Основные теории мотивации

Теория мотивации по фрейду. Теории мотивации фрейда и шварца. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

В статье рассмотрены теории мотивации, которые были разработаны учеными, и разобраны каждая из них. Есть пара подходов при изучении мотивационных теорий:

  1. Содержательный – исследует собственно сущность теорий, которые изучают нужды человека, а те в свою очередь становятся главными мотивами наших занятий. К приверженцам такого подхода относятся Герцберг, Маслоу, Макклелланд;
  2. Процессуальный – основан на процессуальных концепциях. Рассматривается определённое поведение, а также разделение усилий трудящихся – работников. Сторонниками его являются Портер-Лоулер и Врум.

Основные теории мотиваций: в этих работах специалисты пытаются выяснить, что именно побуждает общество действовать. Описываются структура и суть того, что необходимо людям, а также связь этого с побуждением к действиям. Разберёмся с этими учениями.

Градация потребностей Маслоу

Мы ощущаем различные необходимости в чем-либо, которые взаимодействуют и влияют друг на друга, сначала – более низкого уровня, затем высокие. Потребности объединяются в группы, представляя собой то, что индивидууму необходимо:


  • сон, еда и отдых – удовлетворяют основу жизнедеятельности существа;
  • стабильность и безопасность;
  • социальность – необходимость в общении с окружающими и близкими людьми;
  • свершение определённых целей и задач;
  • всеобщее признание своих заслуг.

Итак, мы рассмотрели все ступени пирамиды Маслоу, поставленные в иерархическом порядке. Помните, без удовлетворения того, что нам необходимо, не получится перейти с более низкого уровня к реализации высоких и утончённых запросов.

Подход ERG Альдерфера

Как и Маслоу, этот психолог объединил потребности, но в другие группы: необходимость жизнеобеспечения (человеческого существования), связи и самосовершенствования, или развития (роста).

Здесь удовлетворение интересов носит двойной характер – сначала низкие, затем высокие. Но если не получается осуществить какой-то интерес, удовлетворение идёт в обратную сторону – к более низкому этапу.

Это явление называется фрустрацией – то есть обратное направление.


Эту так называемую теорию руководства полезно применять к работникам компании. Например, когда не получается промотивировать сотрудника с помощью потребностей высокого уровня, ищут пути мотивации на более низком этапе.

Приобретенные потребности Макклелланда

Основная идея метода – не следует отвлекаться на интересы низшего уровня, которые уже удовлетворены, а стоит обратить внимание на высокие потребности, приобретаемые через жизненный опыт. Таких необходимостей три – потребность достижения, соучастия и властвования:

  1. Желание работать гораздо эффективнее, нежели раньше. Такие люди принимают всю ответственность и полагаются тоже только на себя. Они очень упорные, упёртые и волевые;
  2. Потребность соучастия предполагает необходимость общения с людьми, готовность всегда выслушать их. Такому человеку будет не всё равно, что о нём скажут в обществе. Поэтому главный успех – высокое общественное положение и положительное мнение;
  3. Желание властвовать – готовность брать под контроль всё происходящее вокруг, все процессы и явления. Это «палка о двух концах»: либо постоянный и жёсткий контроль над всем, либо нежелание ответственности и избегание любых властных полномочий.

Итак, эти потребности сложно объединить в отдельные группы или указать направление их удовлетворения. Однако знание таковых поможет при организации труда сотрудников компании. Важно также учитывать, как эти мотивационные потребности взаимодействуют и влияют друг на друга. Помните, что они не взаимоисключающие.


Двухфакторный подход Герцберга

Основные потребности жизнедеятельности делятся на мотивации и факторы гигиены. С помощью мотиваций можно удовлетворить высшие потребности, которые влияют на наши поведенческие аспекты.

Метод ожиданий Врума

То, что людям в данный момент необходимо, – ещё не конечное условие для их мотивации. Они должны быть уверены, что выбранное поведение приведёт к тому результату, которого они хотят добиться. Достигнуть цели возможно только при надлежащих качествах и профессиональных навыках сотрудника.

Модель Портера-Лаулера

Портер и Лаулер создали метод, включающий в себя элементы теории ожидания и теории справедливости. Разработанная модель состоит из таких пунктов:

  • приложенные усилия;
  • восприятие;
  • достигнутые результаты;
  • награда;
  • чувство удовлетворения.

По теории, результаты напрямую зависят от наших качеств, приложенных усилий, способностей, поэтому для определения мотивации работников достаточно их учесть. Высокая результативность достигается, когда выполненная работа поощряется (материальное стимулирование). Отсюда следует – достижение хороших результатов становится причиной качественной работы. Причиной, но никак не следствием.

Гедонический мотивационный метод

Его сторонник Юнг выяснил, что люди желают достичь максимума радости и минимума дискомфорта. Наслаждение – основополагающий фактор, который определяет активное желание работать, направленность и организованность действий. Эмоции управляют поведением. Если они положительные, действие повторяется, в противном случае – нет.


Сторонники этого метода утверждают, что эмоции кажутся наслаждением до некоторого уровня, который можно определить. После пресыщения наступает полная противоположность – неудовольствие. В этом методе выделяют два необходимых фактора: уровень стимуляции и гедонический тон, от последнего зависит субъективное наслаждение.

Психоаналитический мотивационный метод

Фрейд создал и разработал психодинамический подход в изучении человеческих поступков.

Он основывается на факте признания того, что существуют психологические силы, формирующие наши действия, но не всегда осознаваемые. Фрейд считал, что инстинкты движут нашим поведением. Эрос – это жизнь.

Танатос – разрушение и смерть. Источник, цель, объект и стимул – главные инстинктивные параметры. Индивидуум понимается как общность трёх частей:

  1. “Я” – познание себя и своего “эго”;
  2. “Ид” (оно) – накапливает инстинкты и импульсы;
  3. “Суперэго” (бессознательное) – моральные поведенческие аспекты.

Теория “драйвов”

Автор метода “драйвов” – Карл Халл. Все перемены внутри человека приводят к какому-либо реагированию, смене деятельности. Таким образом, личность старается ликвидировать всякие изменения.

Составные части такой ликвидации – “драйвы” (т.е. “влечения”).

Подкрепляют данное поведение повторяющиеся попытки, которые усиливают реакцию, поскольку подтверждённое чем-то поведение надёжно фиксируется в сознании человека.

В экономически развитых странах активность работника подкрепляется вознаграждением. Но с этим нужно быть осторожнее: такой человек может больше ничего не выполнять, если нет нового подтверждения (поощрения).

Метод условных рефлексов

Его разработал великий физиолог, академик Иван Петрович Павлов, который утверждал, что считать основой мотивации можно рефлексы, как безусловные, так и условные. Суть этой теории в том, как организм отвечает на них. Этим рефлексам надо оказывать дополнительное внимание.

Установка – главный элемент системы мотивации личности. База этой установки – привычка мышления и поведения.

Методы Макгрегора «X» и «Y»

Макгрегор называл теорией “Х” ожидание антидемократического подведения от подчинённых, а теорией “Y” – предположения о сотрудниках либерально настроенного начальника.

Эти теории обращаются к различным желаниям и мотивам людей.

Область мотивации весьма изменчива и зависима от различных обстоятельств: какие-то мотивы становятся стабильными, подчиняют себе прочие мотивы и являются фундаментом всей области.

