Современная цивилизация выделяет свои приоритеты и систему стандартов, которые порождают новую культуру мышления, позволяющую формализовать отношение к реальности.

Технократы считают, что понятие ценности только вносит субъективный хаос в человеческую деятельность. Бытие становится иррациональным, неупорядоченным и неуправляемым. Выявление четких законов общественного развития и человеческого поведения, истинное их познание может, по их мнению, больше принести пользы, чем туманные рассуждения о неких ценностях, истинность которых, в силу их субъективности, установить практически невозможно. Социально-историческое время является тем критерием, который устанавливает жизненность тех или иных ценностей, производит их «естественный» отбор. Такие ценности закрепляются в общественном и индивидуальном сознании как «правда жизни» или, иными словами, как социальная истина.

Утеря ценностных ориентиров, случившаяся в результате кризиса христианства Нового времени, считает Г.С.


селев, в итоге привела к образованию массового общества. Для него характерно, в первую очередь, господство масскультуры, т.е. вытеснение подлинной культуры на периферию жизни и предпочтение технических достижений цивилизации. «Безрелигиозные системы ценностей для человека не абсолютны, а относительны и потому в лучшем случае недейственны. Сегодня происходит вытеснение высокой культуры массовой или псевдокультурой, которая фактически вообще не признает необходимость ценностной системы, в результате чего нравственный релятивизм легко переходит в нигилизм» [1]. Именно псевдокультура играет основную роль, как в социализации человека, так и в дальнейшем формировании личности. Семья, школа в наше время не вполне реализуют функцию воспитания настоящей культуры, они не в силах конкурировать с масскультурой по целому ряду причин. Современная массовая культура является основным источником ценностей современной молодежи. Отсутствие нацеленности социальных институтов на нравственное воспитание дает свои результаты – духовную пустоту человека. Нравственная дезориентация формирует человека, открытого злу. Такого человека можно повернуть в любом направлении, в том числе и на преступления против жизни. Человек масскультуры – стихийный материалист–сенсуалист. Поскольку он живёт преимущественно материальными заботами, то и вопрос о смысле жизни, если он возникает, решается им в прозаическом ключе: вырастить сына, посадить дерево, построить дом, больше иметь денег, чтобы полнее удовлетворять чувственные запросы плоти.


Массовая культура имеет еще одно определение – «потребительская». Одной из основных ценностей является культ потребления, подаваемый как единственно возможный стиль жизни. Культ вещизма, получение удовольствия, желание «обладания» превратились для массы людей в смысл жизни. По мере научно-технического и информационного прогресса происходит обездушивание человека, и, следовательно, образуется философско-антропологический кризис. Человек созидающий превращается в человека потребляющего, а бытие, как творческое существование, становится сферой потребления. Жизнь человека приобретает четко ориентированный вещественный статус. Люди не только изобретают новые способы удовлетворения своих реально физических нужд, они также изобретают новые «нужды» — вещи несущественно важные для физического выживания, но сильно желаемые. Они убеждены, что не могут без них прожить. Автомобили и телевизоры стали для многих важны также как пища, одежда и кров — вещи, удовлетворяющие их реальные потребности. Люди заразились материальной жизнью. Сегодня процветают вещизм, утилитаризм, отрицание морали, жестокость, бездуховность.

Сегодня существует риск культурной унификации, «американизации» и «вестернизации», т. е. утверждения в качестве всеобщих культурных универсалий системы ценностей американской и западноевропейской культуры, активно внедряющихся посредством широкого распространения СМИ.


левидение колонизирует разум людей и насаждает ложные ценности, такие, как гедонизм и вседозволенность. Вся структура рекламы основывается на обманчивой доступности предлагаемых товаров и услуг, что неосознанно приводит людей к представлению о жизни как о фантастическом мире, где все можно получить без особых усилий. Миллионы людей-роботов покупают определенные товары, повинуясь подсознательной информации, введенной рекламой в их мозг. Многие полностью теряют мораль, становятся преступниками, подражая героям кино и телевидения, повторяя преступления, смакуемые прессой. Часто в фильмах и телепередачах наглядно показывают, как лучше украсть, обмануть, ограбить. Люди утрачивают понимание того, каким должен быть человек. Внимание уделяется только имиджу, внешности и наличию материальных благ. Происходит подмена ценностей, когда о людях судят по тому, что у них есть, а не по тому, кем они являются. Люди все больше приобретают качество «иметь», утрачивая при этом свойство «быть» людьми с большой буквы. Опасность оглядки на Запад заключается не только в том, что россиянам навязываются новые жизненные и моральные образцы, а также в том, что искусственно разрушается историческая социокультурная система России, складывавшаяся веками. Вместо родной речи, богатой пословицами и поговорками наш язык засорен иноземными словами и блатным жаргоном.


Под угрозой разрушения находится то, что столетиями создавали интеллект, дух и талант нации — разрушаются старинные города, гибнут книги, архивы, произведения искусства, утрачиваются народные традиции мастерства. Мы живем в обществе ценностей, где принцип «культурного» нигилизма и отрицания культуры выдается чуть ли не за идеал.

Современное общество также ознаменовано активным процессом стилеобразования, характеризующимся, с одной стороны, появление новых для россиян культурных стилей, проникающих как с Запада, так и с Востока, а с другой стороны, стремлением современного человека идентифицировать себя с те или иным стилем жизни. Сегодня можно наблюдать такой феномен, как имитация стилей жизни иерархически других социальных групп. Особенности стилеобразований внутри русской культуры идентифицируются россиянами, заставляют пересматривать свои установки, нормы, традиции, что в целом приводит к появлению новых ценностей, способов и стилей жизни, языка искусства, моды, языка «говорения». Речевые проявления в повседневности сегодня — символ, знак, своеобразный имидж человека в массовом обществе. Сильные интонации, определенная вульгарность, простонародные выражения и инвективы составляют суть и смыслы бытового устного разговора, который, безусловно, отличается от письменного языка и от требований персонально сложившейся терминологии повседневно практической деятельности.

Так, Э.


ффлер утверждает, что средства коммуникаций индустриального общества создали большое количество образцов – имиджей. Индивиду остается одна главная функция – выбирать из имеющихся образцов. Небывалый темп инноваций, породивший трактовку информационного общества как инновационного, настолько велик, что не оставляет человеку шансов осилить поставляемую информацию. Он теряет ориентацию и не может сделать выбор, в связи с чем останавливается на разовых предметах потребления, начиная с образцов одежды и заканчивая предметами искусства [2].

Сегодня рождается новый зритель, читатель, который, подвергаясь влиянию массовой культуры, требует другого искусства, которое должно вызывать у него не эстетические, а социальные эмоции. «Феномен моды в условиях массовой культуры становится «своеобразным орудием насилия, заставляя вместе с рекламой следовать ей независимо от желаний и финансовых возможностей» [3]. Нельзя не согласиться с У. Беком, что в классовых обществах бытие определяет сознание, в то время как в обществе риска сознание определяет бытие. [4].

