Москва, 16 ноября 2018, 10:08 — REGNUM В России верующими людьми себя считают 73% граждан. 63% опрошенных относят себя к православной церкви. Исповедуют ислам 8%. Доля других христианских конфессий (католики, протестанты, униаты, баптисты и др.) составляет 1%. Такой же процент граждан исповедует другие религии. Таковы данные опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» (ФОМ).

Большинство православных ходят в церковь не чаще нескольких раз в год (29%) и почти никогда не причащаются (54%). 34% граждан РФ (в целом) никогда не причащались, а 9% не ходят в церковь. Раз в месяц и чаще посещают церкви 11% граждан и 17% православных.

О разрыве отношений РПЦ с Константинопольским патриархатом слышали 64% православных. 28% считают решение РПЦ правильным, 20% — неправильным. Большинство восприняли эту новость с огорчением, потому что «должно быть единство православия», «украинцы — братский народ, мы всегда были вместе», «нужно жить в мире», «религия должна быть вне политики».


Опрос граждан РФ от 18 лет и старше проведен 28 октября 2018 года в 53 субъектах РФ в 104 населенных пунктах. Опрошены 1500 респондентов. Статпогрешность не превышает 3,6%.

Читайте также: Экс-представитель УПЦ МП назвал дату «объединительного» собора

Как сообщало ИА REGNUM, 11 октября 2018 года синод Константинопольского патриархата аннулировал грамоту 1686 года о переходе Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриархата и принял заявление о восстановлении в Киеве ставропигии Константинопольского патриархата. В ответ на эти действия синод Русской православной церкви 15 октября принял решение о невозможности дальнейшего евхаристического общения с Константинополем.

Подробнее на эту тему: Экс-представитель УПЦ МП назвал дату «объединительного» собора

Источник: regnum.ru

 «Россия — это православная страна с абсолютным православным большинством», — такое утверждение несколько лет назад сделал один митрополит. В интернете нередко можно встретить цифры, согласно которым число православных россиян составляет от 70 до 80 процентов от общего числа граждан страны. Думаю, истинная религиозная принадлежность все-таки должна определяться не ношением на теле специальных символов, свойственных определенному виду вероисповедания, а каким-то участием в жизни той самой религии. Согласитесь, если вы ходите в футболке с надписью «New York», вы не становитесь автоматически гражданином США.


А сколько «православных» граждан нашей страны действительно серьезно относятся к своей вере? Настолько серьезно, что стараются хоть как-то участвовать в этом религиозном поклонении… Надеюсь, я не ошибусь, если скажу, что самый доступный способ для верующего человека ассоциировать себя со своей религией, это его присутствие на богослужениях. Собственно говоря, настоящий православный верующий будет стремиться совершать причастие в церкви каждое воскресенье. Разумеется, в воскресные дни храмы не переполняются желающими соответствовать православному уставу, что уже само по себе ставит под вопрос заявленное выше утверждение об «абсолютном православном большинстве».

Что ж, попробуем ограничиться исключительно самыми важными церковными действами, такими как рождественское и пасхальное богослужения. Проведем небольшой мониторинг предоставленных СМИ статистических данных. Сколько же россиян ценят православную веру хотя бы в той степени, что планируют присутствовать в это время в самом важном месте – в храме?  

Итак, согласно сообщению сайта «Православие и мир», в январе 2018 года в стране проводилось 11 тысяч рождественских богослужений. Их посетило около 2,5 миллионов россиян


Статистика указывает, что это всего лишь 1,78% от числа граждан России. То есть получается, что действительно ценящих свою православную веру людей (настолько, что они готовы, пускай ненадолго, но прийти на поклонение Богу) недотягивает даже до 2 процентов. Согласно статистике, население России на 2018 год составляет около 147 млн человек. Вместе с тем, учитывая популяризируемое заявление о 80% православных в стране (должно соответствовать 118 млн человек), получается, что в реальности сколько-нибудь серьезно к церковной традиции относится лишь 1 человек из 47 причисляемых к православию.  

Обратим внимание на другое важное обстоятельство – динамику вовлеченности россиян в православные церковные практики. Насколько мне удалось обнаружить статистические данные по аналогичному вопросу за прошедшее десятилетие, можно констатировать следующие факты. Количество россиян, посещающих рождественские богослужения остается сравнительно на одном и том же уровне – два с половиной миллиона человек. Отсутствие роста представляется довольно странным, учитывая, что за последние десять лет число православных храмов и иных мест для богослужений, судя по статистике, увеличилось примерно в полтора раза.
В то же время число присутствующих на рождественском богослужении в Храме Христа Спасителя неминуемо уменьшается – с 11 тысяч в 2005 году, до 5,5 тысяч в 2015 году (Данных о числе присутствовавших в ХСС в течение трех последних лет найти не удалось).


Процент православных в россии
Н.А. Митрохин, кандидат исторических наук, автор книги «Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы», обращает внимание на данную особенность: 

«По данным МВД, в последние 15 лет в рождественскую ночь в России в храмы приходят два-три миллиона человек — 1,4-2% населения»

«При увеличении числа храмов количество верующих практически не меняется: пришедшие на рождественские службы в разных регионах вместе составляют около 2 % от всего населения. Это дает представление о масштабе влияния Русской православной церкви в данный момент. По данным социологических опросов о религиозной идентичности, в последние годы 70-75 %, а по некоторым опросам, до 80 % опрошенных говорят, что они православные. Несмотря на это, количество людей, способных дойти до храма во второй по значимости праздник после Пасхи, остается в пределах статистической погрешности»

Перейдем к статистике пасхальных богослужений. Традиционно численность присутствующих на праздновании Пасхи фиксируется несколько больше, чем на праздновании Рождества. Впрочем, это вполне может объясняться объективными факторами. Во-первых, более удобным, теплым периодом для посещения празднования, совершаемого в самый разгар весны. 
Во-вторых, церковное празднование Пасхи подразумевает дальнейшее «освящение» куличей, которое совершается после ночной церемонии.


этой причине многие приходят к церкви на следующий день, чтобы «освятить» принесенную пищу, причем, не принимая никакого участия в самих пасхальных священнодействиях. За счет этого обстоятельства формальное количество «пришедших» в храм на Пасху в сравнении с рождественскими богослужениями представляется несколько большими цифрами, так как идет учет и тех, кто приходит на «освящение» снеди на следующий день. 
И в-третьих, в период пасхальных праздников в статистику традиционно попадают и те, кто посещает кладбища, а это довольно значительная часть граждан, причем, не обязательно считающая себя православными.