Различия поведения в схожих ситуациях и при аналогичных обстоятельствах обуславливаются тем, что у любого человека имеется своя мера настойчивости и внутренней энергии. Одни при реагировании на ситуацию разнообразят свои поступки, другие ведут себя однообразно. Иногда действия не способны в полной мере утолить мотив.


В таком случае человек завершает один вид работы и начинает другой. Мотив также может поменяться при деятельности, например, захотелось порисовать карандашами, а потом это занятие надоело. Иногда же вид работы меняется, а мотив сохраняется, например, человек, увлёкшись сначала акварелью, впоследствии стал писать маслом.

Случается, мотивации идут впереди деятельности или же отстают от неё. Мотивы задают альтернативы разных действий, которые регулируют и корректируют деятельность для приближения к характерным, у конкретного побуждения, целевым признакам, а также поддерживают такую направленность. Только мотивация становится причиной целенаправленной деятельности.

Мотивирование не становится неким сплошным и неделимым процессом. Оно состоит из процедур разного рода, которые регулируют поведение до совершения действий и после них. Сначала идёт процесс анализа: оцениваются последствия возможных результатов работы.

Цель действий – воплощение мотива, но всё же нельзя их путать с мотивацией. Действия складывают эрудицию, способности и умения. Мотивации же задаёт то, как будут использованы разные возможности.

Мотивации определяют подбор конкретных дел, подходов в восприятии и всевозможных путей мышления, а также напряжённость и настойчивость в воплощении конкретного действия и достижения его результатов.


Итак, мы рассмотрели главные мотивационные теории в психологии. Если их применять на практике, у вас получится правильно организовать своих работников и добиться при этом прогрессивных результатов.

Источник: https://mystroimmir.ru/psihologiya/teorii-motiv.html

Теория мотивации Зигмунда Фрейда

Теория мотивации по фрейду. Теории мотивации фрейда и шварца. Нужна помощь по изучению какой-либы темы
Зигмунд Фрейд родился 6 мая 1856 года в еврейской семье в чешском городке Пршиборе, по-немецки называвшимся Фрайбергом и входящим в состав Австро-Венгрии. В 1873 году Зигмунд Фрейд поступил в Венский университет и решил заняться физиологией и психологией. Зигмунд Фрейд был многогранным человеком, проявлял интерес к литературе, истории, философии и социологии.

Занимаясь лечением душевнобольных, Зигмунд Фрейд внимательно исследовал секреты человеческой психики, пытаясь понять формирование личности. Ученый сформулировал такие понятия как “бессознательное”, “Оно” и “Сверх-Я”, которые до него не применялись в психиатрии. Таким образом, Зигмунд Фрейд заложил основы психоанализа.


До 1920 года Зигмунд Фрейд допускал, что человеческая психика включает в себя бессознательное и сознание. При этом он считал, что на первом месте стоит бессознательное, и только потом – сознание. То есть, бессознательное – это “просторная передняя”, по сравнению с которой сознание оказывается маленькой “задней комнатой”.

Бессознательное – это, в первую очередь, половые инстинкты, являющиеся частью биологической системы организма. Они всегда заставляют человека беспокоиться и потому нуждаются в разрядке, ослаблению напряжения.

С точки зрения функциональности, бессознательное наполнено активно действующими чувствами и эмоциями, а сознание остается только “надзирателем”, сдерживающим их активность. Таким образом, индивид, приспосабливаясь к жизни, прислушивается к сознанию лишь отчасти. Оно только подавляет и вытесняет в бессознательное возникшие инстинкты.

В 1920-26 годах Зигмунд Фрейд кардинально изменил свою теорию. На этот раз он выделил в психической структуре три элемента – “Я” (Эго), “Оно” (Ид) и “Сверх-Я” (Супер-Эго). Между ними складываются сложные отношения с точки зрения динамики, энергетики и, соответственно, структуры.

Самым древним из них является “Оно”, содержащее все наследственное, врожденное – прежде всего, инстинкты. Возникает “Оно” в самом человеческом теле и именно здесь свое первое психическое выражение. “Оно” – эквивалент “бессознательного” в ранней классификации, основа, из которой выстраивается личность человека. Зигмунд Фрейд выделил три основных группы мотивов, которые складываются из базовых потребностей человека:


  • чувственность,
  • агрессия,
  • тревога.

Они являются основными элементами “Оно”.

“Я” – элемент психики, выполняющий функцию контроля, являющийся посредником между человеком и внешним миром, защищающим от неблагоприятных воздействий. Основное предназначение “Я” управлять инстинктами. По Зигмунду Фрейду, “Я” стремится к удовольствию и пытается избегать состояния неудовольствия. Предвиденный и ожидаемый рост уровня неудовольствия сопровождается состоянием тревоги”.

“Сверх-Я” – специфический элемент, своеобразный “осадок” по периметру Эго. Он следует родительскому влиянию, но при этом подвергается влиянию социальной среды (семьи, школы, социума).

Например, ребенок как “зеркало своих родителей” воспринимает социальные идеалы, определяемые ими ценности и нормы морали. Таким образом, “Сверх-Я” образует “третью силу, которую “Я” не может игнорировать”.

Именно поэтому “Сверх-Я” отличается от “Я” и даже может ему противоречить.

(Freud, “Das Ich und Das Es”, 1956, 2008): Согласно теории мотивации Зигмунда Фрейда, на мотивацию человека оказывают влияние две противоречивые группы факторов, и поэтому поведение человека всегда противоречиво.

Первая группа факторов:


  • Эго (Я) – сознательное человека;
  • Оно – бессознательное человека.

Вторая группа факторов:

  • Драйвы – стимулы, позывы;
  • Табу – запрет на прямое выражение драйвов.

Итак, Зигмунд Фрейд считал, что человек – это очень сложный механизм психологии, которым двигает бессознательное

Самой главной особенностью теории мотивации Зигмунда Фрейда является полное отрицание мотивов доброты, добродетели, любви и милосердия, рассматривая их как проявление внутреннего подсознательного эгоизма.

Таким образом, Зигмунд Фрейд, а также Карл Халл вывели психологию из рамок христианской этики, сделав ее единой комплексной наукой. Их теории являются в полной мере научными теориями мотивации человека. Критики теории Зигмунда Фрейда очень много.

В первую очередь критикуется то, что он слишком много внимания уделял различным драйвам, либидо, а также конечно критиковалось его отношение к религии, мотивам доброты, милосердия и прочим мотивам.

В начало

Источник: https://genskayformula.com/teoriamotivazia-freud.html

Теория мотивации З.Фрейда

Теория мотивации по фрейду. Теории мотивации фрейда и шварца. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

Великий психолог полагал, что люди по большей части не осознают психологические силы, которые руководят поведением индивида, а значит, они не в состоянии до конца понять мотивы своих действий.

Пример: Собираясь приобрести компьютер, госпожа N считает, что ею движет желание эффективно использовать время переездов с места на место. Но если «копнуть» поглубже, мотивом ее решения оказывается стремление произвести впечатление на окружающих.

А если пойти еще дальше, возможно, компьютер помогает ей почувствовать себя умной и развитой женщиной.

Когда госпожа N изучает характеристики различных ноутбуков, она обращает внимание не только на их быстродействие, но и на другие, менее значительные детали.

Форма, размер, вес, цвет, название марки и материал, из которого сделан компьютер, вызывают у нее определенные ассоциации и эмоции.