На ценностные ориентации современного человека также влияют инновации. Радикальные инновации, преобразующие современную действительность, связаны с последней информационно-технологической революцией. К их числу следует отнести мобильную телефонную связь, электронную почту, глобальную информационно-коммуникативную сеть Интернет, различные реформы в политике, образовании, производство новых товаров, услуг и т.д.


человек приспосабливается к ним. Это весьма нетривиальная трансформация социальной реальности. Она влечет за собой изменения в различных сферах
человеческой жизни. Многие исследователи, в том числе Т.А. Бондаренко, уверены, что, например, «в условиях все нарастающей виртуализации общества формируется личность с принципиально новыми социальными чертами и поведенческими проявлениями» [5]. Культура и искусство приобретают черты дегуманизации и демонизации. Нарушается
исторический процесс культурной преемственности. Конфликт поколений трансформируется в их разобщенность и утрату национальных традиций. Молодежь ежедневно сталкивается с огромным потоком массовой пропаганды, впитывая далеко не гуманную информацию. По большей части эта негативная информация зомбирует личность, вырабатывает конкретные отрицательные установки, не развивает у нее позитивного мышления, что впоследствии влияет на ее действия и поступки.

Все это приводит к апокалипсическому настроению, ощущению завершенности истории, затерянности в мире, который воспринимается как чужой и враждебный. Современный человек, запутавшись в ценностях или не найдя их, оказывается в экзистенциональном вакууме. Это состояние особенно характерно для современной молодежи. Традиционные и укоренившиеся ценности разрушаются, а новые не каждый индивид способен распознать: положительное или отрицательное они несут в общество. Экзистенциональный вакуум связан со смыслообразующими ценностями: смыслом жизни, самореализацией и нравственным становлением жизни.


овое поколение сталкивается с обновлением культурных смыслов, с нормотворчеством. Потеря ценностей ведет к поиску нового, а чаще – к бегству от действительности. Молодежи, как впрочем, и всему обществу присуща растерянность, непонимание происходящего. Часто молодому поколению приписывают такие черты, как жесткий прагматизм, социальную незрелость, инфантилизм, агрессию. Доминантой их жизненных ценностей и поведенческих приоритетов является материальное благополучие. Жизненный успех связывается с предприимчивостью, умением заработать деньги, а не с талантом, знанием и трудолюбием. Переход общества к рыночным отношениям требует новых моделей поведения. Такие жизненные принципы, как «лучше быть честным, но бедным», «чистая совесть – важнее благополучия» заменились на «ты – мне, я – тебе», «время – деньги», «успех – любой ценой» и др.

Что касается семейных ценностей, то на первое место ставится независимость, карьера, положение в обществе. Семья же отодвигается в далекую перспективу, после создания успешной карьеры. По мере взросления меняются и коммуникативные ценности. Отношение к близким приобретает все более корыстный, коммерческий характер. Эгоистичный индивидуалистический настрой (сам за себя) ставится выше гуманных отношений, взаимопонимания, и взаимопомощи. Ориентация молодежи направлена на индивидуальное искусство жизни, в котором не предполагается заботы о родине, родителях, детях.


Западная культура по своей сути дегуманистична. Она формирует базовые ценности неолиберализма: бездуховность, эгоизм, успех и наживу любой ценой, жестокость и агрессивность в отношениях между людьми и социальными общностями. Эта культура также разрушает национальное общественное сознание. Очевидно, что эту культуру вытеснить из общекультурного поля сегодня невозможно. Наиболее целесообразно – использовать ее достижения в конструктивном направлении, развивать национальную развлекательную индустрию с ее гуманной духовной направленностью, минимизировать ущерб национальных духовных ценностей со стороны американской экспансии.

В современных условиях становится ясным, что человечество способно выжить, лишь воссоздав и поставив в центр своего существования систему абсолютных ценностей.

Литература:

  1. Киселев Г.С. Смыслы и ценности нового века.//Вопросы философии № 4. – 2006. – C. 3-12.

  2. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2002. – 669 с.

  3. Мотрошилова Н.В. Идеи единой Европы: традиции и современность. //Вопросы философии № 11, 12. – 2004. – С. 3-18.

  4. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. /Пер. с нем. — М.: Прогресс — Традиция, 2000. — 384 с.

  5. Бондаренко Т. А. Трансформация личности в условиях виртуальной реальности. – Ростов н/Д: Издательский центр ДГТУ, 2006. – 51 с.


Источник: moluch.ru

Современная цивилизация выделяет свои приоритеты и систему стандартов, которые порождают новую культуру мышления, позволяющую формализовать отношение к реальности.

Технократы считают, что понятие ценности только вносит субъективный хаос в человеческую деятельность. Бытие становится иррациональным, неупорядоченным и неуправляемым. Выявление четких законов общественного развития и человеческого поведения, истинное их познание может, по их мнению, больше принести пользы, чем туманные рассуждения о неких ценностях, истинность которых, в силу их субъективности, установить практически невозможно. Социально-историческое время является тем критерием, который устанавливает жизненность тех или иных ценностей, производит их «естественный» отбор. Такие ценности закрепляются в общественном и индивидуальном сознании как «правда жизни» или, иными словами, как социальная истина.

Утеря ценностных ориентиров, случившаяся в результате кризиса христианства Нового времени, считает Г.С. Киселев, в итоге привела к образованию массового общества. Для него характерно, в первую очередь, господство масскультуры, т.е. вытеснение подлинной культуры на периферию жизни и предпочтение технических достижений цивилизации.


aquo;Безрелигиозные системы ценностей для человека не абсолютны, а относительны и потому в лучшем случае недейственны. Сегодня происходит вытеснение высокой культуры массовой или псевдокультурой, которая фактически вообще не признает необходимость ценностной системы, в результате чего нравственный релятивизм легко переходит в нигилизм» [1]. Именно псевдокультура играет основную роль, как в социализации человека, так и в дальнейшем формировании личности. Семья, школа в наше время не вполне реализуют функцию воспитания настоящей культуры, они не в силах конкурировать с масскультурой по целому ряду причин. Современная массовая культура является основным источником ценностей современной молодежи. Отсутствие нацеленности социальных институтов на нравственное воспитание дает свои результаты – духовную пустоту человека. Нравственная дезориентация формирует человека, открытого злу. Такого человека можно повернуть в любом направлении, в том числе и на преступления против жизни. Человек масскультуры – стихийный материалист–сенсуалист. Поскольку он живёт преимущественно материальными заботами, то и вопрос о смысле жизни, если он возникает, решается им в прозаическом ключе: вырастить сына, посадить дерево, построить дом, больше иметь денег, чтобы полнее удовлетворять чувственные запросы плоти.

