды и противопоставление себя ей как субъекта объекту; целеполагающую деятельность, т.е. предварит. мысленное построение действий и предусмотрена их последствий; контроль и управление поведением личности, ее способность отдавать себе отчет в том, что происходит как в окружающем, так и в своем собств. духовном мире. Поскольку предметом С. является не только внешний мир, но и сам субъект – носитель С., постольку одним из существ. моментов С. является самосознание. Конституирующие признаки С. – отражение, отношение, целеполагание и управление. История взглядов на С. Трудности исследования явлений С. связаны с принципиальной непосредств. ненаблюдаемостью его механизмов, что является одной из предпосылок для всевозможных мистификаций его природы. Науч. познание явлений С. возникло сравнительно поздно, хотя его истоки восходят к древности. В первобытном обществе, когда предметы и явления природы, по аналогии с человеком и животными, воспринимались как одушевленные силы (см. Гилозоизм, Фетишизм), еще не было четкой дифференциации материального и духовного, «души» и тела. С возникновением анимизма каждая вещь начинает мыслиться как обладающая душой, в той или иной мере отделенной от вещи. На ранних ступенях развития философии не было строгого расчленения идеального и материального, так, напр., логос в древнегреч. философии понимается одновременно и как огонь и как смысл вещей. По Гераклиту, логос правит всем через все. Ценность человеч. разума определяется степенью его близости к логосу – общему миропорядку вещей. Вплоть до Платона греч. мысль не знала понятия идеального в собств. смысле. Душа рассматривалась то как воздух, то как огонь, то как движение тончайших атомов. Платон впервые выделяет понятие идеального как некоей противоположности чувственно-предметному, материальному. Как для всего космоса «ум» (нус) является перводвигателем, источником гармонии, силой, способной адекватно мыслить самое себя, т.е. обладающей самосознанием, так и в каждой индивидуальной душе человека ум созерцает самого себя и вместе с тем является активным началом, регулирующим поведение. Характерная особенность антич. трактовки С. заключается в рассмотрении его как пассивного воспроизведения космоса. В тех случаях, когда разум мыслился в качестве материального процесса (движения атомов), как это имело место у атомистов, С. толковалось как подчиненное законам физич. движения; даже сама возможность выбора в волевом действии понималась как реализация общих законов космоса. При таком подходе не могла возникнуть проблема внутр. активности С. Если в античности разум космичен и предстает как обобщение действит. мира, как синоним универс. закономерности, то в ср. века С. трактуется как надмировое начало (бог), к-рое существует до природы и творит ее из ничего. При этом разум толкуется как атрибут бога, а за человеком оставляется лишь крохотная «искорка» всепроникающего пламени божеств. разума. Вместе с тем в недрах христианства возникает чрезвычайно важная идея спонтанной активности души, причем в понятие души включалось и С. В учении Фомы Аквинского С. охватывает все специфически человеческие психич. процессы. С возникновением капиталистич. формации и развитием частной инициативы происходит осознание реальной ценности человеч. личности. Если до нового времени понятия «Я» и человеч. С. в собств. смысле специально разрабатывались в др.-инд. филос.-религ. школах (хотя интроспективное понимание С. возникло уже у Платона и Августина), то теперь и в европ. философии осуществляется переход от понятия души к категории С. Однако при этом в ряде случаев происходит абсолютизация духовного начала, к-рое в идеалистич. мировоззрении мыслится как нечто более достоверное, чем физич. реальность. На разработку проблемы С. в философии нового времени наибольшее влияние оказал Декарт. Он рассматривал С. как непространств. субстанцию, открытую лишь для созерцающего ее субъекта. Все осознаваемые явления психики Декарт рассматривал как мышление, противополагая их эмоциям. Локк, отрицая картезианский нативизм, разделял т. зр. Декарта, согласно к-рой С. есть «…восприятие того, что происходит у человека в его собственном уме» (Локк Дж., Избр. филос. произв., т. 1, М., 1960, с. 137). Т.