Поэтому дизайнеры компьютеров, должны помнить о влиянии того, что покупатель видит, слышит и может потрогать в компьютере, на его эмоции, оказывающие, в свою очередь, влияние на решение о покупке.

Для выяснении глубинных ассоциаций, вызванных товаром, исследователи собирают «подробные интервью», используя технику, позволяющую отключить сознательное «Я» — словесные ассоциации, незаконченные предложения, объяснения рисунков и ролевые игры.

Психологи установили, что любой товар инициирует у потребителя уникальный набор мотивов. Поэтому неудивительно, что различные марки духов ориентированы на определенный контингент покупателей.

Целостная теория личности должна объяснять, почему люди поступают так, а не иначе. Концепции мотивации, или другими словами, процессуальные аспекты функционирования индивидуума, строятся на динамических, изменяющихся особенностях поведения человека.

Вот примерный тип вопросов, относящихся к этому второму компоненту теории личности: «Почему люди ставят перед собой те или иные цели и стремятся их достигать?», «Какие специфические мотивы заставляют человека действовать, и направляют его поступки?»

При помощи ответов на эти вопросы руководители стараются эффективно строить управление людьми на предприятиях и в организациях, эти вопросы люди задают сами себе, и при этом анализируют свое поведение в конкретной ситуации и свою жизнь в целом.

Актуальность данной темы заключается в том, что, поняв механизм формирования мотивационной сферы человека, мы сможем целенаправленно влиять при помощи воспитательных воздействий на становление мотивации наших детей; руководители смогут эффективно управлять персоналом, повышая производительность предприятия при помощи мотивирования своих сотрудников.

Мотивация – это сложный психологический феномен, вызывающий множество споров в среде психологов, придерживающихся различных психологических концепций.

Итак, остановимся на рассмотрении теории мотивации З.Фрейда.

 Согласно теории мотивации Фрейда, человек с рождения находится под прессом многих желаний, которые человек до конца не осознает и не контролирует. Таким образом, индивид никогда полностью не осознает мотивов своего поведения.

Исследователи поведения потребителей стараются вскрыть глубинные мотивы их поведения и покупок. Психоаналитическая теория З.Фрейда основывается на представлении, согласно которому люди являются сложными энергетическими системами.

Фрейд считал, что поведение человека активируется единой энергией, согласно закону сохранения энергии (то есть она может переходить из одного состояния в другое, но количество её остается при этом тем же самым).

Фрейд взял этот общий принцип природы, перевел его на язык психологических терминов и заключил, что источником психической энергии является нейрофизиологическое состояние возбуждения.

Таким образом, согласно теории Фрейда, мотивация человека полностью основана на энергии возбуждения, производимого телесными потребностями. По его убеждению, основное количество психической энергии, вырабатываемой организмом, направляется на умственную деятельность, которая позволяет снижать уровень возбуждения, вызываемого потребностью.

По Фрейду, психические образы телесных потребностей, выраженные в виде желаний, называются инстинктами. В инстинктах проявляются врожденные состояния возбуждения на уровне организма, требующие выхода и разрядки. Фрейд утверждал, что любая активность человека (мышление, восприятие, память и воображение) определяется инстинктами.

Инстинкты как таковые являются «конечной целью любой активности».  Хотя количество инстинктов может быть неограниченным, Фрейд признавал существование двух основных групп: инстинктов жизни и смерти. Первая группа включает все силы, служащие цели поддержания жизненно важных процессов и обеспечивающие размножение вида.

      Вторая группа – инстинкты смерти, называемые, лежит в основе всех проявлений жестокости, агрессии, самоубийств и убийств. Однако Фрейд считал их биологически обусловленными и такими же важными в регуляции человеческого поведения, как и инстинкты жизни.

Он полагал, что инстинкты смерти подчиняются принципу энтропии, (то есть закону термодинамики, согласно которому любая энергетическая система стремится к сохранению динамического равновесия).

Что же представляют собой инстинкты в действительности? Любой инстинкт имеет четыре характеристики: источник, цель, объект и стимул. Источник инстинкта – состояние организма или потребность, вызывающая это состояние.  Четкого определения инстинктов смерти Фрейд не дал.

Цель инстинкта всегда состоит в устранении или редукции возбуждения, вызванного потребностью. Если цель достигнута, человек испытывает кратковременное состояние блаженства.

Хотя существует много способов достижения инстинктивной цели, наблюдается тенденция к поддержанию состояния возбуждения на некоем минимальном уровне.

Заключение

В современной психологии в настоящее время существует множество различных теорий, подходы которых изучению проблемы мотивации настолько различны, что иногда их можно назвать диаметрально противоположными. Мы рассмотрели мотивацию З.Фрейда в современных исследованиях.

Нам кажется, что сама сложность данного понятия, многоуровневая организация мотивационной сферы человека, сложность структуры и механизмов ее формирования, открывает широкие возможности для применения многих теорий.

То есть утверждения отдельных теорий могут направляться на различные элементы мотивационной структуры и именно в этих направлениях будут наиболее компетентными.

Таким образом, подводя итоги, можно утверждать, что целостная картина может сложиться только при объединенном подходе к изучению проблемы мотивации на современном этапе развития психологической мысли, с учетом прогрессивных идей различных теорий.

Список используемой литературы

  1. http://ru. wikipedia.org/- Википедия
  2. http://www.psychology. su/2009/03/03- журнал “Психология”
  3. З.Фрейд. Лекции по психоанализу. Лекция 31.стр.334-349 М.

Источник: http://freepapers.ru/8/teoriya-motivacii-zfrejda/271343.1777568.list2.html

Психологические теории мотивации

Теория мотивации по фрейду. Теории мотивации фрейда и шварца. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

Особенно активное развитие многочисленные теории мотивации получили в XX веке. Важнейшее их отличие друг от друга состоит в выделении ведущего (доминирующего) мотивационного фактора и побудительных сил поведения.

Теория мотивации в классическом психоанализе

Наиболее ранняя теоретическая модель мотивационной сферы личности была представлена в классическом психоанализе.

Психоаналитический подход к рассмотрению мотивации человека строится на утверждении диалектической борьбы противоположно направленных побуждений человеческой природы, интенсивность и динамичность которых формирует внутренне противоречивую картину психической жизни личности, способствуя развитию непреодолимого внутриличностного конфликта.

Основные мотивационные доминанты деятельности человека при таком рассмотрении – это стремление к получению удовольствия (максимальному удовлетворению естественных – витальных – потребностей), а также страх неудовольствия, то есть намерение человека минимизировать объем неудовлетворенных потребностей, а также сократить меру наказания за удовлетворение тех потребностей, которые нарушают установленные социальные нормы.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Теория мотивации активно разрабатывалась З. Фрейдом, который полагал, что существует определенное число врожденных влечений, свойственных каждому человеку и неизменных в процессе его онтогенетического развития.

Эти влечения рассматривались Фрейдом в качестве своеобразных энергетических систем, которые стремятся к разрядке, вынуждая человека действовать в направлении конкретных объектов импульсивно, неосознанно.

Таким образом, в рамках классического психоанализа утверждалось, что мотивацию человека формирует непрерывное противоборство двух разнонаправленных влечений, которые в ряде случаев достигают компромисса (при нормальном психическом развитии личности жизнеутверждающие влечения преобладают над деструктивными).

Представители неофрейдизма сохранили общую модель «единства и борьбы противоположностей» в мотивационной сфере личности, хотя и акцентировали влияние социальных и культурных факторов на развитие человеческих потребностей. Так, в индивидуальной психологии А.

