МОНОТЕИЗМ

религиеведческое, философское, теологическое (богословское) понятие, означающее веру в одного-единственного Бога, что принципиальным образом исключает веру в каких-либо других богов, и поклонение им.

В религиеведческом плане монотеизм — одна из форм религии, наиболее полно воплощенная в иудаизме, христианстве, исламе; отчетливо проявляющаяся в зороастризме, а также в некоторых разновидностях индуизма (особенно в Новое время). Монотеистические религии — это религии, имеющие основателей. Для них принципиальное значение имеет вера в то, что они конституированы на основе божественного откровения. Откровение носит профетическую форму Понятие «монотеизм» тем или иным образом соотносится с понятиями «политеизм», «монолатрия» и «генотеизм». «Политеизм» — признание существования многих, в той или иной степени независимых друг от друга богов. «Монолатрия» означает почитание какого-то одного бога, не сопровождающееся отрицанием существования других богов. «Генотеизм» предполагает фактическое почитание одного бога, что не исключает существования других богов.


которые религиеведческие теории исходили из тезиса о том, что монотеизм как вера в одного высшего Бога являлся первоначальной формой и истоком различных религий. К числу наиболее известных относится концепция «прамонотеизма» В. Шмидта. Другие теории провозглашали монотеизм завершением эволюции религиозной жизни человечества. Подобные теории не находят убедительного подтверждения в многообразном религиозно-историческом материале.

Как теологическое и как философское понятие «монотеизм» в содержательном плане по существу совпадает с понятием «теизм», впервые оно встречается у кембриджского платоника Г. Мора. «Теизм» поначалу обозначал нечто противоположное «атеизму» и равнозначное «деизму». Лишь постепенно оформлялось понятийное различие между «теизмом» и «деизмом», суть которого выразил уже И. Кант: «Деист верит в одного Бога, а теист — в одного живого Бога». Определенную новацию в рассмотрение монотеизма внес Г. В. Ф. Гегель, у которого впервые монотеизм противопоставляется не политеизму, а пантеизму. Г. Коген увязал всемирно-историческое значение иудаизма с оформлением монотеизма. В понятии «теизм» Бог концептуализируется как абсолютная, трансцендентная по отношению к миру духовно-личностная реальность, выступающая в качестве безусловного творящего источника всего небожественного сущего и сохраняющая действенное присутствие в мире. «Теизм», однако, получает свою спецификацию в каждой из религий, относимых к монотеистическим. Ю. А. Кимелев

Источник: Новая философская энциклопедия

Источник: terme.ru

Монотеизм (Единобожие) [↑]


Монотеизм, или Единобожие — учение о Едином Б-ге, Творце Вселенной. Идея Единства Б-га легла в основу иудаизма, первой монотеистической религии, где Б-г представляется как Единый Источник всего, Единственный Творец и Владыка мира. Монотеизм сложился в эпоху всеобщего идолопоклонства, и потому идею монотеизма о Единстве и Единственности Б-га можно смело назвать уникальной, а монотеизм иудаизма — уникальным путем еврейского народа на протяжении уже многих веков. Первооткрывателем этого монотеистического пути считается Авраам, первый праотец еврейского народа. Впоследствии, через 15-20 веков, на почве иудаизма выросли и другие мировые монотеистические религии — христианство и ислам. Вместе они называются «авраамические» религии, т. к. в их основе — один и тот же корень, «посаженный» когда-то праотцом Авраамом.

Единство Творца — основа Иудаизма [↑]

Представление о наличии множества богов — «племенных» или олицетворяющих различные силы природы, или просто двух — Добра и Зла — это взгляд политеизма, язычества, и полностью противоречит еврейской философии. Провозглашая «Шма Исраэль», еврей утверждает две вещи: что Вс-вышний — НАШ Б-г и что Он при этом ОДИН. Как это понимать? Что, у других народов нет Б-га?


Постулат об абсолютном единстве Б-га — основной принцип Иудаизма. Этот очень сложный философский вопрос осложняется ещё и тем, что наш разум не способен воспринимать вещи, выходящие за рамки привычного нам мира. Но, даже оперируя привычными понятиями, думающий человек может понять, что мир создан и управляется Единым Разумом. Во всём устройстве мира царит гармония, все силы действуют слаженно и предсказуемо, дополняя и ограничивая друг друга. Весь мир представляет собой единую систему, из которой нельзя исключить ни одного элемента без того, чтобы разрушилось всё его существование. Всеми процессами управляют одни и те же принципы, называемые «Законами природы». Но почему именно эти? Кто «издал» законы природы и следит за их скрупулёзным выполнением?

Наука не в состоянии ответить на эти вопросы. Вот что писал Исаак Ньютон, который, как и большинство великих учёных прежних времён, не только занимался исследованием мира, но и стремился докопаться до глубинных причин его существования: «Вы не найдёте во Вселенной места, где между любыми двумя точками не действовали бы силы: притяжения или отталкивания, электрические или химические… Я вижу в этом вездесущие Б-га».

