СПИНО́ЗА (Spinoza, d’Espinosa) Бе­не­дикт (Ба­рух) (24.11.1632, Ам­стер­дам – 21.2.1677, Гаа­га), ни­дерл. фи­ло­соф, пред­ста­ви­тель ра­цио­на­лиз­ма. Ро­дил­ся в евр. ку­пе­че­ской се­мье; учил­ся в рав­вин­ской шко­ле. По­сле смер­ти от­ца (1654) не­ко­то­рое вре­мя про­дол­жал его тор­го­вые де­ла. В 1656 ру­ко­во­ди­те­ли ам­стер­дам­ской си­на­го­ги за не­дос­та­точ­ное поч­те­ние к ре­ли­гии и обы­ча­ям пред­ков под­верг­ли С. «ве­ли­ко­му от­лу­че­нию». Вы­ну­ж­ден­ный по­ки­нуть Ам­стер­дам, С. жил в Рейнс­бур­ге, Вор­бур­ге, за­тем в Гаа­ге, до­бы­вая сред­ст­ва к су­ще­ст­во­ва­нию шли­фов­кой оп­тич. стё­кол; ог­ра­ни­чи­ва­ясь ми­ним. по­треб­но­стя­ми, по­свя­тил свою жизнь фи­лос. ис­сле­до­ва­ни­ям. С. ис­пы­тал влия­ние Май­мо­ни­да, Хас­дая бен Ав­раа­ма Кре­ска­са, Ав­раа­ма Ибн Эз­ры, Дж. Бру­но, Р. Де­кар­та, Т. Гоб­бса; бла­го­да­ря сво­ему учи­те­лю лат. язы­ка Ф. ван ден Эн­де­ну при­об­рёл зна­ком­ст­ва в сре­де учё­ных-хри­сти­ан, об­щал­ся с Х. Гюй­ген­сом, Г. В. Лейб­ни­цем, сек­ре­та­рём Лон­дон­ско­го ко­ро­лев­ско­го об-ва Г. Оль­ден­бур­гом (ок. 1620–78) и др.


При жиз­ни С. опуб­ли­ко­вал «Прин­ци­пы фи­ло­со­фии Де­кар­та» («Renati Des Cartes principiorum philosophiae…», 1663; рус. пер. 1926) и ано­ним­но – «Бо­го­слов­ско-по­ли­ти­че­ский трак­тат» («Tra­ctatus theologico-politicus», 1670; рус. пер. 1906, 1935), став­ший од­ним из пер­вых об­раз­цов ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­гич. биб­лей­ской кри­ти­ки (ис­сле­дуя ат­ри­бу­цию вет­хо­за­вет­ных книг, С., в ча­ст­но­сти, по­ка­зал, что ав­тор­ст­во Пя­ти­кни­жия не мо­жет быть це­ли­ком при­пи­са­но Мои­сею; трак­тат вы­звал об­шир­ную по­ле­ми­ку и об­ви­не­ния в ате­из­ме и в 1674 за­пре­щён голл. вла­стя­ми). Осн. фи­лос. со­чи­не­ние С. – «Эти­ка, из­ло­жен­ная гео­мет­ри­че­ским ме­то­дом…» («Ethica, ordine geo­metrice demonstrate…», за­кон­че­на в 1675; рус. пер. В. И. Мо­де­сто­ва, 1886, Н. А. Иван­цо­ва, 1892) – бы­ло опуб­ли­ко­ва­но друзь­я­ми С. в со­ста­ве его «По­смерт­ных со­чи­не­ний» («Opera posthuma», 1677), ку­да во­шли так­же «Трак­тат об усо­вер­шен­ст­во­ва­нии ра­зу­ма» («Trac­ta­tus de emendatiae intellectus», рус. пер. 1893, 1914, 1934), «По­ли­ти­че­ский трак­тат…» («Tractatus politicus…», не окон­чен; рус. пер. 1910), час­тич­но пе­ре­пис­ка. В 19 в. был об­на­ру­жен голл. пе­ре­вод его пер­во­го про­из­ве­де­ния – «Крат­кий трак­тат о Бо­ге, че­ло­ве­ке и его бла­жен­ст­ве» («Kor­te verhandeling van God, de mensch en deszelfs welstand», рус. пер. 1929).


В «Эти­ке…», из­ла­гаю­щей осн. час­ти его фи­лос. сис­те­мы – он­то­ло­гию, гно­сео­ло­гию, ан­тро­по­ло­гию и эти­ку, С. ис­поль­зу­ет ра­цио­на­ли­стич. «гео­мет­ри­че­ский ме­тод»: на­чи­ная с оп­ре­де­ле­ний и ак­си­ом он пе­ре­хо­дит к тео­ре­мам и их до­каза­тель­ст­вам, снаб­жая их по­яс­не­ния­ми (схо­лия­ми) и вспо­мо­гат. тео­ре­ма­ми (лем­ма­ми).

Теория бытия

В тео­рии бы­тия С. от­стаи­вал кон­цеп­цию пан­те­из­ма: Бог, или При­ро­да, – един­ст­вен­ная су­ще­ст­вую­щая в ми­ре суб­стан­ция, ко­то­рая по сво­ей сущ­но­сти бес­ко­неч­на, не­де­ли­ма, веч­на, не­из­мен­на, сво­бод­на и вме­сте с тем не­об­хо­ди­ма. Суб­стан­ция – «при­чи­на са­мой се­бя», её сущ­но­ст­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми вы­сту­па­ют ат­ри­бу­ты. Бо­же­ст­вен­ная суб­стан­ция об­ла­да­ет бес­ко­неч­ным ко­ли­че­ст­вом ат­ри­бу­тов, по­сколь­ку об­ла­да­ет наи­выс­шей сте­пе­нью ре­аль­но­сти. Ат­ри­бу­ты, бу­ду­чи ре­аль­но раз­лич­ны­ми, не мо­гут ог­ра­ни­чи­вать друг дру­га, ка­ж­дый из них вы­ра­жа­ет в ка­ком-то оп­ре­де­лён­ном ас­пек­те бес­ко­неч­ную сущ­ность Бо­га. По­зна­ют­ся ат­ри­бу­ты не­за­ви­си­мо друг от дру­га. Сре­ди всех бес­ко­неч­ных ат­ри­бу­тов Бо­га че­ло­ве­ку из­вест­ны толь­ко два: про­тя­же­ние и мыш­ле­ние. Та­ким об­ра­зом, две кар­те­зи­ан­ские суб­стан­ции пре­вра­ща­ют­ся у С. в ат­ри­бу­ты од­ной-един­ст­вен­ной.


Бо­же­ст­вен­ной суб­стан­ции при­су­ща сво­бо­да, так как вне её нет ни­че­го та­ко­го, что вы­ну­ж­да­ло бы её к к.-л. дей­ст­ви­ям. Сво­бо­ду С. оп­ре­де­ля­ет че­рез не­об­хо­ди­мость и про­ти­во­пос­тав­ля­ет ей при­ну­ж­де­ние – в этом слу­чае объ­ект ока­зы­ва­ет­ся не­са­мо­дос­та­точ­ным, за­ви­си­мым в сво­их дей­ст­ви­ях от че­го-то ино­го. По­это­му сво­бо­да Бо­га не оз­на­ча­ет про­из­во­ла в его дей­ст­ви­ях: Бог дей­ст­ву­ет лишь по не­об­хо­ди­мо­сти сво­ей при­ро­ды. По­сколь­ку же Бог – един­ст­вен­ная суб­стан­ция, то от­сю­да сле­ду­ет, что «в при­ро­де ве­щей нет ни­че­го слу­чай­но­го», а «слу­чай­ной… ка­кая-ли­бо вещь на­зы­ва­ет­ся един­ст­вен­но по не­со­вер­шен­ст­ву на­ше­го зна­ния» (Соч. СПб., 1999. Т. 1. С. 276, 279). Пред­по­ло­же­ние о том, что су­ще­ст­во­ва­ние и дей­ст­вия Бо­га не име­ют не­об­хо­ди­мо­го ха­рак­те­ра, ве­дёт к про­ти­во­ре­чию: в та­ком слу­чае нуж­но при­знать, что воз­мо­жен иной по­ря­док ве­щей, чем уже имею­щий­ся, т. е. воз­мож­ны иная при­ро­да Бо­га или к.-л. дру­гая суб­стан­ция по­ми­мо един­ст­вен­но су­ще­ст­вую­щей. От­стаи­вая идею не­об­хо­ди­мо­сти все­го про­ис­хо­дя­ще­го в при­ро­де, С. от­вер­га­ет те­лео­ло­гию: уче­ние о ко­неч­ных при­чи­нах – не бо­лее чем че­ло­ве­че­ский вы­мы­сел, «пред­рас­су­док», воз­ник­ший вслед­ст­вие то­го, что лю­ди пы­та­лись су­дить о Бо­ге, ру­ко­во­дству­ясь сво­им во­об­ра­же­ни­ем и при­пи­сы­вая ему мо­ти­вы по­ве­де­ния, на­по­ми­наю­щие че­ло­ве­че­ские. Бог – со­вер­шен­ное су­ще­ст­во, ес­ли бы он ру­ко­во­дство­вал­ся ка­ки­ми-то внеш­ни­ми це­ля­ми, то то­гда он ис­пы­ты­вал бы в чём-то не­дос­та­ток, т. е. не был бы Бо­гом.