Если говорить о статистике посещений пасхальных богослужений, то в последние годы здесь также наблюдается сравнительно стабильное число прихожан. По состоянию на 2018 год, в церковь на Пасху пришло около 4,5 млн россиян.  

Но даже если условно принять эти цифры в качестве истинного количества тех, кто на деле исповедует православие, мы придем к выводу, что в России это вероисповедание практикует только около 3% россиян. В процентном отношении от заявленного количества православных выходит, что таковыми в действительности является лишь 1 человек из 26 «православных».    


В виду данных цифр, абсолютно не понятно на чем основывается мнение, будто «Россия — это православная страна с абсолютным православным большинством», якобы составляющим 80% населения. 

Здесь можно ожидать возражения, мол, это все досужие рассуждения человека, отдаленного от православной церкви. Но давайте обратим внимание на заключения тех, кто имеет прямое отношение к православию.
   

Руководитель церковно-научного центра «Православная энциклопедия» Сергей Кравец в интервью изданию «Православие и мир» признал, что в России православие «исповедует 4% населения, которое живет церковной жизнью».

Процент православных в россии

Протоиерей Андрей Лоргус пишет по этому поводу следующее:

«Мы – церковный народ – мы меньшинство в стране России. Так есть и, думаю, в XXI веке не изменится» (сайт «Православие и мир»)  

На своей странице в «Фейсбук» протоиерей признается:
«Каждый год, на Пасху и Рождество, я смотрю на цифры МВД. Конечно, они не совпадают с нашими, церковными оценками, которые основаны на учете прихожан. Можно считать, что праздничный пул православных в России менее 3,5%. Это праздник (как Пасха), когда приходят и те, кто Церковь не знает. У нас на всенощной были даже не крещеные. Значит Церковь в России — это численно не более 3%. НАС 3 %!!! Это мало? Сказать трудно учитывая нашу трагическую историю. Но в начале перестройки и восстановление Церкви мы ожидали большего! Большего! Я разочарован, как неофит 80-х … Да, БЫЛ разочарован. Теперь нет. Действительно, большего не могло и быть. И это далось огромным трудом и жертвами».  


Поразительные результаты многолетних опросов россиян на тему их религиозности раскрыл руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра», заместитель главного редактора журнала «Вестник общественного мнения» Борис Дубин: 
Процент православных в россии
«60% православных не относят себя к религиозным людям, отметил Б. Дубин. Более того, подчеркнул он, только около 40% православных уверены в существовании Бога, а около 30% из числа тех, кто называет себя православными верующими, вообще полагают, что Бога нет.
… Около 80% российских православных не бывают на причастии; 55% не посещают службы в храмах; 90% православных признают, что они не принимают участия в деятельности Церкви».   

Руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталия Зоркая отмечает ту же особенность «православности» россиян:


Процент православных в россии«Сегодня утверждение «я — православный» крайне редко подразумевает религиозность… Даже на Пасху, отмечает эксперт, большинство пришедших в храм не участвуют в самой литургии, а просто ставят свечи, молятся, освещают куличи, заказывают требы и, как правило, весьма смутно представляют себе смысл православного вероучения. Социолог убеждена, что в стране по-прежнему сильны пережитки язычества — обрядоверие, магическое сознание. «В машинах у всех иконки, в больницах — иконки, всюду иконки. Это массовое явление, которое совершенно не свидетельствует о вере. В голове наших верующих полная каша»» («Что значит быть православным в России?», DW).

Процент православных в россииГлава социологического отдела Института общественного проектирования Михаил Аскольдович Тарусин дал объяснение реального положения дел среди тех, кто в ходе социальных опросов идентифицирует себя в качестве «православного»:

«Современные социологи до сих пор не могут договориться, кого считать православными. Нет критерия, по которому можно определять религиозность. 70-75% – это всего лишь доля респондентов, на вопрос: «Относите ли Вы себя к какой-либо религии?» – ответивших: «Да, я себя считаю православным».


и цифры мало говорит о религиозности человека. Основание в данной самоидентификации лежит в национальной традиции, в семейных традициях, в культуре. Если эти данные и могут считаться показателем чего-либо, то только современной русской национальной идентичности. Но не реальной религиозной принадлежности… Если считать православными «церковными» людьми тех, кто хотя бы один – два раза в год участвует в Таинствах исповеди и Причащения, то православных 18-20 %. Дальше могут быть градации по самым разным параметрам. Таким образом, около 60% респондентов ВЦИОМ православными людьми не являются. Они если и ходят в храм, то несколько раз в году, как в некую службу бытовых услуг – кулич освятить, крещенской воды взять… А часть из них даже и тогда не ходит, более того, многие могут и в Бога не верить, но при этом называют себя православными… Еще раз повторяю: 75% православных из исследования ВЦИОМ – это признак национальной идентичности, то, что объединяет сегодня нацию. А сколько у нас церковных православных людей – это совсем другой вопрос».  

Итак, согласно заключениям экспертов, число тех, кто решает посетить церковь в какой-либо из праздников, колеблется в пределах всего нескольких процентов. При этом нужно помнить, что согласно православному уставу, истинный верующий должен участвовать в церковных богослужениях регулярно, а не только по особым праздникам. В частности, это условие оговаривается в 80 правиле VI Вселенского собора (680-681 гг.), согласно которому при отсутствии прихожанина в церкви без уважительных причин на протяжении трех недель он подвергался «отлучению от общения». Священник Даниил Сысоев говорит об этом так:     


«По церковным правилам нарушитель этой заповеди подпадает отлучению. Согласно 80 правилу VI Вселенского Собора: «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея никакой настоятельной нужды, или препятствия, которым бы надолго устранен был от своея церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжение трех седмиц, не придет в церковное собрание: то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет отлучен от общения» (священник Даниил Сысоев «Зачем каждое воскресенье ходить в храм?»)

«В неделях и в праздниках завещавай не делати, яо приходити в церковь, якоже подобает Христианом: аще кто делает в неделю и в праздник, да отлучится». (ст. 162 Номоканона при Большом Требнике).

Что означает предписанное церковным правилом отлучение от общения?

«Отлучение от церковного общения есть свидетельство того, что данное лицо своим непослушанием Церкви, отделилось от нее. Это отлучение относится не только к богослужебной молитве в храме, но и вообще к духовно-молитвенной жизни» («Каноны Православной церкви. Правила святых Апостолов»).