Массовая культура имеет еще одно определение – «потребительская». Одной из основных ценностей является культ потребления, подаваемый как единственно возможный стиль жизни. Культ вещизма, получение удовольствия, желание «обладания» превратились для массы людей в смысл жизни. По мере научно-технического и информационного прогресса происходит обездушивание человека, и, следовательно, образуется философско-антропологический кризис. Человек созидающий превращается в человека потребляющего, а бытие, как творческое существование, становится сферой потребления. Жизнь человека приобретает четко ориентированный вещественный статус. Люди не только изобретают новые способы удовлетворения своих реально физических нужд, они также изобретают новые «нужды» — вещи несущественно важные для физического выживания, но сильно желаемые. Они убеждены, что не могут без них прожить. Автомобили и телевизоры стали для многих важны также как пища, одежда и кров — вещи, удовлетворяющие их реальные потребности. Люди заразились материальной жизнью. Сегодня процветают вещизм, утилитаризм, отрицание морали, жестокость, бездуховность.

Сегодня существует риск культурной унификации, «американизации» и «вестернизации», т. е. утверждения в качестве всеобщих культурных универсалий системы ценностей американской и западноевропейской культуры, активно внедряющихся посредством широкого распространения СМИ. Телевидение колонизирует разум людей и насаждает ложные ценности, такие, как гедонизм и вседозволенность. Вся структура рекламы основывается на обманчивой доступности предлагаемых товаров и услуг, что неосознанно приводит людей к представлению о жизни как о фантастическом мире, где все можно получить без особых усилий. Миллионы людей-роботов покупают определенные товары, повинуясь подсознательной информации, введенной рекламой в их мозг. Многие полностью теряют мораль, становятся преступниками, подражая героям кино и телевидения, повторяя преступления, смакуемые прессой. Часто в фильмах и телепередачах наглядно показывают, как лучше украсть, обмануть, ограбить. Люди утрачивают понимание того, каким должен быть человек. Внимание уделяется только имиджу, внешности и наличию материальных благ. Происходит подмена ценностей, когда о людях судят по тому, что у них есть, а не по тому, кем они являются. Люди все больше приобретают качество «иметь», утрачивая при этом свойство «быть» людьми с большой буквы. Опасность оглядки на Запад заключается не только в том, что россиянам навязываются новые жизненные и моральные образцы, а также в том, что искусственно разрушается историческая социокультурная система России, складывавшаяся веками. Вместо родной речи, богатой пословицами и поговорками наш язык засорен иноземными словами и блатным жаргоном.

Под угрозой разрушения находится то, что столетиями создавали интеллект, дух и талант нации — разрушаются старинные города, гибнут книги, архивы, произведения искусства, утрачиваются народные традиции мастерства. Мы живем в обществе ценностей, где принцип «культурного» нигилизма и отрицания культуры выдается чуть ли не за идеал.

Современное общество также ознаменовано активным процессом стилеобразования, характеризующимся, с одной стороны, появление новых для россиян культурных стилей, проникающих как с Запада, так и с Востока, а с другой стороны, стремлением современного человека идентифицировать себя с те или иным стилем жизни. Сегодня можно наблюдать такой феномен, как имитация стилей жизни иерархически других социальных групп. Особенности стилеобразований внутри русской культуры идентифицируются россиянами, заставляют пересматривать свои установки, нормы, традиции, что в целом приводит к появлению новых ценностей, способов и стилей жизни, языка искусства, моды, языка «говорения». Речевые проявления в повседневности сегодня — символ, знак, своеобразный имидж человека в массовом обществе. Сильные интонации, определенная вульгарность, простонародные выражения и инвективы составляют суть и смыслы бытового устного разговора, который, безусловно, отличается от письменного языка и от требований персонально сложившейся терминологии повседневно практической деятельности.

Так, Э. Тоффлер утверждает, что средства коммуникаций индустриального общества создали большое количество образцов – имиджей. Индивиду остается одна главная функция – выбирать из имеющихся образцов. Небывалый темп инноваций, породивший трактовку информационного общества как инновационного, настолько велик, что не оставляет человеку шансов осилить поставляемую информацию. Он теряет ориентацию и не может сделать выбор, в связи с чем останавливается на разовых предметах потребления, начиная с образцов одежды и заканчивая предметами искусства [2].

Сегодня рождается новый зритель, читатель, который, подвергаясь влиянию массовой культуры, требует другого искусства, которое должно вызывать у него не эстетические, а социальные эмоции. «Феномен моды в условиях массовой культуры становится «своеобразным орудием насилия, заставляя вместе с рекламой следовать ей независимо от желаний и финансовых возможностей» [3]. Нельзя не согласиться с У. Беком, что в классовых обществах бытие определяет сознание, в то время как в обществе риска сознание определяет бытие. [4].

На ценностные ориентации современного человека также влияют инновации. Радикальные инновации, преобразующие современную действительность, связаны с последней информационно-технологической революцией. К их числу следует отнести мобильную телефонную связь, электронную почту, глобальную информационно-коммуникативную сеть Интернет, различные реформы в политике, образовании, производство новых товаров, услуг и т.д. И человек приспосабливается к ним. Это весьма нетривиальная трансформация социальной реальности. Она влечет за собой изменения в различных сферах
человеческой жизни. Многие исследователи, в том числе Т.А. Бондаренко, уверены, что, например, «в условиях все нарастающей виртуализации общества формируется личность с принципиально новыми социальными чертами и поведенческими проявлениями» [5]. Культура и искусство приобретают черты дегуманизации и демонизации. Нарушается
исторический процесс культурной преемственности. Конфликт поколений трансформируется в их разобщенность и утрату национальных традиций. Молодежь ежедневно сталкивается с огромным потоком массовой пропаганды, впитывая далеко не гуманную информацию. По большей части эта негативная информация зомбирует личность, вырабатывает конкретные отрицательные установки, не развивает у нее позитивного мышления, что впоследствии влияет на ее действия и поступки.

Все это приводит к апокалипсическому настроению, ощущению завершенности истории, затерянности в мире, который воспринимается как чужой и враждебный. Современный человек, запутавшись в ценностях или не найдя их, оказывается в экзистенциональном вакууме. Это состояние особенно характерно для современной молодежи. Традиционные и укоренившиеся ценности разрушаются, а новые не каждый индивид способен распознать: положительное или отрицательное они несут в общество. Экзистенциональный вакуум связан со смыслообразующими ценностями: смыслом жизни, самореализацией и нравственным становлением жизни. Новое поколение сталкивается с обновлением культурных смыслов, с нормотворчеством. Потеря ценностей ведет к поиску нового, а чаще – к бегству от действительности. Молодежи, как впрочем, и всему обществу присуща растерянность, непонимание происходящего. Часто молодому поколению приписывают такие черты, как жесткий прагматизм, социальную незрелость, инфантилизм, агрессию. Доминантой их жизненных ценностей и поведенческих приоритетов является материальное благополучие. Жизненный успех связывается с предприимчивостью, умением заработать деньги, а не с талантом, знанием и трудолюбием. Переход общества к рыночным отношениям требует новых моделей поведения. Такие жизненные принципы, как «лучше быть честным, но бедным», «чистая совесть – важнее благополучия» заменились на «ты – мне, я – тебе», «время – деньги», «успех – любой ценой» и др.