Можно возразить, что Ньютон был «так воспитан», что он видел, а мы «воспитаны» так, чтобы не видеть. Но факт остаётся фактом: сегодня к вере намного легче приходят люди, связанные с естественными и точными науками, т.е. знающие об устройстве мира и управляющих им законах, чем гуманитарии, у которых в голове есть множество отвлечённых «идей», но нет чёткой картины мира…

Праотец Авраам — провозвестник монотеизма [↑]


Наш праотец Авраам был первым человеком в мире, который сам, эмпирическим путём дошёл до идеи существования и единства Творца. Именно его принято считать основателем монотеизма, первооткрывателем, проложившим дорогу не только своим потомкам-евреям, но и миллионам людей на всем земном шаре.

Рассказывают, что Авраам пришел к идее Б-га, наблюдая за природой: такой гармоничный и целесообразный мир не мог возникнуть сам по себе, случайно. Скорее всего, существует некая сила, которая запланировала и создала этот мир.

По источникам Устной Торы мы можем примерно восстановить ход его мысли.

Человеческое мышление различает между явлениями и их причинами, причем причина не отождествляется с самим явлением. Когда ученый говорит, скажем, о гравитации, он подразумевает, что нечто, из-за чего предмет падает вниз, отличается от самого падающего предмета. Падающее яблоко — это одно, а причина, из-за которой оно падает, сила гравитации, — это совсем другое.

Причины не тождественны явлениям, они — совершенно другая категория, другой этаж реальной действительности.

Если мир — материален и ограничен законами материи, то его причина должна быть абсолютно отделена от этого мира, не являться никакой его частью, и, кроме того, следуя логике — быть совершенно нематериальной. На нее не распространяются ограничения материи, такие как ограниченность в пространстве и времени.


Она вне нашего мира, как писатель вне мира персонажей своей книги.

Итак, у мира есть Первопричина. Мир был когда-то создан. Так мы подходим к идее того, что у мира есть Творец, который зачем-то (пока мы не знаем, зачем) создал нашу Вселенную.

Важное замечание. Если мы попытаемся «определить» Всевышнего, используя какие-то категории, как мы описываем объекты нашего мира (камень — холодный, твердый, черный, на ощупь шершавый и т.д.), то у нас ничего не получится. Определения можно дать только конечным объектам. Само слово «определение» (на иврите агдара, от слова гадер — ограда, забор; по-русски — предел, граница) предполагает, что, называя объект, мы его выделяем из множества прочих объектов. Определение помогает мне выделить данный объект из множества других, которые не подходят этому определению.

Безграничное и бесконечное определить нельзя. При наших попытках«описать» Всемогущего мы говорим, чем Он НЕ является. Например: Он безграничен, т.е. Он не является ничем, что ограничено. Можно сказать по-другому: мы смотрим на конечные, ограниченные во времени и пространстве существа и тела нашего мира, и отмечаем, в чем проявляется их ограниченность.

Часто возникает другая, чисто языковая проблема. Про Творца говорить глаголами — решил, захотел, создал, сделал — следует очень осторожно, чтобы не вложить в них привычные нам реалии. Мы употребляем глаголы применительно к Нему только из-за бедности наших языковых ресурсов и ограниченности нашего опыта.


Та картина мира, о которой говорил Авраам, шла вразрез с картиной его современников.

На уровне логики возразить Аврааму было нечего. Но сложность здесь была не интеллектуальная, а психологическая. Отказаться от язычества означало отказаться от очень удобного образа жизни. Если нет единого начала мира, тогда нет и единого смысла, единой цели его существования.

Когда богов — много, фундаментальный поиск ответов на вопросы «зачем существует мир» или «какова моя задача в нем» — бессмыслен, ведь единого, верного ответа на такие вопросы не существует. На первый план выходит другой вопрос: «как лучше устроится в жизни». Во власти каждого из богов находится какой-то один жизненно важный вопрос: солнце, дождь, коммерция, война, любовь. Для того чтобы лучше прожить, надо только угодить богам знакомыми человеку способами.

Говоря, что Авраам открыл единого Творца, мы имеем в виду следующее: Авраам открыл, что существует только один Творец, бытие Которого не зависит ни от какой другой причины кроме Него Самого. Т.е. Его существование ничем не обусловлено, а стало быть, абсолютно. Но существование всего остального — всего, кроме Него — обусловлено исключительно Его волей.

Это очень важно, поэтому повторим: нет в мире ничего и никого, что существовало бы само по себе вопреки Его желанию. Нет ничего и никого, кто может препятствовать Его безграничной воле. Любое создание, проявляющее какую бы то ни было силу, обладает ею только потому и только в той мере, что Всевышний наделил его этой силой.

Народ Авраама [↑]


Авраам готов был идти в огонь, защищая свои убеждения. За преданность Авраама, доказанную во многих испытаниях, Творец мира объявил ему, что от него произойдёт особый народ, у которого будут близкие отношения со Вс-вышним. Не такие, как у других народов.

Народы мира могут рассчитывать на Его помощь и просить о ней, если выполняют основные требования — 7 заповедей сыновей Ноаха.

К еврейскому народу — намного больше требований (613 заповедей), и его могут строго наказывать за их нарушение. Но он может и рассчитывать на особые, близкие, доверительные отношения со Вс-вышним. Поэтому мы говорим, что Он — наш Б-г. Царь — для всех, и для нас тоже, а Отец — только для нас.