Таким образом православный устав четко оговаривает условие отлучения от церковного общения всякого воцерковленного верующего, который без явных уважительных причин пропускал участие в богослужении на протяжении трех недель. Согласно данному правилу, такие лица считаются «отделившимися от Церкви». В этой связи невольно возникает вопрос: сколько же россиян из тех, кто причисляет себя к православной церкви, в действительности могут считаться таковыми, согласно самого же православного устава? 

Этот вопрос более чем важен, учитывая, что наибольшее количество православных граждан посещают церковь только по особым праздникам (таким как Рождество и Пасха). А это, как мы уже рассматривали выше, соответствует лишь примерно 2-3% от числа всех россиян. Какой же процент граждан «православной России» старательно соответствует предписываемому церковью порядку, регулярно (т.е не реже одного раза в три недели) присутствуя на церковных служениях?   

«Но сколько же православных в России сегодня? По всей видимости, людей, которые регулярно отправляют культ, которые посещают храм не только по праздникам, а постоянно, около 1% от населения (возможно, менее 1%). Точных данных нет, поскольку МВД не ведет статистику посещаемости храмов каждый день. Просто среди опрошенных в разных исследованиях почти не находится тех, кто ходит в храм несколько раз в неделю, кто буквально живет церковной жизнью» («Сколько православных в России?»)   

Упомянутый ранее историк и социолог Н.А Митрохин делится результатами своих исследований:

«На более конкретный вопрос о причащении (в котором обычно участвует большинство присутствующих на полноценной церковной службе — литургии) утвердительных ответов было еще меньше. Всего 1,4% причащались раз в месяц и порядка 4% несколько раз в год»

Что касается более частого посещения церкви, Митрохин озвучивает следующие данные:
«»Ядро» регулярных посетителей церковных служб, во всяком случае, в крупных городах и типичных регионах России составляет примерно 0,5% населения. Они освоили основные церковные практики (участие в литургии, исповедь и причастие) и регулярно их совершают. Например, на 100-тысячный район новостроек Петербурга (2010) или Перми (2014), по моим наблюдениям и интервью с духовенством, приходятся три открытых в воскресенье храма, где совершается литургия. Число причастников в них (они же, как правило, и постоянные прихожане) находилось суммарно в пределах 300 человек. В центральных районах городов храмов было, разумеется, больше, однако число причастников (помимо кафедральных соборов и одного-двух популярных храмов) было значительно меньше (10-30 человек на службе)».

«Посещаемость церквей в России остается примерно на одном и том же уровне. Хотя бы два раза в месяц, как показали исследования середины 2000-х годов, на воскресную службу приходят примерно полпроцента населения. Столько же людей регулярно участвуют в России в исламских и в протестантских практиках… Я могу однозначно утверждать, судя по исследованиям в регионах, что даже в центральной России протестантские группы и такие группы, как Свидетели Иеговы, представлены суммарно не меньше, чем православные» («РПЦ как она есть»)  

В частности, ссылаясь на пример исследований в Рязанской области, Николай Митрохин сообщает:
 «Результаты таковы: на обычной воскресной литургии в храмах области присутствует менее одного процента населения. На крупный (двунадесятый) праздник собирается в лучшем случае 3,6% (но не исключено, что и в два раза меньше). Даже Пасха, «праздник праздников и торжество торжеств», как любит говорить духовенство, собирает у храмов не более 10% жителей области (и это лучший известный нам результат среди регионов Центральной России), которые удовлетворяют свое религиозное чувство (и любопытство) участием в крестном ходе и расходятся, не дождавшись (с точки зрения учения Церкви) главного». 
(Николай Митрохин  Ольга Сибирева «»Не бойся, малое стадо!». Об оценке численности православных верующих на материале полевых исследований в Рязанской области»).

Не лучше обстоит ситуация и с регулярным посещением церковных богослужений в провинциальных районах страны. Так, диакон Владимир Шалманов из Ставропольского края озвучивает следующие данные:
«Большинство жителей населенных пунктов Георгиевского благочиния, по-видимому, считают себя православными или, по крайней мере, симпатизируют Православию. Однако активные православные христиане (регулярно посещающие богослужения и участвующие в Таинствах) составляют не более 0,4-1% (в селах их доля меньше, в городах — больше) от общей численности крещеных в Православии. Остальные православные по крещению люди в той или иной степени поглощены заботами о достижении земных благ, находятся в плену различных суеверий, нездоровых эсхатологических настроений, языческих и неоязыческих тенденций».

В этой связи интересен комментарий одного православного читателя на странице упомянутого ранее протоиерея Андрея Лоргуса:
«Реальных, регулярных прихожан РПЦ, участвующих в таинствах хотя бы раз в месяц, — таких, думаю, 1-1,5%. Само по себе это не трагедия. Вот только при таком раскладе становится понятно, что баптистов и мусульман в РФ не меньше, чем православных, а в каких-то регионах те и/или другие преобладают».

Следует также отметить, что, согласно наблюдениям, показатель непосредственно активной части православных прихожан в течение лет так же демонстрирует устойчивое снижение. 

«Характерно, что процент активных православных граждан не растёт. Согласно проведённому ВЦИОМ в 2006 году опросу, лишь 9 % респондентов, назвавших себя православными, отметили, что соблюдают все религиозные обряды и участвуют в церковной жизни. Согласно опросу, проведённому фондом «Общественное мнение» в январе-феврале 2010 года, лишь 4 % православных россиян регулярно посещают храм и причащаются. Сейчас на дворе — 2018 год. А цифры тех, кто участвует в церковных обрядах за восемь лет даже снизились — с 4 до 2 процентов! И это — несмотря на открытие новых храмов, реставрацию старых и активность религиозной пропаганды на телевидении и в СМИ…
К тому же посещаемость храмов в дни больших праздников — не единственный показатель религиозности населения. Если всерьёз поинтересоваться у россиян, сколько из них НЕ встречали Новый год по новому календарю (то есть в ночь на 1 января, а не 13-го), сколько НЕ притрагивались к скоромной еде во время Великого предрождественского Поста, то мы получим исчезающе малую величину «истинно верующих»» («Новые Известия»).