о., в понимании С. на первый план был выдвинут момент самосознания. Концепция С. в материалистич. философии и психологии обычно исходила из двух принципов: из признания С. функцией мозга и из того, что оно есть отражение внешних воздействий. Так, Спиноза, именовавший С. терминами «дух», «душа», «ум», «мышление», рассматривал его как один из атрибутов субстанции (природы) наряду с протяжением. Поэтому индивидуальное С. для него есть качество, присущее человеку от природы: «…не более в нашей власти иметь здоровый дух, чем здоровое тело» (Избр. произв., т. 2, М., 1957, с. 292). Подвергнув критике дуализм Декарта, Спиноза провозгласил единств. субстанцией природу и тем самым лишил С. субстанциального характера, подчеркнув, что порядок и связь идей совпадают с порядком и связью вещей. Франц. материалисты 18 в. трактовали С. как функцию мозга и отражение действительности. Для них характерна антиномия человека и среды: человек – продукт среды, среда – продукт «общественного мнения», разума. И поныне сохраняет актуальное значение спор между Дидро и Гельвецием о соотношении воспитат. воздействия общества на психику, С. индивида и природных «задатков». Гельвеций исходил из того, что содержание С. определяется тем обществом, в к-ром живут люди, а разум формируется воспитанием. Только внешние обстоятельства способны лепить из ребенка гения или идиота. Дидро возражал на это: «Он (Гельвеций. – Ред.) г о в о р и т : Воспитание значит все. С к а ж и т е : Воспитание значит много. О н г о в о р и т : Организация не значит ничего. С к а ж и т е: Организация значит меньше, чем это обычно думают» (Собр. соч., т. 2, М.–Л., 1935, с. 215). Представители нем. классич. идеализма подвергли глубокому анализу проблему творч. активности С., а Гегель вплотную подошел к проблеме социально-историч. природы С. и утвердил принцип историзма в понимании С. Гегель исходил из того, что С. личности (субъективный дух), будучи необходимо связано с объектом, определяется историч. формами обществ. жизни; правда, последние толковались им как воплощение объективного духа, а абс. самосознание мыслилось как надличностное, всеобщее начало, движущееся по имманентным ему законам. Энгельс писал, что феноменология духа у Гегеля является «…отображением индивидуального сознания на различных ступенях его развития, рассматриваемых как сокращенное воспроизведение ступеней, исторически пройденных человеческим сознанием» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 278). Марксизм в качестве исходного пункта для анализа С. берет чувственно-предметную деятельность человека, обществ.-историч. практику, преобразующую и внешний мир и самого человека. Единство труда, С. и общения – основные принципы историч. материализма в трактовке С. Марксизм исходит из отражат. природы С., предполагающего существование реального мира вне себя. Материальная основа и идеальная сущность С. Вопрос об отношении С. к материи составляет основной вопрос философии. Диалектико-материалистич. решение этого вопроса состоит в том, что С. есть свойство высокоорганизованной материи, функция того сложного «куска материи», к-рый называется мозгом человека. Уже др.-греч. врач и анатом Алкмеон (6 в. до н.э.) выдвинул положение о головном мозге как органе психики. Декарт выдвинул идею рефлекса, впоследствии развитую в учение о безусловной и условнорефлекторной деятельности мозга (Й. Прохаска, И. М. Сеченов, И. П. Павлов, H. E. Введенский, А. А. Ухтомский и их последователи). Понятие рефлекса выражает взаимодействие организма с внешним миром, причинную зависимость работы мозга от объективного мира. Существ. вкладом в разработку физиологич. механизмов С. является сформулированная Н. А. Берштейном концепция физиологии активности, согласно к-рой мозг устроен так, чтобы не только получать, хранить и перерабатывать информацию, но и вырабатывать план действий, осуществлять активное управление действиями, направленными на решение определ. задачи. В последние годы исследования деятельности мозга ведутся на клеточном и молекулярном уровнях. Мозг представляет собой сложную функциональную систему. Понимание функционирования этой системы предполагает синтез данных, полученных как при изучении отд. нейронов, так и при исследовании внешнего поведения человека. Материальные основы осознаваемых психич. явлений – не столько морфологические, сколько динамические, причем обладающие свойством самоотнесенности волновых взаимодействий и круговых, а возможно и «вихревых» потоков нервных импульсов. Однако физиологич. механизм психич. явлений (физиологические, биофизич., биоэлектрич., биохимич. процессы в мозгу) нельзя отождествлять с психикой, как это делали представители вульгарного материализма [К. Фохт (Фогт), Л. Бюхнер, Я. Молешотт и др.], полагавшие, что «…мысль находится почти в таком же отношении к головному мозгу, как желчь к печени» (Фогт К., Физиологич. письма, СПБ, 1863, с. 335). Методологич. порочность этой позиции заключается в том, что продукты работы мозга отрываются здесь от объекта отражения, а это ведет к отрицанию познаваемости мира. Не в мозге как таковом таятся причины того, какие ощущения, мысли, чувства и стремления возникают у данного человека. Подвергая критике вульгарно-материалистич. ошибки И. Дицгена, полагавшего, что «дух не больше отличается от стола, света, от звука, чем эти вещи отличаются друг от друга», Ленин писал: «Тут явная неверность. Что и мысль и материя «действительны», т.