Однако, необходимо помнить, что любой нееврей, который захочет таких отношений, может принять на себя 613 заповедей — читайте материал по теме Гиюр, принятие еврейства.

Тот, кому необходимы эксперименты, чтобы во всём этом убедиться, может посмотреть на историю нашего народа. Это самый грандиозный эксперимент, подтверждающий существование Вс-вышнего и Его особую связь с еврейским народом. Как сказали наши Мудрецы: «Овца среди семидесяти волков — разве может она уцелеть? — Только если у неё есть пастух, который её охраняет!».

Две тысячи лет наш народ в изгнании.


е тысячи лет нас преследуют, убивают, изгоняют из разных стран и — нет нам покоя даже в своей стране. Крестовые походы, инквизиция, резня во времена Хмельницкого, Катастрофа европейского еврейства, — от нас давно ничего не должно было остаться. Все народы, существовавшие во времена нашего зарождения, полностью изменили свой облик, некоторые исчезли, оставив только «археологические объекты». Все народы сменили свою религию с распространением христианства, ислама и буддизма. И только мы, вопреки всем ожиданиям и желаниям окружающих народов, продолжаем упорно держаться своей веры и так же, как три тысячи лет назад, провозглашаем: «Шма Исраэль!».

Иудаизм — одна из мировых религий [↑]

Большинство ученых перечисляют пять основных мировых религий: иудаизм, индуизм, буддизм, ислам и христианство.

Все религии утверждают, что они способствуют росту духовности и внутренней гармонии человека. Хотя всегда ли это так, — можно спорить. Большинство религий базируется на священных текстах, говорит о вере, устанавливает институт молитвы. В чем же уникальность иудаизма?

Очевидно, что иудаизм это единственная религия, которую еврейский народ исповедовал на протяжении всей своей истории, что позволило ему пережить бесчисленные опасности. Другие религии восприняли принципы и обряды иудаизма — первой монотеистической религии.

Рассмотрим, чем же иудаизм отличается от остальных религий.

Индуизм [↑]

а) Индуизм (или Брахманизм) — древняя восточная религия, историческим центром которой является Индия. Индуизм политеистичен, он насчитывает 30 миллионов богов, каждый из которых наделен особой властью, положительным или отрицательным влиянием.


Иудаизм же признает лишь одного всемогущего Б-га.

Индуизм учит поклоняться некоторым живым существам, как, например, корове, считая их божественными, тогда как иудаизм учит поклоняться только Б-гу.

Индуизм считает мир иллюзией, а жизнь по сути своей — злом, тогда как иудаизм считает мир добром, т. к. он был создан милостью Всевышнего.

Индуизм утверждает, что конечной целью жизни является освобождение от непрерывного цикла смерти и возрождения, что внутренняя сущность человека (атман) воплощается в разных поколениях, пока окончательно не очистится от греха.

Практическим следствием этой веры является кастовая система, то есть представление, что некоторые люди от природы неполноценны в сравнении с другими, так как грешили в своих предыдущих воплощениях.

Кастовая система столетиями препятствовала включению так называемых «неприкасаемых» в жизнь общества, причем не из-за их собственных проступков, а исключительно потому, что им, якобы, присуща нечистота.

Иудаизм, напротив, подчеркивает единство еврейского народа. Хотя в нем существуют разные группы (коэны, левиты, исраэлиты), их различия касаются лишь разных способов служения Б-гу. В обществе о евреях судят не по их происхождению, а по делам. Даже выходцы из самых скромных и бедных семей могут стать уважаемыми учителями.

Буддизм [↑]


б) Буддизм — религия множества народов Юго-Восточной Азии, включая и Китай (а в несколько измененной форме — синтоизм — и Японию). Существуют различные течения буддизма, такие как зен, хинаяна, махаяна.

Первоначально буддизм был создан разочаровавшимся индуистом по имени Гаутама, учившим вере в непрерывное перерождение (карма). Он заимствовал в индуизме представление о том, что низкое положение человека в обществе указывает на его грехи в предыдущей жизни. Единственный способ для человека избавить свою душу от постоянных перевоплощений, учил Гаутама, это следовать в жизни Среднему Пути, подчинив все желания своей воле.

Человек должен вести жизнь согласно восьми принципам, делая упор на размышлении и контроле разума, что, по его утверждениям, должно приводить к высшему духовному уровню — нирване.

Хотя иудаизм, несомненно, и рекомендует духовное самосовершенствование и говорит о «среднем пути», он также проповедует заботу о ближнем, а не полное погружение в себя. Он утверждает, что человек создан для действия на земле и что каждый еврей обязан помогать ближнему продвигаться в социальной и религиозной областях. Погружение в себя и игнорирование других людей — не что иное, как простой эгоизм.

Кроме того, иудаизм уделяет гораздо большее внимание соблюдению законов, то есть конкретным способам служения Б-гу и исполнения Его воли. Со своей стороны, буддизм не признает никаких богов, и связанные с ним ритуалы в основном базируются на суевериях.