В этой связи невольно возникают вопросы: если число активных православных прихожан по факту составляет от силы лишь 1% (или даже меньше), то как такое обстоятельство согласуется с мнением, будто Россия является «православной страной с абсолютным православным большинством»? Можно ли считать частью церкви тех, кто, называясь «православными», абсолютно безразличен к ее уставу и правилам? Как известное и до сих пор не отмененное (!) 80 правило VI Вселенского собора выполняется церковью? Следует ли она данному соборному постановлению, «отлучая от общения» всякого, кто без уважительной причины три недели отсутствовал на причастии? Или сама церковь не считает важным послушание ее членов (а таких «непослушных» выходит подавляющее большинство)? Что важнее для церкви: послушное следование собственным соборным постановлениям или чисто формальное причисление к себе масс крещенных, но не обращенных людей, лишь называющих себя «православными»? Будет ли Россия считаться «православной страной с абсолютным православным большинством», если церковь, следуя соборному правилу, отлучит от общения всех, кто игнорирует регулярное причащение?

Итак, к каким выводам в итоге мы приходим? Судя по заключениям наблюдателей, а также самих православных представителей, в России реальное влияние православия (как религии) на общество не просто не достаточное, но крайне низкое. Данные за последние десять лет выдают, по сути, парадоксальную ситуацию. А именно:

1. Подавляющая часть тех, кто относит себя к «православным», в действительности не считают себя религиозными людьми, а треть «православных» вообще не верят в Бога.

2. Современная «православность», главным образом, воспринимается не как вопрос веры, а как способ национальной принадлежности.

3. Для подавляющей части «православных» вопрос соблюдения правил православной церкви практически не стоит. Они не стремятся к точному исполнению важных церковных предписаний, например, постов, регулярного посещения богослужений и причастия.

4. При росте числа церквей и храмов количество их прихожан не увеличивается.

5. Наиболее заметным днями участия в православных действах в течение года являются рождественская и пасхальная службы. Однако их посещает лишь 2-3 % россиян (соответственно 1 из 47 и 1 из 26 православных).

6. Регулярное посещение церковных священнодействий в России осуществляет от 0,5 до 1% населения (соответственно, не более 1% православных).

7. Численность регулярно посещающих церковь православных стабильно сокращается.

8. Следуя православному уставу (80 правило VI Вселенского собора), церковь не может считать «православными» тех, кто без уважительной причины пропускал богослужение в течение трех недель. Если применять данное не отмененное правило, соответственно около 99% людей, называющих себя «православными», подлежат «отлучению от общения» и не могут считаться членами церкви.

9. Применение вышеизложенного соборного правила автоматически лишает оснований утверждение о том, что Россия является «православной страной с абсолютным православным большинством».

10. По странной причине современная церковь не стремится выполнять 80 правило VI Вселенского собора, несмотря на то, что соборные правила считаются непреложными по своей сути.

Источник: sergeiivanov.blogspot.com

В издательстве ПСТГУ вышла книга проректора ПСТБИ при ПСТГУ, сотрудника научной лаборатории «Социологии религии» ПСТГУ, к.ф.н., протоиерея Николая Емельянова «Жатвы много, а делателей мало». Она представляет собой научное исследование, в котором автор выдвигает гипотезу, почему в России не растёт количество воцерковлённых людей, оставаясь примерно одним и тем же на протяжении уже более чем двух десятилетий. Мы поговорили с автором о причинах такого положения дел и о проблеме соотношения священников и мирян в современной России.

Священник Николай Емельянов Священник Николай Емельянов

Оглавление книги

– Отец Николай, какова исходная проблема, которую вы исследуете в своей книге?

– Меня давно занимал вопрос, почему в нашей стране при где-то 80 % православных верующих, то есть тех, кто в различных социологических опросах называет себя православными, только около 3 % являются действительно воцерковлёнными людьми.

– А откуда эти данные, что лишь 3 % от населения страны являются действительно воцерковлёнными, но что при этом около 80% опрошенных называют себя православными?

– Это более или менее общие социологические данные. На протяжении всего времени после освобождения Церкви все опросы показывают, что мы имеем порядка 3–5 процентов воцерковлённых людей. Имеются в виду те, кто причащается раз в месяц или чаще. Это достаточно узкая группа людей.

– Но 3 процента от всего населения России – это не так уж и мало.

– Возможно. Кстати, когда в Иерусалиме создавалась первая община верующих, как рассказывается в «Деяниях апостолов», то если посчитать, сколько человек вступили в нее сразу же по Воскресении, это тоже будет около 3% от всего населения того города. В Иерусалиме, по подсчетам ученых, тогда жило где-то 100 тысяч человек, а в книге говорится сперва о 3 тысячах присоединившихся к общине апостолов (ср. Дееян. 2, 41), а потом еще о 5 тысячах уверовавших (ср. Деян. 4, 4).

Так или иначе, сегодня примерно похожие данные о количестве воцерковленных показывают и ФОМ, и ВЦИОМ, и «Левада-центр». Правда, последняя компания обычно даёт цифры по воцерковлённости и религиозности чуть ниже прочих, и мы для надёжности ориентируемся на неё. Но в целом все три главные независимые опросные компании в этом смысле дают примерно согласные данные.

Процент православных в россии

Однако когда мы говорим о тех, кто причащается раз в месяц или чаще, то мы берём узкую группу даже среди тех, кого расширительно тоже можно назвать воцерковлёнными верующими. Если же понятие воцерковлённых расширить до тех, кто причащается несколько раз в год, но реже одного раза в месяц, то количество воцерковлённых вырастает примерно до 10–12%.

В то же время, согласно данным тех же социологических компаний, начиная с 1992 года устойчиво растет число тех, кто отвечает положительно на вопрос «считаете ли вы себя православным». А именно, ФОМ в последние годы даёт показатель где-то в 80%, «Левада-центр» – 65–70%. Надо признать, в целом всё это выглядит достаточно парадоксально: всё те же стабильные 3% причащающихся раз в месяц или чаще – на фоне устойчивого роста за то же время тех, кто называет себя православными.

Это явление не раз обсуждалось в научной среде, среди социологов религии и религиоведов. Причем обсуждалось, как правило, с достаточно критических позиций по отношению к Церкви. Это, впрочем, вполне понятно, в силу определённых традиций, до сих пор господствующих в научной среде.

– И какие именно давались объяснения?

– Самое из них известное и простое – то, что такое самоназвание себя православными по большому счёту не имеет отношения ни к какой религиозности. Называют себя православными те, кто таким образом пытается обозначить свою этническую и гражданскую принадлежность, как русского человека и гражданина России.

Были и другие гипотезы, связанные с распространённым предположением о том, что дает о себе знать общемировой тренд секуляризации, и Россия тоже движется в этом тренде. Ведь секуляризация порождает специфический тип религиозности, которая является внецерковной, размытой, и поэтому уже не может быть названа классической, институциональной в полном смысле этих слов.