е. существуют, это верно. Но назвать мысль материальной – значит сделать ошибочный шаг к смешению материализма с идеализмом» (Соч., т. 14, с. 231). Мысль, С. реальны. Но это не объективная, а субъективная реальность: в мозгу нет физич. отпечатка объекта отражения; вещество мозга не краснеет от воздействия красного цвета. Осознаваемый образ предмета не сводим ни к самому материальному объекту, ни к тем физиологич. процессам, к-рые происходят в мозгу и порождают этот образ. Как личное, так и общественное С. есть субъективный образ объективного мира. Субъективность образа означает прежде всего принадлежность субъекту (человеку или социальной группе любой степени общности), а не объективному миру. Поскольку образ принадлежит субъекту, он неизбежно отражает своеобразие его жизненного опыта, интересов, установок, социальных и классовых позиций. Субъективность означает также неполноту отражения: образ отражает свойства вещей лишь с большей или меньшей степенью приближения. Наконец, субъективность может иметь и отрицат. смысл – субъективизм, тенденциозное искажение субъектом объективного содержания образа. Т.о., субъективный образ как духовная реальность и физиологич. процессы как его материальный субстрат – качественно разные виды реальности. Непонимание этого порождает тенденцию их отождествления (напр., психич. явлений с рефлексами), проявляющуюся, в частности, в утверждениях нек-рых философов, психологов, физиологов и кибернетиков о том, что психика есть «материальный процесс», или сложный нервный процесс, или один из видов энергии, включенный в общую цепь ее бесконечных превращений. Вместе с тем абсолютизация специфики С. как субъективного образа порождает тенденцию противопоставлять идеальное и материальное и доводить это противопоставление до полного раскола мира на две субстанции – духовную и материальную (см. Дуализм, Психофизическая проблема). Противоположность материи С., по Ленину, имеет абс. значение только в пределах основного гносеологич. вопроса о том, чт? признать первичным и чт? – вторичным. «За этими пределами оперировать с противоположностью материи и духа, физического и психического, как с абсолютной противоположностью, было бы громадной ошибкой» (там же, с. 233). Активность С. Сознание и д е я т е л ь н о с т ь. В истории филос.-психологич. мысли активность С. прежде всего подчеркивалась идеализмом, гипостазировавшим эту активность и превратившим С. в самостоят. духовную силу. Проблема активности С. получила наиболее полное освещение в нем. классич. философии. Отвергая идеалистич. трактовку активности С. как имманентной, идущей из глубины духа субстанциальной свободной деятельности, марксизм вместе с тем вскрывает и несостоятельность концепции метафизич. материализма, согласно к-рой С. есть пассивное созерцание мира, не имеющее значения реальной силы в жизни человека и общества. Диалектич. материализм объясняет активность С., исходя из его детерминации объективной действительностью: объективный мир, воздействуя на человека, отражается в его С., превращается в идеальное; в свою очередь, С., идеальное претворяется в действительность, в реальное. «Мысль о превращении идеального в реальное г л у б о к а; очень важна для истории. Но и в личной жизни человека видно, что тут много правды» (там же, т. 38, с. 102). Активность С. направлена прежде всего на познание. Она проявляется в избирательности и целенаправленности восприятия, в абстрагирующей деятельности мысли, в актах фантазии, продуктивного воображения, связанного с созданием новых идей и идеалов, в управлении практич. деятельностью. Исходным пунктом отношения человека к реальному миру является целеполагающая деятельность. Подчеркивая отличие трудовой деятельности человека от поведения животных, Маркс отмечал, что человек не только изменяет форму того, что дано природой. В том, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознат. цель, к-рая как закон определяет способ и характер его действий и к-рой он должен подчинить свою волю. «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т.