Ислам [↑]

Ислам: как и в случае с буддизмом, основные принципы этой религии были сформулированы человеком из плоти и крови, которого на этот раз звали Мохамед. До его появления арабы были анимистами и политеистами.

Мохамед, живший в Медине, попав под сильное влияние евреев и христиан, принял монотеизм, перенял некоторые ритуалы и обычаи евреев, такие как молитва несколько раз в день, воздержание от свинины, пожертвования бедным, соблюдение поста, называемого у арабов Рамаданом.

Несмотря на то, что история ислама не отмечена чудесными Б-жественными откровениями, которые отличают еврейскую историю, Мохамед считал себя пророком Б-га. Он сократил перечень требований, предъявляемых к мусульманам, и в исламе отсутствует всеохватывающий свод законов, составляющий основу иудаизма.

Возможно, самым важным отличием иудаизма от ислама является то, что приверженцы последнего стараются силой обратить в свою веру весь остальной мир. Уже при жизни Мохамеда его последователи начали поход с целью распространения ислама. Мусульмане завоевали значительную часть восточного мира и были близки к покорению Европы; большинства своих побед они добились кровопролитием. Те, кто отказывались обратиться в ислам, подвергались дискриминации.

Сказанное относилось и к евреям, которых Мохамед сам предполагал обратить и которые вызвали его гнев, когда отказались сделать это.

Постоянно прибегая к силе для обращения иноверцев, ислам приобрел агрессивность, совершенно не свойственную иудаизму. Последователи иудаизма не только не побуждают других к изменению веры, но, наоборот, стараются предостеречь тех, кто неискренен в своих устремлениях. Иудаизму чуждо использование силы для расширения своих рядов.

Христианство [↑]

Христианство: существует множество различных видов христианства, и каждый подчеркивает особый характер своей веры. Однако все они берут свое начало в проповедях еврея по имени Иисус, изложенных другим евреем по имени Шаул (позже Павел). Христиане, несомненно, заимствовали многие принципы иудаизма, а некоторые течения утверждают, что они унаследовали титул Избранного Б-гом Народа, принадлежавший вначале евреям.

Христиане приняли Пятикнижие Моше, назвали Танах «Ветхим Заветом» и утверждают, что «Новый Завет» является его естественным продолжением.

Однако евреи отрицают эти притязания и по-прежнему считают, что они остаются тем, чем были всегда: Избранным Народом Писания, и что со времен дарования Торы не произошло ничего, что изменило бы это положение.

Центральным моментом является вопрос о статусе одного еврея, Иисуса. Христианство утверждает, что этот человек был на самом деле не только еврейским Машиахом (Мессией), но истинным сыном Б-га (и, следовательно, частью Самого Б-га). Христиане утверждают, что он умер, дабы искупить грехи человечества и снова появиться на земле во время Второго Пришествия.

В качестве последователей этого человека христиане считают себя новыми поборниками воли Б-жьей на земле, и некоторые из них полагают целью своей жизни обратить в христианство как можно больше людей.

Евреи же, уважая концепции любви и мира, которые, как утверждает христианство, лежат в его основе, отвергают утверждение о том, что Иисус не был обычным человеком, погибшим на кресте. (Мы рассмотрим причины такой точки зрения далее).

Евреи считают, что вера в Иисуса неуместна, и человек должен молиться Самому Б-гу. Евреи не нуждаются ни в каких посредниках между ними и Б-гом, они не верят также, что человек может достичь искупления только через Иисуса. Добиться искупления грехов можно через молитву (Малахим 8:33—34), благотворительность (Теилим 21:3) и раскаяние (Ирмеяу 36:3) — путем прямого общения с Б-гом.

Практически главное различие между двумя религиями состоит в том, что иудаизм принимает Тору целиком, а христианство — нет. Несмотря на то, что Иисус был евреем и проповедовал преданность законам Торы («Не думайте, что я пришел, чтобы отменить Закон Пророков; я пришел не отменить, а исполнить его… Всякий, кто нарушит хоть самую малую из этих заповедей и будет учить этому людей, последним будет в Царствии Небесном» — Матфей 5:17—19), в наше время христиане не соблюдают многих законов Торы: кашрута, тфилин, мезузы, Шабата (Субботы) и других. Павел, фактически создавший христианскую религию, считал, что законы Торы слишком трудны для среднего христианина. Вместо заповедей христианство предлагает идеи веры и любви и считает, что этого достаточно, чтобы сделать человека хорошим.

Заповедь «Возлюби ближнего» [↑]

Иудаизм, конечно, соглашается, что любовь и вера необходимы для нравственного оздоровления человека: именно Тора является источником заповеди «Люби своего ближнего» (Ваикра 18:19). Однако иудаизм утверждает, что общего пожелания быть добрым и любящим само по себе недостаточно. Человек легко может объявить себя верующим, но при этом давать волю своему животному началу. Человек может сказать: «Я люблю», а после этого совершить насилие и прелюбодеяние.

Христиане едва ли оставались верны своему кредо. На протяжении веков бесчисленное множество евреев было убито за то, что они — «губители Иисуса», множество других погибли в результате жестоких попыток насильственного обращения их в христианство.