Самоназвание себя православными не имеет отношения ни к какой религиозности

Такие трактовки стали получать распространение и среди чиновников и государственных служащих. На вопросы и запросы, связанные, например, с влиянием Православия, его социальной значимостью, в ответ теперь можно услышать: «А почему мы вообще должны это поддерживать? Это же только 3% населения нашей страны. Разве это социально значимо?»

С другой стороны, когда мы сами проводили исследования приходов или церковных общин, то увидели следующее интересное явление. Если взять самые простые социальные показатели по России, например, количество детей, или разводимость, или такие социальные болезни, как курение и алкоголизм, то аффилиация с Православием на эти показатели практически никак не влияет. Среди тех, кто считает себя православным, тот же самый средний показатель разводов или, скажем, алкоголиков. Но как только мы берём эти показатели в той самой группе в 3%, то есть среди тех, кто причащается раз в месяц, то показатели становятся иными и качественно отличаются в разы в лучшую сторону.

Приходская община должна быть 200, максимум 500 человек

– Что вы имеете в виду?

– Например, в Москве три и более детей в 2004-м году имели лишь 3,5% от всего числа женщин старше 18 лет. А в общинах – 19%. Или такое же очевидное расхождение видно и по курящим. Поскольку курение в Церкви является осуждаемым пороком, то в ядре общин мы насчитали лишь 4% курящих. В то время как по России эта величина составляет 38%. Вы видите, что это качественная разница. И такие показатели и их расхождения в пользу воцерковленных имеют место едва ли не по всем проблемам, которые мы связываем с определёнными социальными болезнями.

Также мы спрашивали об отношении к Родине и о патриотизме. Причём предлагали разные понимания патриотизма, в том числе контрпродуктивные. Опять-таки, в ядре общины понимание патриотизма чаще всего оказывается наиболее адекватным. Патриотизм понимается как любовь к Родине и готовность работать и действовать на благо процветания страны, но при этом люди не считают, что твоя страна всегда и во всех отношениях лучше других, и тому подобное.

В результате всего этого как вывод вроде получается, что за тезисом, что церковная жизнь в значительной мере сжимается и умещается в эти 3%, стоит какая-то правда. Но в какой-то момент у меня родилась гипотеза, возникшая просто из моего священнического опыта Исповеди, о котором я пишу в своей работе. Если мы с вами говорим о городских храмах. Священник постоянно чувствует, что он в состоянии непрерывной спешки. У него постоянное ощущение, что с ним кто-то хочет поговорить, а он не успевает: либо ему приходится в это же время говорить с кем-то ещё, либо он должен уже куда-то бежать.

Священник постоянно чувствует, что он в состоянии непрерывной спешки

– Насколько это, на ваш взгляд, значимая проблема?

– Могу сказать, что для приходского священника это очень болезненное переживание. Моё личное убеждение, что половина тех проблем, которые связаны с конфликтными ситуациями в храме, о которых я часто читаю в Facebook или в печати, связаны с этим обстоятельством. Скажем, человек рассказывает, как он пришёл в храм, и священник к нему грубо отнёсся. Я, анализируя эти ситуации, прекрасно понимаю, что едва ли не в половине случаев, если не больше, это произошло потому, что священник, скорее всего, куда-то поторопился. Он поэтому просто не успел понять этого человека, не успел с ним поговорить, не успел его почувствовать. Невнимание из-за постоянной спешки становится частью наработанной привычки. Уже есть привычка торопиться, и она чуть ли не автоматически порождает невнимание и отношение свысока, конечно, совершенно недопустимое для священника. Потому что даже несмотря на то, что это защитная реакция, это не может не отталкивать людей, не может не производить на них тяжёлое впечатление.

Типичной является ситуация, когда во время какого-то праздничного богослужения перед священником на Исповедь стоит очередь чуть ли не в 100 человек, и он должен за час со всеми поговорить! А среди этих людей могут оказаться как те, которым просто надо подойти под разрешительную молитву, так и те, кто зашли в храм первый раз за месяц, а то и за год. Однако никакого глубокого контакта со священником не может быть в такой ситуации в принципе. И любой священник, который живёт приходской жизнью и для которого Исповедь составляет важную часть его служения, тяжело переживает эту проблему.

Я сам служу не так много для священника, немногим больше 20 лет, но даже за это время очень чётко чувствуешь разницу между тем, что было тогда, и тем, что есть сейчас. Разница эта очень проста: то внимание, которое ты мог раньше уделять людям, ты сейчас уделять уже не можешь. Катастрофически не хватает времени. Тех людей, которые тебя хорошо знают и регулярно к тебе приходят, становится так много, что они просто не вмещаются в то время, которое может быть выделено для Исповеди.

Это очень простое наблюдение и связанные с ним болезненные переживания подвели меня к тому, что дальше я задался простым вопросом: сколько же людей я могу принять? Какая община вообще может быть у священника? Не означают ли эти стабильные 3% на протяжении всего постсоветского времени, что существующее количество духовенства больше прихожан при всем желании просто не может принять? Это и была моя изначальная гипотеза, которая затем полностью подтвердилась эмпирически.

В ходе своих исследований я попытался сделать приблизительные подсчёты, какой размер общины может быть у одного священника. И хотя нам не удалось довести дело до полномасштабного исследования, мы получили простой вывод на основании бесед со священниками и анализа литературы, что максимальный размер общины, окормляемой одним священником, совсем небольшой: всего около 200, максимально 500 человек.

Процент православных в россии

Максимальный размер общины, окормляемой одним священником, – около 200, максимально 500 человек

– А как же Иоанн Кронштадтский, к которому приходили тысячи людей?

– Тут нужно очень хорошо понимать, что многие приходили к нему раз, может быть, несколько раз в жизни. Зато тех, кто с ним общался постоянно, было весьма ограниченное количество людей. Поэтому классический пример священника-харизмата, духоносного старца, нетипичен и нехарактерен для священника, у которого есть своя община, живущая регулярной церковной жизнью, свои постоянные прихожане, которых он всех знает, которые с ним регулярно общаются и регулярно у него исповедуются по многу лет.

