​​​​​​​ ​​​​​​​ Зависимость — несвобода от чего-либо.

О формировании зависимости можно говорить тогда, когда какой-то объект становится для человека единственным или основным источником положительной эмоции и/или способом предотвращения отрицательной эмоции. Зависимость в какой-то мере сходна с привычкой, которая выражается в привязанности человека к хорошо знакомым предметам окружения; человек может привыкнуть к любимому креслу, к джинсам, к теннисной ракетке и т. п. Однако зависимость, в отличие от привычки, представляет собой гипертрофированную и практически необратимую привязанность.

В нашем обществе, ориентированном на свободу личности, зависимость рассматривают в первую очередь как негативное явление. Это не совсем справедливо: весь процесс воспитания изначально построен на зависимости ребенка от родителей и, более того, укрепляет эту зависимость. Только когда в ребенка уже вложены основные социальные нормы, взрослые могут начать формировать самостоятельность и независимость ребенка. Итого, будьте внимательны: зависимость — это не всегда плохо, зависимости бывают и позитивные и негативные.


Зависимость от окружения разумных людей — позитивная зависимость. Если ребенок воспитан в хорошей семье, привык к определенному уровню культуры, привык читать хорошие книги и общаться с достойными людьми, то он будет, скорее всего, очень неуютно себя чувствовать, если ему придется жить на помойке и общаться с урками. Плохо ли это? Скорее — хорошо.

Другое дело — зависимость от наркотиков, алкоголя, компьютерных игр. Это действительно беда, и именно эти зависимости привлекают внимание и психологов, и психиатров, и сотрудников правоохранительных органов. Зависимость от наркотиков, алкоголя, компьютерных игр — в первую очередь, это тяжелая болезнь, и лечится крайне трудно. Основные принципы:

  • Больной должен признать, что он является больным: алкоголиком, наркоманом, игроманом.
  • Категорически, ни в какой форме, не приближаться к алкоголю, наркотикам и играм. «Выпью только немного и только сухенького» — все, это чревато очередным срывом в запой.
  • Поддержка близких
  • Новые дела и ценности, поддерживаемые новым здоровым окружением.

Реже привлекает внимание: любовная зависимость, зависимость от родителей, зависимость от общества или группы людей.

Зависимость – это еще не приговор к определенному поведению. Например, у девушки есть психологическая зависимость от сладкого, и при лишении ее любимого сладкого она испытывает душевные страдания. Но есть цель – сбросить лишний вес, ибо таскать тяжело. В этой ситуации у девушки есть выбор:


  • ничего не делать и страдать дальше,
  • пытаться достигать цели другим путем (например, увеличить физическую нагрузку)
  • искать пути уменьшения своей зависимости (есть сладкое не всегда, а временами; уменьшать дозы сладкого; переходить на менее сладкие продукты)

Итого, зависимость – это просто жизненное обстоятельство, делающее жизнь (несколько) более трудной. Это информация к размышлению и работе над собой. А будет ли человек что-то делать по жизни и работать над собой — определяется наличием, структурой и содержанием личности.

Источник: www.psychologos.ru

Зависимость
— неадекватно высокая восприимчивость к тому или иному внешнему воздействию, как правило, в связи с личностной неспособностью отказаться от влияния как результата подобного воздействия. В рамках психологического знания традиционно понятие «зависимость» рассматривается в психологии развития и при этом в логике, прежде всего, неопсихоаналитической парадигмы. Следует отметить, что понятие «зависимость» разрабатывалось в рамках неопсихоаналитического подхода к интерпретации взаимоотношений ребенка раннего возраста с матерью.

дивид ведет себя зависимым образом каждый раз, когда показывает, что другие люди удовлетворяют и подкрепляют его. В американской психологии акцентируется стремление ребенка к вниманию, близости и одобрению взрослых как таковых, а не к удовлетворению других потребностей. Различают инструментальную и эмоциональную зависимость. Многие авторы включают в понятие «зависимость» поиски физического контакта; стремление быть поблизости; поиски внимания; поиски оценки и одобрения; протест против разлуки; поиск помощи; задавание вопросов — хотя мотивы двух последних видов поведения трудно толковать однозначно. Критерием может служить тот факт, что зависимый ребенок в действительности не нуждается в помощи или информации самих по себе и они служат для него средством контакта со взрослыми. Основные проблемы, которые рассматриваются в связи с зависимым поведением: значение для появления зависимости как социальных и индивидуальных характеристик матери, так и индивидуальных характеристик ребенка; особенности диадического общения: стиль взаимоотношений матери и ребенка; собственная активность ребенка и его воздействие на мать; как мать понимает ребенка и как ребенок управляет поведением матери. Обсуждаются и проблемы разлуки с матерью, характер привязанности, влияющие на развитие зависимого поведения» (Н. Н. Авдеева). В то же время в последние годы понятие «зависимость» приобретает все большее звучание в социальной психологии и при этом не в связи с возрастом субъекта.

тати, в данном случае о зависимой личности как о самостоятельном субъекте можно говорить лишь условно. Дело в том, что именно ее зависимость оказывается тем основанием, в связи с которым она в психологическом плане как раз и должна рассматриваться в качестве индивида, во многом потерявшего свою субъектность. Иначе говоря, о нем более оправдано упоминать скорее как об объекте. Другими словами, в социально-психологическом смысле зависимость личности задает исследователю тот ракурс изучения проблемы, когда в центре его внимания оказываются, прежде всего, те факторы, которые и превращают личность в объект того или иного внешнего воздействия. Следует отметить, что, как правило, подобную ситуацию в силу тех или иных обстоятельств личность «задает» себе сама, будучи еще в качестве вполне полноценного субъекта. По-видимому, в качестве одного из допустимых исключений из этого правила может быть оценена суггестивная зависимость, которая по большому счету является врожденной и практически никак не зависит от воли той или иной конкретной личности, так как решающим в данном случае является изначальная, собственно индивидная предрасположенность к «внушающему воздействию». И все же то, что в современной психологии имеет отношение к тому или иному аддиктивному поведению (данная проблематика активно разрабатывается сегодня в рамках, например, психологии здоровья), может и должно рассматриваться, с одной стороны, как свободный личностный выбор, а с другой — как выбор, может быть, и не осознанный потери собственной личностности.

едует понимать, что интернет-зависимость, зависимость наркотическая или алкогольная, зависимость от азартных игр и т. п. хоть принципиально и различаются по социальным последствиям, но в личностно психологическом плане — суть одно, а именно — готовность отказаться от субъектности во имя того, чтобы удовлетворить, как правило, актуальную потребность, неадекватным способом поддержать уровень своей самооценки, уровень притязаний, компенсировать реальные или мнимые представления о своей личностной несостоятельности.