е. идеально» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 189). В отличие от поведения животного, человеч. деятельность реализует не заложенную видовым опытом программу, определяемую чисто биологич. потребностями, а предполагает выработку самой программы как путем свободного выбора одного из возможных направлений и мотивов, так и путем выдвижения новых целей и задач. Конечная причина деятельности лежит не в самом по себе субъекте и его волении. Реальной основой воли является потребность – предметно определенная зависимость человека от внешнего мира, субъективные запросы личности к этому миру, ее нужда в таких предметах и условиях, к-рые необходимы для нормальной жизнедеятельности. Когда личность отдает предпочтение удовлетворению одной из потребностей в ряду других, она осуществляет выбор. Тем самым воля выступает не как простое влечение животного организма, а как осознанное стремление, определяемое ценностью именно данной потребности в общей совокупности человеч. потребностей. Принимая определ. решение и беря на себя ответственность за результаты своей деятельности и за используемые при этом средства, человек исходит из своего опыта, знаний, и объективная ценность его планов определяется мерой их соответствия объективной логике вещей. Чтобы стать фактором, детерминирующим деятельность, потребность должна трансформироваться в цель, представляющую собой идеальную модель желаемого будущего. Именно в обеспечении целеполагающей творч. деятельности, направленной на преобразование мира и подчинение его интересам человека, общества, состоит осн. жизненный смысл и историч. необходимость возникновения и развития С., к-рое дает человеку возможность правильно отражать существующее, предвидеть будущее и на этой основе посредством практич. деятельности творить мир: «Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его… Мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его» (Ленин B. И., Соч., т. 38, с. 204, 205). Структура С. Психика и С. Сознание и самосознание. Структура C. определяется прежде всего тем, что оно есть процесс познания действительности и результат этого процесса – знание: «Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него, это – з н а н и е» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 633). Как познават. деятельность С. начинается с чувств. отражения, в образах к-рого человеку непосредственно является мир вещей, их свойств и отношений, и поднимается до уровня теоретич. мышления. Движение от чувств. ступени С. к теоретич. мышлению осуществляется как бы по бесконечной спирали: каждое удаление отвлеченной мысли от ощущений, восприятий и представлений сопровождается постоянным возвратом к ним. «В непосредственном созерцании я, правда, имею перед собой весь предмет в его целом, но лишь во всесторонне развитом познании, возвращающемся в форме простого созерцания, предмет стоит перед моим духом как некоторая внутри себя расчлененная систематическая целокупность» (Гегель, Соч., т. 3, М., 1956, с. 252). С. – это не только познание, но и отношение человека к миру, в выработке к-рого большую роль играют эмоции. «…Без «человеческих эмоций» никогда не бывало, нет и быть не может человеческого и с к а н и я истины» (Ленин В. И., Соч., т. 20, с. 237). Понятие психики шире понятия С. Под психич. явлениями имеются в виду все осознанные и неосознанные познават. процессы и образования (ощущения, восприятия, представления, память, мышление), психич. состояния (эмоции, настроения, бодрость, усталость и т.п.), а также психич. свойства личности (наблюдательность, находчивость, черты характера, типы темперамента и т.п.). Если психика является достоянием всего животного царства, то С. присуще лишь человеку. Но даже у вполне развитого человека осн. запас опыта хранится за пределами непосредств. контроля С. Не все ощущения и восприятия становятся фактом С., на что обращал внимание еще Лейбниц: «…Убеждение в том, что в душе имеются лишь такие восприятия, которые она сознает, является величайшим источником заблуждений» («Новые опыты о человеч. разуме», М.–Л., 1936, с. 106). Сфера подсознательного охватывает ощущения, восприятия, представления, мышление, когда они протекают вне фокуса С., а также установки, инстинкты, навыки и интуицию, автоматизированные действия. Бессознат. формы поведения основаны на скрытом учете информации о свойствах и отношениях вещей и обеспечивают разгрузку человека от излишнего напряжения С. В соотношении сознательных и бессознательных процессов в психике человека ведущим является С. Будучи высшей формой психич. деятельности человека, С. не тождественно мышлению. Говоря о различии С., напр., у буржуа и пролетария, мы имеем в виду не различия в их знаниях, логике мышления и понимании, а прежде всего в интересах, убеждениях, в ценностной ориентации и т.п. В С. есть образ не только внеположного объекта, но и образ этого образа, т.е. отражение отражения предметного мира. Т.