Отд. ве­щи – мо­ду­сы бо­же­ст­вен­ной суб­стан­ции. По­сколь­ку суб­стан­ция об­ла­да­ет бес­чис­лен­ным ко­ли­че­ст­вом ат­ри­бу­тов, то и отд. ве­щей (мо­ду­сов) бес­ко­неч­но мно­го.

Теория познания

В тео­рии по­зна­ния С. вы­сту­пил при­вер­жен­цем ра­цио­на­лиз­ма. В ос­но­ве по­зна­вае­мо­сти ми­ра ле­жит един­ст­во ми­ровой суб­стан­ции: ка­ким бы ат­ри­бу­том (мыш­ле­ния или про­тя­же­ния) ни вы­ра­жать её, по­ря­док при­чин бу­дет од­ним и тем же; от­сю­да клас­сич. фор­му­ла С.: «По­ря­док и связь идей те же, что по­ря­док и связь ве­щей» (Там же. С. 293).

С. вы­де­ля­ет 3 сту­пе­ни по­зна­ния. Пер­вая – чув­ст­вен­ное по­зна­ние («мне­ние» или «во­об­ра­же­ние»), под­раз­де­ляе­мое на 2 ви­да: а) по­зна­ние «че­рез бес­по­ря­доч­ный опыт», ко­гда отд. ве­щи «вос­про­из­во­дят­ся» чув­ст­ва­ми, при­чём «ис­ка­жён­но» и «смут­но»; б) по­зна­ние «из зна­ков», ко­гда бла­го­да­ря чте­нию или ус­лы­шан­но­му зна­ко­мо­му сло­ву че­ло­век вспо­ми­на­ет о к.-л.


ед­ме­тах, при­том в той фор­ме, ко­то­рая со­от­вет­ст­ву­ет спо­со­бу, ка­ким он впер­вые вос­при­нял их. Вто­рая сту­пень по­зна­ния – рас­су­док (ratio). На этом уров­не че­ло­век об­ра­зу­ет об­щие по­ня­тия и аде­к­ват­ные идеи об отд. свой­ст­вах ве­щей. На­ко­нец, тре­тий, выс­ший уро­вень по­зна­ния – ин­тел­лек­ту­аль­ная ин­туи­ция, ве­ду­щая «от аде­к­ват­ной идеи о фор­маль­ной сущ­но­сти ка­ких-ли­бо ат­ри­бу­тов Бо­га к аде­к­ват­но­му по­зна­нию сущ­но­сти ве­щей» (Там же. С. 321), рас­смат­ри­вае­мых в их под­лин­ной пер­спек­ти­ве – как од­но из про­яв­ле­ний бо­же­ст­вен­ной суб­стан­ции. Че­ло­век мо­жет пред­став­лять ве­щи дву­мя раз­ны­ми спо­со­ба­ми: как от­дель­но су­ще­ст­вую­щие в оп­ре­де­лён­ном мес­те и вре­ме­ни и как на­хо­дя­щие­ся в Бо­ге и вы­те­каю­щие из не­об­хо­ди­мо­сти его при­ро­ды, т. е. тем са­мым не как слу­чай­ные, а как не­об­хо­ди­мые. Ин­туи­тив­ное по­зна­ние – это по­сти­же­ние ра­зу­мом (intellectus) ве­щей «с точ­ки зре­ния веч­но­сти» (sub specie aeter­nitatis). Яс­ные и от­чёт­ли­вые идеи че­ло­ве­ка «так же ис­тин­ны, как идеи Бо­га», лож­ность же – это не­пол­но­та по­зна­ния.

Антропология

Со­глас­но С., ду­ша и те­ло ре­аль­но со­став­ля­ют од­ну и ту же вещь, ко­то­рая мо­жет быть пред­став­ле­на то под ат­ри­бу­том мыш­ле­ния, то под ат­ри­бу­том про­тя­же­ния.


­сколь­ку разл. ат­ри­бу­ты бо­же­ст­вен­ной суб­стан­ции не мо­гут ог­ра­ни­чи­вать друг дру­га, по­столь­ку «ни те­ло не мо­жет оп­ре­де­лять ду­шу к мыш­ле­нию, ни ду­ша не мо­жет оп­ре­де­лять те­ло ни к дви­же­нию, ни к по­кою» (Там же. С. 337). Хо­тя ду­ша и те­ло не мо­гут воз­дей­ст­во­вать друг на дру­га, име­ет­ся не­кий па­рал­ле­лизм ду­шев­ных и те­лес­ных из­ме­не­ний, т. к. оба ат­ри­бу­та от­но­сят­ся к од­ной и той же ве­щи. С. от­ри­ца­ет на­ли­чие в че­ло­ве­че­ской ду­ше сво­бо­ды во­ли, ил­лю­зия её воз­ни­ка­ет у лю­дей по­то­му, что они осоз­на­ют свои же­ла­ния, но не уме­ют точ­но ус­та­нав­ли­вать их при­чи­ны. Оп­ре­де­ляя во­лю как спо­соб­ность ут­вер­жде­ния и от­ри­ца­ния, С. пря­мо ото­жде­ст­в­ля­ет её с ра­зу­мом – веч­ной ча­стью ду­ши, не ис­че­заю­щей с ги­бе­лью те­ла. Смерть тем мень­ше «при­но­сит вре­да», чем об­шир­нее при­об­ре­тён­ное ду­шой яс­ное и от­чёт­ли­вое по­зна­ние.

Этика

Эти­ка С. тес­но свя­за­на с его он­то­ло­ги­ей и гно­сео­ло­ги­ей, в цен­тре её – ис­сле­до­ва­ние аф­фек­тов. С. име­ну­ет «раб­ст­вом» под­чи­не­ние лю­дей аф­фек­там, ко­гда че­ло­век «уже не вла­де­ет со­бой». Он вы­де­ля­ет 3 осн. аф­фек­та, от ко­то­рых про­ис­хо­дят все ос­таль­ные: же­ла­ние, удо­воль­ст­вие и не­удо­воль­ст­вие. Же­ла­ние – это вле­че­ние, со­про­во­ж­даю­щее­ся его осоз­на­ни­ем.


о­воль­ст­вие (ра­дость) и не­удо­воль­ст­вие (пе­чаль) – та­кие со­стоя­ния ду­ши, бла­го­да­ря ко­то­рым она пе­ре­хо­дит со­от­вет­ст­вен­но к «боль­ше­му» или «мень­ше­му» со­вер­шен­ст­ву. Хо­тя че­ло­век не в со­стоя­нии пол­но­стью ос­во­бо­дить­ся от аф­фек­тов, он мо­жет ог­ра­ни­чить их власть, умень­шить их влия­ние на его ду­шу че­рез по­ни­ма­ние при­ро­ды аф­фек­та, ко­то­рое бу­дет тем пол­нее, чем луч­ше че­ло­век осоз­на́­ет не­об­хо­ди­мость всех про­ис­хо­дя­щих с ним со­бы­тий. Че­ло­век – часть при­ро­ды, под­чи­нён­ный её по­ряд­ку, и не в его вла­сти из­ме­нить его. Осоз­на­ние этой не­об­хо­ди­мо­сти, по­сти­же­ние ве­щей «под фор­мой веч­но­сти» в ка­че­ст­ве мо­ду­сов бес­ко­неч­ных ат­ри­бу­тов Бо­га да­ёт че­ло­ве­ку ду­шев­ное спо­кой­ст­вие и де­ла­ет его под­лин­но сво­бод­ным.

Выс­шая доб­ро­де­тель на­хо­дит своё за­кон­чен­ное вы­ра­же­ние в ин­тел­лек­ту­аль­ной люб­ви к Бо­гу (amor Dei intellectua­lis). С. пря­мо ото­жде­ст­в­ля­ет доб­ро­де­тель и сча­стье, или «бла­жен­ст­во», ко­то­рое «есть не что иное, как ду­шев­ное удов­ле­тво­ре­ние, воз­ни­каю­щее вслед­ст­вие со­зер­ца­тель­но­го (ин­туи­тив­но­го) по­зна­ния Бо­га» (Там же. С. 445). Под­лин­ное сча­стье, ко­то­рое С. име­ну­ет так­же «спа­се­ни­ем», весь­ма ред­ко и по-на­стоя­ще­му дос­туп­но лишь муд­ре­цу.