Тора устанавливает более упорядоченные, конкретные рамки проявлений любви и доброты. «Если будет в твоей среде бедняк… со всей щедростью открой ему свою руку и ссуди ему все, в чем он нуждается».(Дварим 15:7—8). «Да не будет так, что ты увидишь осла своего брата или его вола, упавших на дороге, и скроешься от них; поднять ты должен вместе с ним» (Дварим 22:4).

Существуют особые законы благотворительности, гостеприимства и помощи больным. Детализируя способы, которыми человек может делать добро, Тора гарантирует положительный результат, даже когда, человек не задумывался о цели своих действий. Вот почему Тора — не книга суровых ограничивающих законов, а законодательство, укрепляющее любовь и делающее человека лучше.

Кроме того, иудаизм утверждает, что эти и другие законы Торы вечны, и от них нельзя отказаться ни при каких обстоятельствах. Их соблюдение гарантирует, что человек будет выражать свою веру в Б-га в конкретных, позитивных делах.

Вывод [↑]

Подводя итог, можно сказать, что иудаизм отличается от других религий не только тем, что является традицией, которая привела к сохранению еврейского народа на протяжении столетий, но также и тем, что он всегда отстаивал веру в Единого Б-га, приверженность четким законам Торы, а не туманным верованиям, способствовал не только самосовершенствованию, но и активной помощи другим, и никогда не пускался в воинственные крестовые походы для обращения иноверцев.

Это единственный план жизни, идущий непосредственно от Б-га.

Как отмечал рав Шимшон Рафаэль Гирш, в других религиях человек тянется к Б-гу, но в иудаизме — Б-г протягивает руку человеку.

Источник: toldot.ru

МОНОТЕИЗМ (от мо­но… и греч. ϑεός-– бог) — ре­лигиозный и фи­лософский тер­мин, обо­зна­чаю­щий ве­ру в су­ще­ст­во­ва­ние и по­чи­та­ние од­но­го Бо­га; от­ли­чен от по­ли­те­из­ма (мно­го­бо­жия) и ге­но­те­из­ма (ис­хо­дя­ще­го из ве­ры в од­но­го выс­ше­го бо­га, ко­то­ро­му под­чи­не­ны мно­го­численные низ­шие бо­ги).

В современной  на­учной  литературе боль­шин­ст­во ис­сле­до­ва­те­лей к мо­но­теи­стическим ре­ли­ги­ям от­но­сят иу­да­изм, хри­сти­ан­ст­во и ис­лам. Для этих ре­ли­гий, при их прин­ци­пи­аль­ных от­ли­чи­ях друг от дру­га, ха­рак­тер­но по­ни­ма­ние и по­чи­та­ние без­началь­но­го Бо­га как лич­но­сти, твор­ца все­го су­ще­го, ис­ти­ны и ис­точ­ни­ка всех благ, про­мыс­ли­те­ля че­ло­ве­че­ских су­деб и су­дьи. Главной осо­бен­но­стью хри­сти­ан­ско­го монотеизма яв­ля­ет­ся ис­по­ве­да­ние Бо­га как еди­но­сущ­ной и не­раз­дель­ной Трои­цы. Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли пред­по­ла­га­ют близ­ки­ми к монотеизму ре­лигиозным пред­став­ле­ния о бо­ге Шан-ди в Ки­тае, о вер­хов­ном бо­ге Мар­ду­ке у ва­ви­ло­нян, о Брах­ме (Виш­ну, Ши­ве) в Ин­дии, об Амо­не в Егип­те. Вме­сте с тем су­ще­ст­ву­ет зна­чит. чис­ло ис­сле­до­ва­ний, в ко­то­рых ут­вер­жда­ет­ся, что монотеизм иу­да­из­ма раз­вил­ся из по­ли­те­из­ма.

Тер­мин «монотеизм» воз­ник в XVII веке в английской тео­ло­ги­че­ской и фи­лосовской литературе; впер­вые встре­ча­ет­ся у пред­ста­ви­те­ля кем­бридж­ско­го пла­то­низ­ма Г. Мо­ра. В ре­ли­гио­ве­де­нии Но­во­го вре­ме­ни про­бле­ма со­от­но­ше­ния монотеизма  и по­ли­те­из­ма рас­смат­ри­валась ли­бо на ос­но­ве ра­цио­наль­но­го ана­ли­за сущ­но­сти ре­ли­гии, ли­бо с ис­то­рической точ­ки зре­ния, ко­то­рая пред­по­ла­га­ла эм­пи­рическое ис­сле­до­ва­ние ре­ли­гии и ми­фо­ло­гии древ­них на­ро­дов. Кон­цеп­ции пра­мо­но­те­из­ма при­дер­жи­вал­ся английский де­ист Э. Чер­бе­ри, счи­тав­ший, что ос­но­ву са­мых древ­них ре­лигиозных пред­став­ле­ний че­ло­ве­ка со­став­ля­ло уче­ние о выс­шем су­ще­ст­ве —  Бо­ге.