Также нам удалось установить следующие интересные данные. В одном из всероссийских опросов мы задали вопрос «Знаете ли вы священника, к которому сможете обратиться в кризисной ситуации?» Собрав данные по этому вопросу, мы получили данные, что вокруг каждого священника есть порядка 1500 человек, которые его знают и могут обратиться к нему за помощью. То есть вокруг священника есть близкая ему община в количестве примерно 200–500 человек, а может быть и такой вот круг или сеть связей, в среднем примерно до полутора тысяч. И это на самом деле некий предел. Любой человек – он ограничен и больше ему отпущенного не вмещает. К тому же мы знаем, что священники бывают разные. Есть те, которые занимаются преимущественно духовничеством. Есть сельские священники, которые служат в деревнях и сёлах, где у них на всенощной стоит по 3–5 человек, и они не знают, что делать, и т.д.

Но на этом наше исследование не было закончено. Дальше мы попытались проанализировать процесс Исповеди. В одно из воскресений, когда не было какого-то большого церковного праздника, мы сразу в 50-ти московских храмах просто посчитали, сколько длилась Исповедь и сколько человек успели поисповедаться. При этом мы получили достаточно небольшой разброс среднего времени Исповеди. Несмотря на то, что люди могут исповедоваться по-разному и разное время, в основном оно составило диапазон примерно от 3–5 и до 15–20 минут. Хотя были храмы, где несколько человек исповедовались у батюшки гораздо дольше, а были, напротив, такие, где люди исповедовались ещё быстрее. Причем этот показатель не зависел от того, много или мало народу было на службе, суббота это была или воскресенье, старый священник исповедовал или молодой.

Священник как единственная точка входа в Церковь

– Сколько в среднем может и должна длиться Исповедь?

– Это отдельная тема, надо сказать, достаточно нетривиальная. Исповедь ведь является очень сложным феноменом. Одно дело, когда на Исповедь приходит кто-то из хорошо знакомых священнослужителю прихожан. В этом случае Исповедь имеет свой специфический характер. Человек прекрасно знает, что он делает и зачем он пришёл, участие священника порой здесь может быть просто минимальным, потому что уже есть полное взаимопонимание. И на такую Исповедь, как правило, не нужно много времени, здесь речь идёт уже о чём-то другом. Исповедь – это ведь не разговор, а таинство, основной составляющей которого является молитва.

– Молитва?

– На Исповеди священник не столько разговаривает с человеком, сколько молится за него всё время, пока тот ему что-то рассказывает.

– Так священник во время Исповеди всё равно обязательно беседует, вразумляет, задаёт вопросы.

– Конечно. Но главное – не беседы и не вразумление, а то, что священник молится Богу за того, кто сейчас исповедуется.

А вот если на Исповедь приходит человек, который в первый раз видит священника, то даже если у него нет каких-то особых проблем, приходится с ним долго разговаривать и что-то объяснять. Его просто нужно ввести в реальность церковной и духовной жизни. И это никак не может быть коротким разговором на 10–15 минут.

Так же, если у человека какая-то реальная проблема, если он пришёл с горем или переживанием жгучей обиды, то сам факт того, что ты не торопишься, может сыграть определяющую роль. Но как только человек почувствует, что ты спешишь, разговор станет бессмысленным. Ты можешь говорить всё что угодно, но он почувствует только одно: что ты торопишься и что ты в нём не очень заинтересован. Кстати, один очень хороший епископ мне однажды сказал: «Я своим священникам говорю, что когда разговариваешь с человеком, спрячь свои часы и не смотри на них». Мне это очень понравилось.

На сегодняшний день массовой церковной культуры в нашей стране так и не сложилось

Кроме того, мы должны понимать, что на сегодняшний день широкой и массовой церковной культуры в нашей стране по большому счету так и не сложилось. По-прежнему очень трудно найти для ребёнка адекватную православную школу, а православных университетов у нас два с половиной на всю страну. По сути, мы не имеем распространенных социальных форм, через которые человек может войти в Церковь. Например, у нас практически нет христианских обществ и движений. А в той же Западной Европе, при всей сложности того положения, в котором там сейчас находится христианство, их там по сравнению с нами колоссальное количество, что вызывает непреходящее изумление. Ничего подобного у нас нет, а если и есть, то имеет крошечные масштабы.

В этих условиях единственной, по сути, точкой входа в Церковь для человека остаётся священник. Священники – словно то угольное ушко или узкое горло, через которое должна просочиться вся наша современная церковная жизнь. Но оказывается, что вся она сквозь него пройти или просочиться не может, могут пройти лишь только 3% тех, кто находится в ближнем кругу священника и тем самым имеет счастливую возможность причащаться не реже раза в месяц.

Один из самых сложных случаев – это большие храмы, соборы, через которые идёт непрерывный поток людей. Священник должен принять весь этот вал, что забирает все его силы. Строить в таких условиях общину оказывается очень трудно. Её пытаются и в таких условиях создавать, я такие примеры знаю, но она, как правило, оказывается под катком того большого количества совершенно нецерковных людей, которые приходят в этот храм с улицы, и их надо встретить. Обычно в таких условиях вся община занята совершенно особенным служением, с одной целью – просто встретить и принять этих людей.

Всё это в значительной мере является разрушительным для приходской жизни. Если священник приходит в храм с утра, а вокруг 100-тысячный спальный район и за ящиком – соответствующий список заказанных треб, то даже если просто возьмёшься, например, освящать все квартиры, то ты до смертного конца своего их не освятишь. Эта ситуация создаёт впечатление некоей безысходности.

Мы находимся в самом начале пути

– Каковы те выводы, к которым вы приходите в вашем исследовании? Как можно поправить ситуацию?

– Те выводы, к которым я прихожу, являются, на первый взгляд, совсем неутешительными. Например, возьмём соотношение количества священников и количества прихожан в Русской Православной Церкви. Оно оказывается, конечно, катастрофически большим: примерно 6050 человек, называющих себя православными, на одного священника в России. При том, что в Европе (в католических странах – Польше и Франции – или православных – Греции, Румынии и т.д.) это соотношение в разы меньше: от 1050 человек на одного священника в Греции до 2688 – во Франции. Однозначно, это совершенно другая картина. Соответственно, чтобы наша печальная ситуация поменялась, чтобы стала возможна какая-то совершенно другая пастырская практика, нужно увеличение существующего корпуса духовенства в 3–5 раз.

Чтобы стала возможна другая пастырская практика, нужно увеличение корпуса духовенства в 3–5 раз

– Разве это реально?

– Это, конечно, нереально, в том-то и дело. Сейчас православное духовенство на территории РФ составляет примерно 20,5 тысяч человек. Я как раз об этом и пишу, что даже самый эффективный набор в семинарии не даст требуемого количества. И потом, мы же с вами прекрасно понимаем, что количество здесь не решающий фактор. При увеличении корпуса духовенства в первую очередь становится важным качество. Формальные механизмы ничего хорошего не дадут. К тому же каждый священник – это не просто священник, это ещё и его семья, которая тоже должна быть церковной, иначе грош цена такому священнику, и т.д.