Что касается семейных ценностей, то на первое место ставится независимость, карьера, положение в обществе. Семья же отодвигается в далекую перспективу, после создания успешной карьеры. По мере взросления меняются и коммуникативные ценности. Отношение к близким приобретает все более корыстный, коммерческий характер. Эгоистичный индивидуалистический настрой (сам за себя) ставится выше гуманных отношений, взаимопонимания, и взаимопомощи. Ориентация молодежи направлена на индивидуальное искусство жизни, в котором не предполагается заботы о родине, родителях, детях.

Западная культура по своей сути дегуманистична. Она формирует базовые ценности неолиберализма: бездуховность, эгоизм, успех и наживу любой ценой, жестокость и агрессивность в отношениях между людьми и социальными общностями. Эта культура также разрушает национальное общественное сознание. Очевидно, что эту культуру вытеснить из общекультурного поля сегодня невозможно. Наиболее целесообразно – использовать ее достижения в конструктивном направлении, развивать национальную развлекательную индустрию с ее гуманной духовной направленностью, минимизировать ущерб национальных духовных ценностей со стороны американской экспансии.

В современных условиях становится ясным, что человечество способно выжить, лишь воссоздав и поставив в центр своего существования систему абсолютных ценностей.

Литература:

  1. Киселев Г.С. Смыслы и ценности нового века.//Вопросы философии № 4. – 2006. – C. 3-12.

  2. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2002. – 669 с.

  3. Мотрошилова Н.В. Идеи единой Европы: традиции и современность. //Вопросы философии № 11, 12. – 2004. – С. 3-18.

  4. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. /Пер. с нем. — М.: Прогресс — Традиция, 2000. — 384 с.

  5. Бондаренко Т. А. Трансформация личности в условиях виртуальной реальности. – Ростов н/Д: Издательский центр ДГТУ, 2006. – 51 с.

Источник: moluch.ru

Духовные ценности современного общества
Выбирая ценности, не ошибись!

ЯБЛОКИ И ЧЕРВОТОЧИНЫ

Вечные ценности… Именно они объединяют людей независимо от национальности и вероисповедания, образа жизни и социального статуса. В традиционном обществе вечные ценности не оспаривались и как непременная часть наследства передавались в воспитании. 21 век поставил все с ног на голову. Все, прежде казавшееся людям незыблемым и очевидным. Сегодня, пытаясь понять вечные ценности, нам приходится заново придумывать и обосновывать для самих себя смысл этого понятия.

Вечные ценности… Не стали ли они непригодными в нынешнем мире? «Вечные – потому что общепринятые, – говорит протоиерей Александр, священник Святоникольского кафедрального собора Шымкента. – У жизни есть вневременное измерение, а человек призван перерастать и перевоспитывать себя самого. Об этом нужно говорить всерьез, но не занудно и без всякой навязчивой назидательности. Убедительно и честно надо говорить об этом, показывать, что вечные ценности – не черно-белая, а цветная и очень радостная реальность…»

НА ПОСТУ ОТ СВОИХ ГРЕХОВ
28 ноября у православных начался Рождественский пост, последний из Великих постов в этом году. Правда, в народе говорят, что это самый нестрогий пост из всех, много чего позволено. И все же стоит отметить, что пост – для человека, а не человек для поста. И не важно, что ты ешь, а может, совсем отказываешься от еды, важно, что и как ты думаешь во время поста, как себя ведешь, как относишься к окружающим. Гнев, ненависть, зависть, любые проявления злобы – вот что нужно искоренять из себя во время поста. Будьте спокойны, терпимы к себе и окружающим.

У отца Александра на любой случай припасена притча, чаще старинная, а в некоторых случаях вполне современная – та самая цветная и радостная реальность.
…Пришел человек к мудрецу. «Не могу, – говорит, – так больше жить. Все раздражает! Соседи, близкие люди, даже незнакомые прохожие. Негативные эмоции так и сыплются из меня, помоги!» – «Помогу, почему не помочь, – отвечает мудрец, – есть ли у тебя, мил человек, дома перина? Так вот, вспори ее, поднимись на самую высокую гору и высыпи пух и перья. Пусть разлетятся они повсюду…» – «А дальше что?» – спросил человек.

«Сделаешь, как я сказал, возвращайся ко мне…» – изрек мудрец. Все исполнил раздражительный человек, а как только закончил, так прямиком к старцу. Посмотрел на него мудрец и говорит: «А теперь возьми мешок и все перья эти собери, потому что даже без одного пера перина будет уже не такой мягкой. А пока собирать будешь, подумай: каждое перышко, брошенное тобой, – это твое злое слово, твоя высказанная обида, твое раздражение… Бросить плохое слово легко, оно как перышко, а вот вернуть обратно почти невозможно…»

КОГДА ЦВЕТЫ БЛАГОУХАЮТ ЯРЧЕ ВСЕГО…
Один маленький мальчик, когда его спросили, что такое прощение, дал чудесный ответ: «Это аромат, который дарит цветок, когда его топчут…» «Бог не дает нам людей, которых мы хотим, – говорит отец Александр. – Бог дает нам людей, в которых мы нуждаемся. Они причиняют нам боль, любят, учат нас, ломают нас, чтобы превратить нас в тех, кем мы должны быть. Поэтому никогда не спрашивайте: «За что?», а подумайте: «Для чего?».

Один из рассказов Василия Шукшина (он так и называется «Обида») начинается с банальной и обыденной, увы, истории – человеку нахамили. Он пришел с дочкой в магазин молока купить, а продавщица по ошибке приняла его за хулигана, который накануне устроил пьяный дебош. И сколько ни оправдывался бедный Сашка Ермолаев, что он ни в чем не виноват, – все было напрасно. На глазах у дочери его опозорили, обругали последними словами невесть за что. Кончается рассказ страшной картиной: Сашка бежит домой за молотком, чтобы проломить голову одному из своих обидчиков. И лишь счастливая случайность мешает ему совершить убийство.

«Обида может довести совершенно порядочного человека до преступления, – рассказывает священник. – Нужно заглянуть в свое сердце и ужаснуться той мути, которую в нем подняла несправедливая обида. Именно в такой ситуации легче всего увидеть свое духовно болезненное состояние. И тогда обидчики становятся пускай и невольными, но все же благодетелями, которые открывают человеку его духовные недуги своими неосторожными или даже злыми словами и поступками…»

Может показаться, будто прощение для христиан – легкое дело, раз уж они настолько хорошо знают, в чем его смысл. Однако это совсем не так. Прощение обид всегда подвиг, в котором сквозь свою боль и кажущееся унижение нужно увидеть в обидчике такого же человека, как и ты сам. А сквозь его злобу и жестокость разглядеть те же духовные болезни, которые действуют и в тебе тоже. Сделать это очень непросто, но необходимо.