Социально-политические взгляды


Вслед за Г. Гро­ци­ем и Т. Гоб­бсом С. раз­де­лял тео­рию ес­те­ст­вен­но­го пра­ва и об­ще­ст­вен­но­го до­го­во­ра. В ес­те­ст­вен­ном со­стоя­нии лю­ди ру­ко­во­дству­ют­ся не ра­зу­мом, а аф­фек­та­ми, по­сто­ян­но всту­па­ют в кон­флик­ты, за­бо­тят­ся толь­ко о собств. поль­зе. От­сут­ст­ву­ют об­ще­при­знан­ные нор­мы до­б­ра и зла, нет ни за­ко­на, ни соб­ст­вен­но­сти. Стре­мясь из­бе­жать «об­щих бед», лю­ди за­клю­ча­ют до­го­вор, до­ве­ряя вер­хов­ной вла­сти пра­во ус­та­нав­ли­вать за­ко­ны и «пред­пи­сы­вать об­щий об­раз жиз­ни». Так воз­ни­ка­ет гражд. со­стоя­ние, цель ко­то­ро­го – мир и безо­пас­ность лю­дей. С. вы­де­ля­ет 3 фор­мы прав­ле­ния: мо­нар­хию, ари­сто­кра­тию, де­мо­кра­тию. Де­мо­кра­тич. го­су­дар­ст­во «наи­бо­лее ес­те­ст­вен­но и наи­бо­лее при­бли­жа­ет­ся к сво­бо­де, ко­то­рую при­ро­да пред­став­ля­ет ка­ж­до­му, ибо в нём ка­ж­дый пе­ре­но­сит своё ес­те­ст­вен­ное пра­во не на дру­го­го, ли­шив се­бя на бу­ду­щее пра­ва го­ло­са, но на бо́ль­шую часть все­го об­ще­ст­ва, еди­ни­цу ко­то­ро­го он со­став­ля­ет. И на этом ос­но­ва­нии все пре­бы­ва­ют рав­ны­ми, как пре­ж­де – в ес­те­ст­вен­ном со­стоя­нии» (Соч. СПб., 1999. Т. 2. С. 182). В сво­бод­ном го­су­дар­ст­ве ка­ж­дый че­ло­век дол­жен иметь пра­во ду­мать и го­во­рить всё, что счи­та­ет нуж­ным, оп­ре­де­лён­ным за­пре­там долж­ны быть под­чи­не­ны толь­ко дей­ст­вия лю­дей, но не их мне­ния.


Со­глас­но С., фи­ло­со­фия не долж­на на­хо­дить­ся в под­чи­не­нии у ре­лиг. ве­ры, их об­лас­ти со­вер­шен­но раз­лич­ны. Ве­ра пред­пи­сы­ва­ет лю­дям пра­ви­ла нравств. по­ве­де­ния, но не рас­кры­ва­ет ни при­ро­ду Бо­га, ни уст­рой­ст­во ми­ро­зда­ния, что яв­ля­ет­ся це­лью фи­ло­со­фии.

Идеи С. ока­за­ли боль­шое влия­ние на фи­ло­со­фию франц. Про­све­ще­ния, взгля­ды Г. Э. Лес­син­га, И. В. Гё­те, И. Г. Гер­де­ра, Ф. В. Шел­лин­га, Г. В. Ф. Ге­ге­ля и др. Мно­гие со­вре­мен­ни­ки (П. Бейль и др.) ус­мат­ри­ва­ли под­лин­ный смысл спи­но­зиз­ма в ате­из­ме. Зна­ме­ни­тый «спор о пан­те­из­ме» в Гер­ма­нии в кон. 18 – нач. 19 вв. про­хо­дил под зна­ком об­ра­ще­ния к уче­нию С. В даль­ней­шем его на­сле­дие по­лу­чи­ло са­мые раз­но­об­раз­ные ин­тер­пре­та­ции. Для Ге­ге­ля С. – вы­ра­зи­тель «вост. воз­зре­ния» на аб­со­лют­ное то­ж­де­ст­во, вклю­чён­но­го тем са­мым в кон­текст ев­роп. мыш­ле­ния. Вл. С. Со­ловь­ёв, от­ри­цая атеи­стич. ха­рак­тер фи­ло­со­фии С., ус­мат­ри­вал в ней «ре­лиг.-со­зер­ца­тель­ную» на­прав­лен­ность ума. А. Эйн­штейн счи­тал С. пред­ста­ви­те­лем «кос­мич. ре­ли­ги­оз­но­сти». Г. Вольф­сон ис­тол­ко­вы­вал на­сле­дие С. в ду­хе иу­да­из­ма. Силь­ное влия­ние С. про­сле­жи­ва­ет­ся в нео­марк­си­ст­ской кон­цеп­ции Л. Аль­тюс­се­ра. В Рос­сии идеи С. наи­боль­шее воз­дей­ст­вие ока­за­ли на твор­че­ст­во В. Н. По­лов­цо­вой (1877–1936), Л. С. Вы­гот­ско­го, Э. В. Иль­ен­ко­ва.


Источник: bigenc.ru

Жизнь и философия, идеи и учение философа Спинозы
(кратко и подробно, понятно и интересно)
 
Жизнь

Бенедикт Спиноза родился в 1632 г. Он был философом, математиком и ученым. Спиноза жил в эпоху, когда в рамках бурно развивающейся науки и стремительно совершенствующегося образования не выделялось какой-либо специализации. Так, все студенты могли изучать широкий круг учебных дисциплин.

Спиноза появился на свет в Амстердаме; его родители бежали сюда из Португалии, спасаясь от преследования инквизиции. Он получил вполне обычное для еврейского мальчика образование. Спиноза изучал труды множества еврейских мыслителей. Большое влияние на него оказали работы средневекового еврейского философа, теолога и врача Моисея Маймонида, который пытался привести разум и веру к единым началам и сблизить еврейскую философию с учением Аристотеля. Спиноза в некоторой степени знал каббалу. Однако в возрасте 24 лет он был обвинен в ереси и изгнан из еврейской общины. Он начал зарабатывать себе на жизнь тем, что полировал оптические стекла. Его друзья придерживались радикального протестантизма. Первым языком, которым овладел Спиноза, был испанский. Затем он довольно быстро освоил португальский, латинский и греческий. Он также немного знал французский, итальянский, иврит и голландский.

В 1660 г. Спиноза переселился в Лейден. В 1663 г. он перебрался в Гаагу. Его первой работой был «Трактат об усовершенствовании разума». На создание этого труда значительное влияние оказали философские мысли Рене Декарта. (Однако в данной работе Спиноза также критиковал картезианство.) Следующей его работой стала «Этика». В данном случае Спиноза побоялся воспользоваться имеющейся у него свободой мыслей и действий. Он опубликовал книгу анонимно. Голландия была, как мы уже отмечали, относительно либеральным государством, свободным от цензуры, присутствующей во всех остальных европейских государствах. Несмотря на это, книга Спинозы ввела в недоумение и даже шокировала голландское общество. Эта работа сильно критиковалась, и Спиноза решил больше не публиковаться. Он завершил «Этику» и принялся за работу над «Богословско-политическим трактатом», написание которого ему так и не удалось закончить по причине смерти. В 1673 г. Спинозе предложили занять должность профессора философии в Гейдельберге, но он отказался, так как не хотел, чтобы его свобода мысли каким-либо образом ограничивалась.

Книги Спинозы были написаны на латинском языке. Его труды логически точны и излагаются в форме геометрических теорем Распространенная geometrico demonstratae – одна из черт его философии. Аксиомы, утверждаемые Спинозой, основывались на суждениях, каждому из которых присваивался номер. Свои рассуждения он часто заканчивал буквами QED [2] . Целью философских трудов Спинозы было освобождение людей от всех типов неволи разума и способствование тому, чтобы они получили удовольствие от процесса познания. Существует, как отмечал великий философ, три способа познания: разум, вера и рациональная интуиция. Спиноза полагал, что общественная жизнь представляет собой объединение людей, достигнувших взаимного согласия по поводу совместного проживания.

Спиноза – полный рационалист; строгость и чрезмерная точность его философских трудов вытекает из его личного мировоззрения и философских взглядов.

Вопреки всей серьезности и точности его философских работ сам Спиноза был обычным человеком. Однажды он написал: «Веселья никогда не бывает много, веселье – всегда хорошо; с другой стороны, печаль – всегда плохо».

Спиноза никогда не был женат. Он умер от туберкулеза в 1677 г. в возрасте 45 лет.

Мысли

Политические взгляды Спинозы

«Богословско-политический трактат» Спинозы сочетает в себе библейский критицизм и политическую теорию. Он стал основой для современного либерального библейского критицизма, который получил значительное распространение только в XIX в.

Политическая мысль Спинозы сформировалась под влиянием Гоббса, который утверждал, что в естественном состоянии не было права как совокупности законов. Спиноза говорил, что сама постановка вопроса о неподчинении закону была недопустимой, потому что в естественном состоянии еще не было права как такового, а, следовательно, не могло быть чего-то правильного или неправильного. Спиноза был уверен, что монарх не мог поступать неправильно (это кажется немного странным, однако монарх, по мнению Спинозы, поступал так, как диктовали ему условия окружающей действительности). Одна из его идей заключается в том, что церковь должна находиться под контролем государства. Спиноза осуждал бунты и народные восстания, но не считал, что подданные должны были отдавать абсолютно все свои права монарху. Сегодня трудно определить, считал ли Спиноза, что права человека возникают из государственного права, или придерживался точки зрения, что они происходят из естественного права.