Адлера основным побуждением индивида выступает насущная потребность преодолеть, компенсировать болезненно переживаемый «комплекс неполноценности». Эта потребность удовлетворяется двумя противоположными способами: через стремление к власти, превосходству и через стремление к принадлежности, общности с другими людьми.

Воля к доминированию, соперничеству, господству и социальный интерес – таковы две крайности, между которыми, согласно Адлеру, «разрывается» каждое человеческое существо. Диады противоположностей обнаруживаются и в учении Э.

Фромма: это биофилия и некрофилия, «модус бытия» и «модус обладания» (потребность «быть» и потребность «иметь»), которые описываются Фроммом как основные мотивационные детерминанты поведения человека.

Теория мотивации в классическом (ортодоксальном) бихевиоризме и необихевиоризме

Первоначально в рамках классического (ортодоксального) бихевиоризма проблемы мотивации исключались из области исследований, так как основополагающая формула «S – R» («стимул – реакция») не допускала существования иных детерминант кроме внешних стимулов.

Данный подход исключает рассмотрение психики как источника активности личности, выступая в качестве совокупности автоматических, запущенных извне реакций.

Переход проблематики мотивационного поведения в рамки психологического исследования сопровождался корректировками бихевиористического учения, в том числе признанием в качестве аксиомы положения о существовании внутренних побудительных сил, закрепляемых в форме потребностей и оказываемых на поведение индивида не меньшее воздействие, чем внешние стимулы. В рамках необихевиоризма этими внутренними движущими силами признавались мотивы, составившие «среднее (промежуточное) звено» между стимулами и реакциями и опосредовавшие ответ организма на выдвигаемые средой требования.

Однако даже после признания существования данной промежуточной переменной в необихевиоризме делался упор лишь на внешней стороне активности организма и физиологических факторах, которые мотивируют поведение субъекта. В качестве первых детерминант активности рассматривались физиологические циклы и эмоциональные состояния, которые проявлялись в форме конкретных телесных реакций.

Социальные факторы в рамки научного исследования были введены одним из лидеров необихевиоризма Э. Толменом, который предлагал три уровня мотивации, два из которых можно признать социальными:

  1. биологическая мотивация;
  2. мотивация власти;
  3. мотивация успеха.

Далее, в необихевиоризме для научного описания такой характеристики мотивации, как направленность, использовалось понятие «валентность». Было экспериментально доказано, что организм далеко не всегда стремится к тому, в чем испытывает насущную потребность. С целью прояснения этих механизмов было предложено различать положительную и отрицательную валентности.

Если объект в силу каких-либо причин обладает положительной валентностью, организм стремится к обладанию этим объектом, если же отрицательной, то возникает реакция избегания (Б. Скиннер).

То, какой валентностью будет обладать конкретный предмет, зависит от прошлого опыта взаимодействия со средой и особенностей научения, то есть в большей степени определяется социальными, а не сугубо биологическими факторами.

Анализируя различные нарушения поведения человека (фобические расстройства), теоретики необихевиоризма утверждали, что поведение человека детерминируется преимущественно отрицательной мотивацией, при которой направляющим вектором служит реакция избегания. Так, М. Майером был рассмотрен страх как основная движущая сила поведения человека. Особенностью приобретенной отрицательной мотивации является ее стремительная генерализация, то есть быстрое распространение на новые объекты и ситуации.

С точки зрения необихевиоризма рассматривалась и познавательная мотивация. Например, стали широко известны эксперименты с людьми, предполагающие изоляцию и сенсорную депривацию испытуемых. Так, в результате экспериментов Д. О. Хэбба был доказан тезис о врожденной потребности индивида в контакте с внешним миром.

Теория мотивации в гештальтпсихологии

Рассмотрение мотивации в русле гештальтпсихологии сводилось к анализу особенностей человеческой психики.

По мнению К. Левина, энергия побуждения/мотива реализуется не только в пределах организма, а распределяется в системе «организм – среда», которая представляет собой единое динамичное поле. Под воздействием мотивационных факторов разные объекты приобретают по отношению к индивиду «требовательный характер», побуждая выполнять его конкретные действия по отношению к данным объектам.

Подход К. Левина к мотивации может быть охарактеризован как «гомеостатический». По мнению исследователя, нарушение баланса между субъектом и ситуацией, способствует появлению состояния мотивационной напряженности, которое он путем различных действий стремится редуцировать.

К. Левин предлагал рассматривать два вида потребностей: биологические и социальные (квазипотребности, то есть стремление к совершению целенаправленного социального действия).

В структуре личности потребности не находятся в изоляции, они взаимодействуют друг с другом, подчиняясь определенной иерархии. Связанные между собой квазипотребности могут обмениваться аккумулированной в них энергией. Этот процесс Левин называл «коммуникацией заряженных систем».

Возможность такой коммуникации ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать внешние и внутренние барьеры, находить выход из сложных ситуаций.

Таким образом, стремясь к разрядке напряжения, человек не запрограммирован на выполнение строго определенных действий, а может изменять и замещать их, находя новые способы преобразования ситуации.

Наибольшую популярность из когнитивных теорий мотивации приобрела теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера (1956).

По мнению исследователя, каждый человек обладает особой потребностью в конгруэнтности, то есть в гармонии и консонансе, в совпадении ожиданий субъекта и реально происходящих событий.

Под воздействием данной потребности любой диссонанс (несовпадение когнитивных элементов) ощущается личностью как состояние дискомфорта, которое приводит к запуску активности, направленной на его устранение (редукцию) и восстановление согласованности содержаний сознания. Стремление к когнитивному согласованию мотивационных процессов (побуждений) и представлений о ситуации запускает сложный механизм интерпретации и переинтерпретации, который позволяет постепенно снять существующие противоречия.

Теория мотивации в гуманистической психологии

Особая традиция понимания и исследования мотивационных процессов сложилась в гуманистической психологии, найдя отражение, прежде всего, в трудах Г. Олпорта и А. Маслоу.

По мнению Г. Олпорта, огромное число мотивов, которое предопределяет поведение человека, можно свести к некоторому количеству первоначальных мотивов, которые являются не только врожденными, но и свойственными, как правило, всему животному миру. Отдельно Г.

Олпортом рассматривалось «послеинстинктивное поведение» сформировавшейся личности, которое проявляется в интересах и побуждениях, не сводимых к их более ранним архаическим и унаследованным формам (влечениям и рефлексам), но формирующихся в результате постепенной дифференциации, структурирования и интеграции индивидуального опыта, в процессах обучения и социализации.

А. Маслоу предлагалось разделение всей мотивационной сферы человека на две подсистемы:

  1. дефицитарная мотивация, которая предполагает компенсацию дефицита внутренних ресурсов и приобретение чего-то недостающего;
  2. мотивация роста, которая построена на расширении жизненного опыта и совершенствовании имеющихся способностей человека.

Потребности, которые относятся к первой подсистеме, характеризуют актуальные нужды человека и функционируют по гомеостатическому принципу («актуализация – удовлетворение (насыщение) – угасание»); потребности, относящиеся ко второй группе, не сводятся лишь к сохранению существующего, а нацелены на развитие. Последняя подсистема мотивов, рассматриваемых в единстве с высшими ценностями личности, получила обозначение – метамотивация.

Перечисленная система мотивов послужила основой для разработки А. Маслоу иерархии потребностей, получившей широкую известность.