В XVIII веке сло­жи­лось ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ное убе­ж­де­ние, что по­ли­те­изм ис­то­ри­че­ски пред­ше­ст­ву­ет монотеизму, ко­то­рый фор­ми­ру­ет­ся толь­ко на ос­но­ве ра­цио­наль­но­го и на­учного объ­яс­не­ния ми­ра (Д. Юм). В ос­мыс­ле­ние монотеизма внёс свою леп­ту немецкий идеа­лизм. И. Кант от­ме­чал, «что у всех на­ро­дов сквозь са­мое сле­пое мно­го­бо­жие всё же про­би­ва­ют­ся ис­кры мо­но­те­из­ма» («Кри­ти­ка чис­то­го ра­зу­ма»); Ф. Шел­линг рас­смат­ри­вал монотеизм как скры­тую ре­ли­ги­оз­но-ме­та­фи­зическую под­ос­но­ву ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва, ко­то­рая на­хо­дит своё вы­ра­же­ние в хри­сти­ан­ском по­ни­ма­нии Бо­га как Трои­цы («Фи­ло­со­фия от­кро­ве­ния»). В XIX веке ре­ли­гио­ве­де­ние ис­пы­та­ло на се­бе влия­ние ате­из­ма (Л. Фей­ер­бах, К. Маркс) и по­зи­ти­виз­ма, про­явив­ше­го се­бя в ис­то­рических ис­сле­до­ва­ни­ях древ­них ре­ли­гий. О. Конт раз­ви­вал уче­ние о по­сле­до­ва­тель­но сме­няю­щих друг дру­га эпо­хах — тео­ло­ги­че­ской, ме­та­фи­зи­че­ской и по­зи­тив­ной; вы­де­лял в раз­ви­тии тео­ло­гической эпо­хи три хро­но­ло­гических  эта­па: фе­ти­шизм, по­ли­те­изм и монотеизм и ви­дел в монотеизме ос­но­ву бу­ду­щей уни­вер­саль­ной «ре­ли­гии че­ло­ве­че­ст­ва» («Курс по­зи­тив­ной фи­ло­со­фии»).

В XX веке обос­но­ва­нию монотеизма как из­на­чаль­ной фор­мы ре­ли­гии был по­свя­щён фун­даментальный труд «Про­ис­хо­ж­де­ние идеи Бо­га» немецкого эт­но­ло­га и лин­гвис­та, ка­то­лического священника В. Шмид­та, опи­рав­ше­го­ся на кри­ти­ку ани­ми­стической тео­рии Э.Б. Тай­ло­ра шотландским ре­ли­гио­ве­дом Э. Лэн­гом. Од­на­ко тео­ре­тические по­ло­же­ния ра­бо­ты Шмид­та не по­лу­чи­ли все­об­ще­го при­зна­ния. З. Фрейд, со­еди­няя ме­тод ис­то­рической кри­ти­ки биб­лей­ских книг с пси­хо­ана­ли­зом, ут­вер­ждал, что иу­да­изм сво­им монотеизмом обя­зан про­ро­ку Мои­сею, ко­то­рый яко­бы был не ев­ре­ем, а вы­со­ко­по­став­лен­ным егип­тя­ни­ном, при­вер­жен­цем вве­дён­ной фа­рао­ном Амен­хо­те­пом IV (Эх­на­то­ном) но­вой ре­ли­гии, ис­по­ве­дую­щей еди­но­го бо­га Ато­на («Че­ло­век по име­ни Мои­сей и мо­но­теи­сти­че­ская ре­ли­гия»).

Во второй половине XX века немецкий ис­сле­до­ва­тель Я. Асс­ман (р. 1938 год) в ра­бо­тах по ре­ли­гии Древ­не­го Егип­та, став­ших пред­ме­том ши­ро­ких дис­кус­сий, рас­смат­ри­вал мо­но­теи­стическую ре­ли­гию бо­га Ато­на как пер­вую в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва «уч­ре­ж­дён­ную ре­ли­гию», ко­то­рая в че­ре­де других ре­ли­гий (мои­се­ев­ский ях­визм, буд­дизм, хри­сти­ан­ст­во, ис­лам) от­ри­ца­ет ес­те­ст­вен­ный по­ли­те­изм и «пе­ре­ори­ен­ти­ру­ет на транс­цен­дент­ное спа­се­ние».

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

 

Источник: w.histrf.ru

См. радел: ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ РЕЛИГИИ

  • Два «монотеизма» В.Н. Лосский
  • Библейский монотеизм протопр. Борис Бобринский
  • Политеизм, пантеизм и монотеизм диакон Андрей
  • Политеизм и два монотеизма архим. Алипий (Кастальский-Бороздин)
  • Один и тот же Бог у христиан, иудеев и мусульман?
  • Ислам в сравнении с христианским монотеизмом C.А. Сергеев

 

Монотеи́зм – 1) вера в единого Бога; 2) учение о едином Боге.

К монотеистическим религиям относят религии, разделяющие представления о сверхтварном Творце и Создателе мира (христианство, иудаизм, ислам).