о., существенным моментом С. является самосознание, к-рое выражает С. в его актуальной данности субъекту. Самосознание – это осознание, оценка человеком своего знания, нравств. облика и интересов, идеалов и мотивов поведения, целостная оценка самого себя как деятеля, как чувствующего и мыслящего существа. Самосознание свойственно не только индивиду, но и обществу, классу, социальной группе, когда они поднимаются до понимания своего положения в системе производств. отношений, своих общих интересов и идеалов. В самосознании человек выделяет и противопоставляет себя всему окружающему, определяет свое место в круговороте природных и обществ. событий. Самосознание дает «…человеку возможность относиться к актам собственного сознания критически, т.е. отделять в с е с в о е в н у т р е н н е е от всего привходящего извне, анализировать его и сопоставлять (сравнивать) с внешним, – словом, изучать акт собственного сознания» (Сеченов И. М., Избр. филос. и психологич. произв., 1947, с. 504). Осознание субъектом своей психич. деятельности может осуществляться на разном уровне: от глубокого и ясного самосознания до смутного и неопределенного понимания того, что происходит в «душе». Самосознание тесно связано с рефлексией, где оно поднимается на уровень теоретич. мышления. Самосознание, будучи и самопознанием, и самоотношением, самооценкой, формируется на определ. уровне развития личности под влиянием социального образа жизни, к-рый требует от человека самоконтроля своих поступков и действий, принятия на себя полной ответственности за них. Т.о., мерой и исходным пунктом человека в его отношении к себе выступают прежде всего др. люди, и самосознание по самому существу носит глубоко обществ. характер. «В некоторых отношениях человек напоминает товар. Так как он родится без зеркала в руках и не в качестве фихтеанского философа: «Я есмь я», то человек сначала смотрится, как в зеркало, только в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку» (Маркс К., Капитал, т. 1, 1955, с. 59, прим.). У общественно развитого человека погружение в мир внешней реальности не ведет к отключенности С. от самого себя. Сознат. состояния психики постоянно сопровождаются чувством своего «я», хотя степень самосознания может быть разной – от самого общего, мимолетного контроля над потоком мысли, обращенной к внешним объектам, до углубленных размышлений над самим собой, когда «Я» оказывается осн. объектом С. Человеч. «Я» меняется вместе с ростом знаний, культуры чувств и воспитанием воли, а также с изменением физич. состояния и самочувствия. Тем не менее оно сохраняет внутр. цельность и относит. постоянство. Благодаря наличию нек-рых существ. инвариантных характеристик С. человек «остается самим собой» и может каждый раз отождествлять свое актуальное «Я» с прошлым. Происхождение С. и его биологич. предпосылки. Формированию С. человека предшествовал длит. период «умств.» развития животных. В истолковании этого развития диалектич. материализм отвергает как гилозоизм, так и признание психики привилегией только человека. Он исходит из того, что психич. отражение появляется лишь на высоком уровне организации материи и связано с образованием нервной системы. Элементарной формой отражения, свойственной всем живым организмам, является раздражимость, к-рая на более высоком уровне эволюции переходит в чувствительность, т.е. способность отражать отд. свойства вещей в виде ощущений. У позвоночных животных возникают элементарные формы психики– способность анализировать сложные комплексы одновременно действующих раздражителей и отражать их в виде восприятия – целостного образа ситуации. Обычно у животных различают два осн. типа поведения: инстинктивное, врожденное (см. Инстинкт) и опирающееся на индивидуально приобретенные навыки. Отчетливо выраженные навыки и интеллект наблюдаются лишь у животных, имеющих кору головного мозга, особенно у высших животных, прежде всего обезьян (см. Зоопсихология). Генетич. родство человека и животных не означает тождества их психики. Психич. деятельность животных полностью обусловлена биологич. закономерностями и служит приспособлению к внешней среде, тогда как С. человека служит преобразованию мира. В отличие от животного, человек выделяет свое отношение к миру и сам мир как объективную реальность. Становление человека связано с переходом от присвоения готовых предметов к труду (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3, с. 19, прим.). В процессе труда происходило разложение инстинктивной основы психики животных и формирование механизмов сознат. деятельности. Зарождаясь и развиваясь в труде, С. в нем прежде всего и воплощается, создавая мир очеловеченной природы, мир культуры. С. могло возникнуть лишь как функция сложноорганизованного мозга, к-рый формировался по мере усложнения структуры чувственно-предметной деятельности и социальных отношений, а также связанных с этим форм знаковой коммуникации (см. Ф. Энгельс, там же, т. 20, с. 490). С помощью орудий человек вовлекал предметы в искусств. формы взаимодействия. Применение орудий и системы речевых знаков в виде жестов и звуков, т.