Источник: https://spravochnick.ru/psihologiya/psihicheskie_svoystva_lichnosti/psihologicheskie_teorii_motivacii/

Источник: pravsiila.ru

Нэнси Мак-Вильямс

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА

Понимание структуры личности в клиническом процессе

От хаоса – к структуре, от симптома – к личности

Книга, которую вы держите в руках, замечательна во многих отношениях. Написанная блестящим профессионалом высочайшего уровня и, без преувеличения, очаровательной женщиной, она уже вошла в золотой фонд аналитической классики и стала бестселлером в тех странах, где была издана. Не менее замечателен тот факт, что в России она выходит спустя всего 4 года после первой публикации, благодаря чему мы с вами имеем возможность своевременно воспользоваться плодами труда автора и получить знание, что называется, “из первых рук” (многие из работавших над русским переводом книги имели удовольствие участвовать в семинарах Нэнси Мак-Вильямс в Москве, где, благодаря таланту и обаянию автора, “сухая теория” на их глазах превращалась в зеленеющее “древо жизни”; это ощущение мы и старались передать при работе над переводом).

Что же представляет собой эта книга, и в чем ее ценность? Можно считать, что это – самый современный базовый учебник по психоаналитической диагностике личности, написанный прекрасным языком и содержащий стройное синтезированное изложение существующих психоаналитических подходов к структуре личности и конкретные практические рекомендации по проведению психоаналитической терапии с каждым типом пациентов. Возможно, для читателя из страны, где психоаналитическая культура и традиция достаточно развиты, такого представления было бы достаточно. Но, как нам кажется, для российского читателя выход этой книги на русском языке может быть более значимым, чем просто издание еще одного учебника по узкой специальности.

В последние годы, благодаря изменениям, свидетелями которых мы являемся, мы получаем возможность приобщиться к тому культурному пласту, который при своем зарождении бурно развивался и в России, но от которого мы были отрезаны долгие годы, – к психоанализу как “практической философии”, способу понимания психической жизни и методу лечения.

В этом контексте книга Нэнси Мак-Вильямс для нас особенно событийна, так как имеет дело непосредственно с самим предметом психоаналитического осмысления и вмешательства – со структурой личности, представляя ее в развитии, что, собственно, и является сутью психоаналитического подхода. Вот это аналитическое понимание с позиции развития оказало заметное влияние на всю западную психологию и психиатрию, найдя свое выражение и в классификации психических расстройств, и в терапевтических подходах. И, безусловно, оно представляет определенную новизну в сравнении с тем дискретно-описательным диагностическим подходом, который, в силу известных исторических и общественных обстоятельств, укоренился в отечественной психиатрии и клинической практике. Таким образом, эта, достаточно революционная для нашего читателя, книга даст специалистам возможность начать говорить со своими коллегами во всем мире на одном языке.

Второе безусловное достоинство книги – ее интегративный подход. Она охватывает важнейшие теории формирования личности, получившие развитие за вековую историю психоанализа и имеющие наибольшее клиническое значение – от теории драйвов и неврозов Фрейда, включая Эго-психологию, Сэлф-психологию (или психологию собственного “Я”), традицию объектных отношений, до самых современных межличностных подходов, – и представляет их в виде стройной, внутренне структурированной развивающейся системы. Логической кульминацией этого развития явилось построение “диагностической системы координат”, включающей два измерения: (1) уровень развития личности (определяющий степень психологического благополучия или нарушения индивида) и (2) тип организации характера (придающий каждому человеку его уникальную неповторимость и, в то же время, роднящий его с другими представителями рода человеческого).

Таким образом, каждого человека можно описать как имеющего определенный уровень развития личности (психотический, пограничный, невротический) и тип организации характера (истерический, параноидный, депрессивный и так далее). Это будет означать, что данному человеку свойствен определенный паттерн импульсов, тревог, защитных механизмов и объектных отношений, который в травмирующей ситуации, превосходящей адаптационные возможности индивида, может обусловить декомпенсацию в виде соответствующего расстройства.

Следует сразу обратить внимание читателя на непривычную для наших специалистов терминологию: речь идет об определении “пограничной” (borderline) психопатологии. В отечественной психиатрии термин “пограничные психические расстройства” применяется к “нерезко выраженным нарушениям, граничащим с состоянием здоровья и отделяющим его от собственно патологических психических нарушений” и к расстройствам, “характеризующимся, главным образом, проявлениями так называемого невротического уровня нарушений” (Александровский Ю.А., 1993). В психоаналитической традиции “пограничная личностная организация” или “пограничные расстройства” являются самостоятельной диагностической категорией и занимают в континууме развития (первом измерении в “системе координат” по Мак-Вильямс) “пограничное” место между психотическими и невротическими организациями, качественно отличаясь и от тех, и от других.

Другое терминологическое разночтение связано с термином “психопатия”. В отечественной психиатрии психопатии – это любые стойкие характерологические нарушения, препятствующие адаптации. В современном психоанализе антисоциальной психопатией принято называть тип организации личности, характеризующийся антисоциальными паттернами поведения.

Существенным и новым по сравнению с отечественным подходом является выделение в качестве одного из типов структуры характера диссоциативной (“множественной”) личности. В истории психоанализа существовали различные взгляды на происхождение и распространенность этого явления. В последние годы увеличилось количество литературы об этом “экзотическом” нарушении и сложилось представление о диссоциации как о постоянном проявлении синдрома хронического посттравматического стресса. При этом открывается возможность эффективной терапии многих страдающих людей, которые раньше не попадали в число пациентов или получали несоответствующее лечение в силу неверного диагноза.

Диагностика, таким образом, приобретая целостность и объемность, позволяет понять не только особенности психологии каждого человека в их развитии, но и то, как именно следует ему помогать. Книга ценна именно своей практической направленностью и рекомендациями по проведению психотерапии (или психоанализа) с каждым типом пациентов, рекомендациями, основанными на глубоком и тонком понимании его уникальной индивидуальности. Студенты, обучающиеся психотерапии, и уже практикующие специалисты, несомненно, оценят по достоинству конкретные и содержательные рекомендации автора, проверенные ее многолетней психотерапевтической практикой.

Исключительно привлекательное достоинство книги Нэнси Мак-Вильямс – изумительно ясный и выразительный язык, которым она написана. “Базовый учебник” читается на одном дыхании, как захватывающий роман. В этом смысле автор является хранителем и продолжателем лучших традиций основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, произведения которого, как известно, отличаются ясностью изложения и изяществом стиля. Книга совершенно лишена даже малейшей степени профессионального снобизма и не перегружена саморефлексией, иногда затрудняющих восприятие некоторых аналитических текстов. Благодаря сочувственному и эмпатичному изображению личностных проблем и их происхождения книга несет мощный гуманистический заряд.

Несколько слов о переводе. Он осуществлен группой выпускников Академической школы профессиональной психологии. Фактически, именно благодаря системе обучения в этой Школе, где психоаналитическая традиция принята в качестве его необходимой основы, удалось осуществить переводы целого ряда классиков современного психоанализа, ранее не издававшихся в России. При работе над “Психоаналитической диагностикой” мы старались сохранить своеобразие и выразительность авторского стиля. В терминологическом отношении мы ориентировались на недавно вышедший классический труд Х. Томэ и Х. Кэхеле “Современный психоанализ” (перевод под редакцией А.В. Казанской), а также на уже устанавливающееся в профессиональной аналитической среде словоупотребление. В тексте, где это необходимо, даются варианты перевода терминов и пояснения, позволяющие, на наш взгляд, уточнить понимание. Будем рады, если чтение этой книги доставит Вам такое же удовольствие, какое мы испытали, работая над ее переводом.