Процент православных в россии Ну и потом, любой менеджер тут же спросит, а как содержать всех этих людей? И это тоже будет резонный и вполне уместный вопрос. На него невозможно дать какой-то немедленный ответ. Но, строго говоря, это и не было целью моей книги. Цель была – обозначить эту проблему, показать её обоснованно и содержательно. То, что существующие ограничения современной церковной жизни не связаны именно с секуляризацией. Я, наоборот, привожу примеры, что как только появляется священник, то следом появляется храм, а потом и приход. То есть всё действует ровно в обратную сторону. Не спрос рождает предложение. Ситуация подобна той, которая в политэкономии описывается законом Сэя: любое предложение порождает немедленный спрос, и таких реальных примеров мы можем привести множество. Важно отметить, что этот процесс происходит совершенно естественно. Это не пропаганда, не клерикализация общества, а, скорее, наоборот – происходит объединение людей в местные общины, преодоление атомизации общества, порожденной революцией 1917 года и Второй мировой войной.

В последние годы мы видим очень быстрый рост Церкви: быстрый рост количества духовенства, числа епархий. Церковь очевидно растёт, развивается, и иногда возникает ощущение, что мы уже не можем больше, мы и так рукоположили уже очень много священников, даже восполнять это количество будет очень трудно. Находить кандидатов для рукоположения всё труднее, потому что их требуется всё больше и больше. И, как всегда и бывает при активном росте, возникает ощущение, что вроде где-то надо и остановиться, что мы не сможем содержать эти храмы, не сможем построить новые, что всё это очень дорого и т.д.

Нужно очень хорошо понимать, что мы находимся в самом начале пути

А на самом деле нужно очень хорошо понимать, что мы находимся в самом начале пути. Это понимание, как мне кажется, очень важно. Если его потерять, то будет очень сильно искажена как очень важная перспектива видения Церкви, так и религиозная картина в нашей стране. Всё будет выглядеть так, что есть лишь какая-то маргинальная Церковь числом всего 3% от всего населения и какое-то совершенно непонятное остальное пространство, которое является то ли секулярным, то ли обладающим странной специфической религиозностью, то ли находящимся в поисках какой-то специфической гражданской идентичности.

– Но необходимо ли рост числа священников повлечёт за собой и рост количества прихожан?

– Нет, конечно. Это резонный и важный вопрос. В книге я оговариваю, что никакой рост духовенства не влечёт за собой автоматически немедленного роста количества воцерковлённых людей. Можно сказать, что это условие необходимое, но недостаточное. Более того, это показывает и наша история последних 20 лет: корпус духовенства вырос в 5 раз за это время, а 3% воцерковлённых так и остались неизменными.

Однако тут есть одно очень важное соображение. Да, за это время не выросло количество людей, причащающихся раз в месяц или чаще. Но есть вполне достаточные данные для утверждения, что в это же время значительно выросла та группа прихожан, которая причащается несколько раз в год. Здесь есть очевидный рост, и он немаленький.

Нетрудно догадаться, что эта группа требует гораздо большего внимания и времени. Это большой масштабный процесс воцерковления, который требует общения с людьми, катехизации, подробных разговоров и т.д. Но чтобы этот процесс пошёл дальше – для этого у Церкви сегодня, по-видимому, просто не хватает возможностей, в том числе из-за крайней ограниченности времени у священников.

Тем не менее можно говорить, что это условие хоть и недостаточное, но необходимое. Без роста численности духовенства изменения сложившихся пастырских практик, когда до священника порой просто не добраться, ожидать не приходится. Такая задача перед Церковью стоит. Как она может быть решена – это отдельная тема. Я, опять же, в практических выводах пишу об этом. Видимо, узловой точкой для следующего этапа развития Церкви будет не постройка храмов, хотя она остаётся первостепенной задачей. Каждый новый храм в спальном районе добавляет 2000 регулярных прихожан в течение следующего года после его открытия. Это уже объективный и поверенный факт. На следующем этапе главным будет построение церковных общин. Кстати, надо сказать, что об этом постоянно говорит Патриарх Кирилл, причем начал он это делать очень давно, даже ещё до своего Патриаршества. На этом мало фиксируется внимания. Но когда я этой темой стал заниматься, я специально посмотрел и обнаружил, что она постоянно звучит в выступлениях Патриарха, и особенно часто – в последнее время.

Без живых церковных общин не будет расширения церковной жизни – приходящим людям просто некуда будет войти

Без действующих и живых церковных общин, во-первых, не будет расширения церковной жизни – в том смысле, что приходящим людям просто некуда будет войти. Во-вторых, только община может продуцировать достаточное количество духовенства. Никакой рекрутинг, основанный на других принципах, не будет ни естественным, ни логичным и не даст того масштаба кандидатов на священство, который необходим. Я думаю, построение новых общин гораздо легче может быть осуществлено, если священник сам вышел из общины и если он с ней сохраняет постоянную связь. В этом смысле мне кажется, что одним из возможных решений проблемы было бы формирование священнических «кустов», когда есть духовник, который воспитывает будущих священников, направляет их на получение духовного образования. Потом они возвращаются, служат у него на приходе, в его общине или на приписных приходах. Это тоже могло бы быть весьма эффективной практикой, когда церковная жизнь и священническое служение, словно по эстафете, передаётся от поколения к поколению.

Все эти соображения являются очень важными с точки зрения подготовки будущих священников. Свято-Тихоновский богословский институт при ПСТГУ, проректором которого я являюсь, готовит кандидатов к рукоположению в священство уже более 25 лет. Проведенное исследование позволяет по-новому взглянуть на сам процесс пастырской подготовки, четче осознать наличную церковную ситуацию, поставить вопрос о том, какие священники нужны сегодня, как и к чему их нужно готовить.

Я уверен, что Церковь даст свой ответ на проблему нехватки священников, ведь Бог даже из камней может «воздвигнуть детей Аврааму» (Лк. 3, 18), но одновременно мне кажется, что без нашего понимания самой проблемы и нашего участия в этом деле Божьем Господь не захочет явить Свою милость. Поэтому я и написал свою книгу.

Источник: pravoslavie.ru

Верующие в России

По заявлению РПЦ в России 80% православных верующих. Сегодня вера в Бога вошла в моду и активно продвигается на высшем уровне. При этом понимание, что подразумевает под собой причисление себя к церкви, есть далеко не у каждого. Скорее это установка знака равенства между понятием русский и православный.