Вместе с тем монотеистические религии совсем неоднородны. Представления о едином Боге развиваются ими совершенно неодинаково. Если христианство глубоко и всесторонне раскрывает жизнь единого Бога, содержит целостные представления о Его сверхтварном бытии и Его отношении к созданному Им миру и человеку, то прочие формы монотеизма довольствуются отвлеченной констатацией единобожия.
Поэтому среди монотеистических религий целесообразно выделить конкретный (христианский) и абстрактный (прочий) монотеизм, признав истинность и последовательность только за первой формой монотеизма, всесторонне конкретизирующей жизнь Бога и Его отношения к тварному миру.

Последовательным монотеизмом может быть названа только религия глубоко и всесторонне раскрывающая жизнь единого Божества.

Так, очевидно, недостаточно сказать, что Бог един («Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут» Иак. 2:19). К этому положению необходимо добавить, что Он есть единая Личность. Но и этот тезис нуждается в дальнейшем раскрытии, поскольку единая Личность нетварного Бога отличается от тварной человеческой личности, должна существовать непостижимым, превышающим ее тварный разум образом.

Христианство учит о том, что Бог един, утверждает Его единосущие (Бог един по существу). К этому положению оно добавляет положение о личной природе Божества, учит, что Бог есть Существо личное. Но оно избегает антропоморфизма, когда учит о Боге едином по существу и троичном в Лицах – Святой Троице нераздельной и неслиянной, образ бытия Которой превышает человеческий разум.

Очевидно, недостаточно сказать, что Бог есть Творец мира. Необходимо раскрыть Его творческое отношение к тварному миру, ответить на вопрос: «Как Бог творит мир?». Если мы оставим этот вопрос в стороне, то можно допустить, что мир создается из Самого Божественного бытия, то есть он равен нетварному Богу. А этот тезис уже означает язычество.

Христианство учит о том, что Бог творит мир из ничего. Он создает его не из Своей сущности, а вызывает из небытия одной силой Своей мысли и воли. Это учение утверждает иносущие (иноприродность) Бога и мира, решительно разделяет тварное и нетварное бытие, закрывает путь обожествления преходящих явлений тварного мира, и мира как целого.

Если Бог личен, то Он может искать единения с личностью человека и, как Всемогущий, достигать этого единения, раскрывая человеку Самого Себя. Вне единения Бога и человека познание Бога останется неполным. Как глубоко это единение и в каком Человеке оно осуществилось во всей полноте? Если монотеизм не даст ответы на эти вопросы, то он будет утверждать совершенную непознаваемость Бога для человека. А такое утверждение означает отрицание монотеистического знания по существу.

Христианство учит о том, что Бог стал человеком в Богочеловеке Иисусе Христе. Воплощение Бога открывает путь Богопознания. Воплощение Бога являет человеку возможность соединения с Богом, делает его сыном Божьим. Такое соединение осуществляется Божественной благодатью Святого Духа, ведущей христианина к благодатному единению со своим Творцом – обожению.

См. ПАНТЕИЗМ, БОГОСЛОВИЕ, ТВОРЕНИЕ ИЗ НИЧЕГО

Источник: azbyka.ru

(от μόνος — единый и θεός — Бог) — вера и поклонение единому Богу. М. как религиозная форма противоположен политеизму; как философское учение он отличается не только от политеизма, но и от пантеизма, деизма и теизма. Религиозный М. в совершенной форме — создание семитских народов. Вопрос о возникновении и смене религиозных форм до сих пор разрешается различно. Для характеристики этой противоположности могут служить воззрения Давида Юма и Шеллинга; каждый из них имеет и ныне многих последователей. Юм в своем исследовании о религии говорит: «неоспоримая истина, что восходя лет за 1700 до Р. Х. мы находим все народы идолопоклонниками и чем более углубляемся в древность, тем более видим людей погруженными в идолопоклонство. Мы не замечаем там ни малейшего следа более совершенной религии; все древние памятники представляют нам политеизм как учение утвердившееся и всеми признаваемое… Если же, насколько мы можем следовать за нитью истории, мы находим человечество преданным многобожию, то можем ли мы думать, что во времена более отдаленные, прежде открытия наук и искусств, могла существовать более совершенная религия, могли преобладать начала чистого единобожия? Думать так значило бы утверждать, что люди открыли истину, когда были невежественными и варварами, а как скоро начали образовываться и научаться, впали в заблуждение!» Сторонники юмовского воззрения на развитие религиозного сознания представляют себе его следующим образом. Первоначальная форма религии есть фетишизм, т. е. представление, что божественное начало распространено во всей природе и что посему любая вещь может стать предметом поклонения, ибо имеет влияние на жизнь человека. Фетишизм сменяется политеизмом, когда сознание отличило некоторые явления природы, признало их однородными и объяснило их функциями различных божеств. Наконец, логическая несообразность многобожия ведет за собой признание единого Бога, как результат вооруженного научной критикой сознания. — В противоположность юмовскому воззрению Шеллинг утверждает, что «эзотерическая религия — по необходимости М., подобно тому как экзотерическая религия точно так же по необходимости впадает в политеизм, в какой бы то ни было форме» («Philosophie und Religion», 1804). Врожденный бессознательный М. должен распасться в сознании и стать политеизмом, чтобы, пройдя через эту ступень, стать сознательным М. Эту точку зрения в наше время защищает Макс Мюллер. Признание единого Бога Мюллер считает неотделимым от сущности человека; человек является на свет с чувством зависимости от существа более могущественного, чем он. Первоначальная интуиция Божества и неуничтожимое чувство зависимости могут быть лишь результатом откровения. Эта первоначальная интуиция и есть корень всех существующих религиозных форм. Ученые, утверждающие, что политеизм более соответствует неразвитому сознанию первобытных народов, забывают, «что ни в одном языке множественное число не предшествует единственному. Ни один человек не мог создать представления о нескольких богах ранее представления об одном Боге»… («Семитический М.» — статья до поводу книги Ренана: «Histoire g énérale et système comparé des langues sé mitiques», 1858). Доказательство М. Мюллера, основанное на доводах филологического и логического характера, погрешает, однако, в одном пункте. Нужно различать представление о Божестве от веры в Божество. Представление о едином Боге логически должно было предшествовать политеистическим представлениям, но вера, может быть, и не соединялась с первоначальной идеей. Мнение Шеллинга и Макса Мюллера о том, что политеизм представляет собой порчу первоначального религиозного сознания, должно точно так же быть подвергнуто критике на основании фактического изучения религиозных форм, как и противоположное воззрение. Фактов для решения вопроса собрано пока еще слишком мало, и они недостаточно твердо установлены; напр. о религиях африканских народов до последнего времени знали весьма мало, и некоторые исследователи, напр. Г. Фритш, из отсутствия у них слова для обозначения Бога напрасно заключали об отсутствии самого понятия. Ливингстон не встречал африканца, у которого не было бы веры в высшее существо, творца неба и земли (см. W. Schneider, «Die Religion de r africanischen Naturvö lker», Мюнстер, 1891). Политеистические воззрения обыкновенно получают некоторое ограничение в том, что одно из божеств признается верховным; таким образом, во всяком политеизме есть уже зародыш единобожия. Не следует упускать из виду и того, что политеизм мог образоваться путем признания равноправности различных божеств, чтимых в местных культах, как то было, напр., в Греции и Риме.