В чем разница между государстве иным и естественным правом?

Государственное право – совокупность норм, которые обсуждаются, принимаются и обнародуются. Эти нормы могут быть изменены. Естественное право нечто более важное, фундаментальное, данное помимо государственного права и воли монарха. Мы отмечаем, что естественное право предшествовало позитивному праву. Оно выше, чем позитивное право. Люди не имеют такой власти, которая бы позволила им изменить естественное право.

Метафизика Спинозы

Спиноза считал, что в мире существовала одна единственная субстанция: «Бог, или Природа». Что-либо конечное, определенное рамками, не может быть, по мнению Спинозы, субстанцией. Разум и материя, мышление и протяженность – все это, по словам Спинозы, относится к атрибутам, то есть свойствам, Бога. Бог имеет бесчисленное множество подобных атрибутов, но нам известны только указанные выше. Человеческие души и все имеющиеся в мире вещи существуют не сами по себе. Они являются лишь внешними проявлениями Божьего бытия (говоря иными словами, они скорее сравнимы с именами прилагательными, нежели существительными). Обретение вечности связано со слиянием с Божественной сущностью. Вечность обезличена; если мы обретаем вечность, мы не в силах сохранить черты своей личности, они бесследно исчезнут.

Бог – единая, однородная субстанция. Она, по мнению Спинозы, сама обуславливает свое существование. Бытие субстанции не может быть объяснено какими-либо внешними причинами: ничто, находящееся вне субстанции, не может влиять на сущность данной субстанции. Когда мы размышляем о субстанции, при этом понимая под ней природу, мы прежде всего думаем о ее физических качествах и протяженности (она занимает определенное место, располагается в пространстве). Когда мы рассуждаем о субстанции, отождествляя ее с Богом, мы в основном используем понятие мышления. Спиноза был уверен, что мышление и протяженность являлись двумя главными атрибутами «Бога, или Природы». Однако когда обычные люди размышляют, например, о разуме, они же не отождествляют его с телом, или наоборот.

Согласно Спинозе, субстанция принимает различные формы, которые он называл модусами. Модусы – это все, что может быть объяснено на основе иных категорий, нежели самой субстанции. Существование в мире модусов объясняется наличием субстанции. Понятие модусов проще усвоить на примере аналогии пузырьков и лимонада. У вас может быть жидкость (субстанция) без пузырьков, но не может быть пузырьков (модусов) без жидкости. Поэтому существование субстанции является необходимым условием для существования модусов. Неодушевленные объекты, растения и животные (включая человека) являются модусами. Это объясняет изменчивость вещей. Если мы модусы, мы только части субстанции. Субстанция предопределяет существование модусов.

Спиноза полагал, что все явления и события происходят по заранее запланированному сценарию. Субстанция, которая является Богом, или Природой, сама определяет свою форму, главными чертами которой являются мышление и протяженность. Спиноза считал, что все в мире основывается на логической необходимости. По этой причине разум не наделен свободной волей, а в физическом мире ничто не может возникнуть в результате случайного стечения обстоятельств. По мнению философа, загробная жизнь – несуществующее явление так же, как и бессмертие души.

Все происходящее в мире является результатом Божьей природы: любые события, вещи и даже сам мир не могут быть иными, нежели они были созданы, это логически невозможно. Именно это Спиноза подразумевал, когда говорил о том, что наш мир является самым лучшим из всех миров. Если мы считаем что-то неправильным, греховным, то это только из-за того, что все, имеющее отрицательную окраску, является для нас плохим. Отрицательное и плохое может существовать только на уровне мышления конечных созданий. В Боге нет ничего отрицательного.

Конечные вещи определяются противоположными понятиями. «Все определения негативны», – говорил Спиноза. Это можно понять по аналогии с ямой. Яма, выражаясь языком Спинозы, определена ее границами: вы не видите саму яму; все, что вы видите – это границы земли, которые являются очертаниями отверстия. Сама яма, по сути, не существует. Также и Бог. Он выражен во всем, он несомненен и бесконечен. Из всех этих предположений следует то, что все существующее является Богом или, по крайней мере, его частью. В связи с этим считается, что Спиноза был пантеистом.

Взгляды Спинозы на физику и мироустройство в целом были материалистическими и детерминистскими. Все же в рамках описанной выше философской картины мира великий философ пытался найти место для простого человеческого добра и благоговения перед Богом.

Аффекты Психологические взгляды Спинозы имеют оттенок эгоистичности: люди совершают что-либо только для собственного блага. Стремление к самосохранению лежит в основе всех человеческих желаний и страстей. Это, собственно, и определяет все человеческое поведение. Однако есть некоторые исключения: например, любовь может перерасти в ненависть. Чувства, являющиеся результатом мгновенных смутных, расплывчатых идей или возникающие, когда мы подчиняемся влияниям внешних факторов, можно отождествлять со страстями, или аффектами. Чувство перестает быть страстью, когда у нас появляется точная и ясная идея, представление о данном чувстве. Наши общие черты, которые реальны и явно выражены, объединяют нас в нечто единое, общее. Когда это происходит, сущность самосохранения изменяется коренным образом.

Этические взгляды Спинозы

Спиноза учил, что высшее благо души, или разума, – познание Бога. По его мнению, важнейшее достоинство разума – знать Бога. Мудрые люди ставят своей целью постижение Бога.

Все, что случается с нами, обусловлено внешними объективными причинами. Все события и явления в нашей жизни заранее предопределены, так как мы сами являемся частями какого-то всеобъемлющего целого (то есть природы). Мы свободны ровно настолько, насколько нам удается постигать действительность этого огромного целого. Но Спиноза отрицал, что люди свободны в полном смысле этого слова.

Спиноза верил, что преступление является результатом умственной ошибки. В этом отношении его мнение полностью тождественно мнению Сократа. Все человеческие эмоции связываются с прошлым или настоящим. В понимании Спинозы, однако, время в действительности не существовало. Вследствие этого он представлял, что эмоции противоположны разуму. Мудрый человек всегда будет стремиться увидеть мир так, как это дано Богу – «sub specie aeternitatis» (с точки зрения вечности). Будущее неизменно, как и прошлое. Видеть будущее неопределенным глупо; это ошибочное видение будущего приводит к появлению надежды и страха.

Спиноза считал, что свободный человек не должен испытывать страх. Он неодобрительно относился к эмоциям, тождественным страстям, которые появлялись из смутных, неясных идей. Мудрость, по его мнению, является интеллектуальной любовью к Богу, а также представляет собой некий союз между мыслью и эмоцией.

Истинная мысль в данном случае сочетается с радостью, так как ее появление связано с уяснением человеком истины (то есть пониманием того, что абсолютно все является частью Бога). Мы можем любить Бога, но нам не следует рассчитывать, что Бог должен любить нас: божество, которое любит, теряет свою божественную сущность. На Бога не оказывает воздействия какое-либо удовольствие (или боль).

Впрочем, несмотря на то что Спиноза стремился к так называемой интеллектуальной любви к Богу, он сам не был религиозным мистиком.

«Этика» (1667 г.)

– То, что представляется само через себя, обуславливает само себя, непременно существует.

– Субстанция сама себя обуславливает, она бесконечна и свободна. Единственная субстанция – это Бог.

– Бог непременно существует. Бог обладает бесконечными атрибутами.

– Мы знаем только два бесконечных атрибута Бога: мышление и протяженность.

– Мышление и протяженность характеризуют субстанцию. Они же применимы и к человеку. Следовательно, все, что происходит на уровне тела, отражается и на человеческой душе. Душа еще раз переживает те же события, что и тело.

– Ложная идея – идея, которая связана с Богом ошибочными связями. Уясняя точные идеи, мы обуславливаем видоизменения тела; в таком случае мы обладаем человеческой свободой, избавляющей нас от рабства страстей.

– Постижение Бога – величайшее достоинство разума.

Теория познания Спинозы

В «Трактате об усовершенствовании разума» Спиноза обозначает четыре уровня познания:

1. Понаслышке: свидетельства других людей.

2. Восприятие знания, полученного из смутного и спутанного жизненного опыта: я знаю, что некоторые ситуации, которые уже происходили со мной, примерно так же могут произойти и с другими людьми.

3. Сущность одной вещи выводится из другой вещи. При этом сущность первой весьма расплывчата и неясна.

4. Вещи и явления воспринимаются через постижение их сущности или через познание их непосредственной причины.

В «Этике» Спиноза повествует о трех типах познания:

1. Уровень мнения и воображения. На этом уровне не используется разум. Мнение или воображение отражают события и явления окружающего мира. В рамках данного уровня познания отражается жизненный опыт человека. Мнение и воображение обманчивы, неясны, они часто приводят к заблуждению.

2. Уровень разума. Духовные начала, являющиеся идеями тел, непосредственным образом отражают общие свойства данных тел: движение, массу, твердость и т. д. Мы применяем логику для понимания вещей и явлений и делаем обобщающие выводы. При данном типе познания достижение истины является неминуемым.