Источник: www.litmir.me

Тема: Психодинамическая парадигма.

Классический психоанализ подходит к изучению характера личности двумя очень разными путями, вытекающими из двух предшествовавших им моделей индивидуального развития. Во времена фрейдовской теории драйвовбыли сделаны попытки понять личность на основе фиксации, т.е на каком раннем этапе развития данный индивид был психологически травмирован.

Позднее, с развитием Эго-психологии, характер был переосмыслен как совокупность определенных механизмов защиты (какими способами данный индивид избегает состояния тревоги?). Последний подход к пониманию личности не противоречил первому; он позволил ввести ряд понятий и метафор для осмысления того, что подразумевалось под типом личности, и прибавил к концепции драйвов ряд предположений о том, как мы развиваем свойственные нам адаптационные и защитные реакции.

Первоначально фрейдовская теория развития личности была биологически обоснованной теорией и подчеркивала первичность инстинктивных процессов, рассматривая людей как проходящих через последовательные фазы направленности внимания на различные участки тела: от оральной фазы к анальной и фаллической и затем – к фазе направленности на гениталии. Утверждалось, что в младенчестве и раннем детстве детям свойственно уделять внимание вопросам, непосредственно связанным с выживанием: сначала это чисто чувственный опыт, приобретенный во время пеленания и других перемещений матерью тела младенца, затем детские фантазии о жизни и смерти и фантазии о половых отношениях родителей.

Дети, а значит и инфантильные аспекты собственного “Я”, остающиеся у взрослых, рассматривались как ничем не ограниченные искатели инстинктивного удовлетворения, с некоторыми индивидуальными различиями в силе драйвов. Правильное воспитание рассматривалось как воспитание, гибко изменяющееся в пределах, с одной стороны, удовлетворения, достаточного для того, чтобы создать атмосферу безопасности и удовольствия, и с другой, в пределах, приемлемых по уровню развития фрустраций, чтобы ребенок постепенно (дозированно) учился заменять принцип удовольствия(“Я хочу удовлетворения всех мои желаний, в том числе и взаимно противоречивых, прямо сейчас!”)Принципом реальности(“Удовлетворение некоторых желаний проблематично, исполнение же наилучших стоит того, чтобы подождать”). Фрейд очень мало говорил о вкладе родителей своих пациентов в их психопатологию. Когда же он обращался к данной теме, то упущения родителей он видел либо в чрезмерном удовлетворении желаний, при котором ничто не подталкивало ребенка к развитию, либо в чрезмерных ограничениях, так что способность ребенка воспринимать суровую реальность оказывалась перегруженной. Воспитание, таким образом, было искусством балансирования между потворством и ограничением – модель, несомненно находящая отклик в душе большинства матерей и отцов.

Теория драйвов постулировала: если ребенок чрезмерно фрустрирован или получает чрезмерное удовлетворение на какой-либо ранней стадии своего психосексуального развития (результат конституциональных особенностей ребенка и действий родителей), он будет “фиксирован” на проблемах данной фазы. Характер личности понимался как выражение растянутых во времени влияний подобной фиксации: если взрослый человек обладает депрессивной личностью, то, как утверждалось, им либо пренебрегали, либо ему чрезмерно потворствовали в возрасте примерно полутора лет (оральная фаза развития); в случае проявления обсессивных симптомов считалось, что проблемы возникали в промежутке между полутора и тремя годами (анальная фаза); в случае истерии – ребенок был отвергнут или соблазнен, либо и то и другое в возрасте от трех до шести лет, когда интересы ребенка направлены на гениталии и сексуальность (“фаллическая” фаза, изъясняясь ориентированным на мужчин языком Фрейда, последняя часть которой получила название “эдиповой” фазы, поскольку сексуальное соревнование и связанные с ним фантазии находят себе параллели в древнегреческой истории об Эдипе). На раннем этапе развития психоанализа зачастую можно было услышать: некто имеет оральный, анальный, фаллический характер в зависимости от того, что кажется центральным в человеке. Позднее, когда теория стала более изощренной, аналитики стали выделять орально зависимых и орально агрессивных (сосательный или, соответственно, кусательный оральный аспект, кажущийся первостепенным), анально сдерживающихся и отторгающих, поздне– и раннеоральных, анальных или фаллических личностей и так далее.

В 1950-х и 1960-х годах Эрик Эриксон переформулировал стадии психосексуального развития в соответствии с межличностными и внутрипсихическими задачами каждого периода, вызвав тем самым большое всеобщее внимание. Хотя работы Эриксона обычно считаются предвестниками Эго-психологии, его теория этапов развития во многом созвучна предпосылкам фрейдовской теории развития на основе понятия драйвов. Одним из наиболее интересных дополнений Эриксона к теории Фрейда (а сам Эриксон видел свою концепцию как дополняющую, а не заменяющую теорию Фрейда) стало изменение названий ранних этапов с целью модификации фрейдовского биологизма.

Оральная фаза стала пониматься как состояние полной зависимости, во время которой формируется базовое доверие(или его отсутствие) как специфический результат удовлетворения или неудовлетворения оральной потребности (драйва). Анальная фаза рассматривалась как фаза достиженияавтономии(или, в случае неправильного воспитания, стыдливости и нерешительности).

Прототипом борьбы на этой фазе может служить, как подчеркивал Фрейд, владычество туалетных функций, но она может включать в себя широкий диапазон вопросов, относящихся к тому, как ребенок учится самоконтролю и приспосабливается к ожиданиям семьи и появлению более широкого окружения. Эдипова фаза рассматривалась как период развития чувства базовой эффективности(“инициативность или виновность”) и чувства удовольствия отидентификациис объектами любви. Эриксон распространил идею фаз развития и задач этих фаз на период всей жизни. Он также разбил ранние фазы на подфазы (орально-инкорпоративная, орально-экспульсивная; анально-инкорпоративная, анально-экспульсивная)*. В 1950 году Гарри Салливан (Harry Stack Sullivan, 1953) предложил другую теорию фаз развития, которая подчеркивала коммуникативные достижения, например, речь или игра, а не удовлетворение драйвов. Подобно Эриксону он полагал, что личность продолжает развиваться и меняться и после шести лет, которые Фрейд отводил для формирования фундамента характера взрослого.

Работы Маргарет Малер (Mahler, 1968, 1972а, 1972b; Mahler, Pine & Bergman, 1975) о фазах и подфазах процесса сепарации-индивидуации (задача, получающая свое разрешение примерно к трем годам) стали еще одним шагом в осмыслении структуры личности. Ее теорию относят обычно к теориям объектных отношений, но в ее внутренних предпосылках о фиксации чувствуется влияние фрейдовской модели развития. Подобно Эриксону, разделившему оральную фазу, Малер разделила две первые фазы Фрейда, оральную и анальную, и рассматривала развитие ребенка как движение от относительного неосознавания других (фаза первичного аутизма, длящаяся около шести недель) к симбиотической связанности (длящейся приблизительно следующие два года – причем, этот период также подразделяется на подфазы “вылупливания”, “практики”, “воссоединения” – “репрошман” – и “на пути к постоянству объекта”) и к относительной психологической отделенности (сепарации) и индивидуации.