Проблеме утраты человеком своей субъектности большое внимание уделял создатель гуманистического психоанализа Э. Фромм. Он считал ее одной из ключевых проблем современного общества, превращающего человека в своего рода одушевленный придаток современных технологий и массового производства: «Человек превращается в предмет, похожий на шестереночку огромной машины, и перестает быть человеком. Он проводит львиную долю своего времени на работе, которая его совершенно не интересует, с людьми, которые ему абсолютно неинтересны, изготавливая вещи, к которым он совершенно равнодушен, а те изделия, которые он не производит, он потребляет. Он вечный ребенок с открытым ртом, который без всяких усилий со своей стороны, без какой-либо внутренней активности принимает все то, что предлагает ему индустрия, разгоняющая скуку (и скуку же порождающая), — сигареты, алкоголь, кинофильмы, телевизионные передачи, спорт, лекции — причем все это жестко ограничено его платежеспособностью». Подобный инфантилизм и инертность человека в современном индустриальном обществе Э. Фромм считал «…одной из самых патологических черт его характера», являющейся при этом лишь отражением «…синдрома всего общества, который можно было бы назвать синдромом отчуждения»1.


При этом как считает Э. Фромм, «под отчуждением понимается такой способ восприятия, при котором человек ощущает себя как нечто чуждое. Он становится как бы отстраненным от самого себя. Он не чувствует себя центром своего мира, движителем своих собственных действий, напротив, он находится во власти своих поступков и их последствий, подчиняется или даже поклоняется им. Отчужденный человек утратил связь с самим собой, как и со всеми другими людьми. Он воспринимает себя, равно как и других, подобно тому, как воспринимают вещи, — при помощи чувств и здравого смысла, но в то же время без продуктивной связи с самим собой и внешним миром»2.

Механизм развития отчуждения и связанного с ним состояния зависимости как следствие акта отказа от собственной субъектности ради удовлетворения актуальных потребностей неадекватными способами Э. Фромм отчетливо показал на примере такого универсального социогенетического явления, как идолопоклонство: «Основное различие между моно- и политеизмом заключается не в количестве богов, а в факте самоотчуждения. Человек тратит свою энергию и художественные способности на сооружение идола, а затем поклоняется этому идолу, представляющему собой не что иное, как результат его собственных человеческих усилий.


о жизненные силы перелились в “вещь”, которая, превратившись в идола, воспринимается не как результат его собственных созидательных усилий, а как нечто отдельное от него, возвышающееся над ним и противостоящее ему, вещь, которой он поклоняется и подчиняется. … Идолопоклонник преклоняется перед творением своих собственных рук. Идол представляет в отчужденной форме его собственные жизненные силы. … В идолопоклонстве человек склоняется перед отражением своего собственного отдельно взятого свойства и подчиняется ему. Он не ощущает себя центром, из которого исходят активные деяния любви и разума. Точно так же, как и его боги, он сам и его ближний тоже становятся вещами»3.

Совершенно аналогичный механизм действует и в случае отказа индивида от собственной субъектности «в пользу» другого лица, организации, политической партии, идеологической доктрины и т. д.

«В этом смысле каждое проявление смиренного поклонения — это акт отчуждения и идолопоклонства. То, что обычно называют «любовью» — нередко всего лишь почти тождественное идолопоклонству явление отчуждения с той только разницей, что объектом подобного поклонение служит не Бог, не идол, а другая личность. При этом типе подчинения любящий человек переносит на другого всю свою любовь, силу, свои мысли и воспринимает любимого как существо высшее, находя удовлетворение в полном подчинении и преклонении.


о означает его неспособность не только воспринимать любимого человека как человеческое существо в его или ее истинной сущности, но и ощущать полностью свою собственную сущность как носителя созидательных человеческих сил. Как и в случае религиозного идолопоклонства, он переносит все богатство своей личности на другого человека и теперь уже воспринимает это богатство не как свое собственное, а как нечто отчужденное от себя и вложенное в кого-то другого; обрести связь с этим богатством он может, только подчинившись другому человеку или растворившись в нем. Это же явление наблюдается в случае раболепного подчинения политическому лидеру или государству. На самом деле и вождь, и государство есть то, что они есть, лишь с согласия руководимых ими. Но они превращаются в идолов, когда человек переносит на них все свои силы и поклоняется им, надеясь с помощью покорности и почитания вновь обрести частицу своих же сил»1.

В этом плане становятся совершенно понятны причины той, парадоксальной, на первый взгляд, ностальгии, которую перманентно испытывают в отношении «культа личности» многие представители старших поколений российских граждан, отнюдь не понаслышке знающих, что такое ужасы войны и массовых репрессий, голод и прочие «прелести» тоталитаризма.

При том, что, как мы видели, по мнению Э. Фромма, тенденция к отчуждению задается особенностями общества в целом, степень личностной предрасположенности к зависимости отчетливо связана с процессом индивидуального развития и ранними родительскими влияниями.


классической психоаналитической парадигме предрасположенность к зависимости обычно связывают с особенностями так называемого «анального характера», являющегося следствием деструктивных родительских влияний на второй стадии психодинамического развития — «Фрейд доказывал: приучение к туалету обычно представляет собой первую ситуацию, когда ребенок оказывается вынужденным отказаться от того, что для него естественно, в пользу того, что социально приемлемо. Значимый взрослый и ребенок, которого обучают слишком рано или слишком строго в атмосфере мрачной родительской сверхзаинтересованности, вступают в борьбу за власть, и ребенок обречен на поражение. Состояние, когда ребенка контролируют, осуждают и заставляют вовремя исполнять требуемое, порождает у него чувство гнева и фантазии… Потребность чувствовать себя скорее контролируемым, пунктуальным, чистым и разумным, чем неподконтрольным, хаотическим, беспорядочным, и ограничивать себя в проявлении таких эмоций, как гнев и стыд, становится существенной для поддержания самоидентичности и самоуважения»2. Тем самым в структуру личности закладывается механизм отчуждения, поскольку такой индивид, как правило, остро нуждается во внешнем подтверждении своего «соответствия» сформировавшимся под воздействием родительских требований поведенческим стандартам. Как следствие, его отношения с людьми и окружающим миром в целом строятся, главным образом, по принципу переноса.


Как отмечал М. Кэ де Ври, «перенос означает, что ни одно из наших отношений не является новым; все они окрашиваются предшествующим опытом взаимоотношений. И наиболее длительное воздействие, окрашивающее почти каждый последующий опыт, имеют те отношения, которые были у нас в раннем возрасте. Так, мы часто обращаемся с людьми в настоящем так, как если бы они были кем-то из прошлого: например, мы ведем себя по отношению к ним, как дети с родителями, забывая, что мы уже взрослые»3. Основными формами переноса являются две: идеализация и отражение. Идеализация, как явствует из самого термина, предполагает обостренную потребность в объекте обожания и восхищения. Близость с объектом идеализации позволяет отождествлять себя с ним, в надежде, что часть славы кумира перейдет на идеализирующего субъекта. Отражение, предполагает поиск в окружающих постоянного подтверждения собственных представлений о себе (обычно, но не обязательно — положительных), стремление получить от них желаемую реакцию.

Обе формы переноса, по сути дела, «дополняющие» друг друга, в равной степени присущи личностям, предрасположенным к зависимости. Именно эти объясняется, что в контексте межличностных отношений зависимость, как правило, носит симбиотический характер. Индивид, внешне диктующий «правила игры» и являющийся ведущим в рамках такого рода отношений, ничуть не менее подвержен отчуждению, лишен собственной субъектности и зависим от своего «партнера», чем ведомый.