В философском отношении М. тождественен с теизмом и состоит в признании личного, единого, свободного и разумного начала, не только сотворившего мир, но и управляющего им. Теизм противоположен как атеизму, т. е. отрицанию Божества, так и деизму, т. е. признанию некоторой сверхприродной первопричины всех явлений; деизм стоит посередине между атеизмом и пантеизмом, т. е. отождествлением природы и Божества. В философии религии значение имеет лишь противоположение теизма пантеизму. Философия религии, созданная крупными идеалистическими системами Фихте, Шеллинга и Гегеля, проникнута пантеистическими воззрениями, коренящимися в философии Спинозы. Главный недостаток пантеизма состоит в трудности обосновать нравственность, главное достоинство теизма — в ясности и отчетливости нравственных требований. Философия религии стоит и поныне под влиянием гегелевских представлений, и вряд ли ей удалось избавиться от пантеистич. теорий. Кудрявцев-Платонов (см.), один из талантливых защитников теизма, приходит путем критики философских теорий к следующим трем положениям: 1) религия не может быть не имеющим никакой истины и значения случайным произведением низших познавательных сил и стремлений человеческого духа. Самое существование ее в роде человеческом немыслимо без предположения истины бытия высочайшего предмета религии — Божества (результат критики атеистических понятий о религии, в частности учения Фейербаха). 2) Признание истины бытия существа высочайшего необходимо предполагает и живое отношение Его к человеку, следовательно, участие Его в деле религии; к признанию такого участия ведет несостоятельность теорий, которые, упуская из виду эту живую связь между Творцом и человеком, искали начала религии в одной самостоятельной деятельности его собственных сил — рассудка (рационализм) или нравственной воли (Кант). 3) Но, с другой стороны, самая самостоятельность человека, как существа разумно-свободного и отличного от Божества, не позволяет нам увлекаться и противоположной крайностью: или видеть в религии одно только действование Божества в человеке, известный момент его саморазвития и самосознания (Гегель), или умалять участие человека в деле религии, ограничивая его одним только страдательным восприятием действий Божества в нашем духе (Якоби и Шлейермахер). Самостоятельность человека предполагает, поэтому, самодеятельное участие его в образовании религии и способность к тому («Сочинения», т. II, I выпуск, стр. 279).

Литература. O. Pfleiderer, «Religionsgeschichte auf geschichtlicher Grundlage» (Б. 1878); Max M ü ller, «La science de la religion» (Париж, 1873); P ü njer, «Grundriss der Religionsphilosophie» (Брауншвейг, 1885) и «Geschichte des christlichen Religionsphilosophie» (там же, 1880—1883); Chantepie de la Saussaye, «Lehrbuch der Religionsgeschichte» (Фрейбург, 1887—89); Вл. Соловьев, «История и будущность теократии, исследование всемирно-исторического пути к истинной жизни. Т. I. Философия библейской истории» (Загреб, 1887). Много материалов в журнале «Revue de l’histoire des religions» (Париж, 1880 и след.; вышло 32 тома).

Э. Радлов.

Источник: znachenie-slova.ru


Categories: Понятие

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.