Эти разработки были встречены терапевтами с большим энтузиазмом. В результате постфрейдовского развития теории стадий развития они получили возможность по-новому взглянуть на то, каким образом их пациенты “застряли”. Теперь они могли предложить своим самокритичным клиентам гипотезы и интерпретации, идущие дальше размышлений о том, что те слишком рано или слишком поздно были отняты от груди, слишком грубо или слишком небрежно приучены к горшку, соблазнены или отвергнуты во время эдиповой фазы. Теперь можно было сказать пациентам, что их затруднения отражают семейные процессы, которые осложнили им доступ к чувству безопасности, автономии или удовлетворенности своей идентификацией (Эриксон), или что судьба уготовила им детство, лишенное чрезвычайно важного предподросткового “закадычного друга” (Салливан), или что госпитализация их матери, когда им исполнилось два года, разрушила процесс воссоединения, присущий этому возрасту и необходимый для оптимальной сепарации (Малер). Для терапевтов подобные альтернативные модели были не только интеллектуально интересны: они давали людям возможность понять себя и найти сострадание к себе – в противоположность тем объяснениям, которые люди создают себе сами для собственных непонятных качеств (а именно: “Я плохой”, “Я гадкий”, “Я ленивый и недисциплинированный”, “Я изначально отвратительный”, “Я опасный” и так далее).

Многие современные комментаторы в то или иное время указывали, что наша склонность рассматривать проблемы в терминах развития отдает редукцианизмом и лишь частично подкрепляется клиническими и эмпирическими данными (Кернберг, 1984). Другие указывали на иные паттерны и этапы психологического развития в других, не западных культурах (Roland, 1988). И все же стремление терапевтов рассматривать психологические явления как остаток проблем на определенном этапе развития упорно сохраняется. Возможно, это отражает тот факт, что общая модель развития заключает в себе наряду с элегантной простотой еще и гуманность, которые пришлись по сердцу работникам служб психологической помощи. Некое великодушие, нечто вроде принципа “Я нахожусь здесь, но лишь по воле рока” характеризует веру в то, что существует одна архетипическая, прогрессивная, универсальная схема развития и что при неблагоприятных обстоятельствах любой из нас был бы поставлен в тупик на любой ее фазе. Возможно, этого и недостаточнодля объяснения типов характера или психопатологий, но большинство практиков рассматривают это как необходимую часть полной картины.

В главах 3 и 4 читатели смогут увидеть, что одна из осей, вдоль которой я расположила диагностические данные, имеет уклон в сторону идеи поэтапного развития, нашедшей свое отражение в форме симбиотического (психотического), сепарации-индивидуализации (пограничного) и эдипова (невротического) уровней организации и психопатологии.

Источник: studfile.net

Теория мотивации

Первый бестселлер Дэниела Пинка называется «Будущее за правым полушарием». Основная мысль этой книги сводится к следующему: в новом деловом мире требуется больше вопросов, чем ответов, больше новаторов, чем просто компетентных сотрудников. И это хорошая новость для преподавателей, работающих по методике Орфа: ведь мы занимаемся развитием творческого и гибкого мышления, воспитываем в человеке умение взаимодействовать с другими людьми, что, наконец, признали важным и нужным. И исходя из этого, в его новой книге идет речь о том, как создать на работе атмосферу, которая бы способствовала новаторскому мышлению и, соответственно, достижению на этой основе положительных результатов. Она называется «Драйв. Что на самом деле нас мотивирует».

В начале Пинк в качестве примера рассказывает об эксперименте психолога Гарри Харлоу, который тот провел в 40-х годах прошлого века, изучая поведение обезьян. А в конце 60-х Эдвард Деcи, воспользовавшись методом своего предшественника, провел похожий опыт, но уже с людьми. В обоих случаях речь шла о задании, за выполнение которого одна группа приз получала, а другая — нет. Примечательным было то, что группа, которой приз не полагался, действовала лучше.

Ученые уже давно выявили два главных стимула. Первый – биологический, основанный на инстинкте самосохранения: голод, жажда, секс. Второй – внешний: наказание (кнут) и поощрение (пряник), которые традиционно практикуют религиозные и государственные институты, а также родители. Но сейчас при проведении таких экспериментов возникает третий вариант: внутренняя мотивация. Люди наслаждаются самостоятельностью, получают удовольствие от действий, необходимых для достижения результата, и в целом живут более осмысленной жизнью, имея перед собой достойную цель. Конечно, метод «кнута и пряника» может быть вполне эффективным для решения краткосрочных задач и довольно действенным в каких-то ситуациях, особенно с двухгодовалыми детьми. Однако поставленная во главу угла система наказаний и поощрений будет играть против нас. Пинк приводит многочисленные примеры офисов, школ и семей, где стимулируется внутренняя мотивация, и демонстрирует, что сотрудники в результате этого работают более продуктивно, школьники учатся лучше, а люди становятся счастливее. И он призывает нас создавать условия, способствующие развитию нашей врожденной мотивации.

Вот что он пишет в своей книге: «В современном бизнесе требуется не улучшение менеджмента, а возрождение саморегуляции… У нас в офисах и аудиториях очень много исполнительности, но совсем мало участия. Первое позволяет вполне сносно существовать, но по-настоящему жить — только второе».

Искусство в школах

В школах традиционно принято давать «голый» материал, не развивая воображение учащихся: грамматика, сложение, вычитание, список глав государств, даты важнейших баталий и т. д. Этот материал определяется либопреподавателем, либо школьной администрацией, либо он прописан в учебной программе. При этом критерий «что интересно самими школьникам» не учитывается. Иными словами, есть определенная планка, до которой ученик должен «дорасти», пользуясь проверенными методами: ему приходится читать, зубрить, выполнять письменные задания, проходить тесты, причем последнее – часто на основе конкуренции со своими одноклассниками. После этого преподаватель ставит, по своему усмотрению, оценку. А особенности школьников, их интересы и таланты, которые не вписываются в утвержденную программу, его не касаются.

Эти учебные стандарты опираются на устоявшиеся представления о том, что такое ребенок. Раньше пришедших в школу детей считали существами непослушными, которых необходимо дисциплинировать, невежественными, в которых необходимо «вливать» знания, ленивыми, которых необходимо мотивировать розгами. А сейчас наоборот: детей заманивают пряничком. Однако в обоих случаях школьник постигает науки отнюдь не из врожденного интереса узнать, как все устроено, и не из любви к учебе, которая впоследствии позволит ему сделать мир лучше. Точно так же программа не подразумевает, что школьник будет задавать вопросы из разряда «А зачем мне решать квадратные уравнения?» или «Почему я должен знать о войне 1812 года?» Но даже если он и задаст такой вопрос, то ответ учителя будет однозначным: «Потому что это будет на экзамене».

В такой обстановке идея самостоятельного выбора пути к знаниям и использования этой свободы для творчества, простирающегося за пределы получения знаний как таковых, расценивается как нечто радикальное. Ведь подход, при котором жажда освоения материала является достаточной мотивацией, для того чтобы действовать без таких стимулов, как наказание и поощрение, требует отказа от традиционных представлений о людях в целом и детях частности. И идея, согласно которой знания могут служить конкретным целям в реальной жизни учащегося, возлагает на преподавателя беспрецедентную ответственность. Одним словом, если бы концепция господина Пинка о том, что на самом деле мотивирует людей, была принята к сведению, то в школах бы произошли кардинальные изменения.

А что насчет искусства в образовании?