е. переход к опосредствованной не только практической, но и символич. деятельности, в условиях первобытного человеч. стада, а затем и родового общества видоизменил всю структуру человеч. активности. Логика чувственно-предметной деятельности и воспроизводившая ее система жестов в актах коммуникации, диктуемых необходимостью совместного труда, интериоризировалась, т.е. превращалась во внутренний план мыслит. деятельности. Орудием этой внутр. деятельности выступила система знаков – язык. «Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание…» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 3, с. 29). Объективируя мысль, речь делает ее вместе с тем идеальным объектом для самого субъекта этой мысли. Язык является необходимым средством координирования трудовых усилий членов общества, средством не только социального контроля, но и волевого самоконтроля личности, формирования понятийного мышления и самосознания. Если видовой опыт животных передается с помощью механизмов наследственности, что обусловливает медленный темп прогресса, то у людей передача социально выработанных приемов воздействия на мир происходит прежде всего в процессе обучения, осуществляемого через орудия труда и через речь. Благодаря языку С. формируется и развивается как духовный продукт жизни общества, осуществляется преемственность человеческой деятельности и общения. С. прошло две основные стадии развития: период стадного С., охвативший около миллиона лет становления человека и человеч. общества, и С. общественно развитого, разумного человека. Характеризуя самую раннюю ступень формирования С., Маркс и Энгельс отмечали, что это было еще «чисто стадное сознание», представлявшее собой «вначале осознание ближайшей чувственно воспринимаемой среды и осознание ограниченной связи с другими людьми и вещами, находящимися вне начинающего сознавать себя индивида» (там же). На начальных этапах осознание человеком своих действий и окружающего мира не выходило за пределы чувств. представлений и простых обобщений. В дальнейшем в ходе усложнения форм труда и обществ. отношений формировалась способность к мышлению в виде понятий, суждений и умозаключений. Если стадное С. по существу совпадало с С. отд. индивидов и представляло собой единую, синкретич. совокупность знаний о внешнем мире, насыщенных еще слабо сдерживаемыми эмоциями, то на стадии разумного человека С. дифференцировалось в виде разветвленной системы многообразных духовных способностей человека и сфер духовной деятельности (науч., художеств., нравственной и т.п.). В связи с этим происходила постепенная дифференциация между индивидуальным и общественным С., формировалась начальная форма мировоззрения – мифология. Дальнейшие коренные преобразования в С. наступили при переходе к классовому обществу. Понятия, идеи и ценностная ориентация различных классов преломляются в С. отд. людей и приобретают для них соответствующий жизненный смысл в зависимости от их места и положения в системе общественных отношений. Социальная сущность С. Личное и общественное С. Идеализм исходит из того, что С. развивается имманентно, спонтанно и может быть понято исключительно из самого себя. В противоположность этому, марксизм исходит из того, что невозможно анализировать С. изолированно от др. явлений обществ. жизни. «Сознание… с самого начала есть общественный продукт и остается им, пока вообще существуют люди» (там же). Мозг человека – это не «чистое полотно», на к-ром жизнь рисует свое изображение. Он заключает в себе выработанные всей мировой историей человеч. потенции, передающиеся по наследству «задатки», к-рые реализуются в условиях обучения, воспитания и всей совокупности социальных воздействий. «…Все, что мы имеем от природы, то мы первоначально получаем лишь в виде возможностей и впоследствии преобразуем их в действительность» (Этика Аристотеля, СПБ, 1908, с. 23). Без учета биологич. факторов наследственности невозможно уяснить все индивидуальные особенности психич. склада личности. Однако абсолютизация наследственного фактора воздвигает непреодолимые трудности на пути раскрытия сущности человека и его С. Натуралистич. позиция, пытающаяся свести сущность С. к внутриорганич. отношениям в пределах мозга, является несостоятельной в научном отношении и реакционной в политическом: она тесно связана с идеологией расизма. Сам по себе мозг, каким он выходит из «рук природы», не может мыслить по-человечески. Он становится органом человеч. С. только тогда, когда человек вовлекается в обществ. жизнь, усваивает исторически выработанные формы культуры. Подчеркивая обществ. сущность С. индивида, к-рая остается таковой и вне непосредств. контакта, его общения с другими, Маркс писал: «Но даже и тогда, когда я занимаюсь н а у ч н о й и т.