ДУШЕВНАЯ ГЛУХОТА
Остановись и помоги человеку, даже если у тебя нет свободной минутки… Почти невозможно это сделать, не правда ли? Почти невозможно поставить чужую просьбу выше своих дел.
Успешный молодой человек работает в городе. У него невероятная для его возраста зарплата, замечательная семья, автомобиль самой «крутой» марки. Но уже какое время его коллеги замечают «хорошую» вмятину на крыле блестящей иномарки. «У тебя что, нет денег машину костоправу отогнать?» – удивляются сослуживцы. «Есть, – отвечает молодой человек, – но это не просто вмятина, это напоминание…»…Через год после переезда в город была куплена машина. Ну как не показать ее родителям, вот порадуются! В выходные была запланирована поездка в дальний аул. Выехал парень ближе к вечеру, рассчитывая добраться до родительского дома до наступления темноты, гнал, торопился… И уже практически «проскочил» мимо двоих голосующих мальчишек, сидящих в пыли на обочине дороги, как почувствовал удар по машине. Остановился, вышел из машины и понял, что в крыло автомобиля был запущен камень… Но один из пацанов не дал ему возможности даже слова сказать, быстро подскочив к молодому человеку, ребенок затараторил: «Дяденька, пожалуйста, помогите! Это мой брат, он инвалид, мы весь день были в соседнем ауле, а потом, чтобы мама не ругалась, я решил идти короткой дорогой, так быстрее. Но инвалидная коляска брата упала в овраг неподалеку, я его вытащил, а коляска укатилась. Уже темнеет, и родители начнут нас искать!..»

В течение нескольких минут инвалидная коляска была вытащена из оврага и уложена в багажник автомобиля, а мальчишки благополучно устроились на заднем сиденье. Оказалось, что живут они в совершенно противоположном направлении, но машина-зверь домчала их до дома на несколько минут. В воротах «пропажу» встречала заплаканная мать. Один из братьев только тихо прошептал, указывая на вмятину от камня: «Простите нас…»
Молодой человек добрался до родителей уже затемно. И всю дорогу он думал, что случилось бы с мальчишками, не брось они камень в его машину. Ведь «шепот» о помощи он не услышал…
В народе есть пословица «Не согрешишь – не покаешься». И действительно, мы часто меняемся в лучшую сторону, сделав что-то плохое и увидев последствия своих ошибок. Интересно, а может ли человек по-другому принять хорошее, не делая плохого? Может. Если привнесет в свою жизнь свод вечных ценностей. Список их можно продолжать бесконечно. Это и предназначение, и долг, сотрудничество, семейная жизнь, любовь, добродетель, милосердие, снисходительность, честность и совестливость. «Яблоко возможно без червоточины, – напоминает священник, а червоточина без яблока – нет. Так и грех – это зло, которое не самобытно и представляет собой только нечто вторичное по отношению к добру. Грех и зло – они и есть червоточины на яблоке бытия, без которых мир вполне может и должен существовать. Кроме того, жизнь с вечными ценностями – это не просто отказ от чего-то «нехорошего», это не просто какое-то «недеяние». Это торжество любви, которая раскрывает себя в соответствующих делах, поступках и намерениях».

Автор: Елена БОЯРШИНОВА.

Источник: otyrar.kz

Нужно искать формулировки, которые будут приняты всеми

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря  (Москва)

Мне кажется, идея документа хорошая и правильная, но его нужно бы еще доработать. Например, в Стратегии встречаются штампы, идущие с советских времен. Так, говорится о воспитании личности, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества. Но современное общество – величина не постоянная, изменчивая и какое время оно просуществует именно в таком виде – неизвестно: условия нашей жизни меняются достаточно быстро.

Получается, мы ориентируем личность на короткий исторический промежуток, на нечто быстро меняющееся, преходящее? Или все-таки даем ей традиционные ценности, которые по-настоящему значимы и в прошлом, и в настоящем и в будущем? Противоречие выходит.

В документе перечислены традиционные ценности, и слова вроде бы названы правильные, но некоторые можно понимать в самом широком смысле и порой, к сожалению, совсем не так, как их понимали создатели документа. Под них можно подогнать любую точку зрения, даже ту, что противоречит замыслу авторов.

К примеру, что значит «нравственный долг перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством»? Вот, скажем, генерал Власов считал, что он именно исполняет свой нравственный долг перед самим собой и перед своим Отечеством, при этом присягая лично Гитлеру.

Стратегия рассчитана на десять лет. Это тоже, кстати, мне кажется странным. Как можно Стратегию нравственного воспитания принимать только на десять лет? Что, через десять лет она должна смениться? Ведь стратегия по своей сути – вещь медленно меняющаяся. Стратегические задачи не должны быть сиюминутными. А сфера нравственного воспитания должна ориентироваться на действительно традиционные ценности, которые были справедливы сотни лет назад.

Кстати, из документа выпало такое понятие, как патриотизм. Это не только личный долг перед семьей и Отечеством, а нечто более конкретное и более широкое одновременно. У наших предков было замечательное обобщение, императив – служить своему Отечеству верой и правдой. Слова «вера и правда» уже не имеют двойного звучания, их нельзя толковать произвольно.

Речь в документе идет о нравственном воспитании детей. Важно задаться вопросом – кого мы хотим получить из этих детей через годы? Если верных сынов своей Родины, готовых служить ей всем, чем они обладают, то это – важная установка.

В одну фразу невозможно вложить глубокую и обширную мысль, но необходимо подбирать формулировки, которые появились действительно благодаря национальному опыту и мудрости народа, и которые трудно истолковать как-то иначе. Это требует очень большого труда  — интеллектуального, исследовательского, исторического и так далее. Поэтому, повторяю, я бы предложил над документом еще серьезно поработать.

Нужно искать формулировки, которые будут приняты всеми, всем нашим народом. Он должен почувствовать, что все, звучащее в документе исходит из его давних-давних традиций и соответствует его внутренним ценностям. Тогда не надо будет писать стратегию на десять лет, на пятнадцать, на двадцать: она будет естественной для народа, глубокой и, следовательно, постоянной.

Ценности, которые помешают брать взятки

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке в Москве.

Я считаю, что в документе – прекрасный список традиционных ценностей. Для нас, христиан, ценности  рождаются из нашей веры и ее питаются.

Но если государство будет воспитывать в гражданах уважение к ним и учить этим ценностям теми способами, какие у него есть, прежде всего, конечно, через школу, то я только за. Поскольку нам очень не хватает всего этого в нашей жизни.

Могу сказать из собственной практики: я пятнадцать лет, с 1992 года, в общеобразовательных школах вел предмет, который сегодня называется основы православной культуры. Так вот, дети с жадностью слушают слова о любой добродетели, о чести, о совести. Как сухая земля влагу они впитывают рассказы о благородных поступках тех, кто жил на нашей земле раньше. Все вот это формирует человека.

Причем, если человек стремится к добру, а в семье ему все эти вещи не объясняют, не говорят о тех базовых нравственных принципах, о которых идет речь в документе, то слышанное в школе поможет вести себя иначе, чем родители.

Важно преодолеть сложившуюся ситуацию, в которой школа давно устранилась от воспитания, оставив только преподавание. Школа, конечно, должна воспитывать. И в школе, и в институте обязательно должен быть кодекс поведения, разграничение допустимых и не допустимых вещей.