Существенный вклад в понимание механизма формирования личностной предрасположенности к зависимости внес Э. Эриксон. Базисным конфликтом второй стадии психосоциального развития, возрастные рамки которой совпадают с анальной стадией в периодизации З. Фрейда, как известно, является конфликт между автономией личности и генерализированными чувствами стыда и сомнения. По словам Э. Эриксона, «…данная стадия становится решающей для установления соотношения между доброй волей и полным ненависти самоутверждением, между кооперативностью и своеволием, между самовыражением и компульсивным самоограничением или смиренной угодливостью. Чувство самоконтроля без потери самоуважения является онтогенетическим источником свободной воли». В противном случае, «неизбежно возникающее чувство потери самоконтроля и родительского внешнего контроля порождает устойчивую склонность к переживанию сомнения и стыда»1.

Борьба ребенка за автономию начинается с отвержения чужого мнения, с отказа признавать внешний авторитет, обычно выражающегося в форме решительного «нет» на любое родительское требование. Если такое поведение, обусловленное объективными потребностями развития личности, встречает категорическое и тотальное неприятие со стороны взрослых, ребенок не просто оказывается в неблагоприятных с точки зрения формирования личностной автономии условиях, но может извлечь для себя важный жизненный урок сугубо практического характера. Смысл этого урока сводится примерно к следующему: если хочешь быть хорошим, всегда нужно соглашаться с внешним мнением, особенно, мнением авторитетным. Приняв в раннем детстве такое решение, многие мальчики, радующие родителей и учителей послушанием, не могут сказать «нет», когда «старшие товарищи» предлагают им принять участие в краже или изнасиловании, либо просто «забить косячок» в школьном туалете. Приняв в раннем детстве такое решение, многие девочки, умиляющие родителей и их знакомых скромностью и покорностью, не могут сказать «нет», когда взрослые дяди на дорогой машине предлагают им прокатиться, на ночь глядя, до ближайшего парка…

Таким образом, предрасположенность к зависимости не только сама по себе представляет серьезную личностную и социально-психологическую проблему, но и может провоцировать криминальное или виктимное поведение.

Практический социальный психолог ни при каких обстоятельствах не должен «играть» на какой-либо личностной зависимости того или иного члена группы, а тем более формировать подобные зависимости или поддерживать подобную склонность и направленность личностного развития даже в том случае, когда, на первый взгляд, это могло бы и благоприятно позиционировать данного конкретного индивида в интрагрупповом «раскладе» сил и привести к успешному решению конкретной групповой задачи.

* * *
– стремление в чем-то или во всем полагаться на другого человека или других людей в целях получения удовлетворения, обретения безопасности, достижения успехов в жизни.

   Зависимость может быть нормальной и патологической, инфантильной и взрослой, умеренной и чрезмерной. Она может выступать в качестве необходимого средства достижения определенных целей, переживаться как внутренняя настоятельная, но мучительная потребность, осознаваться или оставаться бессознательной, предопределяющей мышление и поведение человека.

   З. Фрейд рассматривал первоначальную зависимость грудного младенца от матери в плане удовлетворения потребности в пище и получения сексуального удовольствия от акта кормления грудью. Он считал, что в последующей замене материнской груди частью собственного тела, когда малыш начинает сосать собственный пальчик, ребенок «получает независимость в получении удовольствия от одобрения внешнего мира». Зависимость ребенка от матери и первые проявления независимости от нее рассматривались им как имеющие важное значение для последующего психосексуального развития человека, формирования здоровых отношений с иными объектами или образования болезненных привязанностей, превращающихся в патологическую зависимость от других людей.

   Отталкиваясь от идей З. Фрейда, многие психоаналитики исследовали эмоциональную зависимость младенца от матери, нормальные и патологические пути развития ребенка, связанные с обретением им независимости, фиксацией на инфантильных привязанностях, регрессией к предшествующим зависимым отношениям. Так, в работе «Норма и патология детского развития» (1965) А. Фрейд рассмотрела типичную психоаналитическую линию развития – «от инфантильной зависимости до любовной жизни взрослого», которая, по ее мнению, включает не только различные ступени (телесная самостоятельность, опрятность, ответственность и др.), но и разные уровни (минимальный, оптимальный). Одновременно она показала негативные следствия инфантильной зависимости, возникающие в том случае, когда мать руководствуется в своих действиях не потребностями ребенка, а безличными предписаниями, что может сказаться на возникновении внутренних сложностей детского развития, проявляющихся, в частности, в нарушении кормления и сна, порождении архаических страхов.

   Если одни психоаналитики, включая А. Фрейд, Дж. Боулби, Р. Шпитца, М. Малер, уделили значительное внимание изучению инфантильной зависимости, то другие сделали акцент на рассмотрении невротической зависимости взрослого человека. В частности, К. Хорни обратилась к осмыслению специфики эмоциональной зависимости, возникающей в результате невротической потребности человека уцепиться за кого-то, дающего надежду на защиту. По ее мнению, «такая зависимость не только может причинять бесконечные страдания, но даже быть исключительно пагубной». Как показала К. Хорни (1885–1952), структура эмоциональной зависимости представляется сложной, включает в себя сильное чувство обиды, порождает различные страхи и является составной частью невротической потребности в любви. Эта проблематика была рассмотрена ею в работе «Невротическая личность нашего времени» (1937), в которой также был поставлен вопрос об эмоциональной зависимости пациента от аналитика в процессе психоаналитической терапии. С точки зрения К. Хорни, проблема заключается не столько в том, почему такая эмоциональная зависимость имеет место в анализе (нуждающийся в защите человек будет цепляться за любого врача), сколько в том, «почему она особенно сильна и почему она встречается так часто». И то и другое характерно для аналитической терапии, поскольку помимо всего прочего анализ означает проработку защит, возбуждает тревогу, скрывающуюся за этими защитами, а возрастание тревоги заставляет пациента тем или иным образом цепляться за аналитика, порождая у первого эмоциональную зависимость от второго.

   В современной психоаналитической литературе уделяется внимание осмыслению различных аспектов инфантильной и взрослой, нормальной и патологической зависимости. Предметом обсуждения является и степень зависимости пациента от аналитика в процессе психоаналитической терапии, а также использование технических средств и приемов с целью обретения пациентом независимости как от инфантильных привязанностей к другим лицам, так и от внутренних переживаний, связанных с реакциями переноса различных чувств и отношений, включая потребность в зависимости, на аналитика.