п. деятельностью – деятельностью, которую я только в редких случаях могу осуществлять в непосредственном общении с другими, – даже и тогда я занят о б щ е с т в е н н о й деятельностью, потому что я действую как ч е л о в е к. Мне не только дан, в качестве общественного продукта, материал для моей деятельности – даже и сам язык, на котором работает мыслитель, – но и мое с о б с т в е н н о е бытие е с т ь общественная деятельность; а потому и то, что я делаю из моей особы, я делаю из себя для общества, сознавая себя как общественное существо» (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., 1956, с. 590). С. имеет не только внутриличностное бытие, оно объективируется и существует надличностно – в системе материальной и духовной культуры, в формах обществ. С. Обществ. С. развивается через С. отд. людей, будучи лишь относительно независимым от последнего: нерасшифрованные письмена сами по себе еще не заключают в себе мыслит. содержания, только в отношении к отд. людям книжные богатства библиотек мира, памятники искусства и т.п. имеют смысл духовного богатства. Обществ. С. – это отражение обществ. бытия, выраженное в языке, в науке и философии, в произв. иск-ва, в политической, правовой и нравств. идеологии, в религии и мифах, в нар. мудрости, в социальных нормах и воззрениях классов, социальных групп, человечества в целом. Обществ. С. обладает сложной структурой и различными уровнями, начиная от обыденного, массового С. и кончая высшими формами теоретич. мышления. В состав обществ. С. входят различные его формы: наука, философия, искусство, нравственность, религия, политика, право. Отражая обществ. бытие, обществ. С. обладает относит. самостоятельностью и оказывает обратное воздействие на обществ. бытие: идеи, когда они овладевают массами, становятся материальной силой. Обществ. С. составляет вместе с тем необходимое условие формирования и существования личного индивидуального С., к-рое выражает специфич. черты индивидуального развития личности, особенности ее воспитания и т.п., при прочих равных условиях определяющие отличие ее духовного мира от духовного мира др. личностей. В главном отношение личного С. к миру опосредовано его отношением к формам обществ. С., к-рые в том виде, в каком они существуют в данном обществе, изо дня в день воздействуют на личность, делают из каждого отд. человека представителя определ. образа жизни, уровня культуры и психологии. Когда имеют в виду обществ. С., то отвлекаются от всего индивидуального, личного и берут взгляды, идеи, характерные для данного общества в целом или для определ. социальной группы. Подобно тому как общество не есть «сумма» составляющих его людей, так и обществ. С. есть не «сумма» сознаний отд. личностей, а качественно особая духовная система, к-рая живет своей относительно самостоят. жизнью и оказывает влияние на каждого человека, заставляет его считаться с исторически сложившимися нормами обществ. С. как с чем-то реальным, хотя и нематериальным. Над индивидуальным С. существует всемирно-историч. массив духовной культуры, представляющий собой все усложняющуюся систему научных, художеств., нравств., правовых, политич. идей и представлений; «…за нами, как за прибрежной волной, чувствуется напор целого океана всемирной истории; мысль всех веков на сию минуту в нашем мозгу…» (Герцен А. И., Былое и думы, 1946, с. 651). Между личным и обществ. С. происходит постоянное взаимодействие. Исторически выработанные обществом нормы С. становятся предметом личных убеждений индивида, источником нравств. предписаний, эстетич. чувств и представлений. В свою очередь, личные идеи и убеждения приобретают характер обществ. ценности, значение социальной силы, когда они входят в состав обществ. С., приобретают характер нормы поведения. Личное С. представляет собой, т.о., аккумулированный опыт общества, а обществ. С. не существует вне личного. Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, Соч., 2 изд., т. 2; Mapкс К., Тезисы о Фейербахе, там же, т. 3; Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классической нем. философии, там же, т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же, Филос. тетради, там же, т. 38; Бехтерев В. М., С. и его границы, Каз., 1888; Кaптерев П. Ф., Из истории души, СПБ, 1890; ?отебня ?. ?., Мысль и язык, 2 изд., X., 1892; Вагнер В. ?., Вопросы зоопсихологии, СПБ, 1896: Челпанов Г. И., Мозг и душа. Критика материализма и очерк совр. учений о душе, 5 изд., М., 1912; Аскольдов С., С. как целое, М., 1918; Выготский Л. С., Сознание как проблема психологии поведения, в сб.: Психология и марксизм

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Источник: terme.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.