Помню, когда я поступил в семинарию в 1988 году. Наш поток был первым, когда набрали сразу четыре класса,  до этого набирали один или два. И вот как-то я разговаривал со студентом академии и услышал от него: «Нам с вами стало тяжело. Когда в свое время пришли учиться мы, общая атмосфера переваривала нас, мы учились, как можно себя вести, как нельзя. Вас так много, часто ведете себя неправильно и не чувствуете, как это диссонирует с нашими традициями». Но все-таки потом эти самые традиции победили и нас.

Так что, повторяю, учебное заведение должно воспитывать человека. Это можно делать на основе преподавания литературы, отечественной истории. Хотя бывает так, что и преподаватели негуманитарных предметов – математики, физики, химии — тоже становятся нравственными идеалами для детей – по тому как он себя ведет и его поведение соответствует кодексу, который декларируется в школе. Такой преподаватель навсегда может остаться старшим другом, учителем жизни для взрослеющего ребенка.

Сейчас мы столкнулись с тем, что базовыми ценностями нашего общества, к сожалению, становятся потребление, нажива, развлечения, расслабление и прочие вещи, которые разрушают страну и душу человека. Этому, конечно, надо противостоять.

Если список ценностей, перечисленных в документе, будет работать в нашем обществе, нам всем намного легче будет жить. В документе говорится о долге перед Отечеством, перед ближними. Я бы расширил это понятие и ввел туда принцип служения, потому что в России этот принцип, особенно для государевых людей – единственный принцип, который может заставить человека внутренне противостоять искушению брать взятки или использовать свое служебное положение как личный ресурс.

Список ценностей – только в контексте Стратегии

Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник»

Документ, на мой взгляд, построен очень интересно с той точки зрения, что часть, где вроде бы отдельно выделены ценности, позволяет прикрыться от слишком радикальных либералов: «Мы же ничего особенного не сказали»… То есть в самом списке никаких конкретных традиционных ценностей  нет – перечислены размытые общие  понятия из серии «за все хорошее против всего плохого». Если бы все выглядело так, что Россия готова воспитывать и защищать вот такие традиционные ценности, то тогда это был бы, скорее, провал, чем достижение.

Но этот список нельзя рассматривать вне контекста стратегии в целом.

Потому что дальше, в различных пунктах документа, акценты все-таки расставляются, там  говорится о важных вещах,  в том числе и о настоящих ценностях.

Этот документ однозначно показывает озабоченность нашего руководства тем, что в стране совсем нет идеологии. И это плохо  в условиях очевидной военной опасности , в которой находится наше государство,  Военной – в смысле однозначно идущей «холодной войны». Обычно опорой государства являются люди, которым, по выражению Стругацких, хочется странного. Они не ограничиваются едой, садиком, домиком, собачкой, парой детей, а ищут более глубоких и серьезных смыслов. Такие люди становятся необходимыми стране Матросовами, панфиловцами, Павличенко. Именно такие люди являются собирающим, цементирующим ядром. Чтобы такие люди появились, они должны быть готовы не на словах, а всей жизнью воспринять некие идеи. Но где взять идеи, если в условиях того общества, в котором мы живем,  нет идеологии. Проблема в том, что мы действительно живем в светском государстве и Конституции у нас прописано отсутствие государственной идеологии.

Поэтому мы и имеем грустный пример студентки Вари, которая хотела уехать в ИГИЛ.

Думаю, что государство это хорошо понимает и поэтому в концепции воспитания оставлены специальные лакуны. Это открытый документ, и в этом его важное значение. С одной стороны он носит максимально широкий характер, с другой – говорит о воспитании как о первоочередной задаче. В девяностые годы прошлого века слово воспитание вообще было изъято, в «нулевые» — стало разрешено, допущено вторым планом. Этим документом воспитание возвращается в жизнь общества как важнейшая ее составляющая.

«Ценности» в отрыве от христианской этики превращаются в абстрактные понятия

Игумен Агафангел (Белых) настоятель Архиерейского подворья Свято-Николаевского собора в г. Валуйки (Валуйская и Алексеевская епархия), сотрудник Синодального миссионерского отдела, руководитель миссионерского стана «Спасский», в п. Тикси, республика Саха.

Понятно желание правительства Российской Федерации в очередной раз как-то укрепить, сплотить народ нашей страны, учитывая «актуальные потребности современного российского общества и государства», опираясь на традиционные и духовные ценности. Жаль, что, при этом, в «Распоряжении № 996-р» исповедуется не христианский, а вполне языческий подход к вопросу, характерный для Римской империи, например, признающей всех богов и все религии, лишь бы их адепты покланялись императору и служили к укреплению государства. Именно поэтому, кстати, было гонимо христианство, — так как христиане не могли признать божественность императора.

Да, и человеколюбие, и братство, и честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро и прочая, и прочая, — очень хорошо. Но, сами по себе, в отрыве от христианской этики, они превращаются в абстрактные понятия. Что значит абстрактная «вера в добро» или, кто является источником «совести и нравственного долга» в человеке?

В христианской аксиологии на первом месте стоит Бог и следование его заповедям, а на втором месте находится человек, потому что через наше отношение к Богу строится и наше отношение к ближнему. Здесь человеколюбие не цель, а средство. Совесть и воля — дар Божий, а верующий в «добро» знает Имя Того, Кто есть Источник всякого блага.

В любом случае, то, что планируется говорить с детьми о нравственности и человеколюбии, неплохо. Но нельзя лицемерно утверждать при этом, что мы опираемся на «систему духовно-нравственных ценностей, сложившихся в процессе культурного развития России», ни слова не говоря о христианстве, ставшем важнейшим образующим фактором для всего того, что мы можем назвать российской культурой. Похоже, что опять, у Церкви пытаются взять, то что нужно и полезно государству, оставляя за бортом саму Церковь Христову.

Мы могли бы не стесняться своих христианских корней

Священник Филипп Ильяшенко, заместитель декана Исторического факультета ПСТГУ.

 

Когда мы произносим слово «стратегия», мы понимаем, что речь идет не о чем-то сиюминутном, что есть оперативное, не о чем-то завтрашнем, что есть тактическое, а о стратегическом, то есть о том, что определяет будущее. Стратегия определяет будущее. Не беру на себя ответственность говорить о том, какова должна быть стратегия развития воспитания в нашей стране сегодня, но выскажу некоторое размышление по поводу того материала, который нам представлен как документ, определяющий стратегию, то есть наше будущее.

Этот документ уже на первой странице в разделе «Общие положения» приводит ту основу, на которой должна выстраиваться система воспитания. Это четыре строчки текста, две с половиной из которых посвящены перечислению названных в стратегии «духовно-нравственных ценностей, которые сложились в процессе культурного развития России». Мне кажется, что само по себе это перечисление отражает не новое для человеческого мировоззрения отношение к традиционным духовно-нравственным ценностям, как ценностям общегуманистическим, как ценностям, которые существуют сами по себе относительно человека.