   
* * *
(англ. dependance) — 1. в статистике — связь между переменными, при которой изменение одной переменной вызывает изменения другой или других. Такая связь может быть каузальной либо, что обычно бывает, вероятностной (указывающей на то, что изменения детерминированы и какими-то другими, в том числе некими, другими, чаще всего неизвестными факторами). Лица, принявшие в период школьного обучения модель каузального мышления, воспринимают бесчисленные статистические выкладки в лучшем случае как обозначение неких хрупких тенденций, чем серьёзные научные данные; 2. в социальной психологии — не имеющая достаточных объективных оснований уверенность автора некоей идеи в том, что эта идея непременно найдёт поддержку со стороны других людей; 3. в психопатологии – расстройство, при котором индивид чувствует себя подчинённым кому- или чему-либо таким образом, что при определённых обстоятельствах он вынужден вести себя вопреки собственной воле, активности своего сознания. Побуждение, вытекающее из зависимости, в отечественной психопатологии нередко обозначается как компульсивное (см.), равно как, согласно другой интерпретации, и поведение, отличающееся однообразным воспроизведением болезненной модели поведения в разных ситуациях; 4. в психологии – поиск идентичности, поддержки, защиты и/или разрешения извне. Объектом зависимости может быть другой человек, социальная единица (расширенная семья, религиозная или общественная группа), некая неосязаемая, воображаемая сущность (например, ангел-хранитель) или даже система убеждений, которой человек предан и от которой он, в свою очередь и по его мнению, получает психологическую поддержку (например, осмеянная много раз и мало кем понятая философия ненасилия Л.Н.Толстого, основанная на положениях Нагорной проповеди Евангелия). В зависимых обществах, таких, как Япония, индивид обучается безусловному подчинению в вертикальной системе власти, поскольку, как предполагается, принятый идеал такой конформности усиливает чувство собственного достоинства каждого члена общества. В США от человека ожидается не подчинение, а переход от обязывающих отношений к горизонтальной системе власти, так как предполагается, что именно идеал индивидуализма усиливает чувство собственного достоинства человека. В России традиционно принимается принцип общинности, тогда как подчинение власти и индивидуальным побуждениям отвергается как чуждые культуре и интересам общества. В.И.Ленин, как сообщают некоторые авторы, был единственным из большевиков, выразителем общенародных интересов, который понимал это и почему он не без труда отказался от доктрины К.Маркса, согласно которой страна непременно должна была пройти капиталистический этап исторического развития. Основными характеристиками зависимости в социальной психологии считаются связь, обязательство, реципрокность (индивид считает, что «давать» означает и «получать» и наоборот), доверие, преемственность (между поколениями) и вовлечённость в общее дело.

* * *
(в психологии развития) — повышенная привязанность ребенка к взрослому. Понятие 3. разрабатывалось в рамках неопсихоаналитического подхода к интерпретации взаимоотношений ребенка раннего возраста с матерью. Индивид ведет себя зависимым образом каждый раз, когда показывает, что другие люди удовлетворяют и подкрепляют его. В американской психологии акцентируется стремление ребенка к вниманию, близости и одобрению взрослых как таковым, а не к удовлетворению других потребностей. Различают инструментальную и эмоциональную 3. Многие авторы включают в понятие 3. поиски физического контакта; стремление быть поблизости; поиски внимания; поиски оценки и одобрения; протест против разлуки; поиск помощи; задавание вопросов — хотя мотивы двух последних видов поведения трудно толковать однозначно. Критерием может служить тот факт, что зависимый ребенок в действительности не нуждается в помощи или информации самих по себе и они служат для него средством для контактов со взрослыми. Основные проблемы, которые рассматриваются в связи с зависимым поведением: значение для появления 3. как социальных и индивидуальных характеристик матери, так и индивидуальных характеристик ребенка; особенности диадического общения: стиль взаимоотношений матери и ребенка, собственная активность ребенка и его воздействие на мать, как мать понимает ребенка и как ребенок управляет поведением матери. Обсуждаются и проблемы разлуки с матерью, характер привязанности, влияющие на развитие зависимого поведения. Я. Н.Авдеева

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Источник: psychology_pedagogy.academic.ru

В психологии зависимостью обозначается только привязанность, имеющая определенную выраженность, либо недопустимую с точки зрения общественных норм, либо угрожающую здоровью, либо причиняющую психологические страдания самой личности. Зависимости ограничивают развитие человека, приводят к личностным катастрофам, всевозможным соматическим и психологическим заболеваниям. Зависимость можно рассматривать, как своеобразную форму адаптации к сложной жизненно реальности, проявляется в форме бегства от проблем в некий иллюзорный мир, что не меняет реальность, а меняет человека, со временем усугубляет его переживания, порождает новые проблемы. Человек перестает контролировать свое поведение, мысли, эмоции. Его существование определяет объект зависимости, что в конечном итоге и разрушает жизнь.

В литературе используют понятие «аддиктивное поведение», что является синонимом зависимого поведения — одна из форм девиантного поведения с формированием стремления к уходу от реальности посредством изменения своего психического сотояния, что достигается различными способами – фармокологическими (прием веществ, воздействующих на психику) и нефармокологическими (сосредоточение на определенных предметах и активностях), что сопровождается развитием субъективно приятных эмоциональных состояний.

Зависимое поведение (ЗП) имеет различную форму выраженности – от практически нормальной до тяжелой формы. В большей мере это определяется глубинной личностной предрасположенностью, склонность к зависимости. Показателями склонности к зависимости можно считать объект и силу влечения.

Понятие «аддиктивное поведение» охватывает различны типы поведения: наркотическая зависимость, алкоголизм, курение, пристрастие к азартным играм и обильной еде, гиперсексуальность, компьютерная и игровая зависимость, шопинг и др. В более широком понимании зависимость определяется, как постоянное, хроническое и интенсивное использование конкретного паттерна поведения, выходящего (или уже вышедшего) из-под контроля индивида.

Симптомы, общие для всех видов зависимостей: 1) постоянные, систематически возникающие в течении дня мысли об этом виде деятельности.2) Значительная взаимосвязь с неспособностью получать удовольствие от других сторон жизни.3) Неспособность контролировать, останавливать или прекращать конкретное поведение, даже осознавая его разрушительность.4) Беспокойство и раздражительность при попытках со стороны пресечь это поведение.5) Чувство тревоги и волнения при прекращении этогоповедения на время. 6) Использование зависимости с целью избежать ответственности.7) Ложь и преувеличении при рассказе о проявлениях этого поведения, уменьшение значимости проблемы для себя и для других. 8) Поведение характеризуется высокой степенью риска и угрожает физическому и психическому здоровью.9) Интенсивные перепады настроения, связанные с данной деятельностью, — в диапазоне от эйфории до стыда, вины и депрессии. Это психологические характеристики зависимости.

 

Виды зависимости:

— по предмету – алкогольная, пищевая, наркотическая, курительная и др.

— поведенческие, в т. ч.

* патологического характера, как фанатизм (религиозный, спортивный, музыкальный)

* парасуицидальное поведение (патологическое увлечение экстремальными видами спорта)

* паранойя здоровья (спортивная аддикция)

* зависимое воровство

* коммуникативные зависимости

— системные – охватывающие все отношения (или их большинство) личности с окружением (наркомания, никотинизм, фанатизм). – происходит изменение ценностных ориентаций личности.

— элементарные – ограничивающиеся узким кругом действий и поведенческих актов. – не происходит изменение ценностных ориентаций личности.

— осознаваемые

— неосознаваемые (пример, увлечение оздоровительными системами).