В СССР политика государства была направлена на искоренение «пережитков прошлого». В школах активно насаждался атеизм, школьники пытались донести до своих верующих бабушек основы материализма. Искоренение православных традиций не прошло бесследно. Когда народ получил рекомендации по вопросу веры в Бога, выяснилось, что мало кто представляет, как это делать.


Определить сколько верующих в России можно не по опросам на причастность к вере, а по количеству людей, соблюдающих пост, отмечающих церковные праздники, читающих Библию, знающих молитвы. Количество людей по годам посетивших церковь на Пасху:

Год Количество человек
2004 4 900 000
2006 5 000 000
2008 7 000 000
2009 4 500 000
2016 4 000 000

Признаки верующих:

  • регулярное посещение храма (несколько раз в неделю);
  • выполнение церковных правил (посты, молитвы);
  • общение со священнослужителями.

Официальная статистика таких людей не ведется, но по примерным подсчетам их не больше 1%. Учитывая, сколько верующих в России, статистика не может обойти представителей ислама. Россию в наше время населяют примерно 18–21 млн. мусульман (14%). По переписи населения в 2010 году их было 15 млн. человек.

Как и в православии, далеко не каждый мусульманин выполняет предписания религии, начиная от халяльной пищи до ежедневного пятикратного чтения молитвы. Религиозные праздники позволяют людям, идентифицирующим себя со своей верой, проявить свое отношение к религии. 25 июня 2017 года на намаз по случаю Уразы-байрама в Москве пришло 250 тыс. мусульман.

Верующие и атеисты


Религиозность населения во многом связана с традициями государства. Если страна прошла период гонения на верующих, то атеизм имел подпитку в виде уничижительных оценок умственных способностей верующих людей. В Советском Союзе религиозных людей считали отсталыми, «темными», малообразованными. Сейчас эта позиция изменилась, хотя некоторые ученые приравнивают религиозность к недостатку образования.

Однако существует разница между принадлежностью к религии и верой в Бога. Некоторые религии, например, буддизм, вообще не рассматривают наличие высшего существа. Люди могут верить в потусторонние силы, ведьм и колдунов, сказочных персонажей, энергетические потоки и при этом не считать себя верующими. С другой стороны, православные христиане нередко обращаются к языческим обрядам и ритуалам (гадание).

Процент православных в россии

Как показывает статистика атеистов и верующих, в США, Испании и Южной Америке 80% жителей считают себя верующими. Естественно, не все верующие в Америке следуют нормам религиозной жизни.

В Канаде и США статистика верующих и неверующих людей проводилась исходя из заявлений о посещении церкви и выполнении церковных обрядов. По этим данным людей отрицающих веру в Бога от 15 до 20%.

Одновременно статистика верующих в мире говорит о фанатичной приверженности религиозным убеждениям 20% людей. Их взгляды, поступки и то, как они живут, предписывается законами веры.

Среди всех христиан (библейских верующих) 53% верят в то, что события, описываемые в Библии, происходили на самом деле. 43% приверженцев религии отрицают аборты, а 79% отказывают в праве на нетрадиционную ориентацию. Распределение верующих в процентах по странам:

Страна Количество верующих, %%
Индонезия 99
Лаос 96
Непал 93
Сирия 89
Таджикистан 85
Грузия 81
Молдова 72
Узбекистан 51
Украина 46
Казахстан 43
Латвия 39
Франция 30
Швеция 17

На диаграмме представлена статистика верующих и атеистов в мире, основанная на проведенных опросах:

Процент православных в россии

Распределение религий в мире

По данным Википедии на 2010 год распределение верующих по конфессиям следующее:

  • христиане – 33%. К ним относятся католики, верующие протестанты (баптисты, лютеране, пятидесятники), православные (15 автокефальных (поместных церквей)), верующие дохалкидонских церквей (древние восточные церкви). Дополнительно учитываются представители неканонических церквей, а также мормоны и свидетели Иеговы;
  • мусульмане – 23% (сунниты, шииты, исламские схизматики);
  • индуисты – 14–15%;
  • буддисты – 7%;
  • иудаисты и представители этнических религий – около 22%.

Численность верующих по религиям ставит христианство, ислам и индуизм в число самых распространенных направлений в мире. Причем библия формирует систему вероисповедания, как христиан, так и иудеев. Только иудаизм за основу берет Ветхий завет (Тору), а христиане – Новый завет (Евангелие). На диаграмме видно распределение верующих по религиям и сколько в мире атеистов:

Процент православных в россии

Политика и религия

Сегодня политические деятели в России активно ведут косвенную пропаганду православия в массах. Участие высших лиц государства в церковных праздниках, беседы главы государства с Патриархом и многое другое демонстрирует не просто лояльное отношение к церкви, но и взаимное сотрудничество.

Объяснить, откуда появились верующие» политики можно тем, что в современной России трудно сформулировать национальную идею, которая является отправной точкой для создания эталонного поведения гражданина страны.

С другой стороны, христианские заповеди, которые формируют качества верующего («не убий», «не укради»), способны заложить каркас личности молодого человека. В отсутствии комсомольских и пионерских уставов, религия способна донести нравственные нормы до умов и сердец граждан.

Процент православных в россии

Религия и заключенные

Служители церкви, работающие в тюрьмах, знают о преступниках больше, чем следователи, но тайна исповеди накладывает на них ограничения. Исповедь верующих в тюрьмах и духовная беседа разряжают тяжелую атмосферу в местах заключения. По данным переписи осужденных за 2009–2010 год количество верующих (православных) в местах лишения свободы составляет 67%.

Статистика посещения пасхальных богослужений

Как показывает статистика верующих людей в 2017 году, церкви на Пасху посетили 4,3 млн. жителей России. Распределение по некоторым областям:

Область Количество верующих, посетивших храм, тыс. чел
Брянская 116
Калужская 30
Смоленская 28
Самарская 48,7
Курская 95
Ярославская 27
Тюменская 20

Процент православных в россии

Религия и страны Евросоюза

Определить сколько верующих в мире – достаточно трудно. Данные разнятся в зависимости от способов опроса. Можно отследить некоторые тенденции, происходящие в Европе. Сведения, которые предоставила католическая и протестантская церковь по верующим в Германии в 2011 году, говорят об уменьшении общего количества приверженцев религии с 64,5 до 61,5% за предшествующие пять лет.

Источник: vawilon.ru


Categories: Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.