Но нужно быть, наверное, малообразованным, совсем исторически безграмотным человеком, «Иваном, не помнящим родства», чтобы отрицать, что все до настоящего момента известные духовно-нравственные ценности, традиционные ценности – это ценности, связанные с христианством, то есть с Христом. Когда мы видим перечень того, что составляет духовно-нравственные ценности, на которые будет опираться стратегия развития воспитания в России в ближайшие 10 лет, то мы должны сказать, что в этом перечне трудно увидеть Христа, трудно увидеть ту основу, на которой только и может вырастать любая, декларированная в этом списке ценность, и, соответственно, может строиться какое-то воспитание.

Мы живем в уникальное время, когда в известном смысле маски сброшены. Мы можем уже не носить ужасающую своим лицемерием и просто демагогией и ложью личину коммунистической идеологии советского периода, отравившую и разрушившую то великое государство, при всей жестокости его создания и тяготах его существования – великое государство, которым был Союз Советских Социалистических Республик. Мы можем сейчас назвать вещи своими именами. Сегодня мы можем говорить о том, что фашизм есть фашизм, и не надо рассказывать про уютный концлагерь, пытаясь оправдать нацизм. И не нужно нам говорить о великом Сталине, пытаясь оправдать сталинизм как таковой, и ложь коммунизма, ложь большевистского ленинского государства в целом.

Мы можем теперь прямо говорить следом за одним замечательным русским правителем о том, что «у России нет союзников, кроме армии и флота». Более того, сейчас с некоторым облегчением можно говорить, что теперь эти союзники у России все-таки есть. Еще пять лет назад можно было сомневаться, есть ли, живы ли эти союзники – армия и флот, – или уже отошли в иной мир, и больше их нет. Сейчас, мне кажется, можно говорить о том, что они есть.

Наконец, действительно можно сейчас констатировать, что эта большая дружба, эти объятия и рукопожатия, которыми цивилизованный мир приветствовал, как нам казалось, нашу свободу, на самом деле были приветствием разрушения великого государства и геополитического, экономического, военного соперника. Мы можем не делать вид, что их ценности – это наше всё, и наша цель – ценности, которыми живет западный мир. Мы можем называть извращение извращением, однополое сожительство не семьей, а богопротивным и противоестественным человеку состоянием. Мы можем называть семьей союз мужчины и женщины, любящих друг друга, свои отношения определивших соответствующими гражданскими актами, и иногда свидетельством перед религиозным последованием.

Мы можем говорить о том, что сейчас проявили свое отношение к нашей стране и к нашему народу его настоящие друзья, друзья ложные и скрытые враги. Не для того чтобы заниматься охотой на ведьм, не для того чтобы возбуждать агрессию и истерию, которой наполнена наша жизнь в последнее время, совсем не для этого. Мы живем в реальном мире, и мы принадлежим не по своим заслугам, а по заслугам предков к великому народу, и мы имеем долг, оставленный нам святым равноапостольным князем Владимиром, святым апостолом Андреем Первозванным, другими апостолами и просветителями Руси, хранить и свидетельствовать то сокровище, которое было проповедано и передано нам более тысячи лет назад.

Сейчас мы могли бы не стесняться своего русского происхождения или своих христианских корней и об этом говорить рельефнее. Я совсем не политик и не берусь мною глубоко уважаемых политиков чему-то учить, потому что это их, как говорят, хлеб, их профессия, их долг. Но я, как обыватель этой страны, хотел бы, чтобы то, на чем моя страна стоит, то, из чего она выросла, и то, без чего, как показала история XX века, выжить не может, не вызывало какого-то стеснения к объявлению сколько-нибудь публичному, тем более в документах, которые определяют будущее нашей страны. И только в этом смысле, думаю, что этот документ нуждается в каком-то осмыслении и развитии.

Нужно ли заниматься будущим нашей страны? Конечно, нужно, потому что наше будущее создается сегодня. От чего оно зависит? Совершенно верный посыл – будущее зависит от детей и молодежи, какими мы их воспитаем, таким и будет наше будущее. В этом смысле, этот документ в наше время назрел. Сама по себе необходимость этого документа отражает кризис нашего сегодняшнего состояния и мировоззрения. Этот документ необходим. Именно кризисность сегодняшнего положения, состояния, мне кажется, позволяет говорить без обиняков то, что мы по тем или иным политическим и иным соображениям постеснялись бы сказать еще 10-15 лет назад.

Подговили Оксана Головко, Тамара Амелина

Источник: www.pravmir.ru

Ключевые слова: мораль, нравственность, молодежь, воспитание, Россия.

Прибегая к истории, изначально, на том или ином этапе развития общества, культура, нравственность, имели совсем другой окрас. В древние времена, для людей живших небольшими общинами, важное место занимало выживание, а не то, смогут они принести кому-то еще пользу или нет. Постепенно все общины стали объединяться в более крупные сообщества, и начала меняться форма взаимоотношений. Люди не являющиеся друг другу родственниками, но жившие в определенном государственном объединении, выступали в случае определенной угрозы защитниками друг для друга. Но, в то же время, говорить еще о таковых терминах как «духовность» или «нравственность» было рано. Отношения между людьми регулировались общественным мнением на словесном уровне, без определенных, закрепленных правовых или религиозных норм.

С появлением различных религиозных учений в разное время у разных народностей, человеческое бытие начинает регулироваться религиозными канонами и предписаниями, за их не выполнение, человека или общество в другом мире ожидало высшее наказание, но хуже чем любое из наказаний на Земле. Уверование в такой расклад вещей, позволяло духовенству управлять не просто обществом, не только трактовать религиозные предписания, но и управлять государственными делами. Через долгое время, церковь была отделена от власти. Активно начинает развиваться наука, жизнь человека и общества начала совершенствоваться и кардинально меняться.

Любое нравственное и духовное развитие становиться вариантом, выбором для человека. Правовая система, дало человеку больше прав и больше выбора в плане морально-нравственного развития, чем религиозные предписания, по-мнению общества, некоторые индивидуумы даже прочувствовали вседозволенность что ли…. Каждая наука по- своему трактует определение нравственности, духовности и якобы помогает человеку сделать правильный выбор. В Советское же время Правительством было сделано все, чтобы исчезли границы отличающие народности друг от друга по какому-либо признаку, все сводилось к некоторому однообразию в людях, через само общество воспитывалось в людях полезность для общества и преданность государству.

В настоящее время, можно сказать, что особенность современного российского общества заключается в том, что оно ценностно дезориентировано. В том смысле, что в погоне за материальным успехом человек забывает о нечто более важном – о духовности. Общество, через СМИ пропагандирует другие ценности, что завораживает сознание более молодого поколения и общепринятые одни ценности сменяются на другие, что далеко важным и не представляется, например: приобретение последней модели айфона или, у кого больше подписчиков на страницах в соц. сетях. Это ничто, по сравнению с уважением к старшим, к родителям, послушание, заботой об окружающем мире, оказание помощи ближнему, проявления патриотизма и стремление к внутренней гармонии.