— По отношению социального окружения:

* социально одобряемые (трудоголизм)

* социально неодобряемые (наркомания, токсикомания).

— По объекту и характеру проявлений:

* химические (алкоголь, сладкое, соленое, кофе, шоколад, сигареты, наркотики, антидепрессанты, транквилизаторы, снотворные, анальгетики и др.)

* эмоциональные (голодание, постоянное желание есть, неразборчивость в еде, трудоголизм, увлечение оздоровительными системами, чрезмерное увлечение спортом, просмотр порнографии, стремление к сверхопрятности, одержимость чистотой в доме, накопительство, игры, спешка, просмотр телевизионных передач, участие в сектах, финансовых пирамидах, группах фанатов и др.)

В наркологии: физическая (в любое время могут остановить или снизить норму приема) и психическая зависимость (стремление вновь пережить приятное самочувствие, которое ранее уже вызывалось действие данного вещества)-отказ приводит к изменениям настроения, развитию депрессивных, дистрофических состояний, желание ввести повторную дозу носит навязчивый характер – человек больным себя не считает, желание лечиться отсутствует.

Факторы детерминирующие зависимое поведение:

1. Биологические – степень изначальной толерантности (прим. К веществу, которым злоупотребляют); родовые травмы; частые инфекционные заболевания и черепно-мозговые повреждения в детском возрасте; мозговые дисфункции и органические поражения мозга; наследственная отягощенность к алкоголизму и наркомании, особенно первой степени родства; задержки в психическом и физическом развитии.

2. Социальные факторы: макросоциальные (соц-экономическая стабильность общества, наличие нравственных ориентиров, ценностей в обществе и др.) и микросоциальные ( влияние семьи, группы сверстников и всего близкого социального окружения человека) – стимулирует развитие зависимого поведения – традиции, обычаи, законы, касающиеся потребления алкоголя и др. веществ или др.; нестабильность общественного развития; неопределенность социальных норм, терпимость к аморальным и антиобщественным формам поведения, позитивное отношение к табаку и алкоголю в разных слоях общества; наличие в обществе «мифов» об алкоголе и наркотиках, отсутствие объективной информации; доступность алкоголя и наркотиков; высокая оплачиваемость неквалифицированного труда, не стимулирующая подростков к образованию; стереотипы мышления, «мода», идеологические установки…

Семья – значимы фактор риска – с т. зр. Психологических аспектов – внутрисемейных отношений.

Семейные факторы, определяющие возникновение зависимого поведения: нарушение детско-родительских, супружеских взаимоотношений); непоследовательный стиль воспитания; конфликтные отношения; эмоционально-холодные отношения; негативное воздействие на детей со стороны родителей(физическая агрессия, психологическое давление, сексуальные домогательства); отсутствие духовного общения; нарушенная система семейных ценностей; положительное отношение в семье к алкоголю, табаку; традиции и нормы семьи, допускающие употребление легальных наркотиков; социальное неблагополучие родителей (безработица, чрезмерная занятость, материальные затруднения, социальная изолированность); частые переезды и др.

Главный семейный фактор – нарушение общения родителей и детей.

4 типа семей, где возможен высокий риск возникновения зависимого поведения:гиперопека, гипоопека, предъявление непомерных требований, непрогнозируемые эмоциональные реакции родителей.

Личностные особенности людей, склонных к зависимости: плохо организованная, нуждается в искусственном облегчении. Звависимый тип личности – личность невротическая, требующая постоянной стронней помощи.

Характерные черты:

— инфантилизм (инфантильность) – внушаемость, многое принимается на веру, глубоко не анализируется.

— некритичность, лековерность, поддатливость групповому воздействию, авторитарному управлению, нацеленность на снятие с себя и перекладывание на другого ответственности за поведение, решение жизненных вопросов..

— не способность в полной мере адекватно планировать и прогнозировать будущее. У гармоничной личность преобладает нормовариантный тип верояятностного прогнозирования, у зависимой – моновариантный, характеризующийся нацеленностью лишь на один – единственный субъективный значимый прогноз развития событий при игнорировании всех иных.

— ригидность –негибкость, тугоподвижность всей психической деятельности. Не способность личности изменять свое поведение в соответствии с изменением ситуации, приверженность одному и тому же образу действия, не смотря на внешние условия.

— наивность, простодушие, непосредственность – базовые хар-ки для формирования свойств внушаемости.

— максимализм – крайность в каких – либо требованиях, взглядах, эмоциях.

-эгоцентризм- фиксация внимания на себе, своих интересах, чувствах, т. к. основаная потребность зависимой личности – гедонистическая – получение удовольствия, радости, удовлетворения.

— нетерпеливость – неспособность «ждать и догонять», отсутствие выдержки.

— склонность к риску – зависимая личность устремляется на поиск все более сложных и опасных способов достижения удовольствия.

Способность фантазировать – перевоплощаться, жить в выдуманном окружении, погружаться в мир грез, вымысла. Вживается в роль честного человека, будучи нередко лживой. Такой человек и сам верит в свою ложь.

— специфичность страха зависимой личности – быть покинутой тем человеком, с кем имеется тесная связь, основывается на испытываемом ею ощущении беспомощности, несамостоятельности, неспособности принимать повседневные решения. Часто такие люди упрекают в своих заболевания своих близких и родных, к кому привязаны, от кого ощущали зависимость и кого так страшились потерять.

Выделяют следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения: 1) сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций; 2) скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявленным превосходством; 3) внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами; 4) стремление говорить неправду; 5) стремление обвинять других, зная, что они не виноваты 6) стремление уходить от ответственности в принятии решений; 7) стереотипность, повторяемость в поведении; 8) зависимость; 9) тревожность.

Основными особенностями индивида со склонностью к аддиктивным формам поведенияявляются рассогласование психической устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. Аддиктивной личности претит традиционная жизнь с ее условиями, размеренностью, прогнозируемостью. Предсказуемость, заданность собственной судьбы является раздражающим моментом аддиктивной личности. Кризисные же ситуации сиз непредсказуемостью, рисками и выраженными аффектами являются для них той почвой, на которой они обретают уверенность в себе, самоуважение, чувство превосходства над другими.

Вместе с тем объективно и субъективно плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствии жизнелюбия со стороны близких и окружающих формируют у аддиктивных личностей комплекс неполноценности. Они страдают от того, что не могут «жить как люди». Однако такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навязываемой окружающими, индивиды переходят сразу к зависимостям, минуя адекватную самооценку. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую фукнкцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях – условиях конфронтации личности с семьей или коллективом. Чувство превосходства зиждется на сравнении «серого обывательского болота», в котором находятся все окружающие, и «настоящей свободной от обязательств жизни» аддиктивного человека.

Учитывая тот факт, что давление на таких людей со стороны социума оказывается достаточно интенсивным, аддиктивным личностям приходится пождстраиватьсяподж нормы общества, играть роль «своего среди чужих», вследствие этого он научается формально исполнять те социальные роли, которые ему навязываются обществом ( примерного сына, учтивого собеседника, добропорядочного коллеги).

Стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а также обвинять других в собственных ошибках и проблемах, вытекают из структуры аддиктивной личности, которая пытается скрыть от окружающих собственный комплекс неполноценности, обусловленный неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами.

У индивида с аддиктивной нацеленностью поведения значительно снижена активность в обыденной жизни, наполненной требованиями и ожиданиями. При этом аддиктивная активность носит избирательный характер – в тех областях жизни, которые пусть временно, но приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональных стагнаций (бесчувственности), он может проявлять недюжинную активность для достижения цели.

Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязанностями и регламентациями «скучной жизнью», склонность к поиску запредельных эмоциональных переживаний, даже ценой серьезного риска и неспособность быть ответственным за что – либо.

 

32. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА С ЗАВИСИМЫМИ ВИДАМИ ПОВЕДЕНИЯ.

Источник: studopedia.ru

1.Цель зависимого поведения.

Главной целью действий, которые вызывает зависимость, является изменение состояния сознания. Входя в измененное состояние сознания, человек на время забывает о нерешенных проблемах, требованиях общества и многом другом, что его гнетет. Глубинные, личностные причины, по которым человек прибегает к этим состояниям, могут быть различными, поэтому бывает сложно заметить, когда  этот процесс начинает выходить из-под контроля и делать жизнь человека подчиненной желанию войти в измененное состояние сознания.

 

2. Зачем нужны изменённые состояния сознания?

Изменённые состояния сознания могут быть вызваны различными способами. И бывает Измененное состояние сознания при зависимостиочень сложно отследить, когда эти способы перестают быть социально приемлемыми.

Так увлеченность религией, медитативными практиками или спортом может незаметно перерасти в фанатизм и стать зависимостью.

Ниже мы рассмотрим причины по которым человеком могут использоваться измененные состояния сознания.

 

2.1. Изменённые состояния сознания ради познания себя и мира.

Тот кто ищет в ИСС прозрений и инсайтов, того нельзя назвать скрывающимся от собственных проблем. Он уходит в себя, чтобы отдохнуть от суеты, набраться сил и научиться Измененное состояние сознания при зависимости. Познание себявзаимодействовать с миром более эффективно и возможно понять, как этому научить других людей. Интересно то, что такие люди будут искать измененных состояний сознания скорее всего не в алкоголе и не в тяжелых видах наркотиков. А скорее в религии, в духовных практиках, в философии. Это можно назвать продуктивным использованием ИСС не ведущим к зависимости.

Эти люди, обычно, обладают необходимым уровнем ответственности и саморефлексии, что оберегает их от впадения в зависимость. Мало того, они используют изменённые состояния сознания именно для повышения способности саморефлексировать.

Если духовные практики, медитации и религиозные верования человека начинают носить навязчивый характер, перерастая в фанатизм, значит  цель индивида состоит не в том чтобы лучше познать мир и научиться эффективней с ним взаимодействовать, а скорее всего состояния, которых ему удается достигать помогают ему уходить от мира и проблем в нем существующих. Это опасная дорога, которая может привести к серьёзным психотическим расстройствам, симптомами которых могут стать галлюцинации и психозы. Поэтому важно, чтобы человек отдавал себе отчет, зачем он прибегает к этим методам: для того, чтобы забыть о существовании проблем; для того чтобы переложить ответственность на более могущественные сущности; или для того, чтобы познать свой внутренний мир и узнать, что привело его к тому, что он имеет.

 

2.2. Поиск вдохновения.

Есть люди, особенно творческие личности, которые оправдывают свое пристрастие к измененным состояниям сознания посредством употребления наркотиков, поиском вдохновения для творческих актов.

Зависимое поведение, как вдохновение.Это можно назвать пограничным вариантом прибегания к измененным состояниям сознания, так как такие люди с одной стороны прячутся от реального мира, а с другой — пытаются вычленить какие-то его особенности, чтобы описать их в своих произведениях и творениях

Дело в том, что некоторые наркотические средства (чаще всего это галюциногены, но могут быть и какие-то другие наркотики) позволяют открыть человеку дверь к бессознательным слоям психики, что очень помогает творческому полёту мысли и, как следствие созданию каких-либо творческих работ.

При отвлечённом рассмотрении, кажется, что для творческого человека легкие наркотики могут принести только пользу. Но при более детальном — становится ясно, что это дорожка может привести к зависимости. Ведь организм, привыкший к поступлению веществ извне, перестаёт сам вырабатывать нужные химические элементы, как бы начиная лениться вырабатывать необходимые нейромедиаторы. Это приводит человека к неспособности творить без воздействия наркотика.

Стоит сказать, что такой вид знакомства со своим подсознанием является нечестным по отношению к своему организму и мозгу в частности. Это как бы шуллерский метод познания себя, минующий путь овладения собственными умственными и психическими процессами. Такой метод носит временный, краткосрочный характер просветления, длящийся до тех, пор пока действует наркотическое вещество.

Многие  творческие люди закончили свою жизнь преждевременно из-за употребления наркотиков, в то время как  другие вовремя осознали, что стали зависимыми и предприняли все усилия, чтобы покончить с употреблением наркотических веществ.

Единственным методом, который является хоть как-то приемлемым для получения прозрения посредством различных веществ, является их разовое употребление под присмотром опытного человека, который сам не является от них зависимым. Такого человека называют ситтером. Некоторые люди для таких целей едут к шаманам употреблять аяхуаску или есть галюциногенные кактусы или грибы. Но я Вам этого делать не советую. Гораздо более продуктивным будет обращение к хорошему психотерапевту.

Кому-то разовое употребление галлюциногенных веществ под присмотром ситтера  помогает, а для кого-то это просто очередной способ скрыться от реальности и избежать длительной внутренней работы.

На самом деле, всех этих состояний можно достичь применяя специальные психологические техники или духовные практики, но этот путь гораздо более долог и тернист. Но зато, все приобретенное на этом пути, останется навсегда с тем, кто избрал путь саморазвития. И далее эти навыки могут быть бесплатно использованы в любой нужный момент жизни.

 

2.3 Уход от проблем.

Давайте теперь рассмотрим уход в изменённые состояния сознания ради того, чтобы спрятаться от проблем.

Уход от проблем в зависимостьЭтот вид ухода от реальности чаще всего неминуемо приводит к зависимости. Человек, который прибегает к такому методу не привык решать проблемы самостоятельно, неся за свои действия ответственность. Его волевые качества оставляют желать лучшего. Мир постоянно, как ему кажется, нагружает его своими требованиями, которые он не способен выполнить. Когда уровень требований становится для такого человека невыносимым, ему ничего не остается, кроме как впасть в состояние, в котором проблем и требований не существует. Тут ему на помощь приходит алкоголь, наркотики, компьютерные игры, казино, шопинг, еда или другой человек (любовная зависимость).

Насчет последнего со мной, возможно, захочет кто-то поспорить. Он скажет: «Разве такое светлое чувство, как любовь, можно ставить в один ряд с алкоголем и наркотиками?» Я отвечу: любовь — нет, а влюбленность — да. Но влюбленность не саму по себе, а ее патологическую форму. Дело в том, что во время влюбленности человек испытывает эйфорию и чувство блаженства, находясь рядом с объектом своих чувств. Эта эйфория со временем проходит и начинается пора построения отношений, которая требует ответственности с обеих сторон. А именно ответственности людям с зависимостями и не хватает.