Возьмем самостоятельность. Суть искусства заключается в том, чтобы найти собственный способ самовыражения, подчиняющийся неким внутренним законам. Музыкант, писатель или танцовщик руководствуется своим внутренним восприятием мира, которое он выражает через песню, слово или танец.

Что касается мастерства (освоения материала), то представитель любой творческой профессии скажет вам, что тернистый путь в недра воображения сопровождается ежедневными многочасовыми занятиями, необходимыми для освоения и оттачивания техники, осмысления теорий и так далее. И главное, что мастерство в искусстве ни в коем случае не является опциональной составляющей. Наоборот, в нем вся сущность этого приключения.

И, наконец, цель (назначение). В настоящем искусстве цель только одна: делать то, без чего ты не можешь жить. Художник часто не способен контролировать свои импульсы, потому что он представляет собой своего рода инструмент для выражения нечто такого, что нужно миру. Потому что никто больше не может сказать, нарисовать, спеть или станцевать это так, как он.

Эти три ингредиента — основная движущая сила искусства, и они совершенно не учитываются в школах. Но тут в учебных заведениях появляется система Орфа, которая будто разбойник оказывается в городе, где живут законопослушные люди, и принимается проказничать. Сам Карл Орф со своими соратниками-заговорщиками приходит на собрание учителей, которые обсуждают, как пользоваться Интерактивной Доской, и начинает говорить об «освобождении сил нашего естества, пробуждении и постижении глубины вещей, раскрепощении силы духа» (перефразируя Доротею Гюнтер и Карла Орфа). И учителя пробуждаются ото сна, навязанного институционным мышлением, и вспоминают вдруг о своем давно забытом желании служить детям и прививать им любовь к своему предмету. Эти учителя умоляют специалиста системы Орфа: «Пожалуйста, покажите нам, как вы добиваетесь того, что дети приходят к вам на урок с такой радостью и уходят совершенно счастливыми». Исходя из трех стимулов, которые предлагает господин Пинк, ответ может быть следующим: «Во время урока мы вместе «ныряем в бассейн», и каждый ребенок пытается найти свой способ удержаться на воде. Когда я показываю им какой-нибудь фольклорный танец, где они должны повторять движения за мной, под конец я спрашиваю: «Как вы догадывались, когда нужно поворачиваться и идти в другую сторону?» Кто-то ответит так: «Вы поворачивались, когда в музыке звенел треугольник». Кто-то так: «Вы поворачивались через каждые шестнадцать шагов». Или так: «Я просто смотрел на вас». Или, наконец, так: «Как только вы доходили до этого места в комнате, я знал, что после этого вы развернетесь». Иными словами каждый «постигал мир» по-своему, руководствуясь своим чутьем. И это благодаря тому, что я не сузил их выбор до одного пункта, например: «Считаем до десяти и делаем поворот». На каждом занятии я даю им полную свободу самовыражения: «Найдите свой способ, как ритмически простучать свое имя», «Придумайте на основе того, что мы делали, свой танец под эту музыку», «Покажите, как вы будете читать это стихотворение: каким тоном, с какой фразировкой, в каком ритме, где будут расставлены акценты», «Сымпровизируйте на ксилофоне мелодию в пентатонике». Таким образом они демонстрировали мне свое мышление, свое понимание. Представляете, какое уважение чувствует к себе ребенок (как к мыслящему человеку, способному внести свой вклад в общее дело), когда ему дают достаточно самостоятельности, чтобы постигать и выражать вещи по-своему?

Я полагаю, желание делать все хорошо, является для них достаточной мотивацией. Бывает, дети «ведут себя плохо». Это часто случается, потому что, выполняя задание, они испытывают дискомфорт. Тогда я напоминаю им: «Я хочу, чтобы вы получили удовольствие от работы, проделанной хорошо, а не лишь бы как. Когда танец состоит из трех шагов и хлопка, любой дурачок может не рассчитать и врезаться в соседа. Но гораздо интереснее освоить эти шаги, научиться сохранять со своими одноклассниками ровный круг и хлопать одновременно в нужный момент. Ради этого мы здесь и собрались». Иногда я даже могу предложить им неожиданный и, конечно, приятный поощрительный приз: «Ребята, сегодня жарко, вы хорошо потрудились и, я вижу, уже устали. Но если мы сделаем еще один раз повторим танец, и сделаем это хорошо, то мы сможем закончить пораньше и сходить за мороженным». То есть элементы системы «наказание-поощрение» все же имеют место. Но основной стимул – это, естественно, удовольствие от хорошо проделанной работы.

И, наконец, я всегда (на каждом занятии и в течение всего года) очень четко проговариваю свои цели. Но наряду с этим я даю детям возможность самим выразить, что, по их мнению, является целью. И те простые вещи, которыми я с ними делюсь, становятся мерилом успеха для всего класса. Например, сказать: «Вы выделяетесь, а сейчас необходимо объединиться», — намного полезней, чем крикнуть: «Вы плохой класс». Вот некоторые пункты, на которые я обращаю внимание детей в нужный момент:

  • Объединяться (blend in) – становиться частью чего-то большего, чем вы;
  • Выделяться (stand out) – выражать свою уникальность (мышление, тело, сердце, голос);
  • Понимать, когда необходимо объединиться (хор), а когда выделиться (соло);
  • После занятий чувствовать себя лучше, чем до;
  • Петь песни, которые будут доставлять удовольствие и сейчас, и через восемьдесят лет;
  • Делать вклад в образовательный процесс (через ритуал, церемонию, исполнительство);
  • Получать удовольствие от своего дела;Создавать красоту;
  • Дарить миру что-то вдохновляющее.

Если дети с нетерпением ждут занятия по музыке, а после его окончания светятся от счастья, это потому что Карл Орф способствовал созданию артистичного образования. Он распознал главные составляющие искусства: самостоятельность, мастерство (освоения материала) и цель. Он выявил, что человеку необходимы свобода самовыражения, уважение и ощущение того, что ему есть применение. Он увидел, насколько ограничена система кнута и пряника. И в работе он отдавал предпочтение той форме искусства, которая освобождает, пробуждает и раскрепощает красоту, заключенную в каждом человеке. То есть он разработал комплекс идей, которые выросли в систему, приносящую сейчас столько радости детям и преподавателям во всем мире.

Написав свою книгу «Драйв», Дэниел Пинк, возможно, возобновил начатый когда-то разговор на более современном языке. Однако основа была заложена работой Орфа, Кетман и их последователей. Они сформировали новый взгляд, новое видение, использовавшееся на практике последние пятьдесят лет для развития у детей естественных импульсов. В руках артистичных и любящих преподавателей эти «сырые» импульсы становятся пластичным материалом, который можно осваивать и «раскрашивать в выразительные цвета» и таким образом украшать мир, изуродованный теми, кто был лишен возможности самовыражения, кто воспитывался и развивался там (школа, работа), где требовалось только послушание, где успех был возможен исключительно на казенных условиях, а цели диктовались вышестоящим руководством.

И если мы начнем менять установившийся порядок вещей, то эти революционные идеи могут привести к невероятным результатам. И если бы мир воспринял концепцию «гуманистического» образования, то у нас были бы основания надеяться на светлое будущее. И ради Зэди, мне хотелось бы думать, что это случиться.

Статья опубликована в Журнале Орф- Шульверк # 91, Winter , 2014. 

Источник: www.orff.ru


Categories: Теория

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.