Тем не менее, нельзя не отметить процесс возрождения духовности, которое большинством людей понимается, как религиозное, поскольку духовная сфера традиционно осваивалась именно в религии. В светском понимании, духовность – это тяга людей к вершинам культуры, развитие творческого потенциала. В особенных случаях людям искусства, по результатам их деятельности, присваивают «духовный статус». Но только при условии, что итог труда экзистенционально выстрадан, а не является непрерывным производством [1].

С религиозной точки зрения духовность – это присутствие Духа Божьего в человеке. Но тут возникает небольшая заминка, получается, что если человек атеист, то духовности в нём нет. Наличие духовности не зависит от принадлежности к религии, и не является прерогативой только верующего человека. Духовность – не только религиозное понятие [2].

Психологи под духовностью понимают: «индивидуальную выраженность в системе мотивов личности двух фундаментальных потребностей: познания и социальной потребности жить, действовать для других». Особенно важным моментом в этом определении является сочетание двух аспектов: когнитивный и социальный. Духовность в общественном понимании, это важнейшее свойство сознания, которая проявляется в связи с необходимостью формирования системы общественных отношений. В личностном контексте духовность можно рассматривать как комплекс важных явлений в человеческой психике, который выражает нравственное, эстетическое, интеллектуальное и т. д. и утверждает подлинно человеческое в людях. Не смотря на ряд внутренних противоречий, человек, все – таки стремиться гармонизировать свою жизнь. Это своего рода рост собственного «Я» – стремление к внутреннему спокойствию, согласию с самим собой и с собственной совестью. Духовность способна преображать человека. Только человек духовен, все остальные создания не способны конкурировать в этом [3].

Благодаря духовности человек постигает такие высокие понятия, как «добро», «красота», «истина». Во время этого постижения человек начинает мыслить творчески, а не утилитарно, происходит соотнесение своих действий с чем-то «величественным». Существует дисбаланс в знаниях об окружающем мире и о самом себе, это придаёт противоречивость формированию человека как духовного существа [4].

Современная духовная ситуация, не только в России, но и во всём мире, достаточно противоречива. С одной стороны мы живем с надеждой на лучшее, а с другой стороны – столько тревог и опасений! Отдельный человек чрезвычайно одинок. И противоречия нарастают в процессе того, как развивается наука, техника, увеличивается финансовое могущество. Альберт Эйнштейн однажды сказал: «Я боюсь, что обязательно наступит день, когда технологии превзойдут простое человеческое общение. И мир получит поколение идиотов» [5]. Духовность не может развиться через компьютер, отношения не могут строиться через социальные сети, а любовь не может зародиться при взгляде на фотографию. Человек утерял нить общения. Несмотря на лёгкую доступность любой информации, человек перестал воспринимать эту информацию, он просто её «скачивает» и иногда прочитывает. Вот и всё. Для внутреннего роста человеку не обойтись без книги. Мужчины потеряли свою мужественность, а женщины потеряли свою женственность. «Очарование девушки не в броской одежде, а в её одухотворённой женственности, в её умении сострадать и светить окружающим [6]. К великому сожалению, в школе этого не преподают, и дети не всегда принимают основы родительского воспитания как должное. Уже сейчас можно сказать, что XXI век убивает людей, прежде всего в духовном плане и потом влечет к раннему физическому прекращению существования. Поколения можно возродить, уйдёт старое, придёт новое. Но какое оно придёт и в каком количестве, если современное поколение пребывает в духовном упадке? Надо отдать должное, попытки выхода из упадка предпринимаются и предпринимает их, в первую очередь, религия.

На территории России традиционными религиями являются Православие и Ислам [7]. Религии, которые распространены на территории РФ всеми силами пытаются вывести духовную жизнь граждан из кризиса. Можно предположить, что за кризисом последует новый расцвет, ведь кризис – это своего рода толчок к чему-то новому. Вера, разум, просвещение – всегда значимый фактор духовной жизни человечества. Увлечения большими возможностями человеческого разума дали не только положительные результаты, но также и губительные. Есть и не заметные на первый взгляд последствия. Например, тотальная автоматизация в XX веке скрыла в себе опасность вытеснения из трудового процесса творческие начала. Компьютер, конечно, несёт в себе творческие начала человека, но при этом несёт и возможность контроля массового сознания. Появляются люди, которые обладают уникальными знаниями в технике, но кроме знаний в них таится и гигантский творческий потенциал. Без возможности его раскрытия он принимает достаточно уродливую форму – хакерство [8]. И так в различных областях деятельности человека.

Человек, в погоне за улучшением мира, забыл параллельно улучшать себя. И это приводит к плачевным последствиям. В особенности, когда еще речь идет о борьбе с экстремизмом и терроризмом. В борьбе с этим злом сейчас направлены практически все силы, что есть у государства. Создаются департаменты, различные общественные объединения, совершенствуется законодательство, одновременно включены в работу религиозные организации, которые призваны по своей сути урегулировать внутренние межнациональные, межрелигиозные конфликты и воспитать в молодежи более полезные и нужные качества и моральные- нравственные черты и т.п. Даже то, что мы все с Вами организовываем такие круглые столы с разной воспитательной и просветительской направленностью, уже является ярким показателем того, что мы стремимся только к лучшему и хотим достичь некого баланса, гармонии, между злом и добром, что нас окружает.

Список использованных источников
1. Гончарова Е. О., « Духовность в современном обществе». Эл.ресурс: http://sociosphera.com/publication/conference/2014/228/duhovnost_v_sovremennom_obwestve/ дата обращения- 15.02.2017г.;
2. Духовность. Хоть обпейся святой водой…Эл.ресурс: https://gremyachiy.com/dukhovnost/article_post/khot-upeysya-svyatoy-voditsy дата обращения- 14.02.2017г.;
3. Шабанова Н.С., Духовность в современном мире: аспекты рассмотрения. Эл.ресурс:
http://pravmisl.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2139 дата обращения- 14.02.2017г.;
4. Гринева Е.А., Давлетшина Л.Х., К вопросу о сущности понятий «Духовность. Нравственность. Духовно- нравственный потенциал», Электронный научный журнал: «Современные проблемы науки и образования». https://science-education.ru/pdf/2013/1/387.pdf дата обращения- 16.02.2017г.;
5. Эйнштейн А., эл.ресурс: https://ru.wikiquote.org/wiki/Альберт_Эйнштейн дата обращения- 14.02.2017г.;
6. Гончарова Е. О., « Духовность в современном обществе». Эл.ресурс: http://sociosphera.com/publication/conference/2014/228/duhovnost_v_sovremennom_obwestve/ Дата обращения- 15.02.2017г.;
7. Религия в России. эл.ресурс: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Религия_в_России дата обращения- 14.02.2017г.;
8. Лифинцева Н.И., Психологические риски и возможности технологизации образования, эл.ресурс: http://www.scientific-notes.ru/pdf/010-15.pdf- дата обращения- 14.02.2017г.;

Источник: NauchnieStati.ru


Categories: Ценность

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.