После того, как эйфория влюбленности утихла, они теряют интерес к партнеру и отправляются на поиски новой эйфории. А потом то же самое повторяется снова и снова.

Похожее чувство эйфории испытывают и девушки во время шопинга. Шопинг помогает им также на время уйти от проблем этого мира и погрузиться в эстетику покупок.

А о наркоманах и алкоголиках нечего и говорить. Это самые тяжелые формы зависимости, которые вносят изменения в физиологическое функционирование организма. И психологически привязывают к себе человека их употребляющего.

 

3. Физиология зависимости.

3.1. Процесс возникновения химической зависимости.

Каждый наркотик имитирует гормоны и нейромедиаторы, которые вырабатывает наш организм различными железами и другими органами. А наши нервные клетки (нейроны) воспринимают их, думая, что это продукт деятельности организма.

Химическая зависимостьКаждый гормон и нейромедиатор, воспринимаясь нейроном вызывает в нем определенный тип возбуждения в виде передающегося другим нейронам электрического импульса. На нас это отражается в виде определенного психо-эмоционального состояния, под влиянием которого мы можем почувствовать позывы к активности, чувство расслабленности, мечтательности, задумчивости, блаженства, сексуального возбуждения или еще что-либо.

Для каждого вида нейромедиаторов в нейронах имеется свой вид воспринимающих рецепторов. Они подходят друг к друга, как ключик к своему замку. А наркотические вещества обманывают эти рецепторы и воспринимаются ими, как если бы они были выработаны организмом. Они имитируют настоящие, оригинальные нейромедиаторы действуя по принципу отмычки, которые применяются  грабителями. При этом количество этого вещества, проникающего в нервную клетку регулируется не гомеостазом, а желаниями человека их употребляющего, что может легко привести к передозировке.

Спустя определённое время такого употребления. Организм привыкает к установившемуся порядку вещей и делает вывод: раз вещества в больших объемах поступают извне, то зачем мне их вырабатывать внутри себя, тратя на это свои собственные ресурсы. Организм обманывается думая, что экономит внутреннюю энергию, а на самом деле впадая во все более сильную зависимость от внешнего фактора.

Если такая зависимость выработалась, то прекращение употребления наркотических веществ приводит к так называемой ломке (абстинентному синдрому). Организм, привыкший к постоянному наличию в нём искусственных нейромедиаторов, обнаруживает, что эти вещества поступать перестали, а сам он их вырабатывать в нужных количествах уже разучился. И в зависимости от того какие виды нейромедиаторов были заменены наркотиками и на какую функцию организма они влияли такой и будет абстинентный синдром.

 

3.2. Абстинентный синдром при химической зависимости.

Абстинентный синдром при химической зависимости самый тяжелый, так как в организме из-за употребления веществ происходит перестройка на физиологическом уровне. Железы и другие органы перестают вырабатывать в нужных количествах необходимые гормоны и нейромедиаторы.

Из за гормональных изменений меняется психо-эмоциональное наполнение индивида. Когда в организме нет наркотика, тело испытывает нехватку химических веществ. Это может проявляться в виде депрессии, уныния, агрессии, страха или тревоги.  Так же могут Абстинентный синдром при химической зависимости.появляться ощущения слабости, головные боли, а также боли в других частях тела, в зависимости от принимаемого наркотика и стажа его употребления.

Чтобы прекратить эти невыносимые ощущения, человек чувствует непреодолимую потребность ввести в тело наркотик.

В моменты абстинентного синдрома, человек утрачивает всякую критику. Им начинает руководить желание получить заветную дозу наркотика, чтобы ослабить ощущения сильнейшего дискомфорта, хотя на начальных стадиях привыкания к наркотику, его употребление могло происходить просто ради получения удовольствия в виде новых ощущений.

 

3.3. Абстинентный синдром при психологической зависимости.

При психологических видах зависимости, таких как шопоголизм, игромания, обжорство, влюбленность и т.д. химической перестройки, как таковой не происходит.  Человек просто находит для себя способ прятаться от дискомфортных ощущений присутствующих в его жизни.

Зависимость определение психологияВыбор способа ухода от реальности может происходит по-разному. Многое зависит от окружения, воспитания и культуры, в которой растет человек.

Если человека лишить возможности уйти в процесс, который помогает ему забыться, то его так же, как и при химической зависимости может накрыть депрессия, страх, тревога, раздражительность или агрессия.

Это происходит от того, что человек постоянно избегая решения своих проблем, так к этому привыкает, что не знает, как можно действовать по-другому. У него просто нет нужного навыка, который помог бы ему ответственно относится к своей жизни и своевременно решать проблемы.

А с годами количество проблем растет и постоянно меняющаяся жизнь предъявляет все новые и новые требования. Ведь, как говорится: “Даже для того , чтобы оставаться на месте, нужно постоянно двигаться вперед”.

 

4. Психологические причины возникновения зависимости.

Как было уже упомянуто выше, возникновение зависимости связано с желанием спрятаться от реальности, а желание спрятаться от реальности связано с проблемами в умении нести ответственность за свою жизнь и за положение дел в ней.

Откуда же берется эта неспособность нести ответственность?

Отсутствие мотивации при зависимостиА берется она, как и многие другие личностные качества, из детства. Из того стиля поведения и реагирования на различные стимулы, которые стали привычными для человека, закрепились и перенеслись в его взрослую жизнь.

Повзрослев, человек выходит в большой мир, не имея навыков самомотивации, не умея отслеживать и понимать свои чувства и эмоции и вообще не зная, чего ему хочется добиться и чему посвятить свою жизнь.

Такой человек будет просто плыть по течению, не предпринимая особых усилий для того, чтобы изменить ход своей жизни. Он будет обвинять в своих неудачах других людей, правительство, экономику, олигархов, «понаехавших гастарбайтеров» и других, у кого, как ему подсознательно кажется дела идут лучше, чем у него.

У зависимомого человека будет внутреннее ощущение, что ему кто-то что-то должен. Что те, кто чего-то добиваются, как будто забирают блага у него лично.

Давайте попытаемся разобраться откуда у зависимых людей такая обида на мир.

Как мы уже выяснили раньше, все берется из детства. И настоящая обида затаилась гораздо глубже, чем выглядит на поверхности. И адресована она, на самом деле, никому иному, как родителям.

Родители такого человека обычно недодавали ему любви. Они мало его хвалили и мало обращали внимания на те вещи, которые у него получаются хорошо. Мало рассказывали о том, какой он, описывая его реальные качества. Но при этом часто критиковали, указывая только на ошибки без подчеркивания того, что получилось хорошо. У такого ребенка неизбежно создается впечатление, что он способен все делать только плохо.

Все это формирует в ребенке низкую самооценку и неуверенность в своих силах. Ребенок перестает верить, в то, что у него может что-то получаться хорошо. И делает вывод, что не стоит даже пытаться как-то обустроить свою жизнь в положительном ключе. Вместо этого он находит убежище в измененном состоянии сознания, которого помогают ему достигнуть алкоголь, наркотики, компьютерные игры, или другие виды психологических зависимостей.