3. Интуитивное познание. В рамках данного уровня познания человеческий разум обращается к рассмотрению отдельных вещей или явлений. Эти вещи или явления воспринимаются разумом и познаются в их сущностной взаимосвязи с Богом. Они не рассматриваются как отдельно взятые феномены, выраженные в окружающем мире.

Свобода и рабство Спиноза отмечал, что мы живем в состоянии душевной неволи, так как зачастую нам не хватает сил, чтобы усмирить эмоции. Желания возникают из пассивных эмоций. (Помните, что они акцентируются на стремлении к самосохранению и возникают из смутных идей, особенно в те моменты времени, когда мы подвергаемся воздействию каких-либо внешних факторов.) Пассивные эмоции помогают нам формировать наши представления о добре и зле. Однако не исключено, что человек может обладать позитивным, то есть истинным, объективным знанием, ведущим к идеалу, и в то же самое время совершать отрицательные поступки.

Итак, наша жизнь протекает в неволе, рабстве пассивных эмоций. Полной противоположностью является упоминаемая Спинозой жизнь, известная разуму, то есть добродетельная жизнь. Если мы совершаем какие-либо поступки, опираясь на разум, мы поступаем, несомненно, правильно. Постижение, познание и понимание делают человека свободным, освобождают его от рабства эмоций. Ненависть появляется ввиду нашего непонимания того, что все люди похожи и имеют общее благо. Только когда мы осознаем это, мы прекращаем желать остальным членам общества зла.

Выводы

Спиноза упоминался как самый уважаемый, добродетельный и самый популярный среди всех великих философов. Он был человеком благородного мировоззрения. Философия и религия для него сливались воедино, и он жил в соответствии со своими убеждениями. Спиноза не стремился к славе и богатству; его доходы были скромны.

Стоит отметить, что вера Спинозы в то, что все события являются результатом некоей логической необходимости, не может соответствовать современной логике и научным методам. Факты исследуются людьми посредством наблюдения, но не с помощью рефлексии, то есть раздумий. Делая правильные выводы о случившемся, в своем сознании мы складываем воедино лишь известные нам фактические данные. Правильность наших выводов отнюдь не зависит от действия какой-либо обезличенной логической силы.

Спиноза часто представляется как предвестник, родоначальник современного научного мировоззрения. Это связано с его стремлением к натуралистическому объяснению происходящих событий, а также с тем, что он не старался объяснить окружающие его явления и события посредством выявления их причастности к реализации «великого замысла», называемого целевой причиной. Но, несмотря на все это, метод Спинозы – это не метод, применяемый в сфере научного познания (эмпирическое исследование феномена).

Этика Спинозы стремится показать нам, как необходимо жить благородно даже в тех случаях, когда мы осознаем чрезвычайную ограниченность людских возможностей. Спиноза считал, что человеку не следует испытывать волнение или боязнь относительно жизненных неудач, бед или же смерти. По сути, мы можем спокойно преодолеть собственный страх. Однако человеческая природа заставляет нас переживать чувства и эмоции тех людей, которых мы любим. Неужели беды, влекущие за собой разногласия и делающие нас более восприимчивыми, являются закономерными, в конечном итоге гармоничными? Прельщает ли нас мысль о том, что человеческая жизнь всего лишь крошечная частица жизни целого мира?

Главной целью Спинозы не было создание теории познания или теории совершенного государственного управления. Он лишь искал пути для умиротворения разума и способы освобождения от рабства человеческих страстей. Что вы думаете по поводу представлений Спинозы о свободе как избавлении от страстей, которые отвергаются мудрым человеком, когда он постигает действительность с позиции вечности?

Спиноза сосредоточил свои мысли на рассмотрении чего-то большего, чем просто бытие, наполненное человеческим страданием. Подобные философские взгляды в определенное время могут пригодиться для устранения эгоцентризма из человеческого мировоззрения.

Философская картина мира, базирующаяся на слиянии Бога и человеческой природы в одну единую реальность, в течение сотен лет после смерти самого Спинозы продолжала интересовать различных мыслителей. Более того, этот интерес, по-видимому, вообще не может угаснуть. Какие еще мыслители, упоминаемые в этой книге, пытались сформировать картину мира, базирующуюся на единой первооснове?

* * *
Вы читали онлайн: философ Спиноза: жизнь, учение, философия кратко, интересно.
Можно использовать студентам вузов и школьникам для доклада и реферата.
…………………………………………………….
Фридрих Ницше : и другие философы

 

Источник: nitshe.ru

БЕНЕДИКТ СПИНОЗА

Spinoza, d´Espinosa), Бенедикт (Барух) (24 ноября 1632 – 21 февр. 1677) – нидерл. философ-материалист, пантеист и атеист. Род. в Амстердаме в семье купца, принадлежавшего к евр. общине. Возглавив после смерти отца (1654) его дело, С. одновременно завязал научные и дружеские связи вне евр. общины Амстердама, особенно среди лиц, оппозиционно настроенных по отношению к господствовавшей в Нидерландах кальвинистской церкви. Большое влияние на С. оказал его наставник в лат. яз. ван ден Энден, последователь Ванини, антимонархист и сторонник демократич. преобразований, а также Акоста – представитель евр. вольномыслия. Руководители евр. общины Амстердама подвергли С. «великому отлучению» (херем). Спасаясь от преследований со стороны руководителей евр. общины, а также амстердамского магистрата, С. жил в деревне, вынужденный зарабатывать шлифовкой линз, затем в Рейнсбурге, предместье Гааги, где и создал свои филос. произведения. В борьбе против олигархич. руководства евр. общины С. стал решит. противником иудаизма («Богословско-политич. трактат», в кн.: Избр. произв., т. 2, М., 1957, с. 60–62). Близостью С. к мелкобурж. движению рейнсбургских сектантов-пантеистов (отчасти и англ. квакеров) объясняются отзвуки нек-рых идей утопич. коммунизма в его соч. (см. тамже, т. 1, М., 1957, с. 323–24, 583–84 и т. 2, с. 51, 559–60). В идейно-политич. воззрениях С., сторонника респ. правления и противника монархии, отразилась также его близость к партии де Витта (ученого математика и фактич. главы тогдашнего нидерл. гос-ва), к-рая боролась против оранско-монархич. партии. Филос. воззрения С. складывались первоначально под влиянием евр. ср.-век. философии (Маймонид, Крескас, Ибн Эзра). Ее преодоление явилось результатом усвоения С. пантеистическо-материалистич. воззрений Бруно, рационалистич. метода Декарта, механистич. и математич. естествознания, а также философии Гоббса, оказавшего наибольшее влияние на социологич. доктрину С. Опираясь на механико-математич. методологию, к-рую он считал единственно научной, С. стремился к пониманию «…первопричины и происхождения всех вещей» (там же, т. 2, с. 388). При этом создание целостной картины природы С. мыслил как одновременное раскрытие генезиса всех предметов и явлений. Продолжая традиции пантеизма, С. сделал центр. пунктом своей онтологии тождество бога и природы, к-рую он понимал как единую и единственную, вечную и бесконечную субстанцию, исключающую существование к.-л. др. начала, и тем самым – как причину самой себя (causa sui). Признавая реальность бесконечно многообразных отд. вещей, С. рассматривал их как совокупность модусов – единичных проявлений единой субстанции. В этой связи С. выдвинул знаменитое диалектич. положение: «…ограничение есть отрицание…» (там же, с. 568): всякая вещь в качестве модуса, в ее определенности должна мыслиться как результат ограничения бесконечной субстанции. Осмысливая целостность природы, С. разработал категории целого и части, раскрывающие универсальное соответствие природных вещей друг другу. В противоположность многим своим современникам С. считал невозможным разложить целое на части (см. тамже, с. 525) и полагал, что следует, наоборот, идти от целого к его частям. Вместе с тем С. не преодолел механистич. воззрения на явления и процессы природы лишь как результат пространств. перемещения вещей. В его онтологии т. зр. актуально бесконечной субстанции, вне времени порождающей мир своих модификаций и трактуемой как порождающая природа (natura naturans), сочетается с т. зр. потенциально бесконечных единичных вещей, изменяющихся во времени и истолкованных как порожденная природа (natura naturata). Качеств. характеристика субстанции дается у С. в понятии атрибута как неотъемлемого свойства субстанции. Число атрибутов в принципе бесконечно, хотя конечному человеческому уму открываются только два из них – протяжение и мышление. В противоположность Декарту, дуалистически противопоставлявшему протяжение и мышление как две самостоят. субстанции, монист С. видел в них два атрибута одной и той же субстанции. При рассмотрении мира единичных вещей С. выступал как один из наиболее радик. представителей детерминизма и противников телеологии, что было высоко оценено Энгельсом (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 20, с. 350). Вместе с тем, истолковывая детерминизм только как механистический, отождествляя причинность с необходимостью и рассматривая случайность только как субъективную категорию, С. приходил к т. зр. механистич. фатализма. С. был убежден в том, что весь мир представляет собой математич. систему и может быть до конца познан геометрич. способом. По замыслу С. бесконечный модус движения и покоя должен связывать мир единичных вещей, находящихся во взаимодействии друг с другом, с субстанцией, мыслимой в атрибуте протяженности. Др. бесконечным модусом является бесконечный разум (intellectus infinitus), к-рый должен связывать мир единичных вещей с субстанцией, мыслимой в атрибуте мышления. С. утверждал, что в принципе одушевлены все вещи, хотя и в различной степени. Однако осн. свойство бесконечного разума – «познавать всегда все ясно и отчетливо» (Избр. произв., т. 1, с. 108) – относилось у С. лишь к человеку. С. натуралистически-материалистически истолковывал человека как часть природы, рассматривая с этой т. зр. его тело и душу. Понимая душу как частицу «бесконечного разума бога» (см. тамже, с. 412), С. определял ее как идею, объектом (идеатом) к-рой является человеческое тело. Фактически душа состоит всегда из совокупности идей. С. решал психофизич. проблему в духе взаимной независимости телесных и духовных действий человека, выводимой из онтологич. независимости двух атрибутов субстанции. Это воззрение сочеталось у него с материалистич. тенденцией в объяснении мыслит, деятельности человека, связанной с концепцией единой субстанции. Зависимость мыслит. деятельности человека от его телесного состояния обнаруживается, согласно С., на стадии чувственного познания. Последнее С. определял как представление или воображение (imaginatio) и считал единств. источником смутных идей. Чувственное познание составляет первый род знания, называемый также мнением (opinio). Он распадается на два способа восприятия: через беспорядочный опыт (ab ехреrientia vaga) и понаслышке (ex auditu). Без опыта, по С., невозможна повседневная жизнь людей; на нем основываются и такие науки, как медицина и педагогика. Однако, будучи сторонником рационализма, С. невысоко расценивал теоретич. значение одного лишь опытного, чувственного познания, связывая именно с ним заблуждение. Считая, что любое заблуждение заключает в себе известный элемент истины, С. определял ложную идею как неадекватную, поскольку она претендует быть истиной полной и завершенной, а в действительности отражает свой объект лишь частично, в том или ином аспекте, в соответствии с чувственной детерминацией. Критика С. ограниченности чувственного знания дополняется критикой знания абстрактного, к-рое основывается как на восприятии из беспорядочного опыта, так и на восприятии понаслышке. С. дал глубокую критику схоластич. всеобщих понятий, или универсалий (notiones universales) – примера несовершенства обобщений, основанных на чувственном опыте. Критика схоластики перерастает здесь у С. в критику злоупотреблений языком. Считая слова «знаками вещей», как они «…существуют в воображении, а не в разуме…» (там же, с. 350), С. призывал различать «образы, слова и идеи» и уточнять филос. терминологию, чтобы избежать неправильного применения названий к вещам. Рационализм С. с наибольшей силой проявлялся в противопоставлении им понимания (intellectio) как единств. источника достоверных истин чувственному познанию. Понимание выступает у С. как второй род познания, составляющий рассудок (ratio), a также разум (intellectus). Только на этой стадии возможна адекватная истинность, выражающаяся в общих понятиях (notiones communes). Последние принципиально отличаются от чувственных идей представления тем, что относятся к геометрич. и механич. свойствам тел, т.е. к тому, что можно было бы назвать первичными качествами. Всеобщие же и абстрактные понятия, или универсалии, выражают лишь наше чувственное отношение к ним. Достижение адекватных истин становится, по С., возможным в силу того, что человеческая душа как модус атрибута мышления единой субстанции способна постичь все, что вытекает из последней. Оно возможно также в силу основоположного тезиса рационалистич. панлогизма, отождествляющего принципы мышления с принципами бытия: «порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей» (там же, с. 407). Адекватная истинность предполагает связность всех истин в разуме, к-рый, в отличие от случайных ассоциаций представления, основывающихся на памяти, развивает свои положения по строгим законам дедукции, действуя как «некий духовный автомат» (см. тамже, с. 349). Третий род познания составляет интуиция, являющаяся фундаментом достоверного знания. Генетически учение С. об интуиции связано с учениями мистич. пантеизма о «внутреннем свете» как источнике недискурсивного, непосредств. общения с богом и с учением Декарта об аксиомах «ясного и отчетливого ума» как выражении его «естественного света» и фундаменте всего прочего знания. При этом картезианское понимание интуиции взяло верх в филос. развитии С.: интуиция истолковывается им как интеллектуальная. Адекватная идея, достигаемая благодаря деятельности интуиции и дедукции, выражает свою истинность в аналитич. суждениях. Последние преодолевают скептицизм и доставляют имманентный критерий истинности: «Как свет обнаруживает и самого себя и окружающую тьму, так и истина есть мерило и самой себя и лжи» (там же, с. 440). С помощью интуиции как целостного знания, дающего понятие общего, возможно адекватное познание частного. Интуиция дает познание вещей sub specie aeternitatis (с т. зр. вечности) – не как случайных и разрозненных предметов, изменяющихся во времени и такими представляющихся нашему воображению, а как абсолютно необходимых, тождественных целому модусов единой субстанции. В антропологии С. отвергает идею свободы воли, к-рой придерживался Декарт. Воля совпадает у С. с разумом. Распространяя на человеческое поведение законы механистич. детерминизма, С. доказывал необходимый характер всех без исключения действий человека. В аффектах, или страстях, проявляется порабощенность человека, неосознанная зависимость от внешних обстоятельств его жизни; на уровне представления эта зависимость иллюзорно воспринимается сознанием как свобода. С. противопоставлял свободу не необходимости, а принуждению. Одновременно он обосновывал диалектич. идею о совместимости необходимости и свободы, выражающуюся понятием свободной необходимости (libera necessitas) – центр, понятием его этич. доктрины. Свобода, достигаемая у С. при помощи достоверного знания, не устраняет аффектов, – это невозможно, а проясняет их благодаря, осознанию их места в цепи универсальной мировой детерминации. Поскольку свобода отождествляется у С., с познанием, стремление к самопознанию становится у С. сильнейшим из человеческих влечений. В этой связи С. выдвигает знаменитое положение об интеллектуальной любви к богу (amor Dei intellectualis) и идею вечности человеческой души. Эта идея связана с рационалистически-панлогич. гносеологией С. и пантеистич. представлениями о смерти человека как возвращении в единую субстанцию. С. отвергал религ. догму личного бессмертия: смерть каждого человека, согласно С., означает разрушение его памяти, благодаря к-рой идеи сочетаются в индивидуальной деятельности личности. Этика завершает филос. систему С. Рационализм, детерминизм, натурализм привели мыслителя к принципам всецело секуляризированной морали, с ее центр. понятием «свободного человека», руководствующегося в своей деятельности только разумом. Это понятие примыкает к традиции как стоицизма, так и эпикуреизма. В духе Эпикура С. считает, что «человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни» (там же, с. 576). Принципы гедонизма и утилитаризма соединяются у С. с положениями аскетич.-созерцат. этики. Подобно др. представителям теории естественного права и общественного договора С. выводил закономерности общества из особенностей неизменной человеческой природы и считал возможным гармонич. сочетание частных эгоистич. интересов граждан с интересами всего общества. Пантеистическая по своему облику философия С. заключала в себе глубоко атеистич. содержание. Преодоление С. концепции двойственной истины дало ему возможность заложить основы науч. критики Библии. Страх, согласно С., является причиной религ. суеверий. Антиклерикализм С., связан с осознанием им политич. роли церкви как ближайшего союзника монархич. правления. Вместе с тем в духе идей «естественной религии» С. утверждает, что следует различать подлинную религию, основой к-рой является филос. мудрость, и суеверие. Библия излишня для «свободного человека», руководствующегося только разумом, но необходима для подавляющего большинства людей, для «толпы», к-рая живет лишь страстями и не способна к руководству разума. Атеизм С. оказал огромное влияние на передовое вольномыслие в странах Зап. Европы в 17–18 вв. Атеистич. и натуралистич. идеи С. нашли свое продолжение у Дидро и др. франц. материалистов 18 в., но еще более непосредств. влияние оказали на нем. философию конца 18 – нач. 19 вв., в особенности на Лессинга, Гете, Гердера, а затем на Шеллинга и Гегеля (в особенности панлогизм, диалектика целостного истолкования мира и диалектич. концепция свободы в ее связи с необходимостью), а также на Фейербаха. Сторонники романтизма и Шлейермахер сделали попытку интерпретации учения С. в религ.-мистич. духе. Позднее, в конце 19–20 вв. в условиях кризиса религ. сознания ряд бурж. философов – Ренан, Брюнсвик, Дельбос, Гебхардт, Хессинг и др. пытались истолковать учение С. в духе идей «новой» религии, свободной от ограниченности т.н. позитивных религий. В. Соколов. Москва. Соч.: «Этика» – гл. произв. С. Написана на лат. яз. в 1662–1675. По построению сходна с учебником геометрии. Каждая из пяти частей состоит из определений, аксиом и постулатов, теорем и лемм, короллариев (выводов) и схолий (пояснений) и т.д. Впервые изд. в 1677 в кн.: «Opera posthuma» и одновременно в голл. пер. под назв. «Zedekunst». Лат. текст оригинала многократно переиздан. Одно из лучших изд. – Hagae, 1905. Имеются переводы: на нем. яз. (1868, 1875; 5 Aufl., 1893 и др., лучший – 1955); англ. яз. (1883, 1884, 1949, 1951); франц. яз. (1842, в кн.: Oeuvres, t. 2; 1861, там же, t. 3; 1872, там же, t. 3; 1909); исп. яз. (1913, 1920. 1940); итал. яз. (1914, 1928, 1938, 1941); болг. яз. (1955); польск. яз. (1914); чешск. яз. (1925); венг. яз. (1918, 1952); тур. яз. (1934); иврит (1885); идиш (1923). На рус. яз. имеются два перевода: В. И. Модестова (1886, 4 изд. 1904) и Н. А. Иванцова (1892, 2 изд. 1911; переизд. 1932, 1933 с предисл. А. Топоркова, и в 1957 в 1 т. «Избр. произв.»). «Трактат об усовершенствовании разума» – раннее произв. С. – содержит в основном взгляды С. на теорию познания. Вероятно, должен был послужить введением к «Этике». Написан на лат. яз. ок. 1661, издан в 1677 в однотомнике «Opera posthuma» под назв. «Tractatus de emendatiae intellectus». Переведен на голл. яз. (1677, 1897); франц. яз. (1842, в кн.: Oeuvres, t. 2; 1861, там же, t. 3; 1937); англ. яз. (1895); чешек, яз. (1925, в кн.: Spisy filosofick?); идиш (1932, в кн.: И. Шатцкий, Спиноза бух); рус. яз. (1893, пер. Г. Полинковского; 1914, введ. и прим. В. Н. Половцовой; 1934, пер. Я. М. Боровского, вступ. ст. и прим. Г. С. Тымянского. Этот же пер. вошел в 1 т. «Избр. произв.»). Л. Азарх. Москва. Opera, Bd 1–4, Hdlb., 1925; Oeuvres compl?tes, P., 1954; Oeuvres, t. 1–3, P., 1964–65; Correspondence, N. Y., 1928. Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 139–42, 144–46, 154; т. 20, с. 350; т. 29, с. 457; Ленин В. И., Филос. тетради, Соч., 4 изд., т. 38; Введенский А. И., Об атеизме в философии С., «Вопр. филос. и психол.», 1897, кн. 37; Соловьев В. С., Понятие о боге (в защиту философии С.), там же, кн. 38; Половцова В. Н., К методологии изучения философии С., там же, 1913, кн. 118; Фишер Куно, История новой философии, т. 2– С., его жизнь, сочинения и учение, пер. с нем., СПБ, 1906; Робинсон Л., Метафизика С., СПБ, 1913; Кечекьян С. Ф., Этич. миросозерцание С., М., 1914; Шилкарский В. С., О панлогизме у С., М., 1914; Луначарский А. В., От С. до Маркса, М., 1925; Быховский Б., Психофизическая проблема в учении С., «Тр. Белорусского гос. ун-та», 1927, No 14–15; Деборин А. М., Спинозизм и марксизм, «Летописи марксизма», 1927, кн. 3; его же, Мировоззрение С., в кн.: Очерки по истории материализма 17–18 в., М.–Л., 1930; его же, Б. Спиноза, там же; Асмус В. Ф., Диалектика необходимости и свободы в этике С., «ПЗМ», 1927, No 2–3; Брушлинский В. К., Спинозовская субстанция и конечные вещи, там же; Быховский Б. Э., Был ли С. материалистом, Минск, 1928; Маньковский Л. ?., С. и материализм, М.–Л., 1930; Луппол И. К., Филос. система С в кн.: Историко-философ. этюды, М.–Л., 1935; Мильнер Я. ?., Б. Спиноза, М., 1940; Беленький М. С., Спиноза, М., 1964; Соколов В. В., Философия С. и современность, М., 1964; Коников И. ?., Философско-этические воззрения С., в сб.: Проблемы этики, М., 1964; Avenarius R., ?ber die beiden ersten Phasen des Spinozischen Pantheismus und das Verh?ltnis der zweiten zur dritten Phase, Lpz., 1868; Joel M., Spinoza´s theologisch-politischer Traktat auf seine Quellen gepr?ft, Breslau, 1870; его же, Zur Genesis der Lehre Spinoza´s mit besonderer Ber?cksichtigung des kurzen Tractate «Von Gott, dem Menschen und dessen Gl?ckseligkeit», Breslau, 1871; Freudenthal J., Spinoza und die Scholastik, в кн.: Philosophische Aufs?tze. E. Zeller zu seinem f?nfzigj?hrigen Doctor Jubil?um gewidmet, Lpz., 1887; Grunwald M., Spinoza in Deutschland, В., 1897; Die Lebensgeschichte Spinozas. In Quellenschriften, Urkunden und nichtamtlichen Nachrichten, hrsg. von J. Freudenthal, Lpz., 1899; Couchoud P. L., Benoit de Spinoza, P., 1902; Meinsma K. О., Spinoza und sein Kreis, В., 1909; Lebensbeschreibungen und Gespr?che, ?bertragen und hrsg. von K. Gebhardt, Lpz., 1914; Сamerer Th., Die Lehre Spinoza´s, 2 Aufl., Stuttg., 1914; Delbоs V., Le Spinozisme, P., 1916; Die Hauptschriften zum Pantheismusstreit zwischen F. H. Jacobi und M. Mendelsohn, hrsg. von H. Scholz, В., 1916; Chronicon Spinozanum, t. 1–5, Hague comitis, 1921–27; Spinoza. 1897–1922, hrsg. von W. Meijer, Hdlb.–Amst., 1922 (Bibliotheca Spinozana, t. 1); Сhmaj L., De Spinoza a Bracia Polscy, Kr., 1924; Roth L., Spinoza, Descartes and Maimonides, Oxf., 1924; его же, Spinoza, L., 1954; Freudenthal J., Gebhardt C., Spinoza Leben und Lehre, Tl 1–2, Hdlb., 1927; Gebhardt С., Spinoza. Vier Reden, Hdlb., 1927; его же, Spinoza, Lpz., 1932; Spinoza-Literatur…-Verzeichnis, W., 1927; Vaz Dias A. M., Spinoza, Mercator et Autodidactus, ´s-Gr., 1932; Dunin-Borkowski S., Spinoza nach dreihundert Jahren, В.–Bonn, 1932; его же, Spinoza, Bd 2, M?nster, 1933; Rivand ?., Documents in?dits sur la vie de Spinoza, «Revue de m?taphysique et de morale», 1934, ann?e 41, No 2; Frances M., Spinoza dans les pays n?erlandais de la seconde moiti? du 17 si?cle, P., 1937; Kayser R., Spinoza. Portrait of a spiritual hero, N. Y., [1946]; S?rouya H., Spinoza. Sa vie, sa philosophie, P., 1947; Wolfson H. A., The philosophy of Spinoza. Unfolding the latent processes of his reasoning, 2 ed., v. 1–2, Camb. (Mass.), 1948; Saw R. L., The vindication of metaphysics. A study in the philosophy of Spinoza, L., 1951; Brunschvieg L., Spinoza et ses contemporains, P., 1951; Verni?re P., Spinoza et la pens?e fran?aise avant la r?volution, pt. 1–2, P., 1954; Hampshire S., Spinoza, L., [1954]; Hallet H. F., В. de Spinoza, L., 1957; Ko?akowski L., Jednostka i niesko?czono??. Wolno?? i antynomie wolno??i w filozofii Spinozy, Warsz., 1958; Feuer L. S., Spinoza and the rise of liberalism, Boston, [1958]; Revah I. S., Spinoza et le dr. Juan de Prado, P.-La Haye, 1959; Spinoza — dreihundert Jahre Ewigkeit. Spinoza-Festschrift. 1632-1932, hrsg. von S. Hessing, 2 Aufl, Haag, 1962; Alain E. A. C, Spinoza, P., 1965; Zac S., Spinoza et l´ interpr?tation de l´?criture, P., 1965. В. Соколов. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Источник: terme.ru

Основные работы Спинозы

  • «Этика»
  • «Богословско-политический трактат»
  • «Трактат об усовершенствовании разума»
  • «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим методом»
  • «Метафизические размышления»

Монизм Спинозы

Основные философские идеи Спинозы изложены в его главном труде – «Этике». В основу своей философской системы Спиноза положил учение о единой субстанции «в форме пантеистического восприятия Мира и Бога». (Пантеизм – учение о единстве Бога и природы). Спиноза мыслит «субстанцию», «Бога» и «природу» как синонимы.

«Под субстанцией я разумею то, что существует само в себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно должно было бы образоваться». Мир в целом есть единая субстанция, и источник развития находится в субстанции, т.е. в самом мире.

Субстанция, по Спинозе, вечна, бесконечна, едина (не может быть одновременно двух субстанций) и самостоятельна. Однако все эти определения суть свойства Бога, который не может рассматриваться отдельно от субстанции. Поэтому Бог в учении Спинозы и есть субстанция – единая, неделимая и бесконечная. Бог – это сама природа во всех ее проявлениях. Но самое важное здесь то, что Бог (субстанция) всегда является причиной самого себя (causa sui).

Субстанция постижима для человеческого разума. Она проявляет в окружающем нас мире двумя основными способами: через атрибуты и модусы. Поскольку атрибуты – это неотъемлемые свойства субстанции, то протяженность и мышление становятся у Спинозы неотъемлемыми свойствами всех явлений мира – как духовных, так и материальных. Понятно, что, в связи с этим возникает целый ряд вопросов. В частности, вопрос о том, как быть с неодушевленными предметами – разве можно говорить о мышлении как об их свойстве? При характеристике субстанции Спиноза не включил в число атрибутов движение. Движение у него – модус. Эта ситуация также нуждается в понимании. Модусы – конкретные проявления субстанции в конечных, единичных вещах. Модусы одновременно сами единичные вещи. Ни атрибуты, ни модусы не являются независимыми, самостоятельными началами – они всего лишь способы проявления единой субстанции.

«Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей» – таким образом Спиноза выражает соотношения между миром вещей и содержанием сознания.

Спиноза рассматривает соотношение «природы творящей» (natura naturans) и природы сотворенной (natura naturata). Субстанция является природой творящей, а единичные вещи, характеризуемые как модусы, – природой сотворенной. Природа творящая – это причина, а природа сотворенная – следствие этой причины; при этом следствие не может существовать без порождающей его причины. Спиноза подчеркивает, что все имеет свою причину, и лишь субстанция имеет причину в самой себе. Все остальные вещи (модусы) имеют лишь внешнюю причину своего существования и развития. Согласно Спинозе, в мире не происходит ничего случайно. Поэтому все случайности в нашей жизни – это всего лишь видимость, «иллюзия воображения». Все события происходят с необратимостью и необходимостью, идущими от самой природы Бога. Всё в мире управляется абсолютной логической необходимостью. Не существует свободы воли в духовной сфере, также как случайностей в мире физическом. Так, согласно Спинозе, в мире господствует жесткий механистический детерминизм. Всё в Боге и от Бога, всё происходящее с нами уже произошло в Боге, а мы лишь включены в логическую цепь событий, составляющих картину нашей жизни. Такие рассуждения приводят к фатализму.

Теория познания Спинозы носит рационалистический характер. Если Бог есть единая субстанция, из которой происходят все вещи и понятия мира, то отдельно взятая человеческая душа является частью божественного атрибута мышления. Таким образом, познавая вещи, мы познаем самого Бога как причину этих вещей, Но для этого необходимо вооружиться подлинным способом познания.

Спиноза различает три основных рода человеческого познания:

  • Мнение и воображение. Это познание, получаемое нами из повседневного опыта, чувственного восприятия окружающего мира. Оно дает нам лишь общие смутные и неясные образы, безо всякой связи действующих причин и следствий. Оно фрагментарно и обрывочно, так что позволяет лишь сформулировать самые общие понятия о мире. Поэтому оно бесполезно для человека, ищущего истинное знание.
  • Рациональное познание. Это познание идет от рассудка (ratio) и являет собой чисто научный способ мышления. Он уже улавливает логическую взаимосвязь вещей и причин в мировом процессе, поэтому дает человеку возможность отличить подлинное от ложного и, следовательно, приблизится к истине, насколько это возможно.
  • Интуитивное познание. Это высшая форма познания, дающая возможность увидеть вещи, исходящие от самого Бога. Оно уже не опирается ни на какие формы, действующие в земном бытии, а проникает сразу в суть идей божественных атрибутов, в саму сущность вещей. Этот уровень мышления доступен лишь мудрецам, которым одним только и подвластно истинное знание.
  • Этика Спинозы

    В природе все целесообразно и практично, всякая вещь находится на своем месте и соответствует своему назначению. Поэтому в мире физической природы нет, и не может быть места понятиям «хорошего» и «плохого», «доброго» и «злого». В самом деле, разве можно назвать, к примеру, тигра нехорошим животным, а крокодила – безобразным, несовершенным? Все это наши человеческие понятия, перенесенные на мир вещей. Но ни одна вещь, убежден Спиноза, сама по себе ни хороша, ни плоха – она всего лишь то, чем она является, и не более того. Что же касается «доброго» или «злого», то об этом человек судит с точки зрения собственной выгоды: «Я понимаю под хорошим то, что нам достоверно известно как полезное. Под плохим, наоборот – то, что, как нам достоверно известно, препятствует обладанию добром».

    Человек – особая часть мира. Человек есть существо природное, говорит Спиноза, поэтому и рассматривать его надо с точки зрения Природы. Все страсти, которые порой нас обуревают, представляют собой обычные природные явления. Они не выводятся из сущности человека, а являются некими смутными влечениями, вызываемыми соответствующими идеями в сознании человека. Главная цель человека в обретении счастья, а для этого необходимо полное освобождение от страстей.

    «Проясни свои мысли – и ты перестанешь быть рабом страстей», – такова главная идея Спинозы в борьбе человека против собственных пороков. Только в интеллектуально-духовном напряжении человек обретает истинное счастье, ибо он привыкает смотреть на все, происходящее в жизни, sub specie aeternitatis («с точки зрения вечности»), понимает глубинную взаимосвязь вещей и событий, воспринимая их в свете божественной необходимости.

    Выдающейся заслугой Спинозы является исследование взаимосвязи свободы и необходимости. В понимании Спинозы, в субстанции (Боге) сливаются необходимость и свобода. Бог свободен, ибо все, что он совершает, исходит из его собственной необходимости. В природе господствует детерминизм, то есть необходимость. Человек – модус двух атрибутов. Свобода человека состоит в единстве разума и воли. Поэтому и размеры реальной свободы определяются ступенью разумного познания (разумом и знанием). Свобода и необходимость не противоположны друг другу, напротив, они обусловливают друг друга. Спиноза приходит к пониманию свободы как познанной необходимости. Противоположностью необходимости является не свобода, а произвол.

    Спиноза о религии

    Учение о происхождении, сущности и роли религии в общественной жизни Спиноза изложил в «Богословско-политическом трактате». Хотя во всей его философии господствует идея Бога, теологи обвиняли Спинозу в атеизме, поскольку Бог Спинозы не личностный Бог с волей и разумом, творящий мир по свободному выбору как нечто отличное от себя. Он выступает не действующей извне причиной, а «имманентной», и неотделим от вещей, исходящих от него.

    Спиноза показал, что философия и религия принципиально различны. Если философия оперирует на уровне второго и особенно третьего рода познания истины (рассудок и разум), то религия действует исключительно в пределах первого рода (воображение, представление).

    Целью философии является истина, а религия добивается только подчинения и повиновения. Философия опирается на доводы разума, а религия использует для послушания страх и суеверие. Спиноза является основоположником научной критики Библии.

    Спиноза о государстве

    Укрыться от преследований религиозного фанатизма и почувствовать себя в безопасности Спиноза мог только в свободном, веротерпимом и правовом обществе. Отсюда и главные мысли Спинозы о том, каким должно быть идеальное государство. В первую очередь, говорит Спиноза, каждый человек обладает набором естественных, неотъемлемых прав, лишившись которых, он, по существу, перестает быть человеком. Эти естественные права человека Спиноза сравнивал с определенными свойствами природных существ: «Под правом и строем природы я понимаю естественные правила, свойственные каждому существу. Например, рыбы по природе определены к плаванию, более крупные из них – к пожиранию более мелких. Следовательно, в качестве высшего закона выступает естественное право, предписывающее рыбам постоянно обитать в воде и более крупным особям питаться остальными. Люди же, также самой природой обреченные жить в постоянном страхе и вражде между собой, должны договариваться о приемлемых условиях общежития, т.е. заключать общественный договор. Итогом этого договора является создание государства, главная цель которого – обеспечение свобод и прав личности. Кроме того, Спиноза считал необходимым наличие в государстве религиозной и политической свобод.

    Огромной исторической заслугой Спинозы является обоснование им тезиса о субстанциональном единстве мира в духе пантеизма. Центральная формула его онтологии – Бог, или субстанция, или природа.

    Его воззрениям свойственны диалектические идеи относительно соотношения конечного и бесконечного, единого и многого, необходимости и свободы. Глубокий смысл заключен в его выводе о свободе как познанной необходимости.

    Спиноза был убежден в возможности достижения достоверного, исчерпывающего знания с помощью человеческого разума.

    Высшую цель философии Спиноза видел в обретении человеком счастья, душевного мира и покоя. Девизом Спинозы стали слова: «не смеяться, не плакать, не отворачиваться, но понимать». Вместе с тем, философии Спинозы присущ, как мы отмечали, целый ряд неразрешимых в рамках его системы противоречий.

     

    Источник: www.SoleCity.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.