В следствии неуверенности в себе и в своих силах, уровень тревоги зависимого человека очень высок, из-за чего образуются страхи и фобии.

Страхи и фобии подталкивают зависимого употреблять наркотик все больше и больше. И в какой-то момент ему становится невозможно выбраться из этого замкнутого круга. Иммунная система ослабевает, а и без того слабая сила воли, падает еще ниже.

Возникает вопрос есть ли выход из этого состояния?

Лечение зависимости

5. Лечение зависимости.

Люди страдающие зависимостями, обычно вырастают в семьях, где родители или другие взрослые уже были зависимыми. Дети просто напросто копируют поведение значимых для них людей. У ребенка отсутствует критика к людям, от которых он полностью зависит, даже если они только и делают, что ругают и всячески деморализуют его. У него нет выбора. Чтобы выжить он должен подстроиться к среде существования.

В итоге, с возрастом он начинает страдать он пожирающего его изнутри чувства неполноценности, с которым он не в силах совладать.

Лечение такого человека будет состоять из психотерапевтической и при  необходимости фармакологической составляющей. Первое, что нужно сделать, это пережить абстинентный синдром связанный с прекращением поступления в организм наркотического вещества. Существуют различные медицинские методики снятия зависимого с вещества на котором он сидит, но мы их затрагивать не будем.

 

6. Психологическое лечения зависимости.

6.1. Реабилитация, социализация.

После того, как пациента “сняли” химического вещества, следует период реабилитации, целью которого будет возвращение организму способности обходится без наркотика и начать самостоятельно вырабатывать необходимые нейромедиаторы в достаточном количестве. Но это лишь соматические составляющая лечения. Помимо лечения организма нужно Психологическое лечения зависимостиобязательно лечить и психику. И этот процесс более трудоемкий, и не менее важный. Ведь если при помощи лекарственных препаратов вылечить организм, то нет гарантии, что человек не начнет снова принимать наркотик, чтобы спрятаться от реальности, с которой он так за всю жизнь и не выстроил отношений.

Задачей психотерапевта будет научить пациента видеть корни своих проблем, уметь брать на себя ответственность, выстраивать отношения с другими людьми. Говоря проще такого человека нужно социализировать и научить соблюдать и уважать собственные и чужие психологические границы.

Тут требуется достаточно глубокая и разносторонняя проработка психики.

Человеку нужно дать новое понимание мира, показать что он может найти свое в нем место.

Ведь у зависимого человека присутствует множество пресуппозиций, установок и запретов, которые он не может подвергнуть критике, такие как: непоколебимость авторитета родителей и их подхода к жизни, убежденность в том, что у кого много денег, тот несет зло, различные сексуальные запреты, религиозные установки, убежденность в том, что злиться, это плохо и прочее прочее.

Психотерапевту нужно находить и вычленять такие установки пациента для тщательной их проработки. Выяснить какую функцию несли такие установки, от чего защищали, какие качества характера подкрепляли.

Помимо этого не лишней будет проработка на телесно-психолоическом уровне. У человека с зависимостью будет очень много телесных зажимов, которые блокируют нормальное дыхание и, как следствие кровь недополучает кислорода а из-за этого, естественно, недополучает кислорода и мозг, что приводит к ещё большему психо-эмоциональному напряжению.

Для раскрытия мышечных зажимов полезно обучить клиента дыхательным упражнениям и методам глубокой мышечной релаксации. Это будет работать на понижение общего уровня тревожности, уменьшит страхи и подверженность стрессу.

Также полезно будет отправить клиента на массаж для повышения уровня телесной чувствительности.

Но главным во всей психотерапевтической работе будет обучение человека методам телесной и психологической саморегуляции и рефлексии. Чтобы человек начал понимать свои внутренние процессы и они перестали его пугать.

 

6.2. Семейный аспект.

Чтобы преодолеть зависимость недостаточно желания родственников. Более того именно семейная система часто удерживает индивида в состоянии зависимости. Если больной выйдет из зависимости, весь семейный механизм должен быть готов к серьёзным изменениям, к которым члены семьи не всегда готовы. Изменение внутрисемейных порядков влечет за собой надобность изменить привычные способы взаимодействия друг с другом, что, как правило, семьями не оченСемейный аспект при лечении зависимостейь хорошо воспринимается.

Им обычно кажется, что зависимый является зависимым исключительно по причине собственной слабости и неорганизованности внутреннего мира, и не допускают мысли, что он такой, потому что жил и воспитывался именно в этой конкретной семье и, что проблема с зависимостью одного из их членов, это проблема созданная их общими усилиями.

Именно поэтому очень важен мотивационные аспект лечения. Зависимый должен иметь ряд собственных, глубоко личных причин для избавления от зависимости.

Если он такими причинами не располагает, то необходимо поработать над этим и найти их.

В практике лечения зависимостей часто бывает так, что человек пролечившийся в клинике и удачно справившийся с проблемой зависимости, возвращаясь домой, снова начинает прибегать к саморазрушительным привычкам, так как оказывается в тех условия из-за которых и начал прибегать к способам ухода от реальности, которые и привели к зависимости.

В таких случаях в психотерапевтическое лечение должно входить изменение отношений индивида с семьей и выстраивание его независимости от нее. В случае удачи в этой области лечения, есть хорошая вероятность того, что человек больше не вернется к зависимости.

 

7. Заключение.

Как видно, зависимость, это сложное явление, имеющее много уровней и берущее начало в глубинных слоях психики. И чтобы избавить человека от этого недуга, нужно комплексно подходить к лечению нацеливаясь на длительный процесс.

Всегда есть риск того, что человек захочет прервать лечение, так как далеко не у всех есть достаточно запала, чтобы пройти весь путь от начала и до конца.

Вероятность благоприятного исхода в лечении зависимости намного выше тогда, когда человек сам принял решение бороться с этим недугом. Так же многое зависит от стажа зависимого и психологических причин возникновения зависимого поведения.

Мотивация при лечении зависимостейОт специалистов производящих лечение необходимы понимание, сочувствие, терпение, настойчивость и умение придерживаться заданной линии терапии. Все это поможет чувствовать душевные подвижки пациента и суметь не поддаться манипуляциям с его стороны, которые будут призваны саботировать терапевтический процесс.

И самое главное, чем должен обладать человек, помогающий индивиду справиться с зависимостью, это вера в собственные силы и в способности к исцелению самого клиента. Эти факторы всегда очень хорошо считываются людьми обратившимися за помощью. Поэтому очень важную роль играют личностные качества самого специалиста оказывающего помощь в лечении зависимости.

Феномен зависимого поведения имеет очень много граней, исследовать которые очень интересно и увлекательно. Осталось много аспектов, которые не были освещены в данной статье. Но я надеюсь, что она смогла обогатить ваше понимание фенемена зависимости и, возможно, привлекла чьё-то внимание к этой проблематике.

 

